Становление государственного суверенитета Кыргызстана

Конституционное законодательство Советского Кыргызстана сформировалось и получило значитель­ное развитие на основе и в рамках советского конституционного законодательства в качестве его состав­ной части. Так, Конституция Киргизской АССР 1929 г., конституции Киргизской ССР 1937 и 1978 гг. разрабатывались и принимались соответственно на основе установлений Конституции РСФСР 1925 г., конституций Союза ССР 1924, 1936 и 1977 гг. При этом, по справедливому мнению И.В. Петелиной [1. 178], частая смена конституций в советский период объяснялась изменениями, происходящими в социальной структуре общества, в его политической и экономической системах. К сожалению, это не исключало порой использование принятия новой Конституции в качестве средства для решения определенных политических, а иногда и конъюнктурных задач. Им же обусловливалась внутренняя противоречивость конституций тридцатых и семидесятых годов: с одной стороны, они отражали объек­тивную тенденцию к углублению демократических основ организации общества, а с другой - юридиче­ски закрепляли авторитарно-бюрократическую систему.

Советские конституции отличала декларативность их норм. Формально они закрепляли широкий перечень прав и свобод человека и гражданина; демократические принципы организации государствен­ной власти и системы ее органов. Фактически же действовала лишь одна конституционная норма - о политической монополии и руководящей роли КПСС, которая стояла и над государством, и над правом.

Ибо цель Конституции социалистического государства состояла не столько в закреплении правовой системы, сколько «в выполнении ею пропагандистской и программной функций - дезавуировании реаль­ной власти, фиксации стадий продвижения к коммунизму и в выдвижении перспективных политических установок» [2. 492].

Как верно отмечает С.С. Алексеев, общей чертой советских конституций является «фальсификация политико-государственной действительности - сосредоточения неограниченной политической власти в высшем партийно-политическом аппарате (номенклатуре, партократии)» [3. 25].

Отсюда вполне очевидно превращение Конституции советского периода из способа регулирования общественных отношений, ограничения власти в инструмент ее социальной политики, в «средство модер­низации общества или консервации существующих отношений» [4. 494].

Иначе говоря, в условиях советской системы организации власти, где уникально сочетались деклара­ции конституционных прав и принципиальный отказ от каких-либо конституционных гарантий, отрица­ние права вообще и Конституции, в частности, право теряет свою самостоятельную ценность и становит­ся одной из форм идеологического воспитания и принуждения. В таком качестве право, в особенности Конституция как ядро правовой системы служит и, как показывает история советской Конституции, служила маскировке диктатуры партии [5. 483].

Декларативность конституций Кыргызстана советского периода обусловливалась еще и тенденцией к унитаризму в СССР, что находило выражение в ограничении самостоятельности союзных республик, в единстве правового регулирования и, наконец, в единстве государственной власти в СССР, которая находилась в руках ее партийно-государственных органов в «центре».

Тем не менее, нельзя не признать определенную ценность советских конституций, ибо в них аккуму­лирован опыт юридического закрепления конституционного развития Союза ССР, в том числе и Совет­ского Кыргызстана. И в таком качестве они выступают исходной базой, основой для развития конститу­ционализма в Кыргызской Республике.

Ценность конституций Кыргызстана советского периода и в том, что каждая из них, представляя в отдельности определенный этап в развитии республики, в целом отражает историю Кыргызстана и пути его политического и конституционно-правового становления и развития. Поскольку принятие каждой из них, с точки зрения Р.Т. Тургунбекова, «знаменовало существенные изменения в жизни общества, подво­дило итог предшествующему развитию, определяло, как правило, качественно новый этап в истории государства, отражало утверждение новых концепций» [6. 82].

В этом смысле значителен вклад в конституционное развитие Кыргызстана и Деклараций о государ­ственном суверенитете и государственной независимости Республики Кыргызстан.

Дело в том, что Союз Советских Социалистических Республик, формально-юридически являвшийся федеративным государством, постепенно отходил от исходных принципов своей организации и деятель­ности и фактически стал «строго централизованным, бюрократически управляемым государством. Порожденные устоями административно-командной системы, центробежные силы и многие другие деформации развития национального самосознания и межнациональных отношений вызвали стремление союзных республик отстоять свой суверенитет. Так называемые «парад суверенитетов», «триумфальное шествие суверенитета», «лихорадка суверенитета», в сущности, были естественной реакцией на десятиле­тия тоталитарного подавления национальных чувств, достоинства и экономических, политических прав союзных республик» [7. 8].

Иначе говоря, провозглашение государственного суверенитета союзными республиками явилось не самоцелью, а актом вынужденным, средством обеспечения своих государственно-национальных интересов [8. 3].

Поэтому только провозглашением государственного суверенитета и независимости Кыргызстана, закреплением качественно иных конституционных принципов и положений, составивших основу новой Конституции суверенной Кыргызской Республики, были созданы необходимые условия для самостоя­тельного развития собственно национального конституционного законодательства.

В то же время, до принятия Конституции Кыргызской Республики в 1993 г. реформа конституционно­го законодательства в Кыргызстане проводилась в основном путем внесения изменений и дополнений в Конституцию Киргизской ССР 1978 г.

При этом конституционные реформы 1989-1992 гг. имели в своей основе два направления. Во-первых, они в республиканском аспекте отражали союзные конституционные реформы, то есть соответствующие нормативные правовые акты Кыргызстана принимались на основе и в развитие союзных законов. Во-вторых, принятие республиканских конституционных актов было непосред­ственным образом связано с происходящими в Кыргызстане общественно-политическими и социаль­но-экономическими преобразованиями.

Следовательно, только изучение в тесном сочетании проблем преемственности и новизны конституци­онных принципов и положений позволит выявить основные этапы, особенности происходящего в Кыргызстане конституционного процесса.

Итак, начало современного периода развития конституционного законодательства Кыргызстана связа­но с изменениями в Конституции СССР 1977 г. и соответствующих союзных законах, принятых Верхов­ным Советом СССР в 1988 г.

1 декабря 1988 г. Верховным Советом СССР были приняты законы об изменениях и дополнениях в Конституцию СССР, о выборах народных депутатов СССР [9. 729].

В соответствии с их установлениями учреждался Съезд народных депутатов СССР как высший орган государственной власти, правомочный рассматривать и решать любой вопрос, отнесенный к ведению СССР; статус Верховного Совета СССР был определен как постоянно действующий законодательный и контрольный орган государственной власти, избираемый Съездом и подотчетный ему; были предприня­ты важные шаги по реформе избирательной системы: впервые предусматривались состязательные выборы депутатов, закреплялось положение о несовместимости депутатского мандата и должности в исполнительных органах, отраслевых органах управления, судах; впервые провозглашалась привержен­ность идеям и принципам правового государства и в этих целях была дана установка на такие важные меры, как учреждение Комитета конституционного надзора, увеличение срока полномочий судей с пяти до десяти лет, избрания судей вышестоящими по уровню Советами [10. 90].

На их основе Верховный Совет Киргизской ССР 23 сентября 1989 г. принял соответственно законы «Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) Киргизской ССР», «О выборах народных депутатов Киргизской ССР», «О выборах народных депутатов местных Советов народных депутатов Киргизской ССР» [11. 138], положившие начало современным конституцион­ным реформам в Кыргызстане.

Во-первых, результатом этих реформ явилось придание Верховному Совету статуса постоянно действующего законодательного, распорядительного и контрольного органа государственной власти Киргизской ССР и соответственно расширение его полномочий (ст.97, 98 Конституции Киргизской ССР).

Во-вторых, в Конституции Киргизской ССР были закреплены принципиально новые положения в избирательной системе: число кандидатов в народные депутаты не ограничивалось (ст. 89); члены Прави­тельства, исполнительных комитетов местных Советов (за исключением их председателей) и руководите­ли их ведомств и управлений, судьи и государственные арбитры не могли быть депутатами в Совете, которым они назначались или избирались (ст. 85); право выдвижения кандидатов в народные депутаты впервые на конституционном уровне закреплялось за общественными организациями и собраниями изби­рателей по месту жительства (ст.89). Кроме этого, законы о выборах депутатов в Верховный и местный Советы устанавливали положение об обязательном обеспечении тайны голосования заходом избирателей в специально оборудованные кабины или комнаты для голосования (ст. соответственно 46 и 45).

В-третьих, учреждался Комитет конституционного надзора Киргизской ССР. Согласно ст. 112 Консти­туции Киргизской ССР, данный Комитет по собственной инициативе или по поручению Верховного Совета представлял последнему заключения о соответствии Конституции и законам Киргизской ССР проектов законов, актов Верховного Совета и их проектов, осуществлял наблюдение за соответствием Конституции и законам Киргизской ССР актов Совета Министров, местных Советов народных депута­тов, государственных органов и общественных организаций. При этом принятие им соответствующего заключения приостанавливало исполнение противоречащего Конституции Киргизской ССР или закону акта либо отдельных его положений.

В-четвертых, Конституцией Киргизской ССР был установлен новый десятилетний срок избрания судей всех судов Киргизской ССР (ст. 151).

В-пятых, Конституция Киргизской ССР закрепляла за кыргызским языком статус государственного языка (ст. 71). В развитие данного конституционного положения о национальном языке в тот же день был принят впервые специальный Закон «О государственном языке Киргизской ССР» [12. 141]. Согласно ст. 2 Закона, в качестве государственного кыргызский язык являлся одним из символов государственного суве­ренитета Киргизской ССР и функционировал во всех сферах государственной и общественной жизни.

Дальнейшее развитие конституционного законодательства Кыргызстана основывалось на изменениях в Конституции СССР от 14 марта 1990 г. [13. 189].

Данными изменениями, прежде всего, было исключено конституционное положение о руководящей и направляющей роли КПСС, что, в свою очередь, означало отказа от однопартийности как конституцион­ного принципа и перехода к политическому плюрализму и многопартийности. Кроме этого, конституци­онно закреплялась новая экономическая система СССР, основанная на собственности советских граждан, коллективной и государственной собственности. Устанавливалось, что государство создает условия для развития разнообразных форм собственности и обеспечивает им равную защиту (ст. 10). И, наконец, главным и принципиальным новшеством этих изменений было учреждение поста Президента Союза ССР [14. 95].

Изменения и дополнения в Конституцию Киргизской ССР, внесенные 12 апреля 1990 г. [15. 81], соответственно касались, прежде всего, конституционных положений о КПСС. Так, ст. 6 и 7 Конституции Киргизской ССР излагались в новой редакции, согласно которым исключалось положение о руководящей роли КПСС в Кыргызстане.

Конституционные новации касались также полномочий Верховного Совета Киргизской ССР, его Президиума и Председателя [16]. Согласно новой редакции части второй ст. 97, исключалось из Консти­туции Киргизской ССР положение о Верховном Совете Киргизской ССР как постоянно действующем органе. Дело в том, что согласно изменениям в Конституции СССР, принятых 20 декабря 1989 г. [17. 538], учреждение съездов народных депутатов союзных республик было оставлено на усмотрение самих республик, исключив тем самым императивное указание на их учреждение, предусмотренное изменения­ми в союзной Конституции от 1 декабря 1988 г. Таким образом, Верховный Совет Киргизской ССР оставался высшим органом государственной власти Киргизской ССР, но не являлся постоянно действую­щим органом, что соответствовало его фактическому положению. Так, согласно ст. 101 Конституции Киргизской ССР, Верховный Совет созывался на очередные сессии не реже двух раз в год. При учрежде­нии же Съезда народных депутатов, заседающего один раз, а с последовавшими конституционными изменениями не реже двух раз в год, Верховный Совет должен был играть роль постоянно действующего органа. В нашем случае, как и в других союзных республиках, за исключением РСФСР, эта роль консти­туционно закреплялась за Президиумом Верховного Совета Киргизской ССР.

В результате изменений в Конституции Киргизской ССР от 12 апреля 1990 г. была изложена в новой редакции и ст.112, посвященная Комитету конституционного надзора Киргизской ССР, что также было непосредственным образом связано с изменениями в союзном Основном Законе.

В частности, в дальнейшем данный Комитет мог рассматривать соответствие Конституции Киргиз­ской ССР уже принятых Верховным Советом законов, а также проектов законов, давать заключения соответственно по предложениям не менее одной пятой части народных депутатов, Председателя Верхов­ного Совета либо по поручению Верховного Совета.

Таким образом, исключалось положение, согласно которому Комитет рассматривал соответствие законов Конституции Киргизской ССР собственной инициативе.

Более того, приостановление исполнения несоответствующего Конституции или закону актов либо его отдельных положений впредь не касалось законов либо его отдельных положений, принятых Верховным Советом.

Но, акты либо их отдельные положения, которые, согласно заключения Комитета нарушали права и свободы граждан, теряли силу с момента принятия такого заключения. В развитие указанных положений 14 апреля 1990 г. был принят Закон «О конституционном надзоре в Киргизской ССР» [18. 104].

Как развитие положений конституционных новаций 12 апреля 1990 г. можно рассматривать Закон «Об общественных объединениях» (принят 1 февраля 1991 г.) [19. 111], закрепивший право на объединение, свободу создания общественных объединений и участие граждан через них в управлении государством и обществом. Его значение заключалось в оформлении юридической основы для формирования многопар­тийной системы в Кыргызстане.

Демократизация избирательной системы, деятельности Советов, повышение роли депутатов обуслови­ли принятие 14 апреля 1990 г. Закона «О статусе народных депутатов в Киргизской ССР» [20. 106], закре­пившего за народным депутатом право законодательной инициативы, право депутатского запроса, право обращения, право депутатского расследования, право объединения в депутатские группы, иммунитет депутатской неприкосновенности [21].

Кардинальное значение в формировании основ качественно нового конституционного строя имел принятый 24 октября 1990 г. Закон «Об учреждении поста Президента Киргизской ССР и внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной Закон) Киргизской ССР» [22. 249].

Основные положения данного Закона заключались в том, что, во-первых, был учрежден пост Прези­дента Киргизской ССР. Соответственно в Конституцию Киргизской ССР была внесена новая глава - 12­1 ». Президент Киргизской ССР». В ст. 114 устанавливалось, что Президент Киргизской ССР является главой Киргизской ССР. Президент Киргизской ССР выступал гарантом прав и свобод граждан, соблюде­ния Конституции и законов Киргизской ССР; подписывал законы; имел право вето, толкования законов; направлял Верховному Совету послания и представлял ему ежегодные доклады о положении дел в Киргизской ССР и других важных вопросах государственной жизни.

Президент Киргизской ССР в качестве главы государства обеспечивал взаимодействие высших органов государственной власти и управления Киргизской ССР; представлял Верховному Совету канди­датуры для назначения или избрания на должности председателей Совета Министров, Комитета консти­туционного надзора, Комитета народного контроля, Верховного суда, Главного государственного арбитра; вносил предложение в Верховный Совет об отставке Правительства; по согласованию с Предсе­дателем Совета Министров назначал членов Правительства с последующим представлением их на утверждение Верховного Совета и освобождал их от должности; приостанавливал действие постановле­ний и отменял распоряжения Совета Министров; объявлял чрезвычайное положение; вел переговоры и подписывал международные договоры от имени Киргизской ССР. Кроме того, Президент Киргизской ССР обладал традиционными для этого поста полномочиями - награждение орденами и медалями, решение вопросов гражданства, предоставления убежища, помилования.

Таким образом, за Президентом Киргизской ССР закреплялись достаточно широкие права.

Тем не менее, за Верховным Советом Киргизской ССР оставались определенные возможности влияния на него. Так, Верховный Совет был вправе отменить указы Президента (ст. 114-5), сместить его двумя третями голосов от общего числа народных депутатов в случае нарушения им Конституции и законов Киргизской ССР. Правда, для смещения Президента требовалось соответствующее заключение Комитета конституционного надзора (ст. 114-6).

Во-вторых, на конституционном уровне был учрежден Президентский совет Киргизской ССР, задачей которого определялась выработка мер по реализации основных направлений внутренней и внешней политики Киргизской ССР, обеспечению ее безопасности (ст. 114-4).

В-третьих, установлено, что первый Президент Киргизской ССР избирается Верховным Советом Киргизской ССР тайным голосованием на пять лет.

Был утвержден был также текст присяги Президента Киргизской ССР, с момента принесения которой Президент вступал в должность.

Соответственно были изложены в новой редакции ст.105 и 107 Конституции Киргизской ССР, посвя­щенные компетенциям Президиума и Председателя Верховного Совета Киргизской ССР. Исключена из Конституции Киргизской ССР ст. 106; ст. 107-114 стали соответственно ст. 106-113. Были внесены изменения еще в 11 статей Конституции Киргизской ССР [23].

Необходимо отметить о значении в развитии конституционного законодательства Киргизской ССР Закона «О гражданстве Киргизской Советской Социалистической Республики» от 26 октября 1990 г. [24. 253].

Им устанавливалось гражданство Киргизской ССР, порядок его приобретения и прекращения, круг органов, принимающих решения по вопросам гражданства, и их полномочия. Его значение заключалось еще и в том, что им впервые признан приоритет правил международного и межгосударственного догово­ров по вопросам гражданства.

В развитии конституционного законодательства Кыргызстана существенна роль и Закона «О реорга­низации системы органов государственной власти и управления в Киргизской ССР и внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной Закон) Киргизской ССР» от 14 декабря 1990 г. [25. 305], основ­ным мотивом которого явилось усиление власти Президента Киргизской ССР. В частности, было установлено, что Президент является главой Киргизской ССР и ее высшей исполнительной и распоряди­тельной власти (ст. 114). Соответственно Президент Киргизской ССР был вправе руководить деятельно­стью Правительства, председательствовать на заседании Кабинета Министров, отменять или приостанав­ливать действие постановлений Кабинета Министров, распоряжений Премьер-министра, актов минис­терств, государственных комитетов и ведомств Киргизской ССР. Более того, Президент Киргизской ССР, согласно изменениям в ст. 114-1 Конституции Киргизской ССР, имел право участвовать в работе Верхов­ного Совета и его Президиума.

Президент Киргизской ССР определял правовую политику и осуществлял руководство правоохрани­тельной деятельностью; представлял Верховному Совету кандидатуры на должность Вице-президента, на посты Председателя, двух заместителей и членов Конституционного суда, Председателя Верховного суда, Главного государственного арбитра; назначал Премьер-министра и представлял его на утверждение Верховного Совета; утверждал и освобождал председателей областных и Фрунзенского городского Советов (ст. 114-3). За ним закреплялось также право законодательной инициативы (ст. 103).

Далее, на конституционном уровне был учрежден пост Вице-президента Киргизской ССР, выполняю­щий по уполномочию Президента Киргизской ССР отдельные его функции, замещающий его в случае отсутствия или невозможности осуществления им своих обязанностей (ст. 115).

Совет Министров Киргизской ССР преобразовывался в Кабинет Министров - Правительство Киргиз­ской ССР. Учреждались посты Премьер-министра Кабинета Министров Киргизской ССР и государствен­ных секретарей Киргизской ССР; соответственно были упразднены Президиум, должности Председателя Совета Министров Киргизской ССР и его заместителей (ст. 117, 116).

Реорганизация касалась также системы конституционного контроля: был учрежден Конституционный суд Киргизской ССР вместо Комитета конституционного надзора. Конституционный суд в качестве независимого судебного органа был вправе контролировать за соответствием Конституции Киргизской ССР законов, указов Президента Киргизской ССР, постановлений и распоряжений Кабинета Министров Киргизской ССР, решений областных, городских и районных Советов народных депутатов. При этом решения Конституционного суда Киргизской ССР являлись обязательными для исполнения всеми органами государственной власти и управления, должностными лицами Киргизской ССР (ст. 111).

Исполнительными органами местных Советов закреплялись их Президиумы, возглавляемые председа­телями. При этом устанавливалось, что председатели областных Советов утверждаются и освобождаются от должности Президентом Киргизской ССР (ст. 132, 124).

За народным депутатом Киргизской ССР закреплялось право запроса на сессии Верховного Совета (ст. 110).

Конституция Киргизской ССР также прямо указывала на принятие законов о Конституционном суде КССР, о Кабинете Министров - Правительстве КССР (ст. 111, 123).

Соответственно были внесены существенные изменения и в текст самой Конституции Киргизской ССР. Так, ст. 81, 111, 114, 114-5, 114-6, 114-8, 116-123, 132-133, 138 Конституции Киргизской ССР, посвя­щенные статусу и полномочиям Президента, Конституционного суда, Кабинета Министров, органов местных Советов, были изложены в новой редакции; претерпела изменений еще 21 статья Конституции Киргизской ССР [26].

Итак, на первом этапе конституционных реформ в Кыргызстане были приняты одиннадцать законов, из которых четыре внесли существенные изменения в действовавшую Конституцию Киргизской ССР. При этом основанием для внесения в нее поправок явились изменения в Конституции СССР. Тем не менее, акты данного периода были направлены, прежде всего, на законодательное закрепление карди­нальных изменений в общественном и государственном строе Кыргызстана, что послужило поворотным моментом от устоявшихся принципов советской системы организации государственной власти и ее институтов, основанных на догматичной марксистско-ленинской идеологии.

Конституционным актом основополагающего характера, ознаменовавшим собой начало нового этапа в становлении конституционного законодательства Кыргызстана, явилась Декларация о государственном суверенитете Республики Кыргызстан от 15 декабря 1990 г. [27. 318].

Рассмотрение роли и значения данной Декларации требует, прежде всего, раскрытия ее юридической природы и определения ее места в системе законодательства в целом и конституционном законодатель­стве, в частности.

По мнению Б.Н. Топорнина, декларация о государственном суверенитете является политическим до­кументом, природа которого и реальное его воздействие на государственную жизнь определяют принад­лежность декларации о государственном суверенитете к актам конституционного масштаба [28. 13].

В этом определении Б.Н. Топорнина заключена двойственная природа деклараций о государственном суверенитете, что позволяет говорить о них как о политическом, так и о правовом акте. Хотя существуют на этот счет и другие суждения. Так, И.А. Тимченко [29. 8] рассматривает такие декларации, прежде всего как научную концепцию развития Конституции и текущего законодательства.

В свою очередь, не вдаваясь в тонкости теоретической дискуссии, исходя из сравнительного анализа значения действовавшей к тому времени Конституции Киргизской ССР, Декларации и текущего законно-дательства, полагаем, что Декларация о государственном суверенитете Республики Кыргызстан есть политико-правовой документ.

Основанием для такого вывода служит следующее.

Декларация представляла собой принципиально новый в содержательном плане нормативный право­вой акт, в отличие от таковых в советском конституционном законодательстве. Она провозглашала новое название государства - Республика Кыргызстан, отказавшись таким образом в подтверждение государ­ственного суверенитета от названия «Киргизская Советская Социалистическая Республика», что, в свою очередь, означало отказа от классовой характеристики республики (ст. 1).

В ней впервые четко заявлялось о сохранении национальной государственности Кыргызстана (ст. 3).

Суверенитет Киргизской ССР и ее право на выход из состава Союза ССР провозглашались конститу­циями Киргизской ССР 1937 и 1978 гг. Однако, как можно было видеть в предыдущей главе, это были формальные положения, присущие советским конституциям, и Киргизская ССР в составе Союза ССР фактически не обладала суверенитетом.

Данная Декларация не только провозглашала государственный суверенитет Кыргызстана, но и обога­щала его содержание «верховенством государственной власти Республики на всей территории» и ее «независимостью во внешних сношениях». Соответственно устанавливалась норма, по которой позиция Кыргызстана при заключении «нового Союзного Договора и международных соглашений» должна была основываться на принципах и положениях Декларации.

Значит, Декларация предопределяла и новую внешнеполитическую линию Кыргызстана во взаимоотношениях как с Союзом ССР, союзными республиками, так и иностранными государствами, которая должна была строиться на паритетных началах в соответствии с принципом государственно­го суверенитета.

Вместе с тем, провозглашая верховенство Конституции и законов Кыргызстана на всей его террито­рии, Декларация подчеркивала необходимость принятия новой Конституции и законов, основанных на ней. Так, согласно положениям ст. 15, она являлась «основой для разработки и принятия новой Конститу­ции Республики Кыргызстан, законов Республики».

Декларация внесла также существенные коррективы в сам процесс дальнейшего развития конститу­ционного законодательства Кыргызстана. Если до ее принятия конституционное законодательство, как и вся система республиканского законодательства, развивалось только на основе и в рамках союзного законодательства, то в дальнейшем его развитие основывалось, помимо указанного, и на принципиально новых установлениях и положениях Декларации.

  • Верховенство государственной власти на всей территории республики;
  • независимость во внешних сношениях; неприкосновенность территории;
  • национальная государственность;
  • разделение государствен­ной власти на законодательную, исполнительную и судебную;
  • положения о народе как единственном источнике государственной власти;
  • исключительное право Верховного Совета и Президента республики выступать от имени народа Кыргызстана;
  • гражданство республики;
  • принцип плюрализма;
  • самостоятель­ная экономика; равноправное участие республики в международном общении;
  • приверженность общепризнанным принципам дружбы и сотрудничества - все они нашли свое закрепление и развитие в текущем законодательстве, Декларации о государственной независимости и Конституции Кыргызской Республики 1993 г.

Из этого следует, что Декларация о государственном суверенитете являлась конституционным актом, имеющим высшую юридическую силу. Тем более что, во-первых, с формально-юридической стороны она принята высшим органом государственной власти - Верховным Советом Кыргызстана. Во-вторых, она содержала принципиально новые положения и нормы, в силу чего стала правовой основой новой Конституции республики.

И в этой связи нельзя не согласиться с мнением Ю.А. Тихомирова [30. 80], что закрепление в Консти­туции принципов правовой системы еще не гарантирует приоритета Основного Закона над иными актами, так как на практике могут действовать законы, превалирующие над Конституцией, вследствие закрепления принципов, не известных последней.

Таким образом, принципы и нормы Декларации о государственном суверенитете как акта высшей юридической силы имели первичный, основополагающий характер, и в этом плане сопоставимы лишь с конституционными нормами, поскольку они были направлены на регулирование наиболее существенных общественных отношений.

Данное положение исторически подтвердилось самим дальнейшим развитием конституционного законодательства Кыргызстана.

Декларация как нормативный правовой акт конституционного характера обладала учредительной функцией. Провозглашая Кыргызстан суверенным государством, выдвигая политическую цель построе­ния демократического правового государства, Декларация предопределила коренные изменения в общественном и государственном строе республики и тем самым стала политико-правовой основой ее развития на исторически новом этапе.

Отсюда вытекает, что Декларация являлась непосредственно действующим актом. Ибо только в таком качестве она могла стать основой не только для разработки Конституции Кыргызской Республики, но и для заключения Кыргызстаном международных договоров и соглашений.

Дальнейшее развитие конституционного законодательства Кыргызской Республики характеризуется двумя взаимосвязанными направлениями: с одной стороны, это поэтапное изменение Конституции Кир­гизской ССР 1978 г. с поправками; с другой - разработка новой Конституции Республики Кыргызстан.

В соответствии с положениями Декларации о государственном суверенитете было восстановлено историческое название столицы Республики Кыргызстан - город Бишкек [31. 126], началась разработка новой государственной символики: гимна, герба, флага Республики Кыргызстан [32. 468].

В числе законов, принятых на основе и в развитие положений Декларации о государственном сувере­нитете, можно выделить Закон «Об общих началах внешнеэкономической деятельности Республики Кыргызстан» от 18 апреля 1991 г. [33. 251].

Его значение заключалось в том, что он определил общие начала внешнеэкономической деятельности Республики Кыргызстан и порядок ее государственного регулирования, полномочия государственных органов Кыргызстана в области внешнеэкономической деятельности в соответствии с принципами государственного суверенитета.

Принятый 5 февраля 1991 г. Закон «О внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной Закон) Республики Кыргызстан» [34. 138] заменил название республики - «Киргизская ССР» по всему тексту Конституции на «Республика Кыргызстан». В данном случае Закон не просто заменил старое название на новое, а на конституционном уровне исключил классовую основу определения и организации государства, базированной на марксистско-ленинской теории. Его значение заключалось также в консти­туционном закреплении и развитии положений и принципов Декларации о государственном суверенитете Республики Кыргызстан.

Последовавшие за этим изменения и дополнения Конституции Республики Кыргызстан 15 апреля 1991 г. [35. 232], во-первых, закрепили единую систему органов местного самоуправления. Во-вторых, изменения касались разграничения в компетенциях Верховного Совета, его Президиума, Президента Республики Кыргызстан в организационно-кадровых вопросах, полномочий Кабинета Министров, Вице-президента, президиумов местных Советов народных депутатов, Прокурора Кыргызстана и прокуроров Республики Кыргызстан. В-третьих, в связи с принятием закона по бюджету глава 17 Конституции Респу­блики Кыргызстан «Бюджет Республики Кыргызстан» (ст. 145-149) была изложена в новой редакции. В-четвертых, по всему тексту Конституции Республики Кыргызстан название столицы республики «Фрунзе» было заменено в «Бишкек». В-пятых, устанавливалось, что в названиях и по всему тексту действующих законодательных актов старое название республики - «Киргизская Советская Социалисти­ческая Республика» - заменить на новое - «Республика Кыргызстан».

Существенно значение в развитии конституционного законодательства Кыргызской Республики и законов «О местном самоуправлении в Республике Кыргызстан» от 19 апреля 1991 г. [36. 263], «О референдуме в Республике Кыргызстан» от 28 июня 1991 г. [37.446], «О статусе народного депутата Республики Кыргызстан» [38. 117].

31 августа 1991 г. были приняты Декларация о государственной независимости Республики Кыргызстан, Закон «О выборах Президента Республики Кыргызстан», постановление Верховного Совета республики «О деятельности Коммунистической партии Республики Кыргызстан и ее имуще­стве» [39. 528].

Согласно положениям последнего акта, была прекращена деятельность органов и организаций Компартии Кыргызстана как составной части КПСС, как отмечалось в постановлении, «функционировав­шей в качестве надгосударственной структуры». Ее имущество, в том числе находившееся на территории Республики Кыргызстан имущество КПСС, было объявлено собственностью Кыргызстана. Таким образом, был положен конец марксистско-ленинской теории организации и строительства государства, а вместе с ней и руководящей и направляющей роли КПСС в Кыргызстане.

Несомненно, важным актом конституционного значения второго этапа развития конституционного законодательства была Декларация о государственной независимости Республики Кыргызстан, объявив­шая о полной независимости суверенного Кыргызстана 40.530.

На наш взгляд, важнейшее значение ее положений заключалось в следующем:

а)  Подчеркивая свое исходное положение, Декларация о государственной независимости развивала принципы и положения предыдущей Декларации о государственном суверенитете.

Во-первых, если Декларация о государственном суверенитете ограничивала независимость Республи­ки, провозглашая таковую только «во внешних сношениях», то она объявляла Республику независимым государством без каких-либо ограничений. Указанное положение подтверждали и п. 3-5 Декларации о государственной независимости, которые утверждали, что Кыргызстан «выступает за заключение нового Союзного Договора суверенных государств на равных основаниях», «призывает парламенты союзных республик и стран мирового сообщества признать независимость Республики Кыргызстан», указывали на необходимость «подготовки мер, обеспечивающих экономическую и политическую независимость Республики Кыргызстан».

Во-вторых, первая Декларация, провозглашая государственный суверенитет, означающий верховен­ство государственной власти республики на всей территории, только указывала, что он обеспечивается «верховенством Конституции Республики Кыргызстан и законов республики на своей территории», «исключительным правом изменения существующей территории Республики». В этом плане Декларация о государственной независимости уже подчеркивала, что территория республики является «целостной и неделимой» и на ней, как в любом суверенном и независимом государстве, «действует только Конститу­ция Республики Кыргызстан».

б) Декларация о государственной независимости, как и предыдущая, имела учредительную функцию. Если Декларация о государственном суверенитете в преамбуле указывала на стремление «построить демократическое правовое государство», то теперь Кыргызстан объявлялся «независимым, суверенным демократическим государством». Еще добавим, что Декларация о государственной независимости закан­чивалась призывом к народу республики объединиться во имя превращения Кыргызстан «в подлинно суверенное и правовое государство».

Представляется, что в этом заключалась и историческая преемственность двух деклараций, с одной стороны, определивших перспективу дальнейшего развития Кыргызстана в качестве суверенного и независимого государства, с другой - закрепивших принципы и нормы, обеспечивающих ее реализацию.

Таким образом, в декларациях Республики Кыргызстан получили юридическое закрепление элементы, присущие независимому, суверенному государству:

  • государственный суверенитет;
  • единое гражданство;
  • территориальная целостность;
  • верховенство Конституции и законов на своей территории;
  • самостоятельная экономическая система;
  • наличие собственных органов обороны и Вооруженных Сил.

А это, в свою очередь, позволило войти Кыргызстан в мировое сообщество как самостоятельное государство. В этой связи следует сказать, что в настоящее время более ста государств мирового сообще­ства установили с Кыргызстаном дипломатические отношения.

Особой значимостью Декларации обусловлено принятие Закона «О придании статуса конституцион­ного закона Декларации о государственной независимости Республики Кыргызстан» [41. 658].

На основе положений Декларации о государственной независимости Верховный Совет республики 21 сентября 1991 г. принял обращение к правительствам стран мира и послание Президенту СССР М.Горбачеву [42. 569], постановление «О перспективах дальнейшего сотрудничества Республики Кыргызстан с другими суверенными республиками» [43. 570].

В последнем подчеркивалась целесообразность дальнейшего развития прямых экономических и государственных связей с другими суверенными республиками на основе двусторонних и многосторон­них договоров и соглашений.

Немаловажное значение в развитии конституционного законодательства Кыргызстана имела и ратифицированная Верховным Советом Республики Кыргызстан Всеобщая Декларация прав и свобод человека [44. 574], которая отражала новое видение статуса личности. Постановлением Верховного Совета по этому вопросу предусматривалось также приведение действующих законодательных актов республики в соответствие с ней. Его значение заключалось в признании им приоритета норм междуна­родного права в области прав и свобод человека, что в дальнейшем нашло отражение в концептуальном подходе Конституции Кыргызской Республики 1993 г.

Изменения и дополнения в Конституцию Республики Кыргызстан 21 сентября 1991 г. [45. 573] были связаны с принятием Закона «О выборах Президента Республики Кыргызстан» и соответственно были изложены в новой редакции части первая и вторая ст. 114-1 Конституции Республики Кыргызстан.

Закон «О Правительстве Республики Кыргызстан» от 18 декабря 1991 г. [46. 679] закрепил за Прави­тельством Республики Кыргызстан статус высшего исполнительно-распорядительного органа в соответ­ствии с конституционными изменениями в системе государственной власти.

Согласно Закону, Правительство Республики Кыргызстан возглавлялось Президентом Республики Кыргызстан, было правомочно решать все вопросы государственного управления, за исключением полномочий, отнесенных Конституцией к компетенции Президента и Верховного Совета Республики Кыргызстан.

Премьер-министр, вице-премьер министры, министры, председатели государственных комитетов Республики Кыргызстан назначались Президентом Республики Кыргызстан по согласованию с Верхов­ным Советом Республики Кыргызстан.

Эти положения, в свою очередь, составили основу Закона «О внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной Закон) Республики Кыргызстан» от 26 февраля 1992 г. [47. 49]. Соответственно были изменены ст. 98, 109 и 114-3 Конституции Республики Кыргызстан.

В связи с утверждением Государственного флага Республики Кыргызстан 3 марта 1992 г. Верховным Советом Республики Кыргызстан был принят Закон «О внесении изменений и дополнений в Конститу­цию (Основной Закон) Республики Кыргызстан» [48. 94], согласно которому изложена в новой редакции ст. 168 Конституции Республики Кыргызстан.

Закон «О внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной Закон) Республики Кыргызстан» от 6 марта 1992 г. [49. 183] внес существенные изменения в Конституцию Республики Кыргызстан.

Во-первых, впервые на конституционном уровне предприняты практические шаги по укреплению политической независимости Кыргызстана. Так, из Конституции Республики Кыргызстан были исключе­ны положения, согласно которым полномочия Верховного Совета ограничивались в пределах компетен­ции Республики Кыргызстан (ст. 97). Исключены также положения п. 24 ст. 114-3 Конституции Респуб­лики Кыргызстан, согласно которым взаимоотношения Президента Кыргызстана с Президентом Союза ССР, Верховным Советом и Правительством Союза ССР определялись законами СССР и Кыргызстана. О сказанном выше свидетельствовало и другое конституционное положение, по которому Правительство Республики Кыргызстан впредь было вправе действовать только на основе Закона «О Правительстве Рес­публики Кыргызстан», постановлений Верховного Совета, указов Президента Республики Кыргызстан (ст. 120, 121). Следует добавить также о норме новой ст.162-1, согласно которой решения Верховного суда и Высшего арбитражного суда Республики Кыргызстан являлись окончательными и обжалованию не подлежали.

Во-вторых, были разграничены компетенции Верховного Совета, Президента, Правительства, органов судебной власти Республики Кыргызстан. При этом Президент Республики Кыргызстан, согласно консти­туционным новациям, возглавлял Правительство Республики Кыргызстан, обладал широкими полномо­чиями в организационно-кадровых вопросах.

В новой редакции была изложена глава 13 Конституции Республики Кыргызстан «Правительство Рес­публики Кыргызстан». Правительство Республики Кыргызстан закреплялось как высший исполнительно-распорядительный орган, правомочный решать все вопросы государственного управления, за исключени­ем полномочий, отнесенных к компетенции Президента и Верховного Совета Республики Кыргызстан. Из Конституции Республики Кыргызстан были исключены слова «председатель Совета Министров», «Кабинет Министров», которых заменили соответственно - «Премьер-министр», «Правительство».

Согласно новой редакции ст. 152 Конституции Республики Кыргызстан, Верховный суд Республи­ки Кыргызстан являлся высшим судебным органом и органом конституционного контроля, осуществ­ляющий надзор за судебной деятельностью всех судов Республики Кыргызстан, а также контроль за соответствием актов государственных органов и общественных организаций Конституции Республи­ки Кыргызстан.

В-третьих, была реорганизована система местных органов власти. Если до этого существовала система местных Советов и их исполнительных комитетов, то в дальнейшем в качестве исполнительно-распоря­дительного органа на местах вводился институт местной государственной администрации, возглавляемая ее главой, которая назначалась Президентом Республики Кыргызстан. Соответственно изложено в новой редакции раздел VI Конституции Республики Кыргызстан - «Местные Советы народных депутатов и местная государственная администрация» и глава 15 - «Местные исполнительно-распорядительные органы».

Помимо указанных, данным Законом внесены изменения еще в 34 статьи Конституции Республики Кыргызстан [50], а ст. 111 была исключена из нее.

В связи с образованием Военного суда Республики Кыргызстан Законом «О внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной закон) Республики Кыргызстан» от 3 июля 1992 г. [51] было внесено текстовое дополнение в ст. 150 и 151 Конституции Республики Кыргызстан.

Таким образом, второй этап становления конституционного законодательства Кыргызской Республи­ки характеризуется принятием двух важных актов конституционного значения - деклараций о государ­ственном суверенитете и о государственной независимости Республики Кыргызстан, семи законов, которые внесли существенные поправки в действовавшую Конституцию Кыргызстана.

Результатом принятия указанных актов явилось следующее.

Первое. Провозглашение Кыргызстана суверенным, независимым государством. При этом уже были сделаны первые шаги на политическую и экономическую независимость. Приняты новые государствен­ные символы Кыргызстана - Флаг и Гимн Республики Кыргызстан, восстановлено историческое название столицы - Бишкек.

С названия республики снята классовая основа, прекращена деятельность Коммунистической партии Советского Союза, был положен конец догматичной марксистско-ленинской идеологии - все это означа­ло перехода Кыргызстана на либерально-демократический путь развития, основанный на идеях сохране­ния и развития национальной государственности, установления и развития многопартийной политиче­ской системы.

Второе. Определены цели и перспективы дальнейшего развития национальной государственности Кыргызстана - построение суверенного, демократического, правового государства, его основополагаю­щие принципы. Создана, таким образом, нормативно-правовая база, с одной стороны, для разработки и принятия новой Конституции Кыргызстана, с другой - для дальнейшего совершенствования коренных изменений в общественно-политической и социально-экономической сферах жизни страны.

Третье. Особенностями данного этапа явились новые направления в развитии конституционного законодательства; расширение предмета конституционного регулирования; введение новых понятий в конституционную терминологию; изменения в системе высших органов государственной власти; введены система органов местного самоуправления, институт местной государственной администрации.

 

Литература

  1. См.: Петелина И.В. Теоретические проблемы Российской правовой системы: Дис. ... канд. юрид. наук. -Саратов, 1996. - С. 177-178.
  2. Медушевский А.Н. Демократия и авторитаризм: Российский конституционализм в сравнительной перспек­тиве. -М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 1997. - С. 492.
  3. Алексеев С.С. Государство и право. -М.: Юрид. лит., 1994. - С. 25.
  4. Медушевский А.Н. Указ. соч. - С. 494.
  5. Там же. - С. 483.
  6. Тургунбеков Р. Т. Новая политико-правовая концепция Конституции Кыргызской Республики / Материалы международной научно-практической конференции «Проблемы реализации программы «Кадры XXI века». Часть II. «Человек и право». - Бишкек, 1998. - С. 82.
  7. Тургунбеков Р. Т. Конституционный строй Кыргызской Республики. - С. 8.
  8. См.: Искакова Г.Т. Государственный суверенитет Кыргызской Республики / Отв. ред. Тургунбеков Р.Т.; НАН Кыргызской Республики, Ин-т философии и права. - Бишкек, 1996. - С. 3.
  9. Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Ведомости Верховного Совета СССР. 1988. №49. - Ст.727, 729.
  10. См.: Авакьян С.А. Конституция России: природа, эволюция, современность. - С. 87-90.
  11. Ведомости Верховного Совета Киргизской ССР. - 1989. - №17. - Ст. 135, 137, 138.
  12. Ведомости Верховного Совета Киргизской ССР. - 1989. - №17. - Ст. 141.
  13. Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. - 1989. - №12. - Ст.
  14. См.: Авакьян С.А. Конституция России: природа, эволюция, современность. - С. 93-95.
  15. Ведомости Верховного Совета Киргизской ССР. - 1990. - №8. - Ст. 81.
  16. Статьи 97, 98, 101, 102, 106, 108, 113, 116-119, 169 Конституции (Основного Закона) Киргизской ССР 1978 г. с поправками.
  17. Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. - 1989. - №28. - Ст. 538.
  18. Ведомости Верховного Совета Киргизской ССР. - 1990. - №8. - Ст. 104.
  19. Там же. - 1991. - №3. - Ст. 111.
  20. Там же. - 1990. - №8. - Ст. 106.
  21. Статьи 12, 13, 16, 23, 26, 35, 37, 38 Конституции (Основного Закона) Киргизской ССР 1978 г. с поправками.
  22. Ведомости Верховного Совета Киргизской ССР. - 1990. - №18. - Ст. 249.
  23. Статьи 98, 101, 103, 110, 111, 112, 117, 118, 120, 122, 170 Конституции (Основного Закона) Киргизской ССР 1978 г. с поправками.
  24. Ведомости Верховного Совета Киргизской ССР. - 1990. - №18. - Ст. 253.
  25. Там же. - 1990. - №21. - Ст. 305.
  26. Статьи 80, 85, 98, 103, 105, 107, 109, 110, 112, 114-1, 114-3, 115, 124, 134, 135, 136, 137, 141, 142, 143, 148
  27. Конституции (Основного Закона) Киргизской ССР 1978 г. с поправками.
  28. Ведомости Верховного Совета Киргизской ССР. - 1990. - №21. - Ст. 318.
  29. См.: Топорнин Б.Н. Новый Союзный Договор: теоретические подходы / Новый Союзный Договор: поиски решений. -М., 1990. - С. 13.
  30. См.: Тимченко И.А. Декларация о независимости и суверенитете: причины появления и их значение / Разви­тие национальной государственности союзной республики на современном этапе. - Киев, 1990. - С. 8.
  31. См.: Тихомиров Ю.А. Теория закона. - М.: Наука, 1982. - С. 80.
  32. Ведомости Верховного Совета Республики Кыргызстан. - 1991. - №3. - Ст. 126.
  33. Там же. - 1991. - №13. - Ст. 468.
  34. Там же. - 1991. - №8. - Ст. 251.
  35. Там же. - 1991. - №3. - Ст. 138.
  36. Там же. - 1991. - №8. - Ст. 232.
  37. Там же. - 1991. - №8. - Ст. 263.
  38. Там же. - 1991. - №13. - Ст. 446.
  39. Там же. - 1991. - №3. - Ст. 117.
  40. Там же. - 1991. - №17. - Ст. 528.
  41. Там же. - 1991. - №17. - Ст. 530.
  42. Ведомости Верховного Совета Республики Кыргызстан. - 1991. - №22. - Ст. 658.
  43. Там же. - 1991. - №18. - Ст. 569.
  44. Там же. - 1991. - №18. - Ст. 570.
  45. Там же. - 1991. - №18. - Ст. 574.
  46. Там же. - 1991. - №18. - Ст. 573.
  47. Там же. - 1991. - №22. - Ст. 679.
  48. Ведомости Верховного Совета Республики Кыргызстан. - 1992. - №3. - Ст. 49.
  49. Там же. - 1992. - №3. - Ст. 93, 94.
  50. Там же. - 1992. - №4/2. - Ст. 183.
  51. Статьи 80, 81, 83, 85, 92, 103, 105, 109, 110, 114-1, 114-4, 114-6, 114-7, 124, 126-138, 146, 148, 150, 151, 162,163, 170 Конституции Республики Кыргызстан 1978 г. с поправками.
  52. Закон Республики Кыргызстан «О внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной Закон) Респу­блики Кыргызстан» от 3 июля 1992 г. //Приложение к газете «Свободные горы». - 1992. - Авг.
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция