Криминалистическая характеристика преступлений террористической направленности

В статье рассматриваются вопросы раскрытия, расследования и предупреждения преступлений терро­ристической направленности. Выделены признаки преступлений террористической направленности с позиции решения криминалистических задач для установления объективной истины в уголовном судопроизводстве. Раскрыты закономерные процессы формирования и развития причинно-следственной обусловленности события преступления, определяющие эффективные методы, способы поисково-познавательной деятельности субъектов доказывания при установлении факта совершения терроризма.

Раскрытие, расследование и предупреждение преступлений террористической направленности обусловлены исследованием криминалистически значимых признаков, определяющих механизм пре­ступной деятельности условиями и обстоятельствами события преступления. Установление события преступления определяется закономерными процессами проявлений взаимодействующих объектов, предметов, явлений, субъектов, раскрывающими причинно-следственные отношения в механизме преступной деятельности.

Причинно-следственная обусловленность события преступления определяется объективно-субъективными факторами формирования и развития пространственно-временных, субъектно-объектных, субъектно-субъектных отношений, выявляющих условия и обстоятельства криминоген­ного, конфликтного характера при установлении характера преступной деятельности.

Итак, установление характера преступной деятельности требует от субъектов доказывания по­знания характерных проявлений определяющих признаков причинно-следственных отношений фор­мирования и развития условий и обстоятельств совершения, сокрытия преступления, оказания проти­водействия, которые в системе составляют информационную основу для раскрытия, расследования и предупреждения преступлений.

Информационная база раскрытия, расследования и предупреждения террористического акта определяется причинно-следственной обусловленностью формирования и развития детерминирую­щих факторов направленности на совершение преступления, выбором места и времени, орудий и приспособлений для совершения преступления, объектом и предметом преступного посягательства, раскрывающих типичные проявления условий и обстоятельств совершения террористического акта.

Детерминирующим фактором типичных проявлений условий и обстоятельств совершения тер­рористического акта является социально-психологическая природа терроризма как общественно опасного явления, имеющего международный уровень, посягающего на национальную безопасность государства, на безопасность прав и свобод граждан, на неприкосновенность личности, общества. Социально-психологические   факторы   как   источники   формирования   и   развития причинно-следственных отношений преступлений террористической направленности составляют информаци­онную основу поисково-познавательной деятельности субъектов доказывания при установлении условий и обстоятельств совершения преступлений террористического акта.

Для установления факта совершения преступлений террористической направленности необхо­димо исследование признаков, являющихся носителями информации об обстоятельствах и условиях совершения терроризма, способствующих выдвижению версии о механизме совершения преступле­ния на первоначальном этапе, которые определяют методы и способы раскрытия, расследования.

Итак, на первоначальном этапе раскрытия, расследования и предупреждения преступлений тер­рористической направленности о факте совершения терроризма свидетельствуют признаки, особен­ности совершения действий, способы действий, которые отражаются в окружающей среде опреде­ляющими свойствами выбора места и времени совершения преступлений, наступившими последст­виями и результатами, исследование которых способствует выявлению субъекта преступной дея­тельности.

Установление субъекта преступной деятельности обусловлено исследованием личности потер­певшего, объектов и предметов преступного посягательства, используемых орудий и механизмов со­вершения преступления, его сокрытия, оказания противодействия, которые раскрывают индивиду­альные особенности, доминирующие свойства его как личности, ее роль в механизме преступной деятельности.

Роль субъекта преступной деятельности, установление ролевых функций при совершении пре­ступлений террористической направленности обусловлены исследованием его индивидуально-личностных свойств, отражающихся в механизме преступной деятельности условиями и обстоятель­ствами объективно-субъективного характера на основе социально-психологических факторов.

Итак, установление факта терроризма обусловлено исследованием направленности субъекта преступной деятельности, проявляемой в механизме преступной деятельности совершаемыми дейст­виями, определением и решением задач, выбором и приспособлением условий и обстоятельств со­вершения и сокрытия преступлений, составляющих систему причинно-следственных отношений, ис­следование которых и определяют закономерные связи и взаимообусловленность устанавливаемых фактических данных в ходе доказывания.

Закономерности проявления причинно-следственных отношений в механизме преступной дея­тельности террористической направленности связаны с индивидуально-личностным вкладом субъек­та преступной деятельности, определяемым исследованием его направленности, т.е. системы доми­нирующих отношений. Именно система доминирующих отношений личности преступника проявля­ется направленностью субъекта преступной деятельности в механизме преступной деятельности, раскрывающей субъективное отношение преступника к событию преступления, выражающее по-требностно-мотивационную сферу и ценностно-нормативную структуру, которые и являются побу­дительно-регулятивными механизмами определения характера преступной деятельности.

Итак, побудительно-регулирующей основой преступной деятельности является личность пре­ступника. Н.Т. Ведерников отмечает: «В преступной деятельности субъектов... проявляются опреде­ленные группы личностных свойств. На этой основе возможна разработка типизации личности пре­ступников... что обусловливается выразившейся в совершенном преступлении направленностью лич­ности» [1; 75].

Направленность, как характеризующее свойство личности преступника, определяющее признак преступной деятельности, отражается побудительно-регулятивными механизмами, раскрывающими условия и обстоятельства события преступления, выявляя факторы способствующего, провоцирую­щего характера, проявляющие закономерные связи формирования и развития криминального собы­тия. В силу чего следует согласиться с мнением А.И. Анфиногенова, рассматривающего преступле­ние как проявление целостной личности, а преступное событие — как психолого-криминалистическую систему, включающую в себя его элементы (время, место, орудие, жертву и др.) по признаку отношения к каждому из них и их совокупности, предопределяющие сделанный преступником выбор [2; 16].

Итак, раскрытие, расследование преступлений, установление характера преступной деятельно­сти определяются исследованием личностного вклада субъекта преступной деятельности, субъектив­ным отношением к событию преступления. В связи с этим информационная основа поисково-познавательной деятельности обусловлена исследованием указанных причинно-следственных отно­шений, раскрывающих условия и обстоятельства формирования и развития события криминальной направленности террористического характера. Выявление и исследование закономерных связей при­чинно-следственной обусловленности события преступления террористической направленности свя­заны с ролью личности преступника, обусловленной социально-психологическими факторами, воз­действующими на формирование и развитие потребностно-мотивационной сферы, являющимися но­сителями криминалистической информации.

Источник криминалистической информации — объективно-субъективные факторы формирова­ния и развития системы «личность — окружающая среда», отражающиеся в механизме преступной деятельности информационной основой о субъекте, об объекте и предмете преступного посягатель­ства, о мотивационной направленности, определяющие устойчивые проявления личностной активно­сти субъекта преступной деятельности.

Итак, составляющей основой криминалистической информации является личность преступника, определяющая побудительно-регулятивные механизмы преступной деятельности террористической направленности, способы и методы совершения преступления, сокрытия преступлений и способы оказания противодействия.

Личность преступника-террориста следует отнести к насильственному типу в силу применения насильственных методов достижения цели, отражающихся в способах совершения, с использованием взрывных устройств, которые часто сопровождаются захватом заложников, организацией незаконных вооруженных формирований. Насильственные типы личности преступника характеризуются наличи­ем следующих психологических особенностей: окружающая среда воспринимается как постоянно враждебная им; склонность к самоутверждению, к пребыванию в экстремальных ситуациях, активно инициируя их; стремление к постоянной гиперкомпенсации присущего чувства неполноценности; повышенная чувствительность к малейшим личностным поражениям.

Психологическая характеристика личности террориста свидетельствует о внутренних регулято­рах действий насильственного характера, определяющих устойчивые проявления личностной актив­ности субъекта преступной деятельности террористической направленности.

Одним из побудительных механизмов совершения преступлений террористической направлен­ности является мотив самоутверждения, определяющий активность субъекта преступной деятельно­сти при совершении преступных действий. Активность субъекта преступной деятельности террори­стической направленности обусловлена агрессивным поведением, направленным на:

  • -    самоутверждение, в силу наличия потребности влиять на ситуацию, на поведение другого че­ловека, принуждая его к определенным действиям;
  • -    доминирование в преступной организации, формировании, доказывая свою идентичность пре­ступной группе;
  • -    информационный эффект, в силу привлечения внимания большого количества людей, средств массовой информации, оказания впечатления, воздействия на общество, на государство, пре­небрегая такими общечеловеческими ценностями, как жизнь, здоровье человека.

Итак, следует отметить, что преступления террористической направленности характеризуются проявлениями личностной доминанты, отражаемой характерными типами отношений субъектов пре­ступной деятельности: прямолинейно-агрессивным, независимо-доминирующим, властно-лидирующим.

Прямолинейно-агрессивный тип отношений характеризуется проявлениями непримиримости, жестокости в способах совершения, сокрытия преступлений, активностью действий, направленных на достижение цели насильственными методами, в силу криминальной потребности совершения пре­ступных действий. При совершении преступлений террористической направленности проявляется прямолинейно-агрессивный тип отношений, характеризуемый направленностью субъекта преступле­ния на совершение преступлений в силу доминирования мотива агрессии. «Мотив агрессии, характе­ризуемый целевой направленностью на агрессию, выражается в восприятии мира как враждебной среды, в признании насилия как способа действия, в нацеленности на борьбу, сражение, возмездие, в стремлении дать отпор или самому напасть, воспрепятствовать, навредить, оскорбить.» [3; 13].

Мотив агрессии является определяющей основой личностной модели субъекта преступной дея­тельности террористической направленности, выражающей дезадаптивность поведения. Дезадаптив-ность поведения субъекта преступной деятельности проявляется в механизме насильственных пре­ступлений агрессивностью, деспотизмом, самовлюбленностью, черствостью, жестокостью, негати­визмом.

Источником формирования и развития дезадаптивного поведения субъекта преступной деятель­ности террористической направленности являются внутриличностные конфликты, порождающие криминальную потребность в совершении террористических актов. Так, «психодинамическая тео­рия» З. Фрейда дает нам возможность рассматривать человеческую агрессивность как состояние внутреннего конфликта и вывести две ее основные формы — «вербальную агрессию и физическую агрессию» [4]. В «индивидуальной теории личности» А. Адлера выделяется три важных момента:

а)  одним из главных источников мотивации конфликтного поведения человека является «комплекс неполноценности личности» в виде сформировавшегося внутриличностного конфликта;

б)  выплескиваясь наружу, внутриличностный конфликт перерастает в межличностный;

в)  классификация типов личности, включая управляющий, избегающий, социально-полезный тип [5].

Итак, определяющей основой характера преступной деятельности террористической направлен­ности являются побудительные механизмы внутриличностных конфликтов, раскрывающих кон­фликтное взаимодействие субъекта с окружающей средой, выявляя систему доминирующих отноше­ний в формировании и развитии криминального события. Внутриличностные конфликты проявляют­ся при совершении террористических актов в первую очередь агрессией на уровне установки, на­правленной наносить ущерб, вред людям, а также в результате «комплекса неполноценности лично­сти», что определяет характер преступной деятельности прямолинейно-агрессивным типом отноше­ний, выявляющим личностную модель субъекта преступления.

Личностная модель субъекта преступной деятельности отражается в обстановке совершения преступления дерзостью совершения действий, носящих открытый характер, с применением оружия, взрывчатых веществ, приспособлений; фактом нападения на охраняемые объекты с проникновением в помещение, хранилище, жилище с причинением вреда здоровью потерпевшему, захватом заложни­ков, совершением преступных действий в открытой местности, в многолюдных местах. То есть лич­ностная модель субъекта преступной деятельности, проявляемая прямолинейно-агрессивным типом отношений, характеризует исполнительскую роль субъекта, совершившего террористический акт, определяя субъективные возможности как непосредственного участника террористического акта, так и степень организации преступной группы. Этот тип агрессивного поведения свидетельствует о глу­бокой личностной деформации, о сформированной у личности устойчивой установке на агрессивное поведение, постоянной готовности наносить ущерб людям и о крайне низком социальном самокон­троле личности.

Другой тип агрессивного поведения при совершении преступной деятельности террористиче­ской направленности проявляется властно-лидирующим и независимо-доминирующим характером отношений, определяя роль и значение организаторов террористических актов. Проявления личност­ных особенностей и субъективных возможностей властно-лидирующего типа отношений выражают­ся в схеме: доминантность — властность — деспотичность; независимо-доминирующего — уверен­ность в себе — самоуверенность — самовлюбленность, которые выражают систему доминирующих отношений в механизме преступной деятельности.

Таким образом, в механизме преступной деятельности террористической направленности прояв­ляется система доминирующих отношений, выражаемых прямолинейно-агрессивным, властно-лидирующим и независимо-доминирующим типами, раскрывая личностную модель субъекта пре­ступной деятельности, которая используется для выдвижения и проверки версий на первоначальном этапе раскрытия и расследования преступлений о побудительно-регулятивных факторах. Так, при властно-лидирующем и независимо-доминирующем типах отношений побудительно-регулирующей основой является мотив достижения.

Мотив достижения обусловлен целевой направленностью на лидерство, господство, на успех в обитаемой группе, активность выражается умением действовать, управлять, брать на себя ответст­венность, что порой перерастает в склонность брать на себя слишком много, загружать себя непо­сильным бременем забот. Мотив достижения выражается озабоченностью организации своей работы, боязни неуспеха, провала в работе, в высоком уровне притязаний, вере в свои силы и возможности, информируя о личностной направленности «на себя», на удовлетворение сугубо индивидуалистиче­ских интересов [3; 13].

Организация террористической преступной деятельности включает:

  • -    распространение материалов или информации, призывающих к осуществлению террористиче­ской деятельности либо обосновывающих или оправдывающих необходимость осуществления такой деятельности;
  • -    планирование, подготовку, финансирование и реализацию акта терроризма; подстрекательство к акту терроризма;
  • -    организацию незаконного военизированного формирования, преступного сообщества (пре­ступной организации), организованной группы для реализации акта терроризма, а равно уча­стие в такой структуре;
  • -    вербовку, вооружение, обучение и использование террористов; информационное или иное по­собничество в планировании, подготовке или реализации акта терроризма; пропаганду идей терроризма, которые указаны в ст. 1 Закона Республики Казахстан «О противодействии терро­ризму» от 13 июля 1999 г. (с изменениями и дополнениями по состоянию на 13.02.2012 г.).

Террористическая деятельность, ее организация обусловлены политической мотивацией, кото­рую в качестве отличительного признака терроризма выделяет профессор Б.Г. Ганчевски и раскрыва­ет условия формирования террористической организации:

1)   доступ к деньгам, оружию и взрывчатым веществам;

2)   военные знания и возможность обучения членов террористической организации;

3)   надежные укрытия, что предполагает наличие государств, которые поддерживают террори­стов на своей территории и используют их для политических и военных целей [6].

Итак, жизнеобеспечение террористической деятельности обусловлено вопросами ее организации при содействии государств, создающих условия для формирования вооруженных преступных орга­низаций денежно-материальными вложениями и материально-техническими средствами, что обеспе­чивается потоком «грязных» денег, полученных преступным путем. Характерные отличительные признаки терроризма отмечены и другими учеными, которые выделяют: социально-политическую направленность, нелегитимный характер применения насилия; конспиративный образ действий его субъектов, необходимых для обеспечения успешного формирования и существования самих террори­стических структур и их участников, а также для подготовки и осуществления конкретных террори­стических акций [7].

Мотивационная направленность организации террористической деятельности определяется по­будительной основой — мотивом достижения, направленным на осуществление следующих целей:

  • -    нарушение общественной, экономической безопасности;
  • -    устрашение населения или оказание воздействия на принятие органами власти решений и удовлетворение таким образом своих неправомерных корыстных и (или) иных интересов.
  • Так, среди мотивов совершения террористических актов, установленных в ходе проведения од­ного из исследований, определяющими явились следующие: 24 % — вызов страха в обществе, в об­щественных и государственных институтах, у населения; 24 % — получение материальных выгод, ценностей; 11 % — реализация своих идей и замыслов политического, религиозного, идеологическо­го и иного характера [8].

Достижение политических целей насилием террористической направленности является проявле­нием экстремизма, направленного на смену политического строя, руководства страны, нарушение территориальной целостности, навязывание религиозных и социальных стандартов, изменение курса государства, срыв переговоров и иных политических процессов, провоцирование конфликтов.

То есть политический экстремизм, как разновидность терроризма, обусловлен побудительно-регулятивными механизмами религиозного, национального характера. Исходя из целевой направлен­ности терроризма, потребностной основой совершения преступлений террористического характера являются религиозные убеждения на уровне фанатизма, определяющие характер преступных дейст­вий террористов-смертников. Террористы-смертники — это, как правило, малообразованные люди, подверженные психическому и религиозному влиянию, вербующиеся из малоимущих слоев населе­ния, у которых погибли родственники, нет средств к существованию, нет цели в жизни (81 %). Ис­полнителями-смертниками террористического акта бывают, как правило, женщины (65 %) [9]. Среди смертниц-шахидок в основном женщины, потерявшие мужей, детей, близких родственников, в силу чего они утратили смысл жизни и готовы к самоубийству ради мести.

Кроме того, в качестве террористов-смертников используются глубоко верующие люди, совер­шившие какое-либо преступление и приговоренные шариатскими судами к казни. Их убеждают, что смерть в ходе выполнения диверсионно-террористической акции гарантирует полное искупление ви­ны. Привлекают к совершению террористических актов путем самоликвидации людей с психически­ми отклонениями, способных выполнять распоряжение, а также людей, попавших в полную зависи­мость от полевых командиров в силу тяжелых жизненных обстоятельств, невыполнимых долговых обязательств.

Террористы-смертники используются в качестве орудия совершения террористических актов, «удобного» для применения в местах скопления большого количества людей, приводящего к много­численным жертвам. Их также удобно использовать для сокрытия организаторов совершения терро­ристических актов, облегчается и организация исполнения взрыва для достижения преступной цели террористической направленности.

Для исполнения преступных действий террористы-смертники используют взрывные устройства, приспособления, имеющие большую разрушительную силу, То есть способом совершения террориста­ми-смертниками преступлений террористической направленности является применение взрыва в об­щественных местах, в местах дислокации воинских частей, силовых ведомств. Использование терро­ристов-смертников, подготовленных организаторами для террористического акта, следует рассмат­ривать в качестве способа совершения преступлений и способа сокрытия преступной организации, организовавшей конкретный террористический акт.

Осуществление преступной деятельности террористической направленности проводится пре­ступными организациями путем привлечения обученных людей, которые прошли специальную под­готовку в различных лагерях подготовки террористов, ради обогащения идущих на совершение тер­рористических актов путем совершения взрывов, поджогов или иных действий, создающих опас­ность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий.

Другую категорию террористов составляют лица, окончившие средние и высшие учебные заве­дения, однако их участие продиктовано религиозными убеждениями (15%) (сторонники Джихада — священной войны) [9]. В этой следственной ситуации при организации террористических актов уде­ляется больше внимания сокрытию исполнителей со стороны организаторов, если использование террористов-смертников направлено на совершение террористических актов путем применения взрыва.

Указанные побудительно-регулятивные механизмы преступлений террористической направлен­ности свидетельствуют о признаках преступной группы. Степень организованности групп обуслов­лена наличием психологической и функциональной структур, исследование которых информирует о ролевых функциях соучастников в совершении преступных действий террористического характера.

Преступная группа террористической направленности отражается следообразованием в обста­новке совершения преступлений наступившими последствиями разрушительного характера (как ма­териального, так и человеческого), следами применения взрывных устройств, информирующих о причинно-следственных отношениях события преступления: об отношении террориста к потерпев­шим, причиненному ущербу, о наличии и форме вины, мотиве преступления, о способе совершения преступления.

Совершение террористического акта путем применения взрывного устройства свидетельствует о наличии организации. Для приведения в действие устройства требуется совершение действий, на­правленных на выбор места закладки взрывного механизма, нужно учитывать временной отрезок для осуществления взрыва в нужный момент. Это свидетельствует о дистанционном управлении, для которого необходим четкий расчет условий и обстоятельств объективного-субъективного харак­тера. Условия осуществления взрыва, особенно с применением дистанционного управления, свиде­тельствуют о профессиональных качествах исполнителя, о его знаниях, навыках, умениях, что дает возможность субъектам доказывания выдвигать версии о субъекте преступной деятельности — ис­полнителе-взрывнике.

Кроме того, применение взрывного устройства, остатки его компонентов — взрывчатые вещест­ва, средства взрывания — информируют о месте, способе изготовления устройства, что также создает условия для собирания и исследования доказательств, особенно на первоначальном этапе раскрытия, расследования преступлений террористической направленности, помогая определить характер орга­низованной преступной группы, преступной организации.

В механизме следообразования информационной основой отображаются следы взаимодействия материальных объектов, материального объекта и субъекта, субъектов, которые в системе вносят изме­нения в материальную обстановку и отражаются последствиями преступления. Верно отмечено, что:

  • -    отображение может содержать информацию об определенных особенностях как отображаемо­го объекта, так и механизма взаимодействия [10, 63];

  • -    взаимодействие рассматривается, во-первых, как процесс обмена объектов следами, измене­ниями, структурами и, во-вторых, как собственно результат взаимодействия: изменения в структурах, присущих следам, отпечаткам [11, 5].

Итак, информационная база раскрытия, расследования и предупреждения преступлений терро­ристической направленности раскрывается криминалистически значимыми признаками, определяю­щими причинно-следственную обусловленность события преступления, обстоятельства, подлежащие доказыванию. Причинно-следственная обусловленность преступлений террористической направлен­ности, помимо использования взрывных устройств, сопровождается захватом заложников, публич­ными призывами к осуществлению террористической деятельности, организацией незаконных воору­женных формирований, характеризуется посягательством на общественную, национальную безопас­ность государств.

 

Список литературы

1      Ведерников Н.Т. Личность обвиняемого и подсудимого. — Томск: Изд-во Томского ун-та, 1978. — 174 с.

2      Анфиногенов А.И. Психологический портрет преступника, его разработка в процессе расследования преступлений: Дис. ... канд. психол. наук. — М.: АУ МВД России, 1997. — 145 c.

3      Сембекова Б.Р. Криминалистическое исследование обстоятельств преступления, характеризующих субъективную направленность: Дис. ... канд. юрид. наук. — Караганда, 2007. — 25 с.

4      Фрейд З. Введение в психоанализ. — М.: Наука, 1989. — 455 с.

5      Адлер А. Индивидуальная психология // История зарубежной психологии: Тексты. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1986. — 342 с.

6      Ганчевски Б.Г. Терроризм: психологический анализ. — София: Изд-во Академии МВР, 2010. — 286 с.

7      Карпец И.И. США: новый этап борьбы с терроризмом // Зарубежное военное обозрение. — 1997. — № 12. — С. 52.

8      superinf.ru img.superinf.ru/view_helpstud.php?id=839

9      Криминалистическая характеристика терроризма / superinf.rusuperinf.ru/view_helpstud.php?id=1701

10   Полевой Н.С. Криминалистическая кибернетика. — М.: Изд-во МГУ, 1989. — 328 с.

11   Козлов А.А. Методологические основы судебно-следственного познания. Совершенствование расследования престу­плений. — Иркутск, Изд-во Иркутского ун-та, 1980. — 140 с. 

Фамилия автора: Б.Р.Сембекова
Год: 2013
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика