К обсуждению концепции нового проекта УПК РК

Концепция нового проекта уголовно-процессуального законодательства содержит положения относительно реформирования процедур досудебной подготовки материалов уголовного дела. В частности предполагается исключение этапа доследственной проверки и возбуждения уголовного дела. В концепции в целом обозначена схема распространенной общеевропейской модели: полицей­ский-прокурор-суд. Когда полицейский не дает юридическую квалификацию действиям; не при­меняет меры процессуального принуждения, кроме задержания в строго оговоренных законом случаях; не совершает действий, касающихся конституционных прав и свобод человека без санкции прокурора и суда.

Бесспорно, что каждое из нововведений должно всесторонне обсуждаться, возможно будут высказываться разноречивые суждения, каждое из которых должно быть взвешено и оценено. К примеру, в концепции предложено введение термина «разумные сроки» взамен упраздняемого фиксированного срока. При этом устанавливается, что очевидные преступления, включая и тяжкие виды, должны быть расследованы в кратчайшие сроки, но не более 30 суток, а преступления небольшой и средней тяжести при признании лицом своей вины и суммы ущерба - в срок до 15-ти суток. Таким образом, как бы вводится новое понятие «разумные сроки», но одновременно же и дается достаточно фиксированное его закрепление в виде установления крайних сроков осуществ­ления расследования. Мы полагаем, что введение определения «разумные сроки» все же заставит процессуалистов попытаться объяснить это новое вводимое понятие. Тем более что оно появляется в логической связке с понятием «очевидные преступления», легальное определение которого, несмотря на давность применения, так и не было сформулировано.

В период коренного реформирования уголовно-процессуального законодательства серьезное внимание следует уделить вопросам обеспечения процессуально-правовых гарантий участникам уголовного судопроизводства.

В системе субъектов уголовно-процессуальных правоотношений особое занимают правоохрани­тельные органы и их должностные лица. Это по их инициативе возникает уголовный процесс, о публично-правовом характере которого мы уже говорили. Это они ответственны перед государством за ход и исход дела. И, чтобы обеспечить возможность государственным органам выполнять возложенные на них государственные обязанности, им государством же предоставлены и определенные гарантии.

Государственным органам (должностным лицам) гарантии обеспечивают возможность выпол­нять свои обязанности и использовать свои права для достижения задач уголовного судопроиз­водства. А гражданам реально использовать предоставленные им процессуальные средства для защиты и охраны своих прав и законных интересов.

Процессуально-правовые гарантии - это содержащиеся в нормах права правовые средства, обеспечивающие всем субъектам уголовно-процессуальной деятельности возможность выполнять обязанности и использовать предоставленные права.

Система процессуальных гарантий - это система всех правовых средств, обеспечивающих достижение задач судопроизводства.

К ним относятся права, которыми наделены государственные органы. Реализация этих прав гарантирована обязанностью соответствующих лиц выполнять обращенные к ним требования и установленными законом санкциями, которые могут быть применены за невыполнение этих обязан­ностей. Так, в ч. 5 ст. 36 УПК РК указано: «требования органа уголовного преследования, предъяв­ленные в соответствии с законом, обязательны для исполнения всеми государственными органами, организациями должностными лицами и гражданами. Невыполнение указанных требований влечет установленную законом ответственность».

Следователь вправе вызвать любое лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоя­тельства по делу, в качестве свидетеля (ч.1 ст.82 УПК). Лицо, вызванное в качестве свидетеля, обязано явиться и дать правдивые показания. При неявке свидетеля без уважительных причин он может быть подвергнут приводу, а за отказ или уклонение от дачи показаний - привлечен к уголовной ответственности (ч.4, 6 ст. 82 УПК).

Основу гарантий прав личности в сфере уголовного процесса составляют закрепленные и обеспечиваемые Конституцией Республики права и свободы и принципы правосудия (разделы 2, 7 Конституции РК).

Эти основополагающие нормы, устанавливающие гарантии прав личности, конкретизируются в уголовно-процессуальном законе применительно к стадиям к стадиям процесса и правам, предо­ставленным участникам и иным субъектам уголовного процесса.

Процессуальные гарантии имеют важное значение в системе средств, обеспечивающих консти­туционные установления о неприкосновенности личности, жилища, частной жизни, тайны переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений (ст.ст. 18, 25 Конституции РК). Уголовно-про­цессуальный кодекс точно регламентирует при наличии каких оснований и условий, в каком порядке и на какой срок гражданин может быть подвергнут аресту (ст.ст. 132, 150 УПК).

Подозреваемый, обвиняемый (подсудимый, осужденный) имеют широкие права на защиту. Эти права они реализуют как лично, так и с помощью защитника, законных представителей. Законом предоставлены гарантированные права потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и иным субъектам процесса (свидетелям, экспертам, специалистам, понятым, переводчикам и др.)

Важнейшими гарантиями защиты прав и законных интересов личности в уголовном процессе являются: право подозреваемого, обвиняемого иметь защитника; равенство прав участников судеб­ного разбирательства; предоставление только суду права признать обвиняемого виновным; возмож­ность обжалования действий и решений должностных лиц и государственных органов в суд.

Права граждан в уголовном процессе являются частью гарантированных прав и свобод граждан, которые они должны знать и иметь возможность реально их использовать. Гарантиями прав граждан в процессе являются обязанности по обеспечению этих прав, возложенные на лиц, ведущих уголовный процесс. Они обязаны разъяснить участвующим в деле лицам их права и обеспечить возможность осуществления этих прав; принять меры к всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств дела; не перелагать обязанность доказывания на обвиняемого; выносить законные, обоснованные и мотивированные решения; отменять решения, нарушающие права граждан, и восстанавливать нарушенную законность.

На органах дознания, следователе, прокуроре и суде лежит обязанность принять меры к возмеще­нию ущерба, причиненного гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения ареста (глава 4 УПК).

Важной гарантией заинтересованных граждан, предприятий и организаций является предостав­ление им права обжалования действий и решений суда, прокурора, следователя и лица, производящего дознание.

Правовыми гарантиями надлежащего выполнения процессуальных обязанностей должност­ными лицами и государственными органами являются правовосстановительные санкции, преду­смотренные процессуальным законом и выражающиеся в праве опротестовать незаконные и необоснованные решения прокурором или отменить их вышестоящим судом. К должностным лицам, не выполняющим свои процессуальные обязанности, могут быть применены меры общественной, дисциплинарной или уголовной ответственности.

Гарантии осуществления прав граждан - субъектов процесса представляют собой взаимосвя­занные элементы единой системы процессуальных гарантий. В основе этой системы лежит неразрыв­ная связь интересов государства, общества и законных интересов граждан. Поэтому органы и лица, ведущие судопроизводство, обязаны обеспечивать процессуальные права граждан, Они должны быть заинтересованы в том, чтобы участники процесса знали свои права и использовали их. Так как только при этом условии может быть достигнуто объективное, всестороннее и полное исследование обстоя­тельств дела, исключен обвинительный уклон, вынесено законное и обоснованное решение по делу.

Обеспечение прав и законных интересов личности - одна из центральных задач уголовного процесса, решение которой возможно только в условиях режима законности. Сама же проблема уголовно-процессуальных гарантий прав и законных интересов личности многогранна и многопла-нова. Для обеспечения прав и законных интересов личности в уголовном процессе очень важна позиция лица, ведущего уголовный процесс, которая в значительной мере определяется существом возложенных на него обязанностей и предоставленных ему прав. Уголовно-процессуальные гарантии должны быть реальными, достаточными, взаимоподкрепляемыми [1]. Достаточность уголовно-процессуальных гарантий достигается тем, что эти гарантии предоставлены должны быть всем участникам уголовного процесса; должны быть на всех стадиях уголовного процесса, согласуясь с задачами этой стадии процесса, отражая специфику прав и законных интересов личности в каждой из них; эти гарантии служат как выявлению и устранению допущенных нарушений процессуальных прав и законных интересов личности, так и предупреждению таких нарушений и обеспечению возможности фактического использования гражданами предоставленных им процессуальных прав; они должны обеспечивать возможность использования всех процессуальных средств защиты прав и законных интересов личности. Для достижения такого обеспечения существенна взаимосвязь, взаимоподкрепляемость средств, служащих уголовно-процессуальными гарантиями прав и законных интересов личности. Например, права обвиняемого (иметь защитника, право на обжалование и др.) содействуют тому, чтобы следователь, прокурор, суд своевременно и тщательно исполняли свои обязанности, ограждающие права и законные интересы обвиняемого. В свою очередь обязанности названных должностных лиц и органов также образуют взаимоподкрепляемую систему. Так, прокурор, осуществляя надзор за законностью в уголовном судопроизводстве, обязан своевременно принимать предусмотренные законом меры к тому, чтобы следователь, лицо, производящее дозна­ние, а также суд исполняли свои обязанности по охране прав и законных интересов участвующих в судопроизводстве граждан, в том числе обвиняемого (подсудимого). Дополнительным качеством современных уголовно-процессуальных гарантий является поступательный характер их развития; свойственное им возрастание и укрепление. Так, законом расширяются параметры судебного контроля за досудебным производством по уголовному делу: это и судебное санкционирование ареста, и установление судебного порядка рассмотрения жалоб на действия (бездействие) и решения прокурора, органов следствия и дознания.

Очень важно соблюдение процессуальных гарантий прав личности при производстве следст­венных действий. Каждое следственное действие, будучи первичным элементом уголовно-процес­суальной деятельности обеспечивается силой государственного принуждения. Производство следственного действия является острым вторжением в сферу личных интересов граждан. При таком положении очень важно строго очертить пределы допустимого ограничения законных интересов личности, предотвратить не вызываемое необходимостью ущемление их прав. В этом отношении важную роль играет обоснованность самого решения следователя (лица, ведущего уголовный процесс) о производстве следственного действия, обеспечивающая его правильный выбор. Выбрать следственное действие - значит остановиться на одном из способов собирания доказательств, то есть признать его подходящим для данного случая инструментом познания. Учитывая достаточно широкий «набор» следственных действий и многообразие следов преступления, принятие решения о выборе того или иного следственного действия, несомненно, отражает творческий, поисковый характер работы следователя по собиранию доказательств. Это дает основание говорить о свободе выбора следственного действия как об одном из принципов следственной тактики [2]. Чтобы это положение не трактовалось в будущем, как неограниченное усмотрение следователя, надо стараться избегать неопределенных формулировок условий проведения следственных действий, которыми так изобилует современное законодательство. Например, «при необходимости», «в случае необходи­мости», «наличие достаточных данных полагать» (ч. 2 ст. 230 УПК или ст. 235 УПК и др.). Этого можно добиться только с достаточной полнотой регламентируя источники, из которых следователь может получать доказательственную информацию (помещение, участки местности, отдельное физи­ческое лицо); цели данного следственного действия; характер фактических данных, необходимых для вывода о том, что в источниках содержится искомая информация. Авторами уже предлагались алгоритмы процесса применения права. Например, одним из разработчиков таких программ еще в 1967 году выступил В.Н. Кудрявцев [2, с. 57]. Повторим ее. Опираясь на современные представления о норме, регламентирующей принятие решения, как о наборе алгоритмов, определяющих содержание и последовательность операций, выполняемых правоприменителем, можно предположить, что совокупность вышеназванных элементов также образует собой специфическую программу, требую­щую последовательного решения вопросов:

а)   имеются ли в наличии допустимые по закону источники, способные нести искомую информацию;

б)  какое следственное действие по своим целям пригодно для ее извлечения;

в)  достижима ли цель, т. е. имеются ли данные о фактическом наличии в источниках искомой информации.

Положительное решение этих вопросов означает, что налицо те условия, с которыми закон связывает возможность проведения следственного действия. Отрицательный ответ на любой из во­просов программы указывает на отсутствие необходимых условий проведения следственного действия. При этом обязательно соблюдение особых требований закона, ограничивающих свободу выбора следственного действия, направленных на соблюдение гарантированных законом прав и свобод личности.

 

Литература

  1. Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе. - М., 1972. - С. 20.
  2. Шейфер С.А. Гарантии законности при выборе следственного действия // Гарантии прав личности в уголовно праве и процессе. - Ярославль, 1979. - С. 54.
Фамилия автора: Л.Ш. Берсугурова
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика