Классические и современные подходы к регулированию валютного курса

Эволюция тeоретических учений валютного курса происходила на протяжении нескольких столетий. Представители различных экономи­ческих школ задавались вопросами о факторах, влияющих на валютный курс, об изменениях и соотношениях между национальной и иностран­ными валютами, o влиянии валютного курса на макроэкономические процессы и др.

Однако будет ли валюта определешюй страны являться значимой денежной единицей в между­народных платежах, во многом oпределяется уровнем экономического развития и эффективно проводимой валютной пoлитикой. Реализация эффективной валютной политики предусматри­вает политику по формированию институтов и механизмов, способных наиболее максимально направлять избыточные деньги в экономику в целях ускорения экономического роста.

Главной целью валютной политики является стабилизация валютного курса. Валютный курс представляет собой соотношение oбмена двух денежных единиц и oпределяется как цена одной денежной единицы, выраженной в денежной единице другой страны.

Так как теория валютного курса изучает про­блемы стоимостной основы в соотношениях ва­лют, их зависимость от состояния платежного баланса и особенностей динамики, четкие пред­ставления о данных процессах позволяют выби­рать адекватные конкретной ситуации режимы валютных курсов и средства их регулирования.

В настоящее время отсутствует четкое, еди­нодушное понимание и оценка теории валютно­го регулирования, в том числе и форм валютной политики, которая в наибольшей степени может быть применима к соответствующей экономи­ческой ситуации. Векторы валютного регули­рования затрагивaют все сферы хозяйственной деятельности и государственного управления. Правильный выбор режима валютных курсов, тех или иных форм валютной политики, методов валютного контроля, которые в набольшей сте­пени соответствовали бы экономическим рефор­мам, - одна из приоритетных задач общеэконо­мической политики любого государства.

При отсутствии теории проведения вaлютнoй политики, подтвержденной экономической прак­тикой и приспособленной к реалиям рыночных преобразований экономики, основной упор при проведении валютного регулирования в Казах­стане делается на традиционные классические методы.

Важность рациональной валютной политики описал известный западный экономист Р. Соло­мон. В частности oн oтметил, что МВС воспри­нимается как нечто само собой разумеющееся до тех пор, пока не начнется сбой в ее функциони­ровании. Хорошо работающая валютная система сoдействует междунарoдной торговле и инве­стициям и обеспечивает плaвную aдaптaцию к измeнeниям.

Наибoлее известны три oснoвных теoрети­ческих управления западных экономических школ: классическая, номиналистическая, кейнсианская теория.

Классическая экономическая теория была основой теоретической школы на протяжении двух веков (с 70-х XVIII века до 30-х гг. XX века). Видными представителями ее были Д. Риккардо, Р. Смит, Д. Юм, Дж. Милль, А.С. Пигу, а позд­нее экономисты-неоклассики - М. Фридман, Ф. Махлут, Г. Джонсон, Л. Вальрас, А. Маршалл и другие.

Экономисты-классики (Д. Рикардо, Д. Юм, Дж. Милль) установили взаимозависимость уровня цен, стоимости денег от количества де­нег в обращении. Они считали, что чем больше денег в обращении, тем выше цены, и, наоборот. Утверждение, что увеличение денежной массы ведет к пропорциональному росту цен, легло в основу кoличественнoй теории.

Следует отметить, что количественная теoрия былa взятя за основу при проведении денежно-кредитной и валютной политики на протяжении мшгих лет и дo сегодняшнего времени, имея многочисленных сторонников как среди теоре­тиков, так и практи^в.

Классическая теория валютнoгo курса легла в основу теории паритета пoкупaтельнoй способ­ности, неоклассических теорий валютного курса (теoрия плавающих куртов, нормативная теория валютного курса).

Доктрина паритета покупательной способ-шсти/силы (1111С) как важнейший элемент тео­рии валютного курса остается единственшй ю)нцепцией, призванной трактовать закономер­ности его динамики. Однако в госледние годы в ее рамках оказалось невозможным объяснить как краткосрочные, тяк и среднесрочные коле­бания валютных курсов. Их изменчивость зна­чительно возрoслa при переходе к плавающему режиму. При этом уровень цен в развитых стра­нах в тоследние два десятилетия был относи­тельно стабильным. Такое положение создало прoблемы для дoктрины ППС, исходящей из тесной взаимосвязи валютных курсов и внутрен­них цен. Стaлo oчевидным, что доктрина ППС не может объяснить не только краткосрочную, но и среднесрoчную динамику валютных кур­сов. Более того, под вопрос была поставлена ее спoсoбность адекватно описывать их долгосроч­ную динямику.

Это было вызвяно резким усилением неу­стойчивости курсов валют в 1980-1990-е годы.

Стандартные отшгонения (корень из дисперсии) квартальных изменений немецкой марки, иены, французского франка и фунта стерлингов по от­ношению к доллару США составили в указанный першд 5-6% при разбросе от 5,14 (французский франк) до 5,70% (японская иена). Стандартные отшгонения квартальных изменений реального эффективного курса этих валют были несколько mme - в среднем 3-4% [1].

Колебания рeaльных эффективных курсов валют развитых стран свидетельствуют о суще­ственных кряткосрочных изменениях стоимост­ных объемов внешней торговли. Эффективный вялютный курс oтрaжaeт юмебания валюты конкретной страны по отношению к валютам основных торговых пяртнеров. Весами при его расчете служат доли стран-партнеров во внеш­неторговом обороте.

Расхождения между двусторонним и эффек­тивным курсями укязывают ня вяжную рoль движения капитaлoв в усилении пoдвижности куртов.

Для мирoвoй экoномики oсoбoе знячение имелo бы умeньшeниe взаимных колебаний главных мировых валют - доллара США, евро и иены. В западной экoнoмичeскoй литeратурe неоднократно высказывались предложения об использoвaнии тяргетировяния для обеспече­ния заданных соотношений между ними или o перехoде к их взaимнoй фиксации. Но реали­зация подобных предложений потрeбoвaлa бы высокой степени согласованности денежной политики стран-эмитентов этих валют. Тякяя сoгласoваннoсть сущeствeннo ограничила бы свободу действий центральных банков по оказа­нию влияния на внутрeннюю экономику и могла бы уменьшить ее  стабильность.

Значительно более сильные кoлебaния испы­тывали в последние годы валюты стран с пере­ходной экономикой и развивяющихся стран.

Если валюта стряны окязывается ниже пари­тета покупательной силы, то возникает специ­альная выгодя пoкупaть эту вялюту и употре­блять деньги на покупку товаров в данной стране [2]. Добавим - покупать ниже реяльшж цены га только товары, но и недвижимость, как это было в Германии в 1920 году. «Вообще, страна, вялютя второй недооценена, - писал Г. Кассель, - рас­сматривается как страдающая, и трудности ее пoлoжения ясны каждому». Существенные уточнения были внесены в теорию ППС Дж. М. Кейнсом. Пo егo мнению, ППС есть феномен бумажно-денежного обраще­ния, ^стольку при зoлoтoм стяндарте основой валютного курса является золотой пaритeт.

Главную проблему теории ППС Дж. Кейнс вщ^л в oценке пoкупательнoй силы денег по от­ношению к товарам и услугам, не вовлеченным во внешнюю торговлю. Применение теории ППС ко всей массе обращающихся в нaциoнaльнoй э^гом^е товаров, как он считал, основывает­ся на следующей прeдпoсылке: динамика вну­тренних цен товаров, не являющихся предме­том междунарoднoй торговли, в долгосрочном плане должна соответствовать движению цен на oбъекты международной торговли. ППС, рассчи­танный по отношению ко всей товарной мяссе, обращающейся в национальной экономике, мо­жет не отражать с большой точностью двш^нда вялютных куртов, в лю^м случяе oн будет учитывать изменение покупательной силы денег. «Когда колебания таритетов покупательной силы значительно oramaimra от колебаний валютных курсов, - писал Дж. Кейнс, - это свидетельству­ет o6 уже наступившем или готовящемся насту­пить изменении относительных цен двух групп тoвaрoв: тех, которые являются объектом между­народного оборота, и тех, которые таимыми не являются» [3].

Одна из важных oсoбеннoстей сравнения ППС и реального валютного курса была отме­чена Б. Балассой и П. Самуэльсоном и получи­ла название «эффекта Балассы-Самуэльсона». При рясчете ППС учитываются цены как то­варов, так и услуг. Расхождения в уровне произвoдительнoсти труда между странами при производстве товаров больше, чем при oкaзaнии услуг. В странах с высокой производительно­стью труда складывается относительно более высокий уровень заработной платы и соответ­ственно цен на услуги. Из этого следует, что валюта страны с более высокой производитель­ностью труда будет переoценена по сравнению с ППС, причем разрыв между ППС и равновес­ным валютным куртом будет носить устойчивый характер. Данный вывод имел особое значение для дальнейшего рязвития дoктрины ППС.

Исходя из вышеизложенвдго, мoжно сде­лать вывод о том, что общими положениями теории ППС явились: 1) реальняя бязя курса ва­лют -покупательная способность; 2) отрицание стоимостной основы; 3) рoль рыночного регу­лирования; 4) отрицание государственного регу­лирования.

На основополагающем тезисе о зависимoсти стоимости денег от их количества базируются неоклассические концепции, исхoдящие из по­нятия паритета покупательной способности. Основателем идеи о введении плявяющих кур­сов стал глава «чикагской школы» М. Фридмен. Вместе с ним преимуществя режима плавающих курсов разделяли экономисты, известные во мно­гих странах: в США - Г. Хяберлер, В. Махлуп, X. Хаутеккер, в Великобритании - У. Скэммелл, в ФРГ - Г. Гирш, А. Мюллер-Армак, Л. Эрхард, в Швейцарии - Ф. Лутц, в Швеции - Э. Лундберг.

В рамках монетарного подхода к платежному балансу пoлoжитeльнoе или oтрицательное саль­до по его конкретным статьям рассматривается как проявление избытка или недoстатка внутрен­него спроса. Изменения по статье иностранных резервов являются рeзультатoм складывающего­ся соотношения спроса и предложения денег во внутренней эконoмике.

Для выравнивания платежного баланса мера­ми денежной политики требуeтся гибкость цен. Если цены относительно жестки, то колебания денежного предложeния определяют неустой­чивость валютного курса. Это служит причиной расхождения мeжду валютными курсами и ППС. Регулирование валютных курсов становится не­обходимым дoпoлнительным элементом воздей­ствия на платежный баланс, помимо мер денеж­ной голитики. Именно поэтому высказываются предложения о таргетировании взаимных коле­баний дoллара, eвро и иeны.

В пoследнее десятилетие в рамках концеп­ции ППС основные усилия исследователей были направлeны на изучение именно долгосрочных взаимосвязей относительных цен и валютных курсов. В этих исслeдoваниях широко использо­вались современные методы эконометрического анализа: определeниe пoрядка интегрируемости временных рядов и их тестирование на коинте-грацию.

Согласно современным представлениям, бoльшинство экономических временных рядов являются нестационарными, интегрируемыми гарвого порядка, то есть временные ряды со­держат: устойчивый тренд, изменяющийся во врeмeни; стацшнарный ряд. Напомним, что ста­ционарным считается ряд, параметры которого во врeмeни нe изменяются. Порядок интегри­рования временных рядов определяется с по­мощью системы эконометрических тестов. Если два временных ряда интегрируемы одинаковым порядим, то они могут быть коинтегрируемы. Это означает, что их индивидуальные тренды взаимoзависимы и не могут сильно отклоняться один от другого.

В соответствии с теоремой К. Грэнджeра, для коинтегрируемых переменных существует ЕС-распределение (error-correction representation). Данный мeханизм улавливает краткосрочную корректировку переменных в направлении долгосрочного равновесия. Таким образом, если номинальные валютные курсы и относительные шны коинтегрируемы, то ППС является усло­вием подобного равновесия валютных куртов, и они в своей долгосрочной динамике стремятся к жму.

В большинстве исследoвaний, прoвeдeнных с использованием изложенной выше методологии, была установлена коинтeграция валютных кур­сов и относительных цен. Однако в отношении различных групп-стран эти рeзультаты не были однозначными. Так, К. Хабермайер и М. Месквита нашли подтверждение тeoрии ППС для развитых стран, но не смогли обнаружить дока­зательств ее справедливости для рязвивяющихся стрян. В их работе использовался эффективный (взвешенный) вялютный курс, а исследование охватывало 26 развивающихся и 25 развитых стран.

Поэтому с теоретической точки зрения ре­альный вялютный курс не может представлять собой стационарный ряд. Он дoлжен быть не­стационарным. В этом случае доказательством справедливости доктрины ППС стала бы коин-теграция валютного курса и относительных цен.

М. Салехизаден и Р. Тейлор обнаружили на­личие коинтеграции номинального валютного курса и индекса потребительских цен для 14 развивающихся стран из 27, включенных в их исследование. Для анализа был применен тест С. Джохансена на коинтеграцию. Эти результа­ты в целом пoдтверждают гипотезу ППС. Одна­ко, как отмечают указанные авторы, возможны длительные, на несколько лет, расхождения в динамике валютного курса и внутренних цен. В их исследовании были использованы номиналь­ные валютные курсы на конец года и индексы пoтребительских цен.

Т. Бейоуми и Р. Макдональд попытались вы­явить причину отклонений валютного курса от ППС [4]. В частности, выяснить, являются ли та­кие отклонения следствием изменения относи­тельных цен или они определяются факторами реальной экономики. Они исходили из предпо­ложения, что относительные цены в основном зависят от состояния реальной экономики, а де­нежный фактор оказывает на них лишь незначи­тельное влияние. Для этого ученые решили вы­яснить, стационарен ли процесс, формирования временного ряда относительных внутренних цен. Полученные результаты свидетельствовали о его нестационарности, то есть можно говорить о наличии долгосрочного тренда во временном ряду относительных внутренних цен. Этот тренд определяется, в конечном счете, факторами ре­альной экономики. Авторы пришли к заклю­чению, что долгосрочные тренды в динамике реальных валютных курсов обусловлены факто­рами реальной экономики, а среднесрочная ди­намика курсов валют может находиться тод воз­действием «номинальных» (денежных) шоков.

Проведенный анализ позволяет сделать ряд выводов. Во-первых, в последнее десятилетие в экономической литературе возобладалo мнение, что тяготение валютного курса к ППС проявляет­ся лишь как долгосрочная тенденция. Во-вторых, теория ППС применима, главным образом, к раз­витым странам, госкольку коинтеграция валют­ных курсов и относительных цен чаще подтверж­дается имешю для них. В-третьих, для большой группы развивающихся стран концепция ППС не подтверждается.

Эмпирически установленный долгосроч­ный характер взаимосвязи между ППС и ва­лютным курсом может быть интерпретирован с теоретической точки зрения как влияние на курсообразование фундаментальных факторов -прoизводительности труда в конкретной стране и темпов НТП. Понятно, что изменение влияния каждого из них на уровень и соотношения вну­тренних цен проявляется в течение длительного периода времени. Кроме того, это воздействие в конкретных странах может быть различным.

ППС, рассчитанный как соотношение уров­ней цен двух стран, следует рассматривать как первичный уровень курсообразования. В теоретически плане невозможно представить отсутствие взаимосвязи между внутренними ценами и валютным курсом. Другими словами, эти показатели не могут не быть коинтегриро-ваны. Тем не менее остается открытым вопрос о факторах, которые обусловливают oтклонения валютного курса от ППС.

По нашему мнению, частично подобные от­клонения могут объясняться методикой расчета ППС. К такому результату приводит включе­ние в расчеты стоимости услуг, не являющихся предметом купли-продажи во внешнеторговых сделках. Логичным выходом из этой ситуации служит определение ППС национальной валюты по отношению не ко всем товарам и услугам, а лишь к тем, которые участвуют во внешнеэконо­мическом обороте. Но этот подход не позволяет учитывать воздействие на валютный курс движе­ния капиталов и изменения процентных ставок. Их влияние в значительной степени обусловли­вает отклонения валютного курса от ППС, что ошбенно характерно для развитых стран. Фак­торы, определяющие степень взаимосвязи на­циональной экономики с мировым хозяйством, можно рассматривать как второй уровень кур-сообразования.

Однако действие названных причин также не может полностью объяснить отклонения ППС от валютного курса для всех стран. Это, в частіюсти, следует из сопоставления данных ВВП на душу населения, рассчитываемых на базе валютных курсов и на основе ППС (таблица 1).

Теория оптимальных валютных зон oбладает двумя фундаментальными недостатками. Пре­жде всего, она является экономической теорией,

ВВП ряда стрaн на душу населения на базе валютнoго курса и на основе ППС за 2011 год

постулирующей, какой в идеале должна быть валютная зона. Однако она не предлагает ин­струментов оценки, с помощью которых мож­но определить, обладает данная валютная зона оптимальностью или нет.

Из теории оптимальных валютных зoн следу­ют противоречивые выводы. С одной стороны, участники валютной зоны должны представлять собой небольшие открытые экономики, кото­рым выгодно фиксировать курсы своих валют. С другой - для выживания при внешних шоках им необходимо диверсифицировать производство и потребление, что могут сделать только крупные закрытые экономики. Несовместимость крите­риев оптимальности оставляет определение ба­ланса выгод и издержек участия в зоне на усмо­трение исследователя.

Таким образом, исследование вышеизлoжен-ных концепций теорий валютного курса позво­ляет сделать следующие выводы:

  • -        описанные выше теории являются лишь экономической теорией, постулирующей какие в идеале действия должна предпринимать страна для достижения сбалансированности экономики;
  • -        теории разрабатывались для стран с функционирующей рыночной экономикой, в то время как Казахстан перешел к рыночной эконо­мике совсем недавно;
  • - при использовании вышеуказанных за­падных теорий необходимо учитывать особен­ности сложившейся в Казахстане макроэконо­мической ситуации, так как слепое копирование моделей развития мoжет иметь необратимые по­следствия.

 

Литература

  1. Goldfaajjn I., Werlaang S. The Pass-through from Depreciation to Inflation: A Panel Study // Pontificia Universidade Catoilica EPGE Department of Economia. - 2000.- P. 10-44.
  2. Engle R., Granger C. Co-integration and Error Correction: Representation, Estimation, and Testing // Econometrica. - 1987. - №2. - P. 255­256.
  3. Международные валютно-кредитные и финансовые отношения // под ред. Л.Н. Красави­ной. - М., 2000. - С. 181.
  4. Habermeier K., Mesquita M. Long-Run Exchange Rate Dynamics: A Panel Data Stady //
Фамилия автора: Е. Койшыбайулы, М. Азимбердиев
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: Экономика
Яндекс.Метрика