Понятие независимости суда в истории политико - правовой мысли

В статье рассматриваются достаточно актуальные проблемы, которые стоят перед независимым государством Республикой Казахстан: вопросы реализации принципа независимости судей. Особая роль в разрешении этих проблем принадлежит, в первую очередь, Конституции страны.

При рассмотрении и детальном изучении реализации правовых принципов отправления судопроизводства, а значит и путей повышения эффективности судебной деятельности, несомненно, самой актуальной и насущной является проблема усиления авторитета и статуса суда, реального обеспечения независимости и беспристрастности судей.

В соответствии с Конституцией Республики Казахстан 1995 года, независимость судей является основополагающим принципом организации и функционирования судебной власти, системы судебных органов и правового статуса судей как носителей судебной власти. Однако закрепление данного положения еще не означает строгого и точного его исполнения. Нужна совокупность юридических гарантий, обеспечивающих его реализацию в практической деятельности судов, среди которых особое место занимают гарантии, закрепленные в нормах конституционного права.

Так, совершенствование работы государственных институтов остается первоочередной задачей, обозначенной и в январском Послании Президента РК народу Казахстана 2014 года. «При движении в число 30-ти развитых стран мира нам необходима атмосфера честной конкуренции, справедливости, верховенства закона и высокой правовой культуры. Нужны обновленные инструменты взаимодействия государства с неправительственным сектором и бизнесом»[1].

Проблема независимости судей тесно связана с демократической правовой основой государства, а в теоретическом плане - с концепцией разделения властей. Суд как орган правосудия и носитель судебной власти в государстве должен рассматриваться в качестве органа независимого в своей деятельности от иных структур власти. Суд будет всегда, несмотря на любые изменения в структуре общества, в деятельности государства. Так, в одной из работ русского дореволюционного профессора-государствоведа В.М. Гессена прямо указывалось, что никакая революция не влияет на направление деятельности суда, изрекающего право: «Какие бы события ни происходили в стране, - во время войны и во время мира, в период покоя и в эпоху смуты, -судебная власть остается неизменной: врач лечит, учитель учит, судья судит» [2,с.3]. И всегда, во все времена принцип независимости будет одним из главенствующих, чья сила произросла из понимания теории независимости властей.

Судья в правосудии и суд как институт правосудия не изолированы от других ветвей власти, в принципе служат тем же основным задачам и решают те же задачи, которые являются определяющими для всех. Эта связь носит координационный, взаимодополняющий, общецелевой характер, направленный на оздоровление и улучшение общественного организма, который является сферой приложения и «полем» властных структур. Однако вмешательство в какой-либо форме в судебную деятельность со стороны кого быто ни было, тем более со стороны властных органов и должностных лиц государства, опасно для правосудия, а союз судьи особенно с исполнительной властью представляет для него серьезную угрозу [3,с.3].

Проблема независимости судей исторически зависела от конкретных условий и особенностей политико-правовой ситуации и развития государства, имела тесную связь с такими политическими понятиями, как «государственная независимость», «демократия», «свобода», «право», «суверенитет», «права и свободы человека и гражданина».

Современное понимание независимости судебной власти складывалось в течение веков, в процессе развития демократических основ жизни индивида в государстве. Мыслители прошлых веков - философы, историки и юристы, размышлявшие над проблемой независимости судей, исходили из того, что концентрация государственной власти в чьих-то одних руках неизбежно ведет к отрицательным последствиям. Чем больше такая концентрация, тем выше вероятность произвола и злоупотреблений. Об этом свидетельствует многовековой опыт человечества.

В качестве примера можно привести следующие древние источники. Так особое место в истории древнеиндийской политической мысли занимает трактат «Артхашастра» («Наставления о пользе»). Как подчеркивалось в «Артхашастре», из четырех видов узаконения дхармы - царского указа, священного закона (дхармашастры), судебного решения и обычая - высшей силой обладает царский указ. При отсутствии разногласий между ними религиозный закон оставался, незыблем, ему отдавалось предпочтение перед судебными решениями и обычным правом[4,с.42].

История Древнего Китая свидетельствует о существовании в те далекие времена заинтересованности государя в том, чтобы чиновники, судьи повиновались не закону, а его воле. Взгляды Мо-цзы на государственное единство приближались к идее централизации власти[5,с.180-181]. Интересы имущественной и служилой знати в Древнем Китае отстаивали легисты, или законники.

