Сопоставительный анализ экономического развития Казахстана и Украины как двух ключевых стран СНГ

После 2008 г. краеугольным камнем не только внутренней, но, до определенной меры, и внеш­ней политики многих стран-участниц СНГ является модернизация практически всех отраслей жизни общества. Вместе с тем научная общественность могла наблюдать и другую устойчивую тенденцию во внешней политике — это тенденция к интеграции некоторых государств-участников СНГ [1; 97­104].

Не случайно авторы данной статьи обратили внимание на описанные выше тенденции, потому что модернизация России будет идти нога в ногу с интеграцией, об этом говорят не только первые лица России [2], Казахстана и Беларуси и другие, но и свидетельствует исторический опыт великих преображений. В данном контексте интересно сравнение двух других ключевых стран СНГ (не счи­тая России), у которых есть много схожих характеристик. Например, политический аспект развития Казахстана и Украины имеет достаточно общих черт. Особенно представляется интересной экономи­ческая составляющая развития этих стран, анализ которой и является целью данной статьи.

Казахстан и Украина являются вторым и третьим, соответственно, государством по величине экономик на пространстве СНГ, не имеют общих границ, но у них есть ряд общих характеристик. Эти государства — важные торговые партнеры России и имеют несколько схожих характеристик. Напри­мер, и Украина, и Казахстан находятся на цивилизационных границах. Так, Казахстан имеет двух сильных партнеров — Россию и Китай, а Украина находится между Европейским союзом и Россией. Беря во внимание важность интеграционных процессов не только для роста благополучия граждан, но и для успешности модернизации, мы имеем возможность наблюдать два противоположных явле­ния. С одной стороны, Казахстан, который начиная с 90-х годов, когда всерьез об интеграции в СНГ никто и не думал, является одним из главных инициаторов интеграционных процессов на просторах СНГ, с другой — Украина, которая длительное время является одним из главных тормозов интегра­ционных процессов в СНГ.

Целью данной статьи является анализ экономик Украины и Казахстана с точки зрения анализа макроэкономических показателей, чтобы выявить их общие черты и отличия развития в контексте того, что эти государства выбрали различные стратегии относительно интеграционных процессов.

С начала 90-х годов данные Казахстана и Украины по ряду объективных причин показывали схожие параметры экономического развития, например, ВВП на душу населения или географическая структура иностранной торговли. Степень развития данных регионов до 90-х годов можно сравнить по основным производственным фондам. Так, Украина в 3 раза опережала Казахстан по этому пока­зателю (304 и 103 млрд руб. соответственно), являясь на тот момент много более развитой частью Союза. В соответствии с этим и ВВП в абсолютном выражении уже независимой Украины в 90-х годах был во много раз больше, чем ВВП Казахстана.

В общем и целом можно утверждать, что на момент развала СССР Украина имела более высокий уровень развития промышленности [3], инфраструктуры, а также обладала развитым сель­скохозяйственным комплексом. Наоборот, Казахстан был в меньшей степени развит и только обладал большим потенциалом в области добычи полезных ископаемых [4].

Экономика анализируемых стран от 90-х годов и до настоящего времени является переходной в сторону рыночной, со схожим набором стартовых характеристик. Если смотреть на макроэкономиче­ский показатель ВВП на душу населения, то можно заметить, что до 1994 г. Казахстан значительно не уступал Украине по этому показателю.

В 1994 г. эти страны сравнялись по показателю ВВП на душу населения (731 долл. США Казах­стан и 711 долл. — Украина). В абсолютном же выражении экономика Казахстана была в три раза меньше украинской.

При помощи данных по ВВП на душу населения мы имеем возможность выявить тенденцию бо­лее динамичного развития Казахстана по сравнению с Украиной. В 1994 г. Казахстан обогнал Украи­ну по ВВП на душу населения, а к 2011 г. по данному показателю превысил данные по Украине в 3 раза, что позволило догнать и по абсолютной величине ВВП (по официальному курсу).

В абсолютном выражении ВВП Казахстана сравнялся и обогнал ВВП Украины. В 2010 г. Казах­стан обогнал Украину по общему объему произведенного ВВП, достигнув 148 млрд долл. США, то­гда как тот же показатель по Украине составлял 137,9 млрд долл. США [5]. На основе этих данных также видно, что влияние кризиса 2008 г. на Украину было более масштабным, восстановление же после кризиса — менее динамичным по сравнению с Казахстаном.

Структура экономики Украины в некоторой степени напоминает структуру экономики Казах­стана, с преобладанием металлов, изделий из металла, сырья и топлива, т.е. продуктов с низкой до­бавленной стоимостью, которые вместе образуют около 60 % всего украинского экспорта. В структу­ре экспорта Украины преобладают отрасли, которые развивались в странах с развитой экономикой в ходе промышленной революции 1880-1930 гг.; например, металлургическая, угольная, химическая промышленность, тяжелая индустрия. Такая макроэкономическая структура чрезвычайно уязвима, о чем говорит 60 %-ное сокращение экспорта металлургической продукции и 80 %-ное падение экс­порта химической промышленности в 2008-2009 гг. Во время кризиса в 2009 г. произошло значи­тельное падение ВВП (15 %). Аналогичная структура сложилась и в Казахстане, в структуре экспорта которого преобладают минеральные продукты, недрагоценные металлы [3; 236]. Уязвимость Казах­стана к внешним потрясениям хорошо заметна на экспорте минеральных продуктов — в кризисный 2009 г. было зарегистрировано почти 40 %-ное снижение экспорта. Экспорт же недрагоценных ме­таллов был снижен почти на 50 %.

Развитие сельского хозяйства Украины указывает на один интересный политико-экономический парадокс, который заключается в том, что высокопроизводительная сельскохозяйственная отрасль была одной из основ инициирования независимости. Рекордные урожаи и высокий уровень сельско­хозяйственной продукции в конце 80-х и начале 90-х годов внушали оптимизм. В первые годы неза­висимости Украины начал наблюдаться относительный застой в сельском хозяйстве. Урожай в 1990 г. составлял 51 млн тонн пшеницы, в 1991 г. — 38 млн тонн [6], а в конце 90-х годов — только около 24 млн тонн — двукратное снижение. И это происходило несмотря на то, что площадь сельскохозяй­ственных земель оставалась почти такой же (14 млн га в 1990 г. против 13,1 млн га в 1999 г.).

Казахстан был одной из житниц бывшего Советского Союза, а скотоводство, в свою очередь, имеет более давние корни в стране. В области сельскохозяйственного производства в республике растениеводство преобладает над скотоводством — с 1999 по 2009 гг. доля продукции растение­водства составляет 55-60 % от общего сельскохозяйственного производства [3], в 2009 г. — 57 %. Общий же объем сельскохозяйственного производства составил 11,1 млрд долл. США, из которых 6,4 млрд пришелся на растениеводство.

Очень важным сектором экономики Украины является металлургия. В производстве железа и стали Украина производила 7,4 % мировой продукции (2007) [7], одновременно была третьим по ве­личине экспортером металлургического производства. Легкая промышленность была развита в нача­ле 90-х годов, но в этом секторе наблюдалось значительное снижение, в основном в связи с неспо­собностью конкурировать с дешевым импортом. Так, производство обуви уменьшилось в 10 раз, ткани — в 13 [4].

Экономика Украины является одной из самых энергозатратных в мире. На производство едини­цы ВВП потребляется в два-три раза больше энергии, чем в странах ЕС, Украина входит в число крупнейших потребителей электроэнергии в Европе.

Для стран Европейского союза Украина имеет стратегическое значение — через ее территорию импортируется в ЕС 80 % газа из России. Большая часть нефти, импортируемой в Чехию, Словакию и Венгрию, также проходит через Украину.

Казахстан занимает шестое место в мире по запасам полезных ископаемых. Из 110 элементов таблицы Менделеева в Казахстане находится 99, 70 из них разведаны, 60 добываются [3].

По самым оптимистичным оценкам, Казахстан находится на 15-м месте в мире по объемам про­мышленных запасов нефти и газа. Согласно последним исследованиям, запасы нефти составляют 2,9 млн тонн (21 млн баррелей), запасы газа — 18 млрд кубических метров. Предварительная оценка до­ли Казахстана по запасам нефти в Каспийском море — 13 млн тонн, или 100 млн баррелей.

Казахстан зависит от российской транспортной инфраструктуры при осуществлении экспорта нефти и газа. Существуют два действующих экспортных нефтепровода: Атырау — Самара, который связывает Казахстан с российской экспортной сетью, и Тенгиз — Новороссийск, соединяющий Тенгиз с российским портом на Черном море.

Объем экспорта нефти увеличился после того, как был запущен нефтепровод Баку — Тбилиси — Джейхан (1730 нефтепроводов, объем 50 млн тонн). Дальнейшее увеличение экспорта ожидается также после завершения строительства трубопровода Атасу — Алашанькоу (Казахстан — Китай), который будет иметь ежедневную пропускную способность 20 млн тонн.

Для адекватного сравнения двух таких гетерогенных субъектов, как Украина и Казахстан необ­ходимо не только применять макроэкономические индикаторы, приведенные к общему знаменателю через пересчет на душу населения, но и, по возможности, очистить их от влияния такой важной для Казахстана компоненты, как природные ресурсы. Природные ресурсы, хотя и объективно присутст­вуют, искажают экономическую картину, не позволяя оценить ее с точки зрения эффективности той или иной модели управления. Возможно, что преимущество РК, которое так отчетливо видно при сравнении данных по ВВП на душу населения, утратится... Возможно, если убрать влияние природ­ной ренты, окажется, что Казахстан — сырьевая страна.

природная рента

где NR — природная рента в % от ВВП; GDPPCt — данные по ВВП на душу населения; QPCt—ВВП на душу населения, за вычетом природной ренты; t — временной интервал.

При помощи данных о природной ренте Всемирного банка (Natural resource rent), которую мы вычли из показателей по ВВП на душу населения этих двух стран, сделаны более адекватные выводы для сравнения результатов экономического развития. Полученные данные показали, что влияние природной ренты на экономику Казахстана было и остается намного выше (последнее десятилетие колебалось от 30 до 40 % ВВП), нежели на экономику Украины (около 5 % ВВП). Вместе с тем мож­но констатировать, что даже после вычитания природной ренты из данных по ВВП Казахстан показал более динамичное развитие, достигнув в 2010 г. в два раза большего показателя по ВВП на душу на­селения, нежели Украина, хотя еще в 1992 г. у Украины были лучшие показатели.

На основе изложенных выше факторов можно утверждать, что в длительной перспективе и Ук­раине, и Казахстану будут необходимы реструктуризация и модернизация экономики. Тем не менее эти и другие проблемы (такие, как катастрофическая экологическая ситуация в некоторых областях или нуждающаяся в развитии инфраструктура) будут оставаться препятствием для стабильного эко­номического развития стран.

В заключение можно констатировать, что Украина и Казахстан, имея в распоряжении в некото­рой мере схожие внешние и внутренние параметры, по-разному распорядились своим потенциалом. Если в случае с Украиной промышленные, аграрные и научно-технические возможности в начале 90-х годов были намного выше возможностей Казахстана и уровень ВВП на душу населения был в не­сколько раз выше, то сейчас ситуация кардинально изменилась. Казахстан распорядился своими воз­можностями более успешно, о чем нам говорят и данные по ВВП, судя по которым Казахстан, имея меньше населения, сравнялся по абсолютным данным по ВВП с Украиной. Украина, наоборот, не смогла реализовать многие из своих возможностей в области сельского хозяйства и промышленно­сти. Казахстан, в свою очередь, смог воспользоваться своим потенциалом, что и доказывают данные по ВВП, даже без учета влияния природной ренты.

 

 Список литературы

  1. Ранета Л., Кожабаева А. Казахстан и Украина: политические системы в контексте макроэкономической ситуации // Международная экономика и международные отношения. — 2013. — № 3. — С. 97-104.
  2. Путин В. Pladoyer fur Wirtschaftsgemeinschaft von Lissabon bis Wladiwostok. — Sueddeutshe, 2010. sueddeutsche.de/wirtshaft/putin-plaedoyer-fuer-wirtschaftsgemeinschaft-von-lissabon_bis-wladiwostok-1.1027908
  3. Агентство по статистике Республики Казахстан в 2010 году: Стат. ежегодник. — Астана, 2011.stat.gov.kz
  4. УКРСТАТ. Данные по средней месячной заработной плате. — Укрстат, 2011 //ukrstat.gov.ua/operativ/operativ2011/gdn/reg_zp_m/reg_zpm11_u.htm
  5. МВФ. World Economic Qutlook Database. — Международный валютный фонд, 2011. imf.org/external/ns/cs.aspx?id=28
  6. Мельничук В. Украина между олигархией и люмпеном. — Росбалт, 2011. 911rosbalt.ru/ukraina/2011/09/20/891890.html
  7. УКРСТАТ. Стат. ежегодник Украины 2009 года. — УКРСТАТ. Киев, 2010. ukrstat.gov.ua/operativ/operativ2011/gdn/reg_zp_m/reg_zpm1l_u.htm 
Фамилия автора: Л.Ф.Ранета, А.Р.Кожабаева
Год: 2014
Город: Караганда
Категория: Экономика
Яндекс.Метрика