Сефевиды

Установление в Тебризе нового государства при активном участии кызылбашей Анатолии, всю территорию которой османский султан, предвидя неизбежное ближайшее крушение государства Ак-коюнлу, намеревался присоединить к своей империи, разрушало эти планы.

В XVI - начале XVII века Россия занимала значительное место во внешних экономическо-торго-вых связях Сефевидского государства. Торговля Сефевидов с Россией осуществлялась посредством Волжско-Каспийского торгового пути. Расположенные на этом пути города Казань и Астрахань играли роль основных пунктов выхода Сефевидского государства в Россию и Европу. С присоедине­нием Казанского и Астраханского ханств к России в 50-х годах XVI века большая часть Волжско-Каспийского торгового пути перешла к России [1], с основанием в 1586 году города Самары, в 1589 году - города Царицына, а в 1590 году города Саратова значение Волжского торгового пути ещё более возросло, при этом Астрахань продолжал оставаться основным пунктом на этом пути.

Энгельберт Кемпфер (1651-1716), немецкий ученый - географ, натуралист и медик, родился в городе Лемго. Выпускник гданьской гимназии 1673 года, студент Альбертины в Кёнигсберге с 1677 г. и Упсальского университета с 1681 г. обратил на себя внимание знаменитого историка права Самуила Пуфендорфа, который и реко­мендовал молодого медика и географа в посоль­ство Людвиго Фабрициуса в Персию, покинув­шее шведскую столицу 20 марта 1683 г

История социальных движений в Сефевидском государстве относится к кругу тех проб­лем, которые не получили еще всестороннего и исчерпывающего освещения в советской исто­рической литературе. Недостаточная изучен­ность широких народных движений в Сефевидах в XVI в. объясняется скудостью сохра­нившегося в персидских и персо-язычных источниках материалов, а также, слабой разра­боткой социально- экономической истории Сефевидского государства.

Упадок реальной власти халифов в начале II тысячелетия н.э. способствовал не только политической децентрализации мира ислама, его полицентризму, но также и появлению, а точнее, увеличению роли некоторых новых духовных течений в рамках ислама. Речь идет о суфиях, своеобразных монахах ислама, и создававшихся ими суфийско-дервишеских орденах, внутрен­няя структура которых была основана на фанатичной преданности низших членов -послушников-мюридов - главе ордена, всевласт­ному шейху, часто обладавшему харизмати­ческим авторитетом и считавшемуся святым [1]. Ордена такого типа были, как в среде суннитов, так и у шиитов

Яндекс.Метрика