Сущность, формы и факторы развития внешнеэкономической деятельности отечественных компаний и предприятий

Основные формы внешнеэкономической деятельности компаний и факторы, влияющие на ее развитие. Внешнеэкономическая деятельность (ВЭД) компании представляет собой совокупность методов организации торговых, научно-технических и финансовых отношений с зарубежными партнерами. К основным формам внешнеэкономической деятельности корпораций относятся:

  1.  торговля — эта наиболее развитая форма ВЭД представляет собой куплю-продажу товаров производственного, социального, бытового потребления, а также продукции интеллектуального тру­да (лицензии, ноу-хау, инжиниринговая продукция);
  2.  оказание услуг — осуществляется банками, посредническими, страховыми, туристскими, транспортными организациями и др.;
  3.  совместное предпринимательство — организуется чаще всего в производственной, научной, кредитно-финансовой сфере, области образования, культуры и искусства;
  4.  сотрудничество — реализуется в виде спортивных и культурных обменов, научного и техни­ческого сотрудничества.

На развитие внешнеэкономической деятельности оказывают воздействие следующие факторы: - неравномерность экономического развития различных стран и регионов мира. Каждая страна и регион имеют свой уровень развития, свою структуру и свою специализацию экономики, что предопределяет необходимость обмена продукцией, услугами и пр. со странами, имеющими другую спе­циализацию (например, специализация страны на производство сельхозпродукции требует продажи за рубеж излишков этой продукции и, наоборот, покупки продукции производственно-технического характера);

  •  природно-географические условия — данный фактор представляет собой совокупность сырь­евых и климатических особенностей страны или региона, что, в свою очередь, во многом предопре­деляет направленность (специализацию) хозяйственной деятельности;
  •  социально-экономические особенности — это, в первую очередь, ситуация с трудовыми ре­сурсами (избыток или дефицит), уровень жизни населения, характер политических отношений между странами. Неравномерность распределения по планете трудовых ресурсов объективно ведет к их пе­ремещению из страны в страну. С другой стороны, капитал стремится туда, где стоимость рабочей силы ниже и где политическая ситуация стабильнее;
  •  неравномерность научно-технического развития — данное обстоятельство способствует об­мену между странами научными сотрудниками, студентами, преподавателями, стажерами и т.п.

Характеризуя сказанное выше, можно констатировать, что внешнеэкономическая деятельность является не чем иным, как оформлением процесса международного разделения труда. Естественно, что решающая предпосылка осуществления ВЭД — это возможность повышения нормы прибыли, что возможно только в том случае, если национальная стоимость данного товара или услуги ниже их интернациональной стоимости. Внешнеэкономическую деятельность компании можно охарактеризо­вать как совокупность мероприятий по перемещению товаров, капиталов, технологий и услуг через государственную границу (рис. 1). 

 Структура внешнеэкономической деятельности корпорации

 В зависимости от направленности своей внешнеэкономической деятельности компании делятся на:

  •  компании-экспортеры, т.е. осуществляющие вывоз из страны товаров, капиталов или техно­логий;
  • компании-импортеры, т.е. осуществляющие ввоз из-за границы товаров, капиталов или тех­нологий.

Последовательность действий компании, планирующей выход на внешний рынок

Компания, планируя выход на внешний рынок (в качестве экспортера или импортера), должна осуществить ряд последовательных действий.

1. Определить цели запланированных внешнеэкономических операций.

Целями экспортной дея­тельности могут быть: 

  • -    увеличение прибыли за счет захвата новых (внешних) рынков;
  • -    экономия за счет масштабов производства;
  • -    увеличение валютных ресурсов.

 В свою очередь импорт может быть обусловлен:

  • -    стремлением захватить новые внутренние рынки;
  • -    желанием снизить текущие затраты за счет использования более дешевых импортных сырья, материалов, топлива и т.п.;
  • -    стремлением повысить производительность технологических процессов и качество продукции за счет замены отечественного оборудования импортным.

Оценить свой экспортный потенциал или свою потребность в импорте. Экспортные возмож­ности предприятия, в конечном счете, зависят от его конкурентоспособности, для адекватной оценки которой предприятие анализирует сильные и слабые стороны конкурирующих фирм. Что касается импортера, то он тоже проводит такой анализ, с тем чтобы выбрать наиболее конкурентоспособного поставщика. Естественно, что до этого импортер задавался вопросом, что ему выгоднее — освоить самому производство данной продукции (услуги) или осуществить импорт.

 2. Проанализировать состояние внешней среды. Здесь в первую очередь изучается внешнеэко­номическая политика как государства, из которого осуществляется вывоз товара, так и государства, куда ввозится этот товар, с точки зрения интересов компании. 

Современные тенденции международных экономических отношений

В последние годы теорию экономической интеграции разрабатывали многие исследователи, среди которых наибольший вклад внесли Нобелевский лауреат — голландский экономист Ян Тин-берген, британский экономист Дж. Мид, исследователь венгерского происхождения Б.Балашша, французский экономист М.Аллэ и некоторые другие авторы.

Интеграция — это выравнивание условий для экономической деятельности субъектов рынка, вне зависимости от того, резидентами какого из двух или более государств, объединенных в интегра­ционную группировку, они являются. В более широком смысле интеграция — это «устранение ис­кусственных преград экономической деятельности и целенаправленное внедрение элементов согла­сованной или единой экономической политики» [2; 448].

Как известно, интеграция включает в себя целостную систему форм. К основным формам торго­вой интеграции относятся зона свободной торговли, предполагающая снятие таможенных барьеров на пути взаимной торговли, и таможенный союз, предполагающий введение единого для всех стран-участниц таможенного тарифа по отношению к третьим странам.

Валютно-финансовая интеграция включает в себя снятие ограничений на перемещение капита­лов внутри группировки, единую политику валютного курса в отношении валют третьих стран, сис­тему фиксированных взаимных валютных курсов, а впоследствии — единую денежную систему с единым эмиссионным (центральным) банком и едиными ориентирами денежно-кредитной политики.

Наконец, единое экономическое пространство означает устранение нетарифных ограничений во взаимной торговле товарами и услугами, полную свободу перелива финансовых ресурсов (фактора производства «капитал») и максимальную свободу миграции рабочей силы (фактора «труд»). Высшая форма интеграции предполагает единую финансовую и иную макроэкономическую, а также социаль­ную политику, в конечном счете, она требует и продвинутой формы политической интеграции.

В настоящее время в мире насчитывается более 30 интеграционных группировок. Далеко не все они прошли полную иерархию форм интеграции, не все из них ставят перед собой такую цель. Наи­более полная форма интеграции существует в Европейском союзе (ЕС). С 1993 г. страны ЕС живут в едином экономическом пространстве.

Американо-канадское соглашение содержит ряд положений, являющихся реальным шагом к созданию североамериканского общего экономического пространства. Общие рынки созданы в Юго-Восточной Азии, арабском мире. Африке и Центральной Америке [3; 480,481].

Региональная консолидация не исключает противоречий внутри отдельных группировок и меж­ду ними. Однако для современного этапа характерна тенденция усиления межрегиональных интегра­ционных процессов. Примером может служить интенсивно развивающееся экономическое взаимо­действие трех стран СНГ — Казахстана, России и Беларуси.

 Интеграционные процессы в постсоветском пространстве

 В последнее время на постсоветском пространстве очень значимую роль стало играть формиро­вание с 1 января 2010 г. Таможенного союза (ТС), который де-факто привел к устранению таможен­ных границ между Казахстаном, Белоруссией и Россией.

Важным аспектом меняющейся интеграционной конструкции становится, с одной стороны, под­тягивание взаимодействия в формате всего СНГ до интеграционного уровня, чтобы задать общий (хотя и на разных скоростях) интеграционный вектор развития постсоветского пространства, а с дру­гой — обеспечение совместимости формируемой нормативно-правовой базы интеграции в формате СНГ с уже созданной и развивающейся нормативной правовой базой Единого экономического про­странства (ЕЭП).

Отмечая очевидные интеграционные успехи последних лет, прежде всего в формате ТС-ЕЭП, нельзя забывать, во-первых, что они были достигнуты благодаря сложившейся комбинации объек­тивных (кризис) и, особенно, субъективных факторов, многие из которых носят преходящий харак­тер, и, во-вторых, что главная работа — рутинная, кропотливая и небесконфликтная — по отлажива-нию интеграционных механизмов, приданию интеграции характера повседневной хозяйственной практики еще впереди. Страны-участницы добились хороших результатов в авральном режиме. Те­перь же предстоит дорабатывать и совершенствовать интеграционное законодательство, приводить национальное законодательство в соответствие с заключенными соглашениями, решать широкий комплекс организационно-управленческих задач, в том числе достраивать интеграционные институ­ты и формировать дееспособную интеграционную бюрократию, чтобы она могла реально управлять интеграционными процессами, эффективно реализовывать свои расширяющиеся полномочия и кон­тролировать исполнение принимаемых решений. Все это требует значительно больших сил и ресур­сов, большего времени. По сути, речь идет о задаче перевода интеграционного процесса из преимуще­ственно политического в преимущественно экономический, организационно-правовой, превращении его в понятный и привлекательный для бизнеса и населения стран-участниц, устойчивый и необрати­мый межгосударственный проект [4; 15,16].

С марта 2012 г. фактически начала функционировать Евразийская экономическая комиссия — по­стоянно действующий наднациональный регулирующий орган ТС-ЕЭП.

В Декларации о Евразийской экономической интеграции от 18 ноября 2011 г. стороны заявили о стремлении завершить к началу 2015 г. кодификацию международных договоров, составляющих нормативную правовую базу ТС-ЕЭП, и на этой основе создать Евразийский экономический союз.

Таким образом, в мировой иерархии интеграции мы уверенно заняли второе место после ЕС, за­крепившись на стадии Таможенного союза с полноценным наднациональным органом и наднацио­нальным регулированием, растущим объемом наднациональных полномочий (ни одно другое объе­динение в мире, кроме ЕС, не имеет органов и системы наднационального регулирования, все тамо­женные союзы существенным образом недостроены).

В рамках СНГ, с появлением многостороннего Договора о зоне свободной торговли, сформиро­вался вполне осязаемый вектор развития Содружества как интеграционного объединения и торгового блока.

Задача построения модельного комплекса для оценки интеграционных эффектов на постсоветском пространстве

Такая задача может быть практически решена путем разработки моделей национальной экономики для ведущих стран (России, Украины, Беларуси, Казахстана) и отдельной модели, отражающей торгово-экономические отношения на постсоветском пространстве (рис. 2).

Создание столь сложной модельной конструкции продиктовано тем, что без глубокого погруже­ния в общий макроэкономический аспект невозможно получить сбалансированные оценки внешне­торговых потоков. Оценка эффектов, связанных с технологическим развитием экономики, без подоб­ной модели также затруднительна.

Включение в модельный комплекс экономики Украины вызвано значимостью торгово-экономических связей между этой страной и ЕЭП, имеющимся потенциалом развития кооперацион­ных связей.

  Принципиальная схема комплекса моделей

Следует учитывать, что экономическая динамика каждой из стран постсоветского пространства зависит от целого ряда существенных факторов: темпы роста мировой экономики, цены на ключевые виды ресурсов, ограничения по труду и капиталу. В связи с этим задача оценивания внешнеторговых эффектов невозможна без глубокого погружения в общий макроэкономический контекст для каждой из моделируемых стран. В конечном счете, спрос на импортную продукцию формируется в зависи­мости от темпов развития экономики и способности внутреннего производства удовлетворять возни­кающий спрос.

Функциональное назначение межотраслевой модели для каждой из рассматриваемых стран со­стоит в согласовании макроэкономических и отраслевых показателей на всем прогнозном периоде. Расчет проводится с использованием итеративных процедур на модифицированной статической мо­дели межотраслевого баланса за каждый год прогнозного периода (2010-2030 гг.). Такой подход име­ет ряд очевидных преимуществ, связанных с возможностью задавать широкий спектр сценарных ха­рактеристик и целевых ориентиров на прогнозном периоде, увязывать в единую систему расчетов основные макроэкономические показатели и параметры развития отраслей экономики.

В модели используется 44-отраслевая классификация отраслей промышленности и народного хозяйства, позволяющая в наиболее полной степени использовать статистическую информацию, пре­доставляемую службами России, Украины, Беларуси и Казахстана [5; 8].

Межотраслевая модель экономики для каждой из стран — торговых партнеров — «порождает» ключевые показатели экономической динамики. Эти показатели, наряду со сценарием изменения транс­портных и таможенных тарифов, попадают в модель внешней торговли. В соответствии с выведен­ными специальными уравнениями для каждой из стран рассчитываются потоки импорта из государств, которые являются их торговыми партнерами. Таким образом, формируются скорректированные показатели импорта, учитывающие изменения в состоянии торгово-экономических отношений и взаимную динамику относительных цен в торговле. Одновременно с этим формируются и потоки экспорта [5; 9].

Имея скорректированные потоки экспорта и импорта, можно получить новые значения валовых вы­пусков и ВВП для каждой из стран, участвующих в кооперационных процессах (рис. 3).

 Модель внешней торговли в рамках ЕЭП

 Предлагаемый комплекс межотраслевых моделей экономики стран ЕЭП использовался для практических макроэкономических расчетов [6, 7]. Так, на его основе были проведены расчеты инте­грального эффекта создания ЕЭП в период до 2030 г. В соответствии с результатами расчетов сум­марный выигрыш трех стран от образования ЕЭП составляет свыше 2,5 % дополнительного прироста ВВП. В 2030 г. превышение ВВП над базовым сценарием составит для России 75 млрд долл. США (в ценах 2010 г.), для Казахстана — 13 млрд долл., для Беларуси — 14 млрд долл. За период 2011-2030 гг. суммарный эффект развития интеграционных связей оценивается в 632 млрд долл. США (в ценах 2010 г.) для России, 106,6 млрд долл. — для Казахстана и 170 млрд долл. — для Беларуси. 

 

References

  1.  ИвановИ.Н. Менеджмент корпорации: Учебник. — М.: ИНФРА-М, 2004. — 368 с.
  2.  Экономика: Учебник / Под ред. А.И.Архипова, А.Н.Нестеренко, А.К.Большакова. — М.: ПРОСПЕКТ, 1998. — 792 с.
  3.  Современная экономика: Общедоступный учебный курс. — Ростов н/Д.: Феникс, 1996. — 608 с.
  4.  Спартак А.Н. Перспективы Евразийской экономической интеграции // Международная экономика. — 2013. — № 3. — С. 9-22.
  5.  Широв А.А., Гусев М.С. Прогнозирование динамических и структурных характеристик развития единого экономиче­ского пространства // Проблемы прогнозирования. — 2013. — № 3. — С. 3-15.
  6. Комплексная оценка макроэкономического эффекта различных форм глубокого экономического сотрудничества Ук­раины со странами Таможенного союза (ТС) и Единого экономического пространства (ЕЭП) в рамках ЕврАзЭС // СПб.: Доклад ЕАБР. — 2012. — № 1.
  7. Ивантер В.В., Геец В.М. Оценка народнохозяйственных последствий создания Единого экономического пространст­ва и присоединения к нему Украины // Проблемы прогнозирования. — 2012. — № 3. — С. 3-28. 
Фамилия автора: СШ.Мамбетова
Год: 2013
Город: Караганда
Категория: Экономика
Яндекс.Метрика