Зачатки доктрины разделения властей усматриваются уже в трудах выдающихся мыслителей Древней Эллады и Древнего Рима. Аристотель впервые заметил троякое различие власти, но он только указал на это различие, не разбирая вопроса о том, каково должно быть соотношение этих властей, должны ли они быть непременно разделены, или нет, должны ли они быть независимы друг от друга, или нет[6].

Так обстояло дело в древности. Прогрессивная мысль более позднего времени уже определила понятие и необходимость разделения властей и самостоятельного существования судебной власти и ее органов, однако, существующий политический порядок государственного устройства, почти во всех государствах, не позволял воплотить этот принцип.

Так в Англии, в дореволюционное время, когда королевская власть в государствах Западной Европы восторжествовала над феодальным строем, судебная власть составляла привилегию короля. Короли сами лично отправляли правосудие. Потом они стали поручать отправление суда своим чиновникам, но от своего имени. Отсюда короли присвоили себе право в каждом исключительном случае назначать исключительные суды. Это вело к серьезным злоупотреблениям   и  полной  необеспеченности   прав.   Тайные судилища особенно размножились при Тюдорах в XVII веке и наводили ужас на под­данных. Борьба с ними началась с отрицания права короля лично отправлять правосудие и с утверждения принципа, что правосудие может быть отправляемо только общими, постоянно действующими, а не исключительными судами.

Франкевиль, специально изучивший судебные порядки Англии, утверждал, что можно, безусловно, сказать, что в ней каждый гражданин может иметь иск против всякого гражданина, как бы высоко его положение ни было, что каждое должностное лицо ответственно за свои действия, каждый процесс, каков бы он ни был, ведется ли он частным лицом или между государством и гражданами, подсуден обыкновенным судам, что суд может не только отменить действие всякого распоряжения, какой бы властью оно ни было издано, если оно нарушает права частных лиц, но и может воспретить должностному лицу выходить из круга своих полномочий или предписать исполнить те обязанности, которые закон на него возлагает. Великое равенство перед законом, ограждающее гражданскую свободу, применялось в Англии со всей строгостью закона[7, с.113].

Значительные перемены, произошедшие в Англии со времен XVII столетия, когда судей сравнивали с палачами, объясняются развитием общественных институтов, демократизацией всего общества.

Согласно Джону Локку уровень и степень естественного состояния, т.е. свободы человека, становятся мерилом соответствия власти потребностям человека. Главная угроза свободе состоит в неразделенности власти, в ее сосредоточении в руках абсолютного монарха, который сам устанавливает законы и принуждает к их исполнению[8,с.43-47]. В начале XX в. в Англии, в случае, если правительственная власть допускала какое-нибудь беззаконное действие, суды могли потребовать не только отчета об этих действиях, но и прекратить незаконные действия под страхом тюремного заключения за неповиновение суду.

Во Франции до Великой французской революции злоупотребление исполнительной властью: администрацией и полицией достигло ужасающих размеров. Естественно, что там получила начало и быстро стала популярной идея о необходимости разделения власти, что обеспечивало бы свободу граждан.Мысль о разделении властей была глубоко исследована в знаменитом сочинении Шарля Луи Монтескье (1689-1755 гг.) «О духе законов»[9]. Нет свободы, - писал он, - если судебная власть не отделена от законодательной и исполнительной. Если она была соединена с исполнительной властью, судья обладал бы достаточной силой, чтобы сделаться угнетателем. Все было бы потеряно, если бы один и тот же человек, или корпорация высокопоставленных лиц, или сословие дворян, или, наконец, весь народ осуществляли все три вида власти: власть издавать законы, власть приводить их в исполнение и власть судить преступления и тяжбы частных лиц».

В первой французской конституции, составленной во время французской революции в 1791 г., говорится, что судебная власть, ни в каком случае не может отправляться ни законодательным учреждением, ни королем. Граждане могут быть судимы лишь тем судом, который не подвластен другим ведомствам, и дела их могут быть переносимы лишь в инстанции, определенные законом. \

Однако, в некоторых странах Европы в начале XX в. было допущено одно изъятие, которое ограничивает полноту власти обыкновенного суда. Там правительственная власть до сих пор боится передать общему суду дела по обвинению гражданами правительственных чиновников в превышении или злоупотреблении властью, и требует создавать для этих случаев исключи -тельные учреждения, которые в одних государствах разбирают претензии указанного рода, а в других, дают предварительные разрешения для преследования чиновников в обыкновенных судах, разрешения, без которых суды не имеют права принимать дело к своему разрешению.

В России до 1864 года, т.е. до издания судебных уставов, по которым были учреждены мировые судьи и общие судебные установления, окружные суды, судебные палаты и кассационные департаменты сената, независимого суда не было совсем. По меткому выражению министра внутренних дел Ланского: «...администрация ездила на юстиции». Администрация часто смотрела на судебную власть, как на учреждение от нее зависимое.

Однако существовал этап развития российских судов как самостоятельных, представляющих отдельную власть в государстве учреждений, который длился почти полтора столетия. Начало оформления судов в государственные учреждения связано с царствованием Петра I.

В 1718 г. в своем указе Петр I запретил воеводам вмешиваться в дела судебные, хотя сам лично не раз нарушал свое предписание. В 1722 г. царь изменил правило, и воеводы и губернаторы вновь были наделены правом вмешательства в деятельность судебных органов. Вплоть до 1864 г. и некоторое время после сохранялась прямая или косвенная зависимость судов от императора и исполнительных органов, которые назначали и смещали судей, утверждали составы судей, контролировали судей и т.д. Характерной чертой российских судов была сословность. Практически каждая социальная прослойка имела «свои суды»: крестьяне судились в верхних и нижних расправах; дворяне - в уездных и верхних земских судах; мещане - в городских и губернских магистратах, в ратушах. Судебная система насчитывала около 30 видов судопроизводства.

Существенные изменения судебная система претерпела в связи с судебной реформой 1864 г., Ее основные положения строились с учетом специфики, конкретных экономических, социальных, политических, демографических, этнических, религиозных и иных условий, сложившихся в России. Возможно, организаторы реформы не во всем были последовательны, но в любом случае следует признать, что они стремились к созданию более совершенной судебной системы.

Особенную самостоятельность, независимость и полноту власти имеет суд в Америке. Демократическая форма правления, демократический дух нации и то обстоятельство, что конституция Северо -Американских Штатов выработалась первоначально путем свободного соглашения граждан, способствовало такому устройству суда, которое создало ему положение, по полноте судебной власти не достигнутое до сих пор нигде в Европе.

Прежде чем говорить об особенностях судопроизводства в Америке, отметим, что в праве принято выделять англосаксонскую и континентальную судебные системы. Различие между англосаксонской и континентальной(романо-германской) системами состоит в правовой основе деятельности суда и роли судебных решений. Основой для англосаксонской системы является общее право, признающее судебный прецедент источником права. При этой системе суд творит право, а решения вышестоящего суда обязательны для всех судов. Континентальная система правовой основой для деятельности судов определяет развитое законодательство, а суд выносит решение, руководствуясь действующими законами.

Судебная система Республики Казахстан по своим основным принципам и чертам больше тяготеет к континентальной системе [10,с.29-36]. Однако нельзя не согласиться с Вороновым В.И., который заметил, что «при всей привлекательности достаточно сложной судебной власти США практически невозможно перенести ее в Республику Казахстан, хотя изучение опыта этой страны не помешало бы принимать правильные решения в ходе реализации правовой реформы»[11,с. 7-11].

Итак, в Америке, как в судах штатов, так и в федеральных судах все граждане имеют право обвинять правительственных чиновников в злоупотреблении властью, и все суды имеют право приговаривать их к наказанию. Никакого предварительного разрешения для преследования их не требуется. Как подчеркивал А. Токвиль, «нет ни одного политического происшествия, которое не вызвало бы в Америке деятельности судебной власти. Поэтому власть судьи в США - есть одна из самых важнейших политических властей»[12,с.126-136].

Происходит это потому, что американцы предоставили суду право руководствоваться в своих решениях скорее Конституцией, т.е. основными законами страны, изданными в особом порядке, которые определяют государственное устройство и свободу граждан, чем законами, издаваемыми обыкновенной законодательной властью. Другими словами, они позволили суду не руководствоваться законами, которые противоречат Конституции. Этого права не имеет ни один суд в Европе. Становится очевидным, что понятия независимость судей и независимый суд тождественны: нет независимого суда, если судья зависим и наоборот судья не может быть независимым в структуре власти, которая находится в подчинении у исполнительной власти.

Учреждение в Казахстане института суда с участием присяжных заседателей явилось важнейшим этапом судебно-правовой реформе, проводимой в республике с начала девяностых годов прошлого столетия.16 января 2006 г. были приняты два закона - «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам введения уголовного судопроизводства с участием присяжных заседателей»[13] и «О присяжных заседателях»[14]. Этими законами была введена смешанная модель суда с участием присяжных заседателей в составе двух судей и девяти присяжных заседателей. Эти законы в Республике Казахстан были введены в действие с 1 января 2007 г., и с этого момента предметом обсуждения стали проблемы их реализации. Эти трудности были неизбежны, поскольку эта форма судопроизводства, являясь новой для Казахстана, является специфичной и сложной.

Таким образом, посредством анализа всего мирового опыта можно выделить несколько составных частей, в совокупности раскрывающих содержание исследуемого принципа.

  1. Независимость судей неразрывно связана с подчинением их только закону. Это положение действительно несет важную информационную нагрузку, так как подзаконность деятельности судей означает не только строгий процессуальный порядок принятия судебных решений в точном соответствии с процессуальным и материальным законом, но по существу характеризует особый статус суда как органа независимого от других государственных и общественных структур, на который не должна распространяться зависимость от вышестоящего ведомства и который в своей деятельности не подчиняется никому кроме закона.
  2. Подчиняясь только закону, судьи вместе с тем свободны в оценке доказательств и в решении всех вопросов, возникающих при вынесении судебного решения.
  3. Судьи выносят решения в условиях, исключающих постороннее воздействие.
  4. Суд присяжных способствует вынесению независимого решения, а значит, осуществляет отправление правосудия независимыми судьями, которыми и являются присяжные.
  5. При вынесении приговоров виновным в убийстве независимость судей должна быть наиболее значимой и быть непременным условием судебного процесса. Так как речь идет о назначении обвиняемому существенного наказания.

 

Список литературы:

  1. Послание Президента Республики Казахстан Н.Назарбаева народу Казахстана. Казахстанский путь-2050: Единая цель, единые интересы, единое будущее.   17  января  2014 akorda.kz/ru/page/page 215750 poslanie prezidenta-respubliki-azakhstan-n-nazarbaeva-narodu-kazakhstana-17-yanvarya-2014-g
  2. О судебной власти: Сб. //Судебная реформа. Т. 1- М., 1915
  3. Зиманов С.З. Независимость судьи - фундаментальный принцип правосудия // Суды и их роль в укреплении государственной независимости.: материалы научно-практической конференции Верховный Суд РКАстана, 15 -16 марта 2001/
  4. Соколов В.В. Философия древности и средневековья // Антология мировой философии. Т.1, ч.1 М. 1969
  5. Подлинный смысл «Мо-цзы». Т. 1
  6. Платон. Избранные диалоги. - М.: «Мысль», 1988; Карл Поппер. Открытое общество и его враги. Т.1.М.:
  7. См.: Конституционное (государственное) право зарубежных стран /Под ред. Б.А. Страшуна. Т.1, М.:Бек, 1993
  8. См.: История политических и правовых учений: Вып. 2 / Под ред. О.В. Мартышина, М.: Юристъ1996. - С. 43-47.
  9. Монтескье Ш.Л. О духе законов, кн. XII, гл. П.
  10. Айсин Т. Конституционный закон о судах и статусе судей Республики Казахстан - важнейший шаг в проведении судебно-правовой работы //Вестник Верховного Суда. 1996. №2 
  11. Воронов В. Компромисс и независимость судебной власти //ж. Правовая реформа в Казахстане. 2000. С. 1
  12. Токвиль де Алексис «О демократии в Америке». М., 1997
  13. Закон РК от 16 января 2006 г. №122-III «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам введения уголовного судопроизводства с участием присяжных заседателей».
  14. Закон РК от 16 января 2006 г. № 121-III «О присяжных заседателях».
Год: 2014
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция