Управление персоналом в условиях инновационного развития в Казахстане

Интеграция Казахстана в мировую экономику и развитие межгосударственных связей в СНГ по­вышают уровень конкурентоспособности страны, а движение по этому пути вызывает необходимость эффективного экономического развития и определения стратегических приоритетов, отражающих страновые особенности и специфику экономики [1].

Программа ФИИР РК до 2020 г. и Стратегия - 2030 в долгосрочном плане ориентированы на пе­реход экономики от экспортно-сырьевого к инновационному типу развития. Ставятся задачи дости­жения мировых стандартов финансирования науки, образования и здравоохранения как условия фор­сированного формирования интеллектуального, человеческого капитала. Для этого необходимы ра­дикально и творчески мыслящие кадры управленцев, научной интеллигенции, менеджеров. На этапе выхода из депрессии и перехода к новому технологическому укладу обретают особую значимость рациональное использование финансовых ресурсов, эффективное финансовое обеспечение важных задач, востребованных специальными программами и бизнес-планами Стратегии - 2020.

Уровень инновационной активности предприятий в Казахстане в 2006–2012 гг.,

1. Природные ресурсы, безусловно, послужили для Казахстана стартовой площадкой для эконо­мического роста. Но объективно назрела необходимость структурных изменений в экономике стра­ны, которые позволили бы реализовать выигрыши от обладания природными богатствами путем раз­вития собственных высокотехнологичных отраслей производства, сокращения импорта потребитель­ских товаров, в первую очередь продукции сельского хозяйства и пищевой промышленности.

2. В 2012 г. на сырьевые отрасли в Казахстане приходилось более 60 % объемов производства и более 80 % национального экспорта. Удельный вес инновационной продукции в общем объеме про­изводства не превышал 1,0 %, что уступает аналогичным показателям европейских стран (в 25 раз). Доля инновационно-активных предприятий не превышает 5,6 %, что ниже в 9-10 раз, чем в ведущих европейских странах (рис. 1).

3. На начало 2012 г. в обрабатывающей промышленности Казахстана ввиду изношенности обо­рудования и неконкурентноспособности выпускаемой продукции загрузка мощностей едва достигала 55 %. Как следствие, была низкой производительность труда. Изношенность основных фондов в среднем по отраслям составила 43 %, и примерно 33 % несырьевых компаний оказались неспособными участвовать в программах форсированной индустриализации.

По материалам обследования аналитического центра АО «Национальный инновационный центр», проведенного в 2010 г., по причине низкого технического состояния и нехватки собственных средств 24 % несырьевых компаний оказались неготовыми к реализации сложных проектов и не мо­гут участвовать в технологической модернизации экономики [2].

Состояние промышленной базы в Казахстане таково, что за исключением сырьевых отраслей остальные блоки индустриального комплекса выглядят устаревшим, архаичным производством, а ряд важных звеньев машиностроения, целые отрасли легкой и пищевой промышленности оказались во­обще утерянными. Потому невозможно стартовать к инновациям с немодернизированным, устарев­шим, архаичным производством. Модернизация должна предшествовать инновациям. Модернизация должна явиться всеобщей исходной базой одновременного решения задач постиндустриальной и ин­новационной экономики.

4. Вызывает сомнения научная обоснованность основных базовых показателей Программы (табл. 1), за каждым из которых должны быть серьезные научные расчеты и выкладки, которые в со­вокупности должны свидетельствовать о научно достоверной работе по обоснованию программы ин­дустриально-инновационного развития республики. В соответствии с заданиями Программы индуст­риально-инновационного развития вектор развития экономики Казахстана должен смещаться в на­правлении последовательного и сбалансированного роста не только добывающего, но и перерабаты­вающего, инновационно-технологического и социального секторов.

Ставятся такие цели, как постепенный отход от доминирования экспорта необработанного сырья в сторону производств и сфер с высокой добавленной стоимостью, снижение зависимости страны от им­порта технологий и товаров, производство которых вполне можно осуществлять собственными силами, в первую очередь продукции нефтепереработки и нефтехимии, металлургии, а также продовольствия.

Достижимость показателей Государственной программы по форсированному индустриально- инновационному развитию Республики Казахстан

Достижимость показателей Государственной программы по форсированному индустриально- инновационному развитию Республики Казахстан

5. Реализация на первом этапе Программы форсированного индустриально-инновационного раз­вития наглядно свидетельствует об ориентации на критерий конкурентоспособности традиционных секторов экономики — нефти, газа, урана, горнорудных и редкоземельных металлов, сельского хо­зяйства и зерновых. Соответственно на их базе вперед выдвигаются нефтеперерабатывающая, нефте­химическая промышленность, металлургия всех переделов, высокие переделы в атомной индустрии и обработка пищевой продукции. В них, в первую очередь, должны проявиться конкурентные преиму­щества республики при трансферте самых новых технологий.

Предпочтение и упор на нефтегазовый сектор, на наш взгляд, не вполне оправданны. Во-первых, технико-технологический уровень добычи, преобладающий в отрасли, достаточно традиционен, с ориентацией на отработанную мировую практику по странам Ближнего и Среднего Востока, Север­ной Африки и Латинской Америки. Здесь вряд ли возможно рассчитывать на радикальную инновационность (за исключением возможных технологических новшеств при извлечении и очистке сверхсер­нистых нефтей из-под солевых куполов). Во-вторых, достаточно спорно рассчитывать на строитель­ство перерабатывающих горно-химических комбинатов нефтегазового комплекса, которые управля­ются зарубежными собственниками, филиалами ТНК ряда стран. Последние при случае активно объ­единяются по интересам и противостоят Казахстану, который в положении миноритарного акционера не имеет решающего голоса в решении принципиальных вопросов. АО «КазМунайГаз» не играет значительной роли в этой сфере, производя примерно 16 % нефти по республике. В-третьих, в соз­давшейся ситуации ни один из собственников в сырьевом комплексе не собирается менять ориента­цию своих компаний, а намечаемые к строительству ГКХ еще на стадии решения. Сроки возведения таких объектов при благоприятном стечении условий и факторов обычно, как минимум, растягива­ются на 5-7 лет, и то вряд ли, хотя и важный объект стоимостью 3-5 млрд долл. создаст прецедент в переориентации на инновационность целой отрасли (нефтегазовой), планы республики по которой в ближайшие десять лет нацелены в основном на ее экстенсивное расширение и извлечение нефте­долларов по проторенному варианту. Кстати, по всем проектам Госпрограммы форсированного ин­дустриально-инновационного развития на общую сумму более 43 млрд долл. 13 млрд долл. прихо­дится на нефтегазовую промышленность, более 10 млрд — на транспорт и коммуникации, около 8 млрд — на горно-металлургическую отрасль, 4 млрд — на энергетику и почти 2 млрд — на химиче­скую промышленность [3].

Даже Фонд национального благосостояния «Самрук-Казына» делает в основном ставку на неф­тегазовую отрасль. А по другим отраслям и сферам, таким как металлургия, сельское хозяйство, ура­новое производство, находящимся в собственности других компаний, радикальная переориентация на обрабатывающие производства и завершение технологических циклов не предусматриваются. По за­явлению руководства ФНБ «Самрук-Казына», «... в тех секторах экономики, где нет подготовленной рабочей силы, нет инженерных кадров, да и от рынков находимся далеко, то о каком конкурентном преимуществе можно говорить. наши национальные компании не могут конкурировать с глобаль­ными компаниями. Именно сырьевой сектор может дать спрос на инновации. Инновации, которые Казахстан может дать, предложить, должны родиться прежде всего в нефтегазовом секторе — новые буровые, трубы, запасные части, перекачивающие станции. Законодателями мод в нефтехимиче­ской промышленности являются страны, в которых развиты добыча и производство, либо крупней­шие потребители» [4; 42].

Позиция, когда инновации могут рождаться в собственно нефтедобыче, — такая постановка во­проса проблематична. Индустриальный прогресс на инновационных началах, вернее, на технологиях, ориентированных на инновации, даже в пределах намеченных приоритетов, нужно создавать, форми­ровать поэтапно, эволюционно. Притом, как свидетельствует мировая практика, на сырьевую пери­ферию филиалы ТНК не будут завозить и развивать наисовременнейшую технологию, оборудование, запчасти, так как это затратно. Да и завозить ноу-хау в страны третьего мира не позволяет законода­тельство по hi-teck каждой из развитых стран. К тому же к индустриализации на инновационной ос­нове в традиционных отраслях специализации республики зарубежные инвесторы не проявят интере­са. Они будут стремиться к экстенсивному производству и вывозу продукта.

В Программе ФИИР РК должны быть заинтересованы, прежде всего, национальная буржуазия и внутренние инвесторы, которые на государственно-частных началах должны решать стратегически важные задачи. В этой связи вызывает сомнение и тревогу состоятельность некоторых региональных программ форсированной индустриализации. Качество проектов по регионам в целом ряде случаев, соответствуя понятию «форсированный», не отвечает критерию «инновационный» — принципиально технологически новый (рис. 2).

Структура инновационной продукции в 2006–2012 гг.,     2

При обсуждении программ в Мажилисе Парламента РК выяснилось, что в Карту индустриализа­ции ряда областей включены проекты, которые раньше входили в региональные программы развития малого и среднего бизнеса, сельского хозяйства. Под предлогом «инновации» создаются новые рабо­чие места и выделяются бюджетные средства, создаются преференции, в т.ч. налоговые, дело дохо­дит до софинансирования их со стороны государства.

6. Казахстан пока остается сырьевым анклавом — 50 % экспортных доходов обеспечивается за счет продажи сырой нефти. Несмотря на принятие Казахстаном известных программ ускоренной индустриализации — Стратегий - 2020, ряд топ-менеджеров, ответственных за реализацию ради­кальных мер по преодолению научно-технического отставания, все еще ориентируются на прежние, докризисные модели экономического роста.

Руководство ФНБ «Самрук-Казына», когда речь идет о специализации республики в междуна­родном разделении труда, говорит, что в перспективе Казахстан (на период 2020-2030 гг.) должен быть ориентирован на доступ на российский и китайский рынки. По экспорту сырьевых ресурсов ре­комендуется идти в Китай, строить туда железнодорожные и автомобильные дороги, трубопроводы и газопроводы. Если этот тренд представить как одну из задач модернизации, тогда Казахстан предста­ет чистым поставщиком сырья, так как в Западном Китае уже имеются (или завершается строитель­ство) крупные нефте- и газоперерабатывающие заводы, химические концерны. То есть конкуренция с Китаем подменяется поставками необработанного сырья.

Что касается России, то она предположительно может быть ареной конкуренции для бизнеса в сфере обрабатывающей промышленности — пищевой и зерновой индустрии. Но в пищевой индуст­рии республики сейчас нет сколько-нибудь крупных производителей с выходом на российский ры­нок. А что касается экспорта мяса, то намерения пока остаются на уровне бизнес-проектов, без серь­езных материальных предпосылок. Сверхзадачу модернизации, которая обосновывается в программе форсированной индустриализации, вряд ли возможно решить, если ограничиться положением быть сервисными по отношению к России и Китаю, как это изложено выше [5].

 7. Инновационная экономика, экономика знаний, строится, прежде всего, на базе достижений собственной науки, реализации ее результатов в виде открытий и изобретений, которые научной практикой заложены в основу промышленности и нацелены на выпуск востребованной продукции. Но в Казахстане на сегодня единственно возможный путь модернизации — импорт технологий из-за рубежа. Процесс использования зарубежной технологии и продукции зашел слишком далеко. Так, модернизация и строительство новых объектов индустрии и инфраструктуры всецело базируются на зарубежной технологии. За неимением собственных научных идей и внедряемых разработок, систем­ное заимствование целых объектов и технологических линий в республике возведено в ранг офици­ально принятой и не вызывающей особых забот технической политики.

8. Из-за отсутствия соответствующих заделов научно-технического и инновационного прогресса при решении задач индустриализации отраслей и сфер экономики, которые подверглись деградации и деиндустриализации в переходной период, нужно использовать трансферт технологий. При этом сле­дует помнить, что трансферт технологий не выведет страну на путь инновационного развития, так как эффективность современной экономики и ее конкурентоспособность, как показывает мировой опыт, зависят, в первую очередь, от ее способности генерировать и рационально использовать науч­ные знания, создавать высокий уровень инновационный среды — науки, новых технологий, с выхо­дом на выпуск инновационной продукции. Тенденция подтверждается быстрым ростом вклада инно­ваций в прирост ВВП развитых стран. Так, в США он увеличился с 31 % в 1980 г. до 35,6 % в 2007 г.; в Японии, соответственно, — с 30,6 до 42,5 %; в ЕС — с 45,5 до 50 %. Использование достижений науки и техники стало ведущим фактором, обеспечивающим 80-85 % прироста производительности труда в развитых странах и ведет к радикальным преобразованиям в экономике многих государств и целых континентов. НТП, создавая основу устойчивого развития, становится ключевым фактором роста ВВП развитых государств, а его уровень определяет границы между передовыми и догоняю­щими странами. США — крупнейший инновационный центр, генерирующий и аккумулирующий его результаты. Япония с 1940 г. до середины 80-х годов упор делала в основном на усовершенствование изобретений, заимствуемых у других стран (в основном у США и ЕС). Эти страны, особенно США, обеспечивали доступ к своей научно-технической информации. Теперь Япония сама достигла высо­кого уровня генерации научно-технических знаний и новейшей технологии [6; 79].

То есть трансферт технологий можно использовать лишь как кратковременный инструмент на начальном этапе инновационно-индустриального развития Казахстана.

Таким образом, индустриально-инновационное развитие страны подразумевает высокие качест­венные параметры работников — чем выше профессиональные качества специалиста, тем больше вероятность успешного освоения им сложных технологий и технического оборудования. 

Однако в процессе начавшейся модернизации, обновления основного капитала ряд отраслей, та­ких как машиностроение, металлообработка и т.п., столкнулись с острой нехваткой высококвалифи­цированных специалистов, которых национальный рынок труда пока еще представить не может. И потому действующие в Казахстане иностранные нефтяные компании, открывая новые производства западного типа, с соответствующими технологиями, из-за отсутствия кадров широко практикуют привлечение своих специалистов. 

 

Список литературы

  1. Каренов Р.С. Экономика Казахстана по пути рыночной трансформации. — Т. 2. — Караганда: Профобразование,2004. — 251 c.
  2. Данные Агентства Республики Казахстан по статистике за 2006-2012 гг.
  3. Коржов А.И. Денежно-кредитные механизмы привлечения долгосрочных инвестиций в экономику Казахстана. — М.: Проспект, 2006. — 284 c.
  4. Айтекенов К. Приоритеты индустриально-инновационного развития Казахстана и роль государственных институтов развития // Экономист. — 2012. — № 6. — C. 42-46.
  5. Назарбаев Н.А. Казахстан на пороге нового рывка вперед в своем развитии. Послание Президента Республики Ка­захстан народу Казахстана. — Астана: Ел орда, 2012. — 148 c.
  6. Кембаев Б.А., Смирнова Н. Г., Садвакасова С. К., Омаргазина С.Т. Информационный мониторинг инновационной деятельности в научно-технической сфере Республики Казахстан // Инновации в СНГ. — 2012. — № 3. — C.78-81.

References

  1. Karenov R.S. Kazakhstan's economy on the path of market transformation, vol. 2, Karaganda: vocational education, 2004,251 p.
  2. Agency of the Republic of Kazakhstan of statistics for 2006-2012.
  3. Korzhov A.I. The monetary mechanisms for attracting long-term investments into the economy of Kazakhstan, Moscow:Prospect, 2006, 284 p.
  4. Ajtekenov K. Economist, 2012, 6, p. 42-46.
  5. Nazarbaev N.A. Kazakhstan on the eve of a new leap forward in its development. Message from the President of the Republic of Kazakhstan to the people of Kazakhstan, Astana, 2012, Horde Ate, 148 p.
  6. Kembaev B.A., Smirnova N.G., Sadvakasova S.K., Omargazina S.T. Innovations in CIS, 2012, 3, p. 78-81.

 

Фамилия автора: А.Т.Омарова, M.Ф.Грело
Год: 2014
Город: Караганда
Категория: Экономика
Яндекс.Метрика