О восстановлении Урало-Каспийской популяции сельди alosa kesslerikessleri (grimm, 1887)

В ходе НИР 2009-2011 годов, по теме «Комплексная оценка эколого-эпидемиологического состояния биоресурсов основных рыбохозяйственных водоемов Казахстана, для формирования государственного кадастра», мы столкнулись со следующим интересным фактом - в весенние периоды этих лет в реке, впервые за долгие годы, замечены массовые нерестовые миграции сельди-черноспинки, с половыми продуктами в 3 стадии зрелости. Причем в 2009 г. это были преимущественно рыбы возраста 3+, и в малом количестве рыбы возрастов 4+ и 5+. В 2010 г. заметно увеличилось число рыб возраста 4+, а в 2011 г. также и возраста 5+. Заход на нерест сельди наблюдался с 3 декады апреля по 2 декаду мая, совпадая по времени с весенним паводком.

Проходная сельдь-черноспинка - самая крупная из понто-каспийских сельдей рода Alosa. В Каспийском море встречается повсеместно. На нерест заходит в р. Волгу и реже в р. Урал [1]. Некогда многочисленная урало-каспийская популяция долгое время находилась в подорванном состоянии. За годы работы автора с 1983 по 2004 годы, в ихтиологическом контрольно-наблюдательном пункте в нижнем течении Урала, не было зафиксировано ни одного случая попадания данного вида в контрольных уловах. Также исследованиями саратовских ученых в Нижнем Поволжье, статус каспийской сельди-черноспинки определен как «малочисленный вид (подвид) с относительно стабильным ареалом, численность которого медленно снижается» [2].

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

Специально научный вылов вида нами не проводился, сельдь-черноспинка фигурировала в исследованиях как случайный прилов, который должен в живом виде отпускаться обратно в воду. В этих условиях нам оставалось ограничиться только внешним осмотром для определения вида, а также снять промеры длины и массы. Для промеров длины тела рыбу удерживали в руках под водой у самой поверхности и замеряли рулеткой. Для взвешивания, рыбу под водой помещали в сетчатый мешок, а затем на короткое время извлекали из воды для измерения массы на ручных весах. Рыба взвешивалась вместе с сетчатым мешком, вес которого затем высчитывался. Брались 2-3 чешуйки для определения возраста. Использование в научных ловах небольшого речного невода длиной 50 м позволяло максимально сократить время притонения, для сохранения рыбы в живом виде.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Общая численность сельдей в нерестовом стаде нами не определялась, однако было просчитано ее процентное соотношение к самым многочисленным в этот период видам - лещу и вобле. Данные приведены в табл. 1. Из нее видно, что в эти годы в научных уловах в нижнем течении Урала был ощутимый случайный прилов сельди-черноспинки. Причем по численности она уступала только вобле, лещу, чехони, густере и синцу.

Таблица 1

Процентное соотношение случайного прилова сельди черноспинки в нучных ловах, в весенние периоды 	 2009-2011 гг, в нижнем течении р.Урал, участок Алмалы - Томпак.

Случайный прилов сельди-черноспинки составлял 35-40 % от численности леща и 27-38 % от численности воблы. Такое соотношение к наиболее многочисленным видам в нерестовых миграциях говорит о достаточной для воспроизводства численности производителей. Ниже в табл. 2 представлена динамика возрастного состава и линейно-весовых показателей в 2009-2011 гг. Если в значениях средней промысловой длины и средней массы заметных различий не прослеживается, то возрастном составе заметна тенденция к расширению возрастного диапазона. Рыбы возраста 3+ были многочисленны все три года. Следовательно, можно судить о регулярном пополнении данной возрастном группы за счет поколений достигающих половой зрелости. Рыбы возраста 4+ были редки в нерестовых миграциях 2009 г., когда их численность составляла только 9.1 %. В 2010 г. количество четырехлеток составило 38.6 %, а в 2011 г. - 32.9 %. Рыбы возраста 5+ присутствовали в ограниченном количестве в 2009-2010 годах (4.2 и 6.5 %, соответственно). Заметное пополнение возрастной группы отмечено только в 2011 г. - 23.7 %. Из этого можно заключить что, по всей видимости, возрастные группы 4+ и 5+ пополнялись за счет многочисленных трехлеток 2009 года.

Таблица 2

Динамика линейно-весовых показателей проходной сельди-черноспинки

Из истории сельдяного промысла на Каспии известно, что к 1895 г. уловы достигали до 100 тысяч тонн в год. Однако ко второй половине 1890-х годов объемы вылова резко сократились [3]. Интенсивный перелов сельди в реках и в море в течение нескольких лет привел к резкому сокращению численности. В наши дни вылов проходной сельди в волжско-каспийском бассейне, с 1984 по 2000 гг. составлял от 0.806 до 4.310 тыс. т, в среднем - 1.7 тыс.т. До зарегулирования волжского стока уловы черноспинки колебались от 3.34 до 31.3 тыс.т, в среднем 5.3 тыс.т. (Водовская В.В., 2000). Это говорит об уязвимости популяции от перелова и техногенных факторов. В тоже время рыбы обладают огромным потенциалом естественной репродукции, когда влияние негативных факторов ослабевает, что видно из данного случая.

Возобновлении массовых нерестовых миграций в р. Урал в последние три года, может создать предпосылки для восстановления некогда полностью подорванной местной популяции. Поскольку нерест данного полупелагофильного вида проходит непосредственно в речном русле то характерная для Урала нестабильность весеннего паводка, не окажет такого прямого воздействия как на воспроизводство рыб-фитофилов, нерестящихся в заливной пойме обводняемой паводковыми водами. Незарегулированность русла реки в нижнем и в среднем течении (западная часть) благоприятствует нерестовым миграциям этого проходного вида, а современное высокое стояние уровня Каспийского моря создает хорошие условия нагула в большей части акватории.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В условиях сокращения популяций ценных рыб в бассейне, когда некогда многочисленные промысловые виды характеризуются редкой встречаемостью (белуга, щип, осетр, севрюга, стерлядь), из года в год уменьшаются промзапасы судака, сазана, сома, нет данных по видам рыб занесенных в Красную Книгу Республики Казахстан (белорыбица, каспийский лосось, минога) [4], восстановление популяции сельди-черноспинки представляет определенный интерес в плане сохранения биоразнообразия водоема. Ведь для этого не было приложено каких-либо усилий со стороны рыбной отрасли. О данном виде попросту забыли ввиду редкой встречаемости, и отсутствия значения для промысла. Из данного случая можно заключить, что ослабление промыслового пресса и устранение нелегального вылова, при регулярной технической мелиорации нерестовых площадей может дать аналогичный эффект самовосстановления подорванных популяций ценных рыб.

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Камелов А.К., Сокольский А.Ф., Альпейсов Ш.А. Современное состояние и подходы к восстановлению численности русского осетра Урало-Каспийского бассейна. - Алматы: «Бастау». - 2005. - С. 55-56.
  2. Завьялов Е.В., Ручин А.Б., Шляхтин Г.В., Шашуловский В.А., Сонин К.А., Табачишин В.Г., Малинина Ю.А., Ермолин В.П., Якушев Н.Н., Мосолова Е.Ю. Рыбы севера Нижнего Поволжья. - Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2007. - С. 36-37.
  3. Богуцкая Н.Г., Игошина Т.И. Заметки о деятельности Н.А. Бородина в области таксономии рыб//Материалы межд. научн. конф. «Николай Андреевич Бородин (1861-1937). Ученый и общественный деятель России, Казахстана и США». Санкт-Петербург, 2009. - С 10­11.
  4. Ким А.И., Пилин Д.В. Исследование экологического состояния реки Урал в границах Западно-Казахстанской области Республики Казахстан// Материалы межд. научно-практ. конф. «Научное обеспечение развития агропромышленного комплекса стран таможенного союза». Астана, 2010. -Т. 2. - С. 383-385.
Фамилия автора: А.И. Ким
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: Экология
Яндекс.Метрика