Методологические особенности исследования экономической интеграции в условиях глобализации

В эволюции становления интеграционных процессов в Евразийском пространстве, несмотря на множество принятых стратегий, большинство из которых оставались нереализованными, большие трудности составляло создание единого центра, ответственного за реализацию политики и координацию действий правительства в этой области. Законодательные акты носили иногда фраг­ментарный характер, меры господдержки приоритетных отраслей и предприятий не отвечали не только базовым принципам системности, но иногда и национальным интересам, соответственно, не подкреплялись реальными возможностями правительства. Приоритетов становится все больше, су­щество которых из периода в период значительно меняется, заметно ощущается наличие здравого смысла, что усиливает формирование их по субъективным признакам.

Между тем, говоря о Евразийском союзе на евразийском медиафоруме, Президент страны Н. Назарбаев отметил, что «речь идет о чисто экономической интеграции» [1]. Это означает, что вы­ход на траекторию устойчивого долгосрочного экономического роста требует разработки и импле-ментации эффективной интеграционной политики, вопреки преобладанию политической конъюнкту­ры, исключающей отраслевое лоббирование и неэффективное использование ограниченных государ­ственных ресурсов. Достижение желаемого результата — ликвидации структурных дисбалансов в экономике страны и всего пространства — ставит как никогда остро проблемы выбора приоритетов, критерии их выбора и создает необходимость разработки рекомендаций по совершенствованию ме­тодов.

Это означает, что для оптимального вхождения в мировую экономику и международный рынок мало одних намерений, нужны знания и понимание объективных тенденций их развития. Только в таком случае можно разрабатывать стратегию внешних связей, межгосударственные договоры и строить внешнеэкономические отношения. В этой связи важными становятся «вопросы методологи­ческих подходов для определения эффективности внешнеэкономической ориентации страны. Это особенно остро ощущается в странах постсоциалистического пространства, поскольку для принятия эффективной интеграции в мировое пространство необходимо вооружение методологическими инст­рументами». Могут проявляться как общетеоретические, организационно-экономические так и мето­дологические ориентиры [2].

Исходя из этого в нашем исследовании представляется методологически правомерным изучение основных тенденций современных интеграционных процессов во внешнеэкономических взаимоот­ношениях государств в условиях новой парадигмы. Это значит, что суть интеграционных процессов следует рассматривать, преломляя их через призму глобализации. При этом важно помнить, что гло­бализация есть важный и объективный фактор, определяющий характер, темпы и направления разви­тия всего мирового сообщества. Однако нельзя исключать того, что сам процесс всеобщей глобали­зации оказывает существенное влияние на интеграционное сотрудничество в области международ­ных экономических отношений. 

С этой точки зрения целесообразно не только выяснение сущности интеграционных процессов в мировом хозяйстве, но и исследование в определенной последовательности этапов развития, форм образования и его отдельных результатов в автономном режиме, применительно к каждому блоку.

Соответственно, в ходе исследования были разработаны методические приемы для выявления качественных характеристик последствий и степени влияния интеграционных процессов на макро­экономические параметры экономики. Также в ходе исследования была отработана система оценки количественных и качественных параметров участия PK в интеграции.

Авторская позиция выражается в том, что, прослеживая историю становления экономической науки в области интеграционных процессов, следует выделить ключевые положения, выдвинутые исследователями моделей интеграции, затем наложить все это на конфигурации единого экономиче­ского пространства России, Kазахстана и Беларуси. Результаты такого тестирования помогут четко очертить контуры реализации типичных закономерностей интеграционных явлений в постсоветском пространстве, выделить особенности их проявления и очертить приоритеты в дальнейшем развитии.

В своем исследовании мы сделали попытку систематизировать имеющиеся в экономическом ба­гаже подходы в несколько измененном виде.

Первая методическая посылка, или подход, обусловлена тем, что стержневой основой всех тео­ретических суждений многочисленных исследователей служило повышение благосостояния стран, участвующих в интеграционных процессах. Практика показала, что проявляться оно могло в различ­ных вариациях:

  •  с одной стороны, в виде эффекта «создания торговли» — замещение производства в стране более дешевым импортом из стран — членов интеграционной группировки ведет к углублению спе­циализации стран в связи с созданием зоны беспошлинной торговли;
  •  с другой стороны, в виде «отклонения торговли» — замещение импорта из стран, не входя­щих в группировку, более дорогим импортом из стран-членов, которое негативно влияет на благосо­стояние страны, так как ухудшает глобальную эффективность [3].

Вторая посылка исходит из того, что в ходе развития мирового хозяйства было отмечено, что существо различных результатов интеграции стран в те или иные блоки имело место в зависимости от особенностей, в частности, предопределялось принадлежностью стран к определенному типажу:

  •  с относительно неэффективным в мире производством в отраслях своей экспортной специа­лизации;
  •  с относительно эффективным в мире производством в отраслях своей экспортной специали­зации. При интеграции страны с относительно неэффективным в мире производством в отраслях сво­ей экспортной специализации выиграют от присоединения к блоку, а эффективные производители не обязательно повысят свое благосостояние: его рост в результате создания торговли может оказаться недостаточным для компенсации потерь в связи с «искажением» торговли. Блок будет выгодным для участвующих стран, если обеспечена высокая производительность как для всего блока, так и для ти­пажей стран, участвующих в блоке (в том числе, как для малой, так и для большой страны), что пре­допределило, в конечном счете, наличие компенсационного механизма для тех стран, которые оказались в проигрыше.

Мировая практика при этом показала, что при определенных условиях эффекты от изменения структуры потребления и структуры производства соответственно могут компенсировать проигрыши от «искажения торговли».

Третья посылка в нашем исследовании связана с так называемыми «динамическими эффектами» [4] от интеграции. Динамические эффекты, возникающие в результате международной экономи­ческой интеграции, представляют собой экономические последствия, проявляющиеся на более позд­них стадиях функционирования таможенного союза.

До возникновения теории таможенного союза считалось, что свобода торговли как модель тор­говой политики однозначно обеспечивает повышение совокупного благосостояния всех стран мира. Теория же таможенного союза показала, что в таких союзах политика свободы торговли подкрепляется положительным эффектом, только если в отношении третьих стран тариф не повыша­ется. Устранение тарифов внутри таможенного союза рассматривается как региональный шаг по пути свободы торговли.

Однако в результате создания таможенного союза, помимо положительного эффекта, может воз­никнуть негативный эффект отклонения в торговле, превышающий положительный эффект.

 Такая ситуация свидетельствует, что таможенный союз как модель торговой политики не может рассматриваться как однозначно позитивное явление в международной экономике. После политики свободы торговли нет второй альтернативной торговой политики, воздействие которой на междуна­родное благосостояние было бы однозначно позитивным. 

На этом была построена идея «второго лучшего», высказанная английским экономистом Дж. Мидом в 1955 г. Теория «второго лучшего» определяется помимо свободы торговли, безусловно, ведущей к росту совокупного благосостояния. Еще одного варианта торговой политики, которая так­же безусловно обеспечивала бы рост совокупного благосостояния, не существует [5].

Если же заглянуть в суть последствий эффектов, то здесь наблюдаются:

  • изменения в темпах роста вследствие расширения размера рынка;
  • сопутствующее увеличение производительных ресурсов, потенциально существенных из-за их кумулятивного характера, возникновение которых базировано на инновациях, сопровождается ростом производительности и процессами накопления.

При этом мировая практика подтвердила, что если получаемый немедленный выигрыш велик, то с течением времени даже небольшое изменение темпов экономического роста приведет к значитель­но более существенным результатам.

Среди примеров можно выделить анализ влияния экономической интеграции на эндогенный экономический рост Л.А.Риверы-Бейтиза и П.М.Ромера [6]. Примечательно, что в их модели осуще­ствлен учет изобретения новых типов инвестиционных товаров, поскольку интеграция дала толчок свободному обмену знаниями, когда фиксированные издержки, связанные с НИОKP, учитывают эф­фект масштаба на стадии EttTOKP, которые приходится нести лишь один раз. Все это, в конечном счете, ускоряет экономический рост.

Четвертая посылка исходит из того, что на результатах интеграции серьезно отразилась роль го­сударства в создании условий или использовании ею инструментов регулирования.

K^c известно, ранее многие идеи ученых основывались на предположениях о неизменности структуры издержек производства, т.е. стабильной стоимости в процессе интеграции. Соответ­ственно, предполагалось, что создание ТС не может изменить внешние условия торговли (цены ми­рового рынка). Тем самым игнорировалось также влияние интеграции на структуру спроса. Все три допущения позже были предотвращены осознанием необходимости учета изменений относительных цен, предложенных Дж.Мидом [5].

Обычно в системе общего равновесия рост издержек производства в интеграционном блоке колеблется. Экономики небольших по размеру стран не могут индивидуально или совместно изме­нить свои «условия торговли». Практика показала, что о росте благосостояния стран-участниц или для блока свидетельствует факт увеличения группировкой импорта из третьих стран. Если страны-члены одновременно не сократят свои барьеры на импорт из третьих стран, то ряд из них столкнется с потерями.

В дальнейшем данная посылка (ее можно было бы свести к пятой предпосылке, но мы рассмот­рим в системе четвертой) предопределена была сутью дополнения к статичности теории региональ­ной интеграции, где объектом анализа уже служило общее равновесие отдельных рынков. Практика показала, что имеет место, во-первых, влияние региональной интеграции на третьи страны и дости­жение так называемого эффекта «спилловер», во-вторых, изменение международных производствен­ных издержек серьезным образом оказывало воздействие на формирование региональных интеграци­онных группировок. Все отмеченное выше требовало маневрирования ценами, и следующим шагом в методике анализа было использование Д.Ванеком [7] и М^емпом [8] сравнительных внутренних и международных цен. Было доказано их влияние на обеспечение общего равновесия и равновесия международного платежного баланса.

При проведении анализа также важными оказались размеры страны, присоединяющейся к инте­грационной группировке, а также условия, при которых формируемая интеграционная группировка может повлиять на благосостояние населения в сторону его улучшения.

Оказалось, что незначительные эффекты при определенных условиях могут начать доминиро­вать и сделать однозначный общий вывод невозможно — каждую группировку необходимо исследо­вать индивидуально. При этом важно констатировать наиболее типичные и вероятные эффекты от интегрирования: 

  • блок повысит свое благосостояние. Если страна присоединяется к блоку при условиях неиз­менности относительных цен, то малая экономика будет получать относительно более крупные выиг­рыши от интеграции с крупным блоком, чем крупная от интеграции с небольшим блоком;
  • сокращение благосостояния интеграционной группировки проявляется в том случае, если блок не может увеличить поставку товаров в присоединившуюся страну при существующих ценах;
  • если имел место значительный объем товарооборота между странами до интеграции, а усло­вия, при которых блок, скорее, окажется улучшающим благосостояние, то «отклонения торговли» будут незначительными и реализуются последствия так называемой концепции «естественных» тор­говых партнеров.

При этом факторами, улучшающими перспективы роста благосостояния стран, интегрируемых в блок, становятся:

  •  дополняющий характер наделенности факторами производства;
  •  близкое расположение стран-участниц, снижающее транспортные издержки и увеличивающее объем взаимной торговли;
  •  наличие до начала интеграции значительных барьеров в торговле друг с другом при низких барьерах в экономических отношениях с третьими странами.

Помимо этого, так называемые новые теории внешней торговли, в отличие от неоклассической модели, вооружили практику интегрирования:

  • существованием дифференцированных (по качеству или физическим характеристикам) това­ров;
  • особенностями несовершенной конкуренции;
  • экономией от масштаба производства.

Эти предпосылки могут рассматриваться в различных комбинациях, поэтому существует сеть моделей и теорий в рамках данного направления.

Так, роль эффекта масштаба, проанализированная У.М^орден [9], допускает, что в каждой стране расположен единственный производитель товара, цена которого определяется скорректиро­ванной на тариф (и транспортные издержки) мировой ценой. При таком подходе производственная функция характеризуется снижением издержек на единицу продукции и созданием более крупного рынка в результате интеграции, ведет к большей специализации фирм с целью сокращения затрат.

Kprninai такого подхода, однако, отмечают, что страны с небольшими рынками (типа Швеции или Швейцарии) часто имеют более эффективные отрасли промышленности, чем крупные страны. Однако думается, что экономия от масштаба оказывается более важной для менее развитых стран.

Эффект от дифференциации товаров и изменения сегментации рынков сводится к тому, что по­требители получают доступ к разнообразию товаров, при этом большее количество продуктов может производиться более прибыльными способами. В таком случае выигрыш в благосостоянии возникает от диверсификации производства. правило, это демонстрируется с использованием модели моно­полистической конкуренции во внешней торговле Путана. Так, роль эффекта от дифференциации товаров и изменения сегментации рынков в процессе интеграции проанализирована в [10].

Оказалось, что если страны, формирующие блок, производят дифференцированные промышлен­ные товары при снижающихся издержках в зависимости от масштаба, и однородную сельскохозяйст­венную продукцию — при постоянных издержках, то остальной мир — только фиксированное коли­чество однородного сельскохозяйственного товара (продовольствия). Потребители склонны к разно­образию.

Исследователи рассмотрели роль тарифов в торговле с остальным миром и доказали, что их рост ведет к росту производства в блоке продовольствия и снижению разнообразия промышленных това­ров. ^нечно, логичным будет допустить, что страны получают преимущество по «условиям торгов­ли» с внешним миром. Однако трудно сказать, что влияние на благосостояние будет однозначным, поскольку результат зависит, во-первых, от чувствительности потребителей к изменениям в разнооб­разии поставок, во-вторых, от доли стран в мировом доходе. Kаждый член блока будет увеличивать закупки в стране-партнере при снижении тарифа. K тому же, будут расти число наборов дифферен­цированных товаров и объемы производства. Следствие этого — сокращение производства сельско­хозяйственных продуктов в блоке.

Опять же — общий эффект для благосостояния неоднозначен. Исследователи [10] рассматрива­ют также роль барьеров в торговле стран-членов. 

Далее [11], устранение тарифов расширяет рынок и ведет к увеличению числа потенциальных конкурентов. Характер конкуренции и конкурентоспособность предприятий, а точнее их изменение, окажут воздействие на цены и издержки фирм. Однако усиление конкуренции не обязательно приве­дет к резкому возрастанию числа фирм, продающих однородные товары. Думается, в такой обстанов­ке, скорее всего, производитель использует стратегию сбыта уже созданной продукции на зарубеж­ных рынках [11].

Гипотеза о существовании несовершенной конкуренции предполагает, что монополистические и олигополистические структуры под внешним давлением могут свернуть свою деятельность и уйти с рынка либо на рынке возрастет рост эффективности фирм.

Как отмечают А.Смит и А.Дж.Венеблс, фирмы принимают решение о том, сколько видов товара и в каком объеме продавать на каждом рынке в условиях равновесия по Kурно, на основе равенства ожидаемого предельного дохода и предельных издержек на каждом рынке. Исследователями было доказано, что ожидаемая каждой фирмой кривая спроса зависит от числа видов товара и доли фирмы на рынке. Для измерения эффекта интеграции используются методы имитационного моделирования, где характеристики основных десяти отраслей промышленности ЕС использованы в качестве пара­метров. Проведенные расчеты показали, что ликвидация барьеров приведет к снижению издержек на 2,5 % и др. [12].

Хотя интеграция и не является наилучшим вариантом торговой политики, многочисленные ис­следования показывают, что в большинстве случаев позитивные эффекты, которые возникают в ре­зультате ее развития, перевешивают негативные. Общие закономерности этого явления проявляются следующим образом:

  • чем выше уровень таможенных тарифов, существовавших до интеграции, тем выше вероят­ность, что их отмена приведет к тому, что эффект создания торговли будет превалировать над эффек­том ее отклонения. Чем ниже уровень таможенных тарифов, существовавших до интеграции, тем выше вероятность, что их отмена приведет к тому, что эффект отклонения торговли будет превалиро­вать над эффектом ее создания;
  • чем ниже уровень общего таможенного тарифа в отношении третьих стран, установленного интегрирующимися странами, тем меньше вероятность преобладания эффекта отклонения торговли;
  • чем больше стран интегрируются друг с другом и чем больше их размер, тем выше вероят­ность преобладания эффекта создания торговли;
  • чем ближе уровень экономического развития стран и чем сильнее конкуренция между ними, тем больше вероятность преобладания эффекта создания торговли. В этом случае каждая из стран станет специализироваться на тех товарах, которые она может производить с относительно меньши­ми издержками, и их экспортировать;
  • чем больше был объем торговли между интегрирующимися странами до создания интеграци­онного объединения, тем выше вероятность преобладания эффекта создания торговли.

Помимо рассмотренных выше эффектов создания торговли и ее отклонения, которые проявля­ются немедленно после создания интеграционного союза, к числу статических эффектов интеграции можно отнести сокращение административных расходов на содержание таможенных и пограничных органов. В результате сокращения совокупного спроса на импорт из стран, не входящих в интегра­цию, может произойти улучшение условий торговли группы стран, в ней участвующих.

В числе динамических эффектов интеграции, которые проявляются, когда интеграция набирает силу, необходимо отметить возрастающую конкуренцию между производителями из разных стран, которая сдерживает рост цен, приводит к улучшению качества товаров, стимулирует создание новых технологий и прочее.

В результате интеграции страны-участницы начинают использовать преимущества экономики масштаба, что позволяет увеличивать объемы производства и сокращать издержки. Интеграция обычно ведет к притоку иностранных инвестиций, поскольку корпорации из стран, не вошедших в объединение, стремятся сохранить за собой определенный сегмент закрытого общим таможенным барьером рынка за счет создания предприятий внутри интегрирующихся стран.

Итак, если в результате образования таможенного союза возникает только эффект создания тор­говли, то масштабы торговли, осуществляющейся на свободной от таможенных ограничений основе, возрастают и благосостояние всех стран, как участвующих, так и не участвующих в интеграции, по­вышается. 

Если в результате образования таможенного союза возникает эффект отклонения торговли, то благосостояние не участвующих стран однозначно ухудшится, а стран — участниц интеграции либо улучшится, либо ухудшится, если:

а)  эффект отклонения торговли по своим стоимостным размерам превзойдет эффект создания торговли;

б)  эффект отклонения торговли по своим стоимостным размерам будет меньше эффекта создания торговли.

Таким образом, проблема определения выгод, получаемых в результате интеграции, берет свое начало с количественных теорий экономической интеграции, созданных представителями рыночной школы. Основой для разработки многих положений представителей этой школы служила концепция таможенного союза. Опираясь на нее, ученые сконцентрировали свое внимание на количественном эффекте, т.е. росте благосостояния стран-партнеров посредством формирования специализации стра­ны на основе реализации принципов сравнительных издержек. Поскольку этот эффект достигался в пределах интегрируемого пространства, то, конечно, он имел ограниченные рамки распространения. Тем не менее он показал возможность реализации преимуществ свободной торговли в мировой эко­номике.

  

Список литературы

  1. Интернет-ресурс stoletie.ru/lenta/kazahstan_ne_uchastvujet_v_vozrozhdenii_sssr_779.htm
  2.  Мадиярова Д.М. Внешнеторговая деятельность страны в условиях глобализации мирового хозяйства: вопросы теории и методологии. — Алматы, ТОО «Юіассика», 2003. — С. 51, 52, 57, 58, 101, 130.
  3.  Viner, J. The Customs Union Issue. Carnegie Endowment or International Реасе. — N.-Y., 1950.
  4.  Kreinin, М.Е. Оп the Dynamic Effects of а Customs Union // The Journal of Political Есошлпу, 1964. — April. — Vol. 72.—  № 2. — P. 193-195.
  5.  Meade J.E. The Theory of Customs Unions. — Amsterdam, 1955.
  6.  Rivera-Batiz, Ь.А., Roter, Р.М. Economic integration and endogenous growth // Quarterly Journal of Economics, 1991, Vol. 106, P. 533-555.
  7.  Vanek, J. General Equilibrium of International Discrimination. The Case of Customs Unions. Cambridge. — MA: Harvard University Press, 1965.
  8.  Kemp, M.A. Contribution to the General Equilibrium Theory of Preferential Trading, Amsterdam: North-Holland Publishing Company, 1969.
  9.  Corden, W. Мах. Economies of Scale and Customs Unions Theory // Journal of РоНи^ Есошлпу, 1972. —       80. — № 3.—  Р. 465-475.
  10.  Ethier, W., НЛ, Н. А new look аt economic integration // Kierzkowski, Н. (ed.). Monopolistic Competition and International Trade. — Oxford: Clarendon Press, 1984. — P. 207-222.
  11.  Мадиярова Д.М. Внешнеторговая деятельность Республики Kазахстан: теория, методология и практика ориентации в условиях глобализации мирохозяйственных связей: Автореф. дис. ... д-ра экон. наук 08.00.14 — Мировое хозяйство и меж­дународные экономические отношения. — Алматы, 2004.
  12.  Smith А., Venables АЛ. Completing the Internal Market in the European Соmmunity: Some Industry Simulations // Еuroреаn Economic Review. — 1988. — № 7. — P. 1501-1525.
Фамилия автора: Р. С. Абдрахманова
Год: 2013
Город: Караганда
Категория: Экономика
Яндекс.Метрика