Первые историко-правовые исследования в Казахстане: постановка проблем обычного права

В Казахстане истоки становления и развития юридической науки берут свое начало с историко-правовых исследований: истории государства и права. Данная статья посвящена попытке анализа становления историко-правовых исследований в Казахстане, которое имеет свои особен­ности. Формирование предмета и объекта историко-правовых исследований обусловлено влиянием русской, советской российской традицией научного исследования. 

Каждая страна имеет свою историю государ­ственно-правового развития. Этот безусловный факт оказывает влияние и на развитие истории права, истории государства, истории юридиче­ской науки. В Казахстане истоки становления и развития юридической науки берут свое начало с историко-правовых исследований: истории го­сударства и права.

Первые профессиональные историко-правовые исследования были организованы в совет­ский период и непосредственно связаны с де­ятельностью Секции государства и права при Секторе истории Института языка, литературы и искусства Казахского филиала Академии наук СССР (КазФАН) в 1942-1943 годы [1]. Большую роль в этом сыграли ученые-юристы эвакуи­рованных в годы Второй мировой войны вузов России - Московского юридического института (ЮИ), Украины - Харьковского ЮИ.

К первым исследовательским темам в сфере историко-правовой науки мы относим: «Очер­ки истории государства и права Казахстана»; «Вопросы истории казахского государства в XVII-XVIII вв.»; «Законы хана Тауке»; «Суды биев и аксакалов»; «Уголовно-правовые нормы в памятниках казахского права»; участие уче­ных-юристов в написании разделов истории го­сударственного и правового развития казахов в академической истории Казахской ССР; др. Это был период, когда впервые в истории страны об­суждались работы, посвященные истории госу­дарственно-правового развития.

Первым официальным академическим науч­но-исследовательским центром проблем права и государства был Сектор права КазФАН (1945 г.), АН Казахской ССР (1946-1955 гг.). Исследова­ния, начатые в Секторе права, были продолжены и в дальнейшем при всех его институциональ­ных изменениях. В этой связи рассмотрение на­учных проблем, являвшихся основными в раз­личные периоды развития Сектора, представ­ляют собой научный интерес. Одновременно это способствует изучению политико-правовой мысли советского периода в Казахстане. Важ­ным является изучение трудов научных сотруд­ников Сектора для понимания принципов, целей и задач дальнейшего развития юридической нау­ки Республики. Изучение становления юридиче­ской науки дает возможность проследить истоки некоторых современных научных исследований, форм и методов их проведения, объяснить сло­жившиеся традиции в правовых исследованиях современных ученых-юристов, учеников перво­го поколения исследователей проблем права и государства, рассмотреть историю исследования проблем обычного права казахов.

Среди основных юридических специально­стей, по которым предстояло развернуть научно-исследовательскую работу Сектора права, была названа история права (См.: Архив Националь­ной Академии Наук Республики Казахстан (А НАН РК), ф. 2, оп. 18, д. 1, л. 2.), в частности тема С.Л. Фукса (См.: А НАН РК, ф. 2, оп. 18, д. 1, л. 1.) «Государство и право Казахстана в XVII-XIX вв.».

1946 год был особенным для академической науки Казахстана: была учреждена АН Казах­ской ССР (См.: Архив Президента Республики Казахстан (АП РК), ф. 708, оп. 10, д. 160, л. 40.). Данное событие способствовало дальнейшему развитию научных исследований в Казахстане. Приоритетными оставались исследования, свя­занные с поиском и разработкой полезных иско­паемых, нефтяных месторождений; наблюдался рост геолого-разведочных экспедиций. Вместе с тем, определенное значение придавалось и гу­манитарным исследованиям, задачей которых было утверждение и дальнейшее совершенство­вание идеологической составляющей советского государства. Казахстан по-прежнему рассматри­вался не только, как республика с богатыми ме­сторождениями, но и в силу природно-климати­ческих условий местом ссылки оппозиционно настроенных советскому режиму граждан. Это обстоятельство в определенной мере объясняет уровень развития исследований в сфере государ­ственного (Конституционного) права, уголовно­го права, уголовно-исполнительного права в Ка­захской ССР.

В послевоенный период актуальными были темы историко-правового исследования, связан­ные с национальными лидерами, обращение к которым в военный период имело военно-патри­отическое значение, а также темы наказания пре­ступления. Так, М.К. Ермагамбетов продолжал диссертационное исследование «История дипло­матических отношений Казахстана с империей Петра I», а также работу над темой «Взаимная помощь государств в преследовании преступни­ков войны». Л.В. Дюков (См.: А НАН РК, ф. 1, оп. 1, д. 696, л. 31-31-об.) готовил к печати ра­боту «Государственно-правовые воззрения Чо-кана Валиханова», казахского общественно-по­литического деятеля, просветителя[2]. Это была работа, имевшая важное значение в осмыслении политического сознания казахского народа. С.Л. Фукс, вернувшийся после эвакуации в Харьков (Украина) выслал две работы - «Барымта» и «Империя Чингис-хана» (А НАН РК, ф. 10, оп. 18, д. 3, л. 22-24-об.).

В 1948 году был издан первый выпуск «Ма­териалов по казахскому обычному праву», что имело большое значение для историко-правовой науки Казахстана, явилось наглядным результа­том исследовательской деятельности научных сотрудников Сектора [3]. Это было первое опу­бликование сборника документальных материа­лов по истории обычного права казахов.

Также к значительным событиям в деятель­ности Сектора права можно отнести защиту кан­дидатской диссертации М.Г. Масевич 15 апре­ля 1948 г. в Московском ЮИ на тему «Право собственности дореволюционного Казахстана» (научный руководитель — М.С. Липецкер) (См.: Центральный муниципальный архив г. Москвы (ЦМАМ), ф. 3038, оп. 2, д. 2074, л. 3, 5-5-об., 9,

18-19, 25.). В заключении по кандидатской дис­сертации М.Г. Масевич говорится, что «разра­ботка вопроса о праве собственности дореволю­ционного Казахстана связана с значительными трудностями», отмечалась тесная взаимосвязь темы с исторической и цивилистической наука­ми (См.: ЦМАМ, ф. 3038, оп. 2, д. 2074, л. 22.).

М. С. Липецкер писал: «Большой интерес пред­ставляет также попытка тов. Масевич сопоста­вить обычное право казахов с обычным правом других народов, находящихся на той же ступени общественного развития» (См.: ЦМАМ, ф. 3038, оп. 2, д. 2074, л. 23-24.). Исследовательская ра­бота М. Г. Масевич по истории дореволюционно­го частного права до сих пор остается единствен­ной в данной сфере казахского обычного права.

Знаменательными событиями 1948 года ста­ли издание первого выпуска юридической серии «Известия АН Казахской ССР», первая конфе­ренция аспирантов Сектора права[4]. Эти собы­тия придавали уверенности сотрудникам Сек­тора, закладывали основы профессиональных историко-правовых исследований.

На первой научной сессии ученых-юристов республики (26-29 ноября 1949 г.) академиком АН Казахской ССР С.В. Юшковым был рас­смотрен вопрос о периодизации государствен­но-правового развития дореволюционного Ка­захстана. В его докладе «Основные моменты истории казахского государства (досоветского периода)» ставилась задача - установить пери­одизацию Казахского государства. По мнению С.В. Юшкова, начало казахской государственно­сти относится к государственным объединениям усуней и канглы, носившим дофеодальный или варварский характер и получившим свое разви­тие в эпоху тюркских каганатов. Образованное государство и его систему права Юшков призна­ет феодальными с элементами патриархально­сти, а основной общественной единицей казах­ского государства в XV-XVII вв. — феодальное султанское владение [5].

На сессию был приглашен и С.Л. Фукс (См.: Архив Российской Академии Наук (А РАН), ф. 591, оп. 1, д. 266, л. 86), д.ю.н., профессор, заве­дующий кафедрой Истории государства и права Харьковского юридического института. В октя-бре1949 г. был заслушан и активно обсужден до­клад Фукса «Некоторые вопросы истории казах­ского государства и права» (См.: А НАН РК, ф. 10, оп. 18, д. 7, л. 21; д. 8, л. 92-93.). В докладе было отмечено, что монополия богатых скотоводов на пастбища была установлена в начале XVIII века. В этой связи возникла тенденция к установле­нию более развитого феодального строя. Доклад­чик связал укрепление государства феодального типа с проблемами пастбищ. Вместе с тем, он не относил государства Касыма, Хакназара, Тевек-келя и Тауке к типу централизованных феодаль­ных монархий. С.Л. Фукс утверждал, «что так называемое «объединение» или «относительное единство» Казахского государства при Касыме, Хакназаре, Тевеккеле и Тауке было лишь вре­менным, более или менее устойчивым, оборо­нительно-наступательным военным союзом от­дельных мелких государственных объединений казахских «родов», предводительствуемых сул­танами». Выступавший также, как и С.В. Юш­ков, отнес Казахское государство XV-XVII вв. к феодальному с сохранением дофеодальных госу­дарственно-правовых форм и учреждений (вас­салитет без лена, совет старшин, народные со­брания и др. формы «старшинской демократии»). Выборность хана и его функции подтверждают, по его мнению, дофеодальный характер ханской власти. Докладчик не видел в объединении Ка­захского государства при хане Тауке нового эта­па казахской государственности [5, 83]. Доклады С. В. Юшкова и С. Л. Фукса вызвали оживленную дискуссию. Вообще доклад Фукса был одним из наиболее ожидаемых как учеными-юристами, так и Президиумом АН Казахской ССР. Столь повышенное внимание было обусловлено поли­Вестник КазНУ. Серия тико-правовой обстановкой конца 1940-х гг., по­литическими и идеологическими приоритетами в научных исследованиях союзных республик. Выступление Фукса было важно и для Культеле-ева, как заведующего Сектором, должностного лица, ответственного за проведение исследова­ний утвержденной ведущей проблемы, исследо­вателя, заинтересованного в написании истории государства и права казахов, раскрытии теорети­ческих вопросов обычного права, благодарного товарища и коллеги. Вместе с тем, мы склонны считать, что поступки, результаты исследований тех, кто стоял у истоков казахстанской юриспру­денции, объясняются не только политико-право­вой ситуацией, исключительно личной заинте­ресованностью, а их честным служением науке, элементарной добросовестностью и уважением к истории казахского народа. Мы также считаем, что первому поколению профессиональных уче­ных-юристов Казахстана было важно знать исто­ки, предпосылки образований Казахских ханств, понять принципы государственного устройства, государственной идеологии казахского народа. Доклады С. В. Юшкова и С.Л. Фукса оказали влияние на последующую активизацию иссле­дований истории государства и права казахов [6].

Материалы первой сессии ученых-юристов Казахстана показывают, что к концу 1940-на-чалу 1950-х гг. в государственно-правовой науке приоритетными были проблемы истории госу­дарства и права, обычного права казахов и его отраслей - уголовного и семейно-брачного.

В историко-правовых исследованиях на­чала 1940-х гг. в Казахстане определенное зна­чение отводится и истории государства и права зарубежных стран. Данное было связано пре­жде всего с деятельностью I государственного юридического института НКЮ СССР (I ГЮИ). Ученые I ГЮИ просили НКЮ СССР об уско­рении издания отдельными выпусками истории государства и права Древнего Востока, Древней Греции и Древнего Рима [7]. Также профессор­ско-преподавательский состав I ГЮИ планиро­вал издание: «Извлечений из институций Юсти­ниана» (Со словарем и комментариями. Посо­бие для юристов); «Материалы к лекциям по истории государства и права». В 1941 году Л.В. Дюков подготовил к изданию книгу «Нексум в римском праве», которая была принята в печать, но не вышла в свет в связи с началом Великой Отечественной войны (1941 —1945 гг.). Дальнейiая судьба рукописи неизвестна [8, 98]. В 1942 году ученый планировал подготовить публика­ции о государственно-правовых принципах Па­рижской Коммуны, обзор теории феодальной поземельной собственности в России, новые материалы по вопросу о т.н. «Германском заво­евании» Римской империи; И.С. Перетерский -избранные отрывки из Дигест с примечаниями и указателями значений терминов, собственных имен, законов, интерполяций (См.: Центральный государственный архив Республики Казахстан (ЦГА РК), ф. 1694, оп. 1, д. 24, л. 138-138-об., 140-140-об.).

Среди казахстанских ученых только Л.В. Дюков подготовил и защитил диссертационное ис­следование по проблемам Древнего Рима [9]. Из­вестны работы С.Я. Булатова, В.Н. Маркелова по вопросам истории государства и права зарубеж­ных стран [10]. К сожалению, это направление историко-правовых исследований долгое время оставалось неразвитым, исследования Л.В. Дю-кова не были углублены, а сам он на протяжении почти всего советского периода казахстанской историко-правовой науки оставался единствен­ным специалистом по всеобщей истории госу­дарства и права. На наш взгляд, данное положе­ние объяснялось: идеологическими аспектами, поскольку не всегда было безопасным увлечение даже на научно-исследовательском уровне госу­дарственно-правовыми вопросами зарубежных стран, в особенности капиталистических госу­дарств; необходимостью знания на достаточном уровне иностранных языков с обязательным из­учением иностранных источников; высокий уро­вень исследований делал желательным и выезд в научную командировку в регион исследования; недостаточным количеством высококвалифи­цированных кадров-специалистов по всеобщей истории государства и права. Зарубежной исто­рией государства и права занимались ученые-юристы, направленные в Казахстан высшими государственными органами юстиции, получив­шие образование в российских и европейских вузах, где существовала многолетняя традиция исследования государства и права стран Европы и Востока. Поэтому исследования зарубежной истории государства и права в Секторе права фактически не проводились, а историко-право-вые исследования были сконцентрированы на проблемах государственно-правового развития республики.

21-23 апреля 1951 г. состоялась научная сес­сия Секторов экономики и права АН Казахской ССР, посвященная проблемам экономики и пра­ва дореволюционного Казахстана (См.: А НАН РК, ф. 10, оп. 18, д. 11, л. 22.). Одним из основ­ных вопросов, поднимавшихся на сессии, был вопрос о феодальной собственности. По данно­му вопросу выступали С.В. Юшков, С.З. Зима-нов (См.: А НАН РК, ф. 2, оп. 1-л, д. 85, л. 84, 97; д. 68, л. 126-127), М.Г. Масевич, А.Е. Еренов и др. Были заслушаны доклады: С. В. Юшкова «О праве собственности в дореволюционном Казах­стане», С.З. Зиманова «Государственный строй Букеевской Орды» [11]. Решению вопросов соб­ственности в дореволюционном Казахстане при­давалось определенное значение в рассмотрении проблем общественно-политического строя до­советского Казахстана. В статье С.В. Юшкова [12] «К вопросу о феодальной собственности в досоветском Казахстане» ставится вопрос о форме феодальной собственности. Автор пишет о «невозможном мнении о том, что в феодаль­ных странах, безразлично, в землевладельческих странах или странах, где господствовало кочевое скотоводство, существовала родовая или коллек­тивная собственность на землю» [12, 61]. В рабо­те выражено несогласие с «мнением С.Л. Фукса о позднем (с XVIII в.) возникновении феодаль­ной поземельной собственности в Казахстане», также и с отнесением им казахского государства «к типу феодальных, а по своему механизму - к дофеодальному государству» [12]. В работе ав­тор приводит аргументы в поддержку своей по­зиции.

С. В. Юшков, являясь исследователем, руко­водствовавшимся, как и многие другие ученые того времени, марксистско-ленинской концеп­цией общественного развития, ставил под со­мнение иные, не всегда вписывающиеся в тра­диционные рамки взгляды на феодальные отно­шения [12]. Утверждение С.З. Зиманова о том, что «казахским феодалам принадлежало только право владения пастбищами, а не право соб­ственности» [12], также было неприемлемо для С. В. Юшкова, утверждавшего, что «основани­ем феодальной эксплоатации в Казахстане надо признать землю, а не скот». В этом заключении он опирается на академика Б.Я. Владимирцова, установившего, что «основанием для экспло-атации феодальной Монголии были пастбища монгольских феодалов - ноянов и богатуров, которые передались зависимым кочевникам -харачу» [12]. Основной вывод работы автора в следующем: «... объектом феодальной собствен­ности является не скот, а земля - пастбища. Тот факт, что объектом феодальной собственности являются не пашня, не сады и другие угодья, как это наблюдается в земледельческих странах, а пастбища, что феодалу принадлежат в опреде­ленные времена года только общие направления в кочевом круговороте, является весьма крупной особенностью феодальной собственности, кото­рая предопределяет ряд и других специфических черт» [12].

Позднее по вопросу о характере феодальной собственности на землю в Казахстане выступи­ли С.З. Зиманов и А.Е. Еренов. В совместной статье они отмечают, что «в казахском феодаль­ном обществе, где ведущей отраслью было ско­товодство, земля оставалась главным условием производства. Скот является продуктом земли и его бытие немыслимо без последней» [13].

Активное участие Сектора права на очеред­ном совещании по координации научных иссле­дований секторов права в 1951 г. способствовало всесоюзному обсуждению проблем истории го­сударства и права Казахстана. Дискуссии, про­веденные в АН Казахской ССР, в АН СССР по вопросам права собственности и форме госу­дарственности в дореволюционном Казахстане, были признаны значительными и для других союзных республик [12, 80]. Дискуссия об ос­новных средствах производства в кочевом фео­дальном обществе наибольшей остроты достиг­ла в начале 1954 года. В этой связи в Ташкенте с 30 января по 6 февраля 1954 г. была созвана объединенная научная сессия АН СССР и АН союзных республик по вопросам истории Казах­стана, Средней Азии [14]. Сессия содействова­ла конкретизации спорных точек зрения, но не смогла принять единого решения. В 1956 году были подведены некоторые выводы всесоюзной дискуссии [15]. Практика проведения столь мас­штабных научных форумов с согласия централь­ных органов коммунистической партии — явле­ние характерное для советского государства.

Широко известно, что определенная роль в системе общественных отношений у казахов принадлежала отношениям, складывающим­ся между людьми в процессе производства по поводу средств и продуктов труда. В обычном праве казахов зафиксировано несколько форм собственности на средства производства:

1) от­ношения собственности на скот и продукты скотоводства в форме индивидуальной частно-семейной собственности;

2) общинная собствен­ность на землю, или, точнее, зимние пастбища;

3) собственность расширенной общины на во­дные источники;

4) внеэкономическая собствен­ность ассоциации общин на территорию, на ко­торой кочевали подведомственные ей группы скотоводов.

Характерной особенностью произ­водственных отношений в кочевом обществе казахов XVIII - середины XIX вв. являлась пре­дельная рассеянность прав собственности среди звеньев социальной организации (семья, общи­на, ассоциация общин). Практически ни одна из ее структур не обладала монополией на землю и воду и могла реализовать свои права на них лишь в момент нахождения кочевников на дан­ной территории [16].

Исследователи социально-экономического развития казахского общества в XVIII - середине XIX вв. называют основной и первичной формой собственности индивидуальную собственность на скот. Вместе с тем отмечается, что «земля в процессе кочевания также вовлекалась в отно­шения фактической собственности посредством присвоения лучших кормовых и водных ресур­сов богатыми скотовладельцами, осуществляв­шими на практике право владения земельными угодьями в виде «права первозахвата». При этом качественно-видовой состав стада, прямо зави­севший от имущественной обеспеченности той или иной семьи, опосредованным путем обу­словливал неравенство индивидов в сфере зем­лепользования и водопользования» [16, 193-194].

В научной жизни Республики, в политико-правовой ситуации начала 1950-х гг., обусловлен­ной партийными постановлениями в освещении истории Казахстана, дискуссия о формах соб­ственности и государственности внесла свой им­пульс. Она показала важность историко-право-вых исследований, их необходимость в дальней­шем развитии государственно-правовой науки Республики. Дискуссии, как вид научного твор­чества, совместного обсуждения представителей научных дисциплин, проблем, затрагивающих различные аспекты государства и права, были не только актуальными, популярными, также и легитимными, поскольку часто объединялись с обсуждением одного из партийных документов или произведением лидера Советского государ­ства. Пожалуй, только в этом случае можно было обеспечить публичное и широкое обсуждение какой-либо темы общественно-политической значимости. К примеру, в это же время, в начале 1950-х гг., в дискуссии АН Казахской ССР пред­лагалось включить другую тему Сектора права - «Вопросы права феодальной собственности в дореволюционном Казахстане, в свете труда И.В. Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР» (См.: АП РК, ф. 708, оп. 26, д. 1815, л. 170.). Вместе с тем, мы не можем не принимать во внимание, что зачастую темы дискуссий были обусловлены политико-правовыми реалиями со­ветского периода и господством большевистско-советской политической и правовой идеологии.

1951 год в деятельности Сектора был об­условлен партийными постановлениями. Ти­пично для советской гуманитарной науки, когда темы и содержания исследований выверялись с партийными установками. Правда, иногда удава­лось обходить и их. В этой связи в Секторе осо­бое внимание было уделено обсуждению опу­бликованных работ научных сотрудников. Так, специальному обсуждению подверглись докла­ды профессоров С.В. Юшкова, С.Л. Фукса (См.: АП РК, ф. 708, оп. 26, д. 1815, л. 18.), сделанные ими на научной сессии Сектора права и опу­бликованные в печати. Отмечалось, что в дан­ных работах «отсутствовала партийная оценка характера движения Кенесары Касымова, а сам Касымов рассматривался как «государственный деятель» и «реформатор», что есть «недостатки в вышедших «Материалах по казахскому обыч­ному праву». Подчеркивалась необходимость улучшения качества, готовящегося к изданию «Очерка по истории государства и права» (досо­ветский период) С.В. Юшкова (См.: А НАН РК, ф. 10, оп. 18, д. 11, л. 3, 5.).

Одним из значительных событий в истори-ко-правовых исследованиях Сектора права яви­лась защита кандидатской диссертации в ИП АН СССР С.З. Зимановым на тему «Обществен­но-политический строй Букеевской Орды». Это была первая крупная научная работа будущего академика С.З. Зиманова, сыгравшего значитель­ную роль в развитии историко-правовой науки в республике. Диссертация С.З. Зиманова была посвящена проблемам дореволюционного госу­дарства и права казахов Букеевской Орды первой половины XIX века.

Вопросы периодизации истории советско­го государства и права в 1950-е гг. носили дис­куссионный характер и являлись актуальными в силу особой значимости для научных центров права АН союзных республик [17]. Сотрудники Сектора права АН Казахской ССР и лично Т.М. Культелеев были заинтересованы в обсуждении на первой научной сессии Сектора права, на все­союзном совещании вопроса о периодизации истории государства и права Казахстана (А НАН РК, ф. 10, оп. 18, д. 10, л. 85-85-об.; д. 10, л. 123.). Поскольку в этот период проходила интенсивная научно-исследовательская работа, направленная на создание «Истории государства и права», во многих союзных республиках (Узбекской ССР, Казахской ССР, Белорусской ССР, Украинской ССР) [18, 47]. Методологические проблемы историко-правовой науки: определение предме­та исследования истории государства и права, периодизация науки - обсуждались в дискусси­онном порядке и в последующие годы.

Решением Президиума АН Казахской ССР (1953 г.) перед Сектором права поставлена зада­ча создания обобщающего труда «Истории госу­дарства и права» (А РАН, ф. 591, оп. 1, д. 1149-а, л. 211; д. 782, л. 145; д. 440, л. 13; Российский го­сударственный архив Новейшей истории (РГА-НИ), ф. 5, оп. 17, д. 427, л. 74-77, 97-99, 101-103; АП РК, ф. 708, оп. 26, д. 1841, л. 13-18.).

Работу над очерками истории государства и права Казахстана досоветского периода начал С.Л. Фукс (См.: ЦГА РК, ф. 1694, оп. 1, д. 14, л. 136, 146, 148; д. 23, л. 1.) и первым защитил докторскую диссертацию по вопросам обычно­го права казахов в 1948 году. Деятельность С.Л. Фукса в развитии историко-правовых исследо­ваний имеет большое значение. Профессор С.Л. Фукс, прибывший в Алма-Ату в эвакуацию, пер­вым стал читать лекции по истории государства и права казахов досоветского и советского пери­одов (См.: ЦГА РК, ф. 1694, оп. 1, д. 14, л. 34, 38, 50, 88.); работал профессором кафедр теории и истории государства и права, гражданского пра­ва (См.: ЦГА РК, ф. 1694, оп. 1, д. 13, л. 148). В 1944 г. он вернулся в Харьков.

Историко-правовые исследования, проводив­шиеся разрозненно на протяжении второй поло­вины 1940-х - начала 1950-х гг. по дореволюци­онной и советской истории государства и права казахов были упорядочены в середине 1950-х гг., и было принято решение о создании фундамен­тального капитального труда по истории госу­дарства и права Советского Казахстана. Данное объяснялось также и тем, что научные сотрудни­ки Сектора права преимущественно разрабаты­вали вопросы истории советского государства и права. Чем объяснить приверженность местных ученых к первоочередному созданию истории государства и права Советского Казахстана?

Архивные документы (См.: ЦГА РК, ф. 1694, оп. 1, д. 14, л. 34, 38, 50, 88.) свидетельствуют о том, что с начала 1950-х годов активно рас­сматриваются вопросы изучения истории со­ветского права и государства. Институт права АН СССР все более стремится к координации и критическому пересмотру тематических планов научно-исследовательских учреждений проблем права союзных республик. К этому следует до­бавить, что подготовка научных кадров велась в центральных городах России, что также оказы­вало влияние на формирование исследователь­ских тем и направлений.

Важно отметить и человеческий фактор: пер­вый профессиональный ученый-юрист истории обычного права казахов С.Л. Фукс работал в Украине, трагически оборвалась жизнь первого профессионального ученого-юриста казаха Т.М. Культелеева, будущий академик С.З. Зиманов только вошел в науку и на нем уже лежал груз научной и административной ответственности.

В 1960-е годы работа по истории обычного права проводилась в виде сбора документальных и архивных материалов, начатых в 1940-е гг. и их публикации. С.З. Зиманов совместно с М.Ш. Ис-магуловым работает над сборником норматив­ных постановлений, принятых с участием казах­ского поэта и мыслителя Абая (См.: А НАН РК, ф. 98, оп. 1, д. 105, л. 373.). Г.Б. Шакаевым было продолжено исследование казахского обычного судебно-процессуального права (См.: А НАН РК, ф. 10, оп. 18, д. 7, л. 13.).

Лишь в конце 1970-х годов под руководством С. З. Зиманова ученые-юристы вновь обратились к исследованию вопросов обычного права. Так, Н.У. Усеров, Н.С. Ахметова подготовили и за­щитили диссертации по своду законов обычного права «Жеті жарғы» (1977 г.) (См.: А НАН РК, ф. 98, оп. 1, д. 532, л. 1.), институту обычного права «құн» (1979 г.) (См.: А НАН РК, ф. 98, оп. 1, д. 628, л. 1, 24.).

В 1980-е годы процесс активизации исследо­ваний обычного права был продолжен. В 1981 г. С. З. Зиманов издает часть докторско диссерта­ции С. Л. Фукса [19]. В 1986 году ученик акаде­мика Зиманова З. Ж. Кенжалиев защитил диссер­тацию по вопросам отмены обычно-правовых институтов в Казахской АССР [20]. Наконец, в 1989 году почти сорок лет спустя после траги­ческой гибели Т.М. Культелеева была проведена научная конференция, посвященная социально-регулятивным аспектам казахского обычного права, приуроченная к 75-летию основополож­ника профессионального изучения казахского обычного права [21]. Участница конференции Н.С. Ахметова отмечала, что «обычное право еще не было предметом специальных общетео­ретических исследований», и назвала причины необходимости обобщенного изучения обычно­го права - «для понимания общетеоретических проблем становления права»; «для познания сути процессов, происходящих в политико-правовой сфере молодых независимых государств, возни­кающих в результате ликвидации колониальной системы»; для определения уровня стадиального развития общества в целом [21, 31].

С. У. Созакбаев дает анализ отдельным ин-статутам обычного права казахов: родовой экзо­гамии; обычай гостеприимства - қонақасы, ат-тон; «оказание коллективной, безвозмездной и разносторонней помощи обедневшему члену ро­довой общины (от стихийного бедствия, массо­вого падения скота) - жылу, асар, ағайыншылық, қызыл көтеру [21, 44]. В статье рассмотрены гу­манистические начала обычного права казахов в период второй половины XIX - начала XX веков.

Обычно-правовая система казахов глазами российской интеллигенции Западной Сибири от­ражена в работе Х. А. Абишева [21]. В работе рас­смотрена деятельность комиссии по подготовке проекта реформы административного устрой­ства казахских земель; отмечены идеи Ч.Ч. Ва-лиханова из «Записки о судебной реформе» [22] и попытки «Петербургского юридического общества», Русского географического общества по рассмотрению вопросов «предела применяе­мости норм обычаев в народной жизни» [21]. В работе характеризуются работы исследователей: И.А. Козлова, Н.Н. Максимова, А.И. Крахалева, Ф.Н. Усова, Н.И. Гродекова, Н. Зеланда [22].

Институт «барымта» казахского обычного права исследован в статье С. О. Даулетовой [21]. Ею дано объяснение, что барымта «по своему первоначальному назначению - это захват чу­жого имущества, главным образом скота, для удовлетворения интересов обиженного. Такие действия допускались как способ исполнения судебных решений при наличии обоснованно­го требования» [23]. В работе раскрыты аспек­ты уголовно-правовой борьбы с регрессивными обычаями в первые годы Советской власти.

Состояние институтов и норм обычного пра­ва также в советский период изучал З.Ж. Кен-жалиев [21]. Процесс постепенного вытеснения норм обычного права, их замены законодатель­ными актами Советского государства в Казах­ской АССР З.Ж. Кенжалиев делит условно на три этапа и заключает, «что прямолинейное про­тивопоставление обычно-правового способа ре­гулирования законам Советской власти, как это иногда встречается в литературе, неправомерно. Опыт показывает, что старые и новые нормы могли сосуществовать в определенные периоды и в необходимых пределах параллельно, допол­няя друг друга и служа общим целям» [21].

В ряду исследований проблем обычного пра­ва казахов видное место занимает работа З.Ж. Кенжалиева и С.О. Даулетовой, выполненная в 1989 г [24, 8]. Она характеризует эволюцию ис­следований норм обычного права казахов, исто­рии государственно-правового развития казахов в советское время. З.Ж. Кенжалиев и С.О. Дау-летова впервые широко исследовали действие норм казахского обычного права в условиях Со­ветской власти. Исследователи рассмотрели ос­новные этапы и особенности функционирования обычного права в Казахской АССР [24].

В начале 1990-х годов были опубликованы работы ученых С.С. Сартаева, С.У. Созакбаева[25].

  1. Таким образом, в истории становления историко-правовых исследований, обычного права в советский период большое значение принадлежит Сектору права, объединенному Сектору философии и права АН Казахской ССР, деятельности советских российских и украин­ских ученых. Эти были представители интелли­генции, воспитанные на трудах и научных шко­лах Европы. К примеру, И.С. Перетерский, М.С. Строгович, С.Я. Берцинский, др. получили уни­верситетское образование в Германии в Берлин­ском университете. Они считали, что служить людям, нести культурный свет в души - главная их задача. Они искренне полагали, что в новых условиях, вызванных военным положением они могут и должны активно содействовать органи­зации изучения и исследования государственно-правового развития, обычного права казахского народа.
  2. В военных условиях в обществе востре­бованы основополагающие, консолидирующие ценности. К ним мы относим и историю государ­ственно-правового развития страны, его народа. Война ускорила не только процесс промышлен­ного освоения Казахстана, но также и возникно­вение различных научных отраслей, в том числе юридической. В Казахстане до установления Со­ветской власти не было профессиональной юри­дической науки, высших юридических учебных заведений. Война определила вектор первых научно-правовых исследований: история права, история государства. Против этого не возражали и руководители центральных научных учрежде­ний проблем государства и права, согласование исследований с которыми было обязательным в советский период. Академик С.З. Зиманов вспоминал рассказ К.И. Сатпаева, первого пре­зидента АН Казахской ССР и крупного ученого-геолога о том, что директор Института права АН СССР А.Я. Вышинский рекомендовал начать на­учно-исследовательскую деятельность Сектора права с изучения обычного права.

Проблема обычного права казахов, постав­ленная Т.М. Культелеевым в центр внимания профессиональных научных работников, под­твердила свою значимость и востребованность, непреходящую ценность (См.: А РАН, ф. 591, оп. 2, д. 15, л. 44-45.). К первым исследователям обычного права казахов мы относим Т.М. Культелеева, М.Г. Масевич, С.Л. Фукса, С.З. Зиманова, Г.Б. Шакаева. Их деятельность способство­вала становлению и развитию правовой науки и правовой мысли в Казахстане.

  1. В 1940-1950-е годы было сделано мно­гое, ставшее фундаментом для современных ис­следований историко-правовой науки. Стремле­ние к данным темам, библиографической работе, формированию документальных сборников - все это было заложено в эти годы. Организация спе­циализированного учреждения, профессиональ­ного научного издания, проведение научных фо­румов обусловили направления развития истори-ко-правовых исследований в нашей республике.
  2. Мы не можем не принимать во внимание, что зачастую темы научных исследований, дис­куссий были детерменированы политико-право­выми реалиями советского периода и господ­ством большевистско-советской политической и правовой идеологии. Например, можно назвать статью «За марксистско-ленинское освещение вопросов истории Казахстана», постановление Бюро ЦК КП (б) Казахстана от 10 апреля 1950 г., решения VIII пленума ЦК КП (б) Казахста­на. Подобные документы способствовали пар­тийному идеологическому подходу к научным проблемам. Односторонний партийный подход в освещении истории государства и права, исто­рии обычного права не может дать объективной картины. Думается, что исследователи столкнув­шись с проблемой обязательного соответствия результатов анализа изучения обычного права с партийными установками не находили выхода для своей мысли. Нереализованное естествен­ное стремление профессиональных ученых из­ложить максимально объективный анализ, вве­сти в научный оборот полученные результаты исследований, свободных от партийных догм об­условили выбор легитимных, официально при­знанных тем исследований. Официального за­прета на исследование вопросов обычного права нами не обнаружено. Однако общественно-по­литическая ситуация, партийные постановления, решения правительства, идеологическая работа наглядно демонстрировали приоритетные иссле­довательские темы. Представляется, что первое поколение казахстанских профессиональных ученых-юристов было искренне убеждено в том, что исследование вопросов государственно-пра­вового развития советского периода также важно для республики. С конца 1940-х годов история советской государственности и права классифи­цируется, как одна из основных проблем Сек­тора права. Уже на первой научной сессии уче­ных-юристов одновременно были рассмотрены вопросы истории дореволюционного обычного и советского права.
  1. Изучение обычного права в советский период не было системным. Активные исследо­вания проводились во 2 половине 1940-х - нача­ле 1950-х годов; в 1960-е годы проблемами обыч­ного права занимался в основном Г.Б. Шакаев; в конце 1970-х годов берет свое начало возрожде­ние исследования обычного права, которое пере­ходит и в 1980-е—1990-е годы и продолжается в настоящее время. Ренессанс исследований обыч­ного права пришелся на конец 1980-х - начало 1990-х годов. Также, как и во второй половине 1940-х годов ученые-юристы стали активно ис­следовать вопросы обычного права. Итогом этой плодотворной работы стало издание 10-томного сборника документов и материалов «Древний мир права казахов», выполненный под руковод­ством академика С. З. Зиманова.
  2. К данному первому периоду развития историко-правовой науки относится и начало научной, педагогической деятельности Л.В. Дю-кова ученого и педагога. Несмотря на то, что он не оставил после себя отдельной монографии, сборника своих статей, размышлений, каждая из его статей имеет концептуальное значение, он всегда принимал активное участие в обсуж­дениях кандидатских диссертаций; опубликова­нии трудов ученых, которые в силу трагических обстоятельств не успели их издать. Он принимал в этом участие, которое было продиктовано его совестью. Протоколы заседаний отделов ИФиП АН Казахской ССР, специализированных сове­тов по защите диссертаций свидетельствуют, что основатели историко-правовой науки Казахста­на, ее признанный глава С.З. Зиманов и многие другие ученые с вниманием и уважением отно­сились к суждениям, оценкам Л.В. Дюкова.
  3. К 1950-м годам относится начало науч­ной деятельности крупного историка права С.З. Зиманова. Тема его исследований имеет большое значение и вызывает неослабевающий интерес. Думается, что аспекты проблемы ликвидации института ханской власти, процесса колониза­ции Казахстана с государственно-правовой по­зиции еще будут исследованы. Вся последующая история историко-правовой науки будет связана с именем С. З. Зиманова.
  4. Вопросы повестки дня научных сессий ученых-юристов республики в 1950-е гг. превра­щались во всесоюзные. Умение ученых 1940-1950-х гг. находить и ставить действительно жи­вотрепещущие, интересные вопросы, вызывать дискуссии, по результатам которых писались солидные монографии, вызывает глубокое ува­жение к первому поколению ученых-юристов-историков права.
  5. Вместе с тем, следует признать, что в Казахстане не сформировалось направление ис­следования истории зарубежного государства и права, стран Азии, Америки, Востока, Европы, др. Думается, что данное объясняется не только отсутствием научных кадров, отчасти и полити­ческим режимом. За советский период были ис­следованы некоторые вопросы истории государ­ства и права зарубежных стран - Древнего Рима, Франции, Монголии - в 1941, 1950, 1960 годах. Исследования в названной сфере историко-пра-вовой науки были продолжены только в услови­ях независимости в 2003 году.

Данная статья посвящена попытке анализа становления историко-правовых исследований в Казахстане, которое имеет свои особенности. Формирование предмета и объекта историко-правовых исследований обусловлено влиянием русской, советской российской традицией науч­ного исследования. С обретением независимости в 1991 г. исследование проблем истории права, а по сути обычного права, истории государствен­ного развития получили новый импульс. Следу­ет отметить, что казахстанские ученые-юристы историки права с большим интересом изучают достояние европейской исследовательской тра­диции, в частности немецкой школы истории права, этнологии, антропологии права. Труды ярких представителей немецкой исторической школы права — Г. Гуго, Г. Пухта, Ф. Савиньи, А. Поста, пришедшие к нам из работ русских до­революционных ученых-юристов в настоящее время актуальны и востребованы.

 

Литература

  1. См.: ТлепинаШ. Организация и деятельность Секто­ра права (1942-1955 гг.) (Из истории юридической науки) // Науч. тр. «Әділет». — 2004. — № 2(16). — С. 39-69; Она же. Эпизоды становления государственно-правовой науки Казахстана (1940-е годы) // История государства и права (Москва). — 2005. — № 2. — С. 23-26.
  2. Дюков Л.В. Ч.Ч. Валиханов как последователь Н.Г. Чернышевского // Учен. зап. КазГУ — Сер. юрид. — Т. 49. 
  3. Вып. 6. — Алма-Ата, 1960. — С. 66-90. Первым в юри­дической науке Казахстана о государственно-правовых воззрениях Ч.Ч. Валиханова написал С.Я. Булатов. См.: Булатов С.Я. К вопросу о государственных и правовых воз­зрениях Чокана Валиханова // Вестн. АН КазССР. — 1956.
  4. № 3(132). — С. 53-61. О Ч. Ч. Валиханове также писали: Х. Адильгереев. Ч.Ч. Валиханов. Биобиблиографический очерк. — Алма-Ата, 1958. — 19 с.; Атишев А. Ч. Валиханов
  5. последователь революционеров-демократов // Вестн. АН КазССР. — 1962. — № 1(202);. Зиманов С.З. Чокан Валиханов в Петербурге // Вестн. АН КазССР. — 1964. — № 6. — С. 16­25; Он же. О политических взглядах Чокана Валиханова // Вестн. АН КазССР. — 1964. — № 8. — С. 13-22; Он же. Идей­но-политические убеждения Чокана Валиханова // Изв. АН КазССР. — Сер. обществ. наук. — 1965. — Вып. 3. — С. 3-11; Зиманов С.З. Атишев А.А. Политические взгляды Чокана Валиханова. — Алма-Ата: Наука, 1965. — 249 с.; Сартаев С.С., Ударцев С.Ф. Ч.Ч. Валиханов - ученый-востоковед, мыслитель, демократ (К 150-летию со дня рождения) // Сов.государство и право. — 1986. — № 7. — С. 125-129; Ударцев С.Ф. Авт. вступит. ст. и прим. // Чокан Валиханов. Записка о судебной реформе (Серия «Жемчужины истории политиче­ской и правовой мысли») — Алматы: ВШП «Әділет», 1999.—            С. 5-24; Уәлиханов Шоқан. Сот реформасы жайында жаз-ба / Кіріспе мақалалар мен ескертулерді жазған С.Ф. Удар­цев. Алматы: «Жеті жарғы», 2003. — 116 бет: суретті. (Саяси және құқықтық ой-пікірлер тарихының інжу-маржандары сериясы).
  6. Материалы по казахскому обычному праву. — АлмаАта: Наука, 1948. — 350 с.
  7. См.:Культелеев Т. В секторе права // Вестн. АН КазССР. — 1948. — № 3(36). — С. 70; Михайлов Ф. Теорети­ческая конференция аспирантов по вопросам государства и права // Вестн. АН КазССР. — 1948. — № 12(45). — С. 111.
  8. См.: // Вестн. АН КазССР. — 1948. — № 3(36). — С. 83; Он же. Основные задачи исторической науки в Казах­стане // Изв. АН КазССР. — Сер. ист. — Вып. 4. — 1948. — С. 4-15; Он же. Об основных моментах истории казахского государства (в досоветский период) // Там же. — С. 43-57. О периодизации истории Казахстана см.: БекмахановЕ. Об основных вопросах периодизации истории Казахстана // Изв. АН КазССР. — Сер. ист. — Вып. 4. — 1948. — С. 31-12.
  9. См.: Федоров К., Шахназаров Г. Совещание по коор­динации научно-исследовательской работы секторов права Академий наук союзных республик // Сов. государство и право. — 1951. — № 5. — С. 67-80.
  10. См. об этом: Кечекьян С.Ф. Всеобщая история го­сударства и права. Древний мир. Древний Восток и Древ­няя Греция. — Ч. 1. — Вып. 1. — М.: Юриздат. 1944-1945; Перетерский И. С. Всеобщая история государства и права. Древний мир. Древний Рим. — Ч. 2. — Вып. 2. — М.: Юриздат. 1944-1945; Кечекьян С.Ф., Юшков С.В. О переименовании историко-правовых дисциплин // Вестн. Высш. школы. —— № 3-1. — С. 48-49; И.С. Перетерский. Всеобщая история государства и права. Древний Рим: Учебник для юридических институтов. — Ч. 1. — Вып. 2. — М.: Юриздат НКЮ СССР, 1945. — 195 с.; С.Ф. Кечекьян. Всеобщая исто­рия государства и права... // Учен. зап. ВИЮН Мин. юст. СССР. — 1947. — Вып. V. — С. 157-158; Обсуждение учеб­ника И. С. Перетерского в Секторе истории государства и права ВИЮН. И. С. Перетерский. Указ. соч. // Учен. зап. ВИЮН. — Вып. VI. — М.: Юрид. изд-во Мин. юст. СССР,— С. 208-212. 
  11. Цит. по: Профессорско-преподавательский состав Академии «Әділет». Библиографический словарь-справоч­ник. (2001/02 учебный год): В 2 ч. / Автор-составитель С.Ф. Ударцев. — Алматы: АЮ-ВШП «Әділет», — С. 98.
  12. См.: Дюков Л.В. Долговое рабство в Древнем Риме: историко-юридический очерк. ДКЮН. Специаль­ность «Римское право». Научный руководитель - д.ю.н., д.и.н., профессор И.И. Яковкин, официальные оппоненты-  д.ю.н., профессор Г. Мартынов, профессор Л.И. Дембо, доцент С.О. Вайнлуд. Защита состоялась 25 июня 1940 г Ленинград: Ленинградский ЮИ, 1940. 156 с. См.: Профес­сорско-преподавательский состав Академии «Әділет»... С. 98; Государственно-правовая наука в Казахстане: Библио­графический указатель. 1930-е - 1991 гг. — Алматы: Изда­тельский дом КазГЮУ, 2005. — С. 375.
  13.  См.: Булатов С.Я. Военно-морское уголовное уложение Конституанты // Учен. зап. ВИЮН. Вып. 1. М., 1940. С. 269-292; Маркелов В. Из истории судоустройства и уго­ловного судопроизводства Монгольской Народной Респу­блики // Изв. АН КазССР. — Сер. юрид. — Вып. 2. — 1950. — С. 90-113; Он же. Уголовное право Монгольской Народной Республики. — М.: Госюриздат, 1960. — 301 с. Василий Ни­колаевич Маркелов (1906 - 1984), д.ю.н., профессор. См.: Биобиблиография обществоведов Казахстана. — Алматы: Наука, 1986. — С. 290; Сартаев С.С. Юристы Казахстана в лицах. — Алматы, 2002. — С. 301.
  14.  Зиманов С.З. О политическом строе Букеевской Орды (по поводу освещения вопроса Шахматовым) //Вестн. АН КазССР. — 1951. — № 10. — С. 64-77. Также и другие работы С.З. Зиманова по данной проблеме. См.:
  15. Зиманов С.З. Государственный строй Букеевской Орды //Мат-лы науч. сессии, посвященной проблемам экономики и права дореволюционного Казахстана. — Алма-Ата, 1954. —С. 58-65; Он же. К вопросу о предпосылках и образовании Внутренней Орды // Вестн. АН КазССР. — 1956. — № 1(130).
  16. С. 46-57; Он же. К вопросу о прогрессивной роли присо­единения Казахстана к России (По материалам Внутренней Орды) // Тр. КазГУ им. С.М. Кирова. — Сер. юрид. — Т. 2. — Алма-Ата: КазГУ, 1956. — С. 63-77; Он же. Образование Бу-кеевского ханства, восстание шаруа под предводительством Исатая Тайманова // История Казахской ССР с древнейших времен до наших дней в 5 томах. — Т. 3. Присоединение Ка­захстана к России. Социально-экономические отношения. Революционное и национально-освободительное движение в канун Великого Октября / Редкол.: А.Н. Нусупбеков, Б.С. Сулейменов, В.Я. Басин, А.С. Сабырханов. — Алма-Ата: Наука, 1979. — С. 128-151; Он же. Восстание шаруа под предводительством Исатая Тайманова // Вопросы истории.
  17. — № 2. — С. 11-19; Он же. Из истории образования Букеевского ханства // Вестн. АН КазССР. — 1979. — № 3. — С. 38-17; Он же. Россия и Букеевское ханство. — Алма-Ата:Наука, 1982. — 171 с.
  18. Юшков С.В. К вопросу о феодальной собственности в досоветском Казахстане // Вестн. АН КазССР. — 1951. — №9(78). — С. 59-69.
  19. Зиманов С., Еренов А. О характере феодальной соб­ственности на землю в Казахстане // Тр. Алма-Атинского ЮИ. — Т. 1. — Алма-Ата, 1955. — С. 47, 49-51. См. также: Еренов А. К вопросам феодальной собственности в дорево­люционном Казахстане // Вестн. АН КазССР. — 1953. — № 5(93). — С. 35-48. Выступления в дискуссиях, научные пу­бликации по вопросам феодального способа производства и связанного с ним земельных отношений получили раз­витие в монографии А.Е. Еренова. См.: Еренов А. Очерки по истории феодальных земельных отношений у казахов.
  20. Алма-Ата: Наука, 1961. — 156 с.
  21. См.: Материалы Объединенной научной сессии, посвященной истории Средней Азии и Казахстана в доок­тябрьский период. — Ташкент, 1955. — 587 с.
  22. См.: О патриархально-феодальных отношениях у кочевых народов (К итогам обсуждения) // Вопросы исто­рии. — 1956. — № 1.
  23. Ерофеева И.В. Социально-экономическое развитие казахского общества вXVIII - сер.XIX вв. / История Казах­стана с древнейших времен до наших дней (Очерк). — Ал-маты: Дәуір, — С. 193.
  24. См. об этом: Курицын В.М., Ронин С.Л. О предмете и системе истории советского государства и права // Сов. государство и право. — 1961. — № 12. — С. 46-56.
  25. См.: Болотова Л. В секторе права Академии наук Казахской ССР. Первая научная сессия // Сов. государство и право. — 1950. — № 3. — С. 47.
  26. Зиманов С.З. От редактора // Фукс С.Л. Обычное право казахов вXVIII - первой половинеXIX века. / Под ред. акад. С. З. Зиманова. Алма-Ата: «Наука КазССР», 1981.—            С. 4. В 2008 году издан полный вариант диссертации с комментариями. См.: Фукс С.Л. Очерки истории государ­ства и права казахов в XVIII - первой половине XIX века. / Под общ. ред. С.Ф. Ударцева / Предисл. - С.Ф. Ударцев и Н. О. Дулатбеков (на русс. и казах. языках). Вступит. ст. -Ш. В. Тлепина. Коммент. и подгот. текста - К. А. Алимжан, Ш.В. Тлепина, С.Ф. Ударцев. - Астана / СПб.: ТОО «Юри­дическая книга Республики Казахстан» / ООО «Универси­тетский издательский консорциум «Юридическая книга», 2008. - 816 с.
  27. Тема кандидатской диссертации: Кенжалиев З.Ж. Декреты Казахской Автономной Советской Социалисти­ческой Республики, отменившие патриархально-феодаль­ные обычно-правовые институты. Научный руководитель -  д.ю.н., профессор, академик АН КазССР С.З. Зиманов, официальные оппоненты - Р.С. Мулукаев, Т.А. Агдарбеков. АДКЮН. Алма-Ата: ИФиП АН КазССР, 1986. 22 с. Он же. Традиционная правовая культура в кочевом казахском обществе. ДКЮН. Алма-Ата, 1997. Научный консультант д.ю. н., профессор, академик НАН РК С.З. Зиманов.
  28. См.: Проблемы казахского обычного права. — Алма-Ата: Наука, 1989. — 144 с.
  29. См. подробно: Ударцев С.Ф. Политические и право­вые взгляды Чокана Валиханова // Чокан Валиханов. Запи­ска о судебной реформе / Вступит. ст. и примеч. С. Ф. Удар-цева. Серия «Жемчужины истории политической и право­вой мысли». — Алматы: ВШП «Әділет», — С. 5-24 и др.; эта же книга, изд. 2-е, доп. и исправл. Алматы, Жеті жарғы, 2004. 112 с.: ил. (Серия: Жемчужины истории поли­тической и правовой мысли);Уәлиханов Шоқан.Сот рефор-масы жайында жазба. Кіріспе мақалалар мен ескертулерді жазғанС.Ф. Ударцев. — Алматы: «Жеті жарғы», 2003. — 116 бет: суретті. (Саяси және құқықтық ой-пікірлер тарихының інжу-маржандары сериясы.) — 5-34 б.
  30. Там же. С. 85,91. О барымте писали: Фукс С.Л. «Ба-рымта» (Очерк обычного права казаховXVIII-XIX вв.) // Учен. зап. Харьковского ЮИ. — 1948. — Вып. 3. — С. 131-170; Культелеев Т.М. Уголовное обычное право казахов (с мо­мента присоединения Казахстана к России до установления Советской власти). — Алматы, 200 — С. 186, 258, 271-272. ТаукелевА.Н. Чокан Валиханов о понятии барымты // Чокан Валиханов и современность. Сб. мат-лов Всесоюзн. научн. конф., посвященной 150-летию со дня рождения Ч.Ч. Вали-ханова. (Алма-Ата АН КазССР, 18-19 сентября 1985) / Отв. ред. акад. АН КазССР Ж.М. Абдильдин. — Алма-Ата: Наука. 1988. — С. 139-141.
  31. См.: Кенжалиев З.Ж., Даулетова С.О. Казахское обычное право в условиях Советской власти (1917 - 1937 гг.) — Алматы: Ғылым, — С. 8.
  32. Были изданы подобные работы С.С. Сартаева, С.У. Созакбаева, З. Ж. Кенжалиева. См.: Материалы по истории государства и права Казахстана. Вторая половина XIX - на­чало XX вв. / Сост.: С. Сартаев, С. Созакбаев. — Алматы: Атамұра-Казахстан, 1994. — 280 с. В 1996 г. под общей ре­дакцией С. З. Зиманова были опубликованы другие матери­алы. См.: Материалы по казахскому обычному праву: Ере-же, решения чрезвычайного съезда биев и комментарии) / Құраст.: З. Кенжалиев, С.О. Даулетова, Ш.А. Андабеков, М.К. Әділбаев, Е.Л. Тоғжанов / Под общей ред. С.З. Зима-нова. — Алматы: Жеті жарғы, 1996. — 208 б.
Фамилия автора: Ш. Тлепина
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика