Управление снижением аварийности и травматизма на шахтах Казахстана на основе устранения производственных конфликтов

Мировые тенденции развития горнодобывающей промышленности определяются увеличением потребления твердых полезных ископаемых. В перспективе прогнозируется дальнейшее наращива­ние объемов их добычи. Так, анализ мирового производства угля за последние 10 лет показывает его рост с 4,5 до 7,6 млрд т в год (темп роста около 5 % в год). В 10-ти ведущих странах мира добывается 90 % мировой добычи угля. Лидером в этом списке является Китай, который увеличил добычу за 10 лет на 2 млрд т, а долю в мировой добыче — с 25 % до 45 %. Индия и Индонезия увеличили добычу угля более чем на 230 млн т, несколько уменьшилась добыча угля в Германии [1; 9].

В мировом топливно-энергетическом балансе первичных источников энергии доля угля увели­чилась с 24 % в 2001 г. до 30,3 % в 2011 г. Около 42 % произведенной электроэнергии в мире — от угольной генерации. Уголь на протяжении нескольких лет остается самым быстрорастущим ис­точником первичной энергии. Годовой объем торговли каменным углем в мире составляет около 15 % от объема мирового производства. Объем торговли энергетическим углем за 10 лет вырос более чем в 2 раза и составил в 2011 г. около 861 млн т, коксующимся углем — в 1,4 раза и составил 276 млн т.

На мировом рынке угля наблюдается перераспределение экспортных поставок, уменьшается объем потребления угля в развитых странах, входящих в ОЭСР (Организация экономического со­трудничества и развития) и увеличивается в развивающихся странах АТР (Азиатско-Тихоокеанский регион). Так, Китай из страны крупного экспортера угля — в связи с ростом его внутреннего потреб­ления — прекратил поставки и стал самым крупным импортерам угля. В 2011 г. объем импорта угля в Китае составил 190 млн т (из них 38 млн т — коксующиеся угли), а к 2015 г. — предполагается 227 млн т. В планах Китая ввести до 2035 г. 600 ГВт угольной генерации. Существенно увеличили закупки угля Индия, Южная Корея.

По оценке Мирового энергетического агентства (МЭА), выполненной в 2010 г., к 2030 г. про­изойдет снижение доли нефти в мировом ТЭБе с 32 % до 27 — 26 %, угля — с 29 до 26 %, а доля га­за, напротив, возрастет с 22 до 26 %. В дальнейшем, по прогнозам МЭА, между собой будут конку­рировать уголь и альтернативные источники энергии. По прогнозам, спрос на уголь будет снижаться в странах ОЭСР (около 1,2 % в год), но этот спад более чем компенсируется ростом в странах, не входящих в ОЭСР (2 % в год). Тенденция быстрого роста потребления угля в Китае и Индии закон­чится до 2020 г., в остальных странах, не входящих в ОЭСР, спрос на уголь продолжит стабильно увеличиваться. Потребление угля в мире к 2020 г. увеличится на 20 %, а в 2020-2030 гг. темп его рос­та ожидается не более 0,3 % в год [1; 10].

Страны СНГ — Казахстан, Россия, Украина, Узбекистан, Таджикистан и Кыргызстан — в 2011 г. произвели всего 539,8 млн т угля (темп роста к уровню 2000 г. — 128,9 %). Однако доля стран бывшего СНГ в общемировом производстве угля снизилась с 8,9 % в 2000 г. до 7 % в 2011 г.

Россия, где сосредоточено 5,5 % мировых запасов угля (более 200 млрд т) и производится около 5 % от общемирового объема, в 2011 г. по объему добываемого угля переместилась с пятого на шес­тое место в мире, пропустив Китай, США, Индию, Австралию и Индонезию. В 2011 г. в России до­быто 336,7 млн т угля (среднегодовой темп роста добычи угля к уровню 2000 г. составил 130,3 %).

Казахстан — вторая страна после России среди стран СНГ по объему добываемого угля. В 2011 г. в Республике Казахстан было добыто 116,7 млн т угля (среднегодовой темп роста добычи угля к уровню 2000 г. составил 150,8 %). В Украине в 2011 г. добыча угля составила 81,9 млн т, что на 2 % больше, чем в 2000 г.

Совместно Россия, Казахстан и Украина в 2011 г. добыли 99,3 % от всего объема произведенно­го угля в странах СНГ, что не изменилось по сравнению с 2000 г.

В странах СНГ в 2011 г. добыто 453,8 млн т каменного угля (среднегодовой темп роста к уровню 2000 г. составил 139,7 %). Три республики СНГ — Россия, Казахстан, Украина — обеспечили в 2011 г. 99,7 % от всего объема добытого каменного угля в регионе [3; 18].

В Казахстане в 2012 г. было добыто 120,5 млн т угля, включая угольный концентрат, что на 3,5 % больше, чем в 2011 г.

К 2015 г. Казахстан планирует увеличить объем добываемого угля до 128-134 млн т (темп роста к уровню 2010 г. может составить 120,9 %). К 2020 г. добыча угля в республике возможна в объеме 145-151 млн т. Для этого потребуется инвестировать более 4 млрд долл. США, в том числе в добычу энергетических углей — 1,8 млн долл. США, коксующихся углей — 1,5 млн долл. США [3; 22].

Эти данные свидетельствуют о том, что уголь в Казахстане является и стратегически останется одним из перспективных источников энергии, востребованным обществом. Уголь вместе с углеводо­родными энергоресурсами является ведущим фактором формирования и удовлетворения потребно­стей человека, решения его социальных проблем.

Однако угольная промышленность Казахстана, являясь одним из звеньев топливно-энергетического комплекса, имеет ряд проблем, которые требовали и продолжают требовать специ­ального рассмотрения и кардинального решения, в том числе в вопросах охраны труда и промыш­ленной безопасности.

Угольная отрасль среди других базовых отраслей промышленности в наибольшей степени ха­рактеризуется тяжелыми, вредными и опасными условиями труда [4-7].

Исследованиями РГП «Национальный научно-исследовательский центр по проблемам промыш­ленной безопасности» и ДГП «Казахский государственный научно-исследовательский институт по безопасности работ в горной промышленности» [8; 29-31] определены источники опасности (для чело­века), присущие горнодобывающим предприятиям с подземной разработкой месторождений (табл. 1):

  •  человек;
  •  технологическое оборудование;
  •  взрывчатые материалы;
  •  метан;
  •  уголь;
  •  пыль (угольно-породная, рудничная);
  •  напряженно-деформированное состояние (НДС) горного массива;
  •  подземные условия труда (микроклимат, тяжесть труда).

Опасности, характерные для угольных шахт

Данные источники опасности несут потенциальную угрозу для здоровья человека. Опасность может перейти из потенциального состояния в различного вида реальные негативные события — аварии, катастрофы и т.д. Для того чтобы опасность из потенциального состояния перешла в реаль­ное, необходимо условие — «пусковой механизм».

При этом важно отметить то, что существующая на угольных предприятиях система обеспече­ния безопасности производства (СОБП) направлена на работу с выявляемыми инцидентами и нару­шениями ПБ, но не устраняет основных причин их возникновения. Поскольку СОБП работает только с проявлениями производственных конфликтов, то через определенный промежуток времени одно­типные травмы и аварии повторяются. Для их устранения необходимы воздействия на ключевые причины нарушений норм и требований безопасности — производственные конфликты.

Обобщение практики работы шахт УД АО «АрселорМиттал Темиртау» позволяет выделить че­тыре основных типа производственных конфликтов в СОБП:

а)  технологический (характеризуется невозможностью применения безопасных приемов труда при выполнении конкретной операции из-за ее технологических особенностей);

б)  технический (характеризуется невозможностью применения безопасных приемов труда при эксплуатации конкретного оборудования по причине его конструктивных особенностей);

в)  экономический (характеризуется невыгодностью с материальной точки зрения обеспечения безопасности выполняемой производственной функции);

г)   организационный (характеризуется невозможностью обеспечения безопасности производственной функции в условиях существующей организации технологического процесса) (табл. 2).

Основным признаком, по которому производственный конфликт относится к тому или иному типу, является «дефект» связи, вызывающий противоречия между требованиями промышленной безопасности и охраны труда, с одной стороны, и реальными условиями выполнения производствен­ных функций — с другой, что вынуждает работников использовать опасные приемы труда.

Посредством выявления и устранения производственных конфликтов в СОБП — одного из ос­новных организационных факторов аварийности и травматизма на угольных предприятиях — воз­можно достичь повышения уровня безопасности труда.

Каждому типу производственных конфликтов в СОБП соответствуют определенные методы устранения. Эти методы должны обеспечивать ликвидацию противопоставления эффективности и безопасности производства при выполнении персоналом производственных функций, что исключит необходимость вынужденного выбора работниками предприятия опасных приемов труда.

Таблица 2

Характеристика типов производственных конфликтов на шахтах угольного департамента (УД) АО «АрселорМиттал Темиртау»

Характеристика типов производственных конфликтов на шахтах угольного департамента (УД) АО «АрселорМиттал Темиртау»

 Устранение конфликтов в СОБП осуществляется путем исключения из производственной систе­мы связей, противоречащих цели обеспечения безопасности, и состоит из следующих этапов:

  1. выявление повторяющихся однотипных инцидентов, травм и других нежелательных событий;
  2. выявление повторяющихся однотипных нарушений требований охраны труда и промышлен­ной безопасности, приведших к этим инцидентам, травмам, авариям;
  3. определение типа производственного конфликта;
  4. выработка мероприятий по устранению конфликта:
  5. реализация этих мероприятий;
  6. контроль за их исполнением;
  7. проверка устранения производственного конфликта.

Данный механизм снижения травматизма и аварийности на угольных предприятиях на основе выявления и устранения производственных конфликтов рекомендуется использовать при расследо­вании причин несчастных случаев и аварий, в процессе функционирования и развития служб произ­водственного контроля, при разработке и реализации программ повышения эффективности функцио­нирования СОБП угледобывающих предприятий.

На всех этапах создания продукции, а также при ее эксплуатации необходимым элементом управления качества является контроль. Контроль необходим не только для достоверной оценки ре­зультатов деятельности предприятий и его подразделений, но и служит основным информативным источником, используемым для принятия решений о необходимости степени корректировки системы управления качеством продукции.

Совершенствование форм контроля определяет достоверность и своевременность получаемой информации. Организационные формы и технические средства контроля качества продукции чрез­вычайно разнообразны. Основной задачей современного контроля следует считать предупреждение появления бракованной продукции

Важно создать такую систему контроля качества на этих этапах жизненного цикла изделия, что­бы не допускать появления дефектной, недоброкачественной продукции, а также обеспечить ста­бильность показателей качества продукции.

Сущность всякого контроля можно свести к получению информации о фактическом состоянии некоторого объекта, его признаках и показателях (первичная информация), сопоставлению первич­ной информации с ранее установленными требованиями и нормами, т.е. дать определение соответст­вия или несоответствия фактических данных ожидаемым (вторичная информация).

 

Список литературы

  1.  Писаренко М.В. Потребление российского угля в долгосрочной перспективе // Горная промышленность. — 2012. — № 6 (106). — С. 8-10.
  2.  Данные сайта worldcoal.org.
  3.  Плакиткина Л.С. Современное состояние и тенденции развития добычи угля в странах СНГ // Горная промышлен­ность. — 2013. — № 2 (108). — С. 18-25.
  4.  Каренов Р.С. Приоритеты стратегии индустриально-инновационного развития горнодобывающей промышленности Казахстана: Монография. — Астана: Изд-во КазУЭФМТ, 2010. — 539 с.
  5.  Каренов Р.С. Эколого-экономическая и социальная эффективность геотехнологических методов добычи полезных ископаемых: Монография. — Караганда: Изд-во КарГУ, 2011. — 366 с.
  6.  Плакиткина Л.С. Интенсификация инновационного процесса в угольной промышленности России // Горная про­мышленность. — 2011. — № 3 (97). — С. 4-11.
  7.  Чеботарев А.Г. Интегральная оценка условий труда горнорабочих при подземных работах // Бюллетень Научного совета «Медико-экологические проблемы работающих». — 2003. — № 1. — С. 33-36.
  8.  Амургалинов С., Емелин П., Саттарова Г. Потенциальные опасности горнодобышающих предприятий // Промыш­ленность Казахстана. — 2012. — № 5(74). — С. 29-31.
Фамилия автора: А.М.Иманбекова
Год: 2013
Город: Караганда
Категория: Экономика
Яндекс.Метрика