Мифология

В статье поднимается философская проблематика мифа и мифического сознания в современной культуре. Анализируются различные теории в рамках так называемой философии мифа. Подмечено единство мнений о том,  что  мифическое  сознание  рассматривает  мир  как  нечто  целостное, несмотря на разнообразие составляющих его явлений, в отличие от сознания нового времени. Автор   приходит к заключению о неизбежности антагонизма между традиционным мифическим и современным сознанием. При этом оба они, по мнению автора, являются мифическими. Линия антагонизма проходит по пунктам прямо противоположных представлений о мире, человеческом субъекте, природе времени, пространства, познании, истории и будущем человечества. 

 

Статья посвящена исследованию потестарной культуры и мифологии племен группы «дунху». Авторы посредством компаративистского анализа генеалогических легенд выявляют специфические потестарные мифемы. В результате проведенной работы авторам удалось выявить девять потестарных мифем. Данные мифемы служили одним из инструментов, позволявших элите легитимизировать свою власть в обществе. Это осуществлялось в виде процесса коммуникативного взаимодействия аристократии и рядовых членов социума в рамках сопричастия к традиционной мифологии, эпосу.

 

Древнекитайские источники сообщали, что хунны и тюрки начинали набеги в период нарастания луны, а после полнолуния отступали. По кочевой традиции, тюркские воины предпочитали умирать на поле боя и считали постыдным смерть в постели. Известно также то, что осенью, когда листья трав и деревьев начинали желтеть или опадать, тюрки хоронили сородичей, умерших весной и летом, а весной, когда распускались цветы, погребали усопших осенью или зимой. Сложные и долгие обряды похорон знати включали такие детали, как помещение покойника в палатке; семикратное кружение вокруг палатки; принесение в жертву овец и лошадей; сжигание тела усопшего вместе с конем и личными вещами; погребение пепла; сооружение домика с обликом героя; установка камней по количеству убитых врагов; устройство плача и скачек; вывешивание на ветках голов овец и лошадей [1, с.230]. Перевод Иакинфа Бичурина уточняет проф. Р.Ф. Итс: «у могилы из дерева ставят дом. Внутри рисуют [тухуа] облик покойника, а также военные подвиги, совершенные им при жизни… В течение пяти месяцев много убивают баранов и лошадей в жертву…» [2, с. 102].
Сравнивая эти данные, мы получаем неопровержимый факт того, что при похоронах знати тюрки-тугю соблюдали лунный календарь. Так, пять месяцев жертвоприношений указывают, что ритуальный цикл года мог состоять из десяти месяцев. Семикратное кружение на конях вокруг тела покойника соответствует семидневной фазе месяца из 28 суток. Значит, полный цикл обрядов составлял 280 дней. Если поделить это число на семь, то выходит срок беременности из 40 недель, что равняется 10 лунным месяцам. Согласно эпосу саха «Юрюнг Уолан» («Светлый Витязь»), ровно такой срок беременности богиня Кюн Кюбэй хатын бе определяла женщинам [3, с. 45, 48].
Мы раньше писали о том, что эта богиня солнца – «госпожа-кобылица» – являлась ипостасью Умай [4, с. 66]. На охранительную функцию Кюбэй могут указывать древнетюркские слова кюбэ "латы" кюю- охранять, оберегать, кюп -большой глиняный сосуд [5, с. 322]. В материалах Г.Ф. Миллера Кюбе-хатун наделена эпитетами «имеющая грудь как бурдюк тассыр/тоссур-хѐгѐр и ляжку таппах-курбусах». При жизни она была дамой и улетела в небо на зайце. Это сближает ее с богиней Дэлбэй, которая давала половую силу [6, с. 119, 120,116]. Заяц как символ плодовитости был известен скифам, а название кумысного меха хѐгѐр встречается в словах кѐгюѐр ойуу -орнамент лиры, кѐгюйэр- возбудиться половой страстью. Таким образом, знак лиры являлся символом женского начала и сексуальности. Семантика связи чрева умай с рождением и смертью подсказывает, что в тюркских ритуалах отражался культ
луны. В календаре саха числительные названия тоже заканчиваются 10-м месяцем – февралем. 40-недельный срок беременности женщин в эпосе огузов отражался в том, что первый шаман и предок Коркут увидел во сне духов в белых одеждах, и они предсказали, что ему суждено прожить всего 40 лет. Арабский автор Ибн-Фадлан сообщал, что у хазар каган через 40 лет правления умерщвлялся, так как к этому сроку его магическая сила иссякала [7, с. 410]. 

Ушаркар – это одно из ногайских названий созвездия Ориона. Доктор Эдвин Крапп, астроном и директор Гриффитской обсерватории в Лос-Анжелесе написал «уникальный труд, в котором реальность астрономии теснопереплелась с древними мифами о небосводе». Он привел массу распространенных по всему миру легенд и преданий о звездах, планетах, светилах. Немало места в книге уделяется мифам об Орионе, приводятся разные названия этого созвездия, которые будут использованы в данной статье. Ученый дает такое описание Ориона: « На картах небосвода можно видеть, что в него (созвездие Орион – И.К.) входят две особенно яркие звезды. Красная Бетельгейзе указывает на правое плечо Ориона, а его левое колено представлено Ригелем, имеющим отчетливый голубоватый оттенок. Две другие звезды, Беллатрикс и Сайиф, образуют четырехугольник с двумя первыми, но самым заметным атрибутом Ориона считается пояс из трех близкорасположенных звезд в центре четырехугольника. Это так называемый Пояс Ориона, придающий его фигуре сходство с песочными часами. Три более тусклых звезды, отходящие под углом от пояса Ориона, известны под названием Меч Ориона» (2).
Множество ногайских преданий напоминают нам мифопредания других народов об этом легендарном астрономическом объекте. Даже изначальная легенда о происхождении тюрков от мальчика с отрубленными руками и ногами и волчицы (4) в своей основе содержит миф об Орионе. В результате вычленения из лексического фонда ногайского языка и анализа некоторых мифопреданий нам думается, что предки ногайцев древние тюрки созвездие называли Сака (с ударением на последний слог). Так, именем Саха называли Орион и древние египтяне, они считали его воплощением главного бога Осириса на небе. Слово сакаман на ногайском языке означает главный старейшина, оно является синонимом общеизвестного русскоязычному читателю слова тамада (там – стены, ата – отец). Кроме того,слово сака на ногайском, каракалпакском, казахском языках означает биту астрагалов, альчиков. Если европейцы очертания созвездия Ориона сравнивали с песочными часами, то кочевники из-за неимения таких часов, в созвездии видели очертания астрагала или тело человека с обрубленными руками и ногами. Кстати, об ущербности звездного воплощения говорится и в древнеегипетском предании. Астрономический миф усматривается и в рождении великого завоевателя Чингиз-хана. В древних источниках сообщается следующее: «Говорят, что когда он родился, то в правой руке
сжимал сгусток запекшейся крови похожий на бабку» (6). На монгольском языке (в источниках) бабка, таранная кость, главный астрагал называется «шагай», что в ином произношении сходится и с ногайским названием. 

Практически все тюркоязычные народы долгое время находились в одном государстве -СССР, где в целях решения поставленных партией задач, история подменялась мифом. Начавшаяся перестройка стала отправным моментом в глобальных изменениях во всех сферах общественной жизни. Одной из важнейших проблем стало решение национального вопроса.

 

Социально-политическое устройство древнегреческого общества явилось значимым фактором появления доказательства, которое, в свою очередь, в определенной степени обусловил переход от мифологического мировосприятия к рациональному постижению мира ( логос).

Древняя Греция (Эллада) - общее название территории древнегреческих государств на юге Балканского полуострова, островах Эгейского моря, побережье Фракии, по западной береговой полосе материка Азии. Этнический состав Греции в III тысячелетии до н. э. пестр: пеласги, лелеги и другие, которых оттеснили и ассимилировали протогреческие племена ахейцы, ионийцы. Первые государства ахейцев (Кнос, Фест, Микены, Тиринф, Пилос и др.) образовались в начале II тысячелетия, в эпоху бронзы. Вторжение дорийцев (ок. 1200 г. до н. э.) повлекло распад государств и оживление родовых отношений

Обращение к мифологическим образам в любом виде искусства обусловлено активизацией мифологического сознания в современную эпоху. Хотя еще в 18 веке Шеллинг писал, что мифология – мир прообразов искусства «почва, на которой только и могут расцветать и произрастать произведения искусства… вечная материя, из которой все формы выступают с таким блеском и разнообразием» [1, c.106].
Мифологические образы созданы народным сознанием именного как мифологические и иногда в них персонифицируются те или иные явления природы. «Время происхождения мифологических образов не поддаѐтся определению, их образование неразрывно связано с происхождением языка и сознания» [2].

Тяга к вечным образам нормальна, для того они и существуют. Они должны привлекать, убеждать, очаровывать, потрясать». [1, с.132] К подобным основополагающим, всеобъемлющим архетипическим образам, с незапамятных времен жившим в сознании тюркских народов, можно отнести образ Коркута, мифического первошамана и первомузыканта, изобретателя кобыза. «В веках зависимости из памяти тюрков выпало все былое: слава, пантеон древних божеств, камнеписные анналы, имена мудрых вождей и непобедимых полководцев

В наше время слова «миф» и «мифология» весьма часты в идеологических высказываниях. Создается впечатление, что уровень «мифоло-гичности» общественной жизни у нас за последнее время чрезвычайно возрос, и мы из царства науки и рационализма шагнули в некую «мифологическую» эпоху.

Теги: Мифология

Наличие мифологических представлений у современного человека не сводится только к заблуждениям и пережиткам, а является необхо­димым элементом мировосприятия, так как миф конституирует человеческий образ мира, более того он может латентно присутствовать во всех формах социальных отношений. При этом миф никогда не осознается своими носителями в качестве мифа, однако он не перестает оста­ваться мифом, т.е. представлять мир в виде облеченных в конкретную чувственную форму абстрактных идей, воспринимаемых как непо­средственная, живая реальность. Сам факт бытия в современном социальном пространстве мифа доказывает реальность функционирования мифологического мышления сегодня.

Теги: Мифология

В статье представлен сравнительный анализ основных элементов ведической мифологии, мировоз­зренческих идей авраамических религий и легенд древних цивилизаций. На основании выявленного сходства автором обоснована идея единого протоцивилизационного пространства в прошлом на тер­ритории Евразии. Показано, что ведическая цивилизация является наидревнейшей на нашей планете, также ее язык — санскрит считается ностратическим языком индоевропейских народов. Автором вы­явлены общие мифологемы, имеющие ведическое происхождение, и рассмотрена их трансформация в фольклоре славян, балтов, китайцев и иранцев, а также в образах авраамических религий: иудаизма, христианства и ислама.

1 2
Яндекс.Метрика