Проблемные вопросы допустимости доказательств, полученные до возбуждения уголовного дела

Вопросы, связанные с допустимостью доказательств полученных до возбуждения уголовного дела являются актуальными в теории и практики уголовного процесса. В Конституции Кыргызской Республики сказано: «Доказательства, добытые с нарушением закона, не могут быть использованы для обоснования обвинения и вынесения судебного акта».'

Уголовно-процессуальная деятельность в Кыргызской Республике, как и во многих постсоветских государствах, а также в Испании, Швейцарии и Греции, начинается вынесением официальным органом решения о возбуждении уголовного дела, в котором дается предварительная квалификация совершенного деяния. В Германии, Швеции, Франции специального акта о возбуждении уголовного дела не составляется, а выносятся акты о возбуждении публичного обвинения (уголовного иска), имеющие место на более поздних этапах расследования и поэтому не являющиеся решением о его открытии. «Начало же производства самого дознания не оформляется каким-либо процессуальным решением. Производство первоначальных следственных действий и означает начало производства по уголовному делу»."

Неполнота информации о признаках преступления, сомнения в ее достоверности требует от следователя проведения проверок, собирания дополнительных данных для вынесения соответствующего процессуального решения. Уголовно-процессуальное законодательство Кыргызской Республики не регламентирует процессуальную форму доследственной проверки по делу, что в некоторых случаях, приводит нарушению конституционных прав и свобод граждан.

В ходе проверки следователи истребуют необходимые документы и иные материалы, назначают налоговые, таможенные, аудиторские проверки, объем, и сроки, проведение которых не содержатся в уголовно-процессуальном законодательстве.

Проблемными вопросами являются производство так называемых изъятий у потенциальных подозреваемых, различных предметов, документов и составление соответствующих актов (протоколов) изъятий, производство допроса лиц и получение от них объяснений по поводу совершенного преступления. При этом допрашиваемым лицам не разъясняются, в качестве каких участников процесса они допрашиваются и какими правами и обязанностями они обладают. «Какие бы заявления ни делал или объяснения, ни давал гражданин до возбуждения уголовного дела, они не приобретают статуса допустимого доказательства, поскольку не заменяют показаний, полученных на допросе»."' Процедуры проведения указанных действий в уголовно-процессуальном зако­нодательстве Кыргызской Республики нет, в результате справедливо возникает вопрос о достоверности и допустимости полученных доказательств. На практике имеет место подмены процессуальных действий оперативно-розыскными в целях незаконного добывания будущих доказательств, когда процессуальная (форма используется в качестве «ширмы» для нарушения конституционных прав личности.

Доказательства считаются допустимыми при соблюдении трех условий:

  • правомочный субъект доказывания;
  • допускаемый законом источник доказывания;
  • соблюдение процессуальной формы доказывания.v

В уголовно-процессуальной науке существует точка зрения о том, что доказательства, полученные до возбуждения уголовного дела в результате оперативно-розыскных мероприятий, проверки административных правонарушений являются доказательствами, именуемыми как иные документы. И могут быть приобщены к материалам уголовного дела как иные документы (статья 89 УПК КР, статья 84 УПК РФ). Авторы объясняют свою позицию тем, что доказательства получены уполномоченными на то органами с соблюдением законов регулирующих деятельность правоохранительных органов, оперативно-розыскную деятельность, административные правоотношения. На наш взгляд, данная позиция является ошибочной. Доказательства по уголовному делу должны быть получены в соответствии с требованиями законов, в том числе и уголовно-процессуального закона. Доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального закона, являются недопустимыми, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу решения по делу, а также использоваться для доказывания любого факта и обе гоятельства, входящего в предмет доказывания по уголовным делам (ч. 3 статьи 81 УПККР).

В связи с редакционной неточностью п.5 ч.2 статьи 81 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики считаем целесообразным слово «другие» заменить «иными» как в статье 89 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики и изложить в следующей редакции: иными документами.

Вызывает сомнения сроки на решение вопроса о возбуждении уголовного дела или об отказе в его возбуждении по уголовно-процессуальному законодательству Кыргызской Республики. Такое решение принимается в трехдневный срок, а в исключительных случаях - в срок не более десяти дней (ч.2 статьи 156 УПК КР). Указанные в законе сроки недостаточны для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, по которым необходимо проведение финансовых проверок, судебных экспертиз, в том числе медико-биологических. В Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации срок на рассмотрение сообщения о преступлении может составлять до 30 суток, " а в Уголовно­ процессуальном кодексе Республики Казахстан срок рассмотрения заявления и сообщения о преступлениях в исключительных случаях - до двух месяцев, о чем в течение трех суток должен быть уведомлен прокурор. " На наш взгляд, необходимо срок на решение вопроса о возбуждении уголовного дела или об отказе в его возбуждении продлить на срок не менее 30 суток. В связи, с чем предлагаем изложить ч.2 статьи 156 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики в следующей редакции: Решение о возбуждении уголовного дела или об отказе в его возбуждении должно быть принято в трехдневный срок, а в исключительных случаях - в срок не более 30 суток с согласия надзирающего прокурора.

Производство таких следственных действий как осмотр места происшествия и назначение экспертизы предусматривается до возбуждения уголовного дела (ч. 1 статьи 165 УПК КР). Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации предусматривает производство до возбуждения уголовного дела и такого следственного действия как освидетельствование. В настоящее время является дискуссионным вопрос о расширении перечня следственных действий до возбуждения уголовного дела. Наиболее часто в их числе называются допрос и задержание подозреваемого.

«Запрет уголовно-процессуальной деятельности до возбуждения уголовного дела и естественная необходимость выяснения наличия (отсутствия) правовых оснований для его возбуждения (включая квалификацию деяния) находятся между собой в обратно пропорциональной зависимости. В результате попытки «преодолеть непреодолимое» привели в свое время к появлению в советском уголовном процессе разного рода «суррогатов» процессуальной деятельности, которыми стали «доследственная проверка» и ОРД. Постсоветские уголовно-процессуальные системы унаследовали эти «суррогаты», с одной стороны понимая их ущербность, а с другой - не видя способов от них избавиться». х Законодательное закрепление уголовно-процессуальной деятельности после принятия решения о возбуждении уголовного дела с предварительной уголовно-правовой квалификацией деяния, был впервые сформулирован в советском уголовном процессе как гарантию от необоснованного уголовного преследования.

Стадия возбуждения уголовного дела является границей между непроцессуальной деятельностью и процессуальной деятельностью органов дознания и следствия. Для разрешения сложившейся проблемы Л.В. Головко предлагает, что «необходимо отказаться не только и не столько от конструкции «доследственной проверки», сколько от концепции возбуждения уголовного дела как акта, отделяющего «непроцессуальную» деятельность от деятельности «процессуальной» Важнейшей гарантией соблюдения полицией прав личности при производстве дознания является не формальный акт i возбуждении уголовного дела, а иные процессуальные институты: институт судебного контроля институт допустимости доказательств, институт непосредственного иссле­дования доказательств судом и т.д.

Некоторые ученые-процессуалисты ставят вопрос об устранении стадии возбуждения уголовного процесса из уголовного судопроизводства. Так, по мнению Ю.В. Деришева, в стадии возбуждения уголовного дела осуществляется административное производство «по проверке фактов, схожих по объективной стороне с правонарушениями... возникновение уголовно-процессуальных отношений... до появления преступления — это и есть незаконное и необоснованное ограничение прав личности, а также проявление «процессуальной расточительности».х" М.С. Строгович видел основное процессуальное значение этой стадии в том, что «возбуждение уголовного дела - правовое основание для всех дальнейших процессуальных действий при расследовании и разрешении уголовного дела»х"'

«Фактически везде, где существует формализованное досудебное производство, при появлении информации о преступлении открывается дознание, целью которого является выяснение наличия или отсутствия оснований для возбуждения уголовного преследования (уголовного дела, публичного иска и т.д.). После его возбуждения либо начинается предварительное следствие (в основном, по сложным уголовным делам), либо дело передается непосредственно в суд (доказательства собраны в ходе дознания)».

Как показывает сравнительный анализ некоторых уголовно-процессуальных законодательств зарубежных стран вопросы, связанные с начальным моментом производства по уголовному делу официально не определены. Так, в американском уголовно-процессуальном законодательстве «не определено, чьим и каким решением должно оформляться возбуждение уголовного дела. В связи с этим, принято считать производство по конкретному делу начатым, а вместе с этим начатым и предварительное расследование, с момента получения информации о преступлении и ее регистрации. Эта информация в свою очередь служит основанием для выполнения широкого круга действий, в том числе оперативно-розыскных, по выявлению фиксации, проверке и исследованию фактических данных, которые могут быть после соответствующей проверки и оформления использованы в качестве доказательств при осуществлении в суде уголовного преследования». xv В уголовно-процессчальном законодательстве Франции производство по уголовному делу обычно начинается с полицейской стадии дознания, которая начинается с момента получения или обнаружения информации о совершенном преступлении и заканчивается принятием прокурором решения о наличии шбо отсутствия оснований для возбуждения уголовного преследования. При этом дознание не является обязательным, и оно проводится в случае необходимости получения дополнительной информации для решения вопроса о возбуждении уголовного преследования.

Любое процессуальное нарушение, т.е. отступление буквально от всякого предписания, содержащегося в нормах закона, касающихся собирания и проверки доказательств, ведет к утрате полученных таким путем сведений качества допустимости.XV1

 

Литература

  1. Конституция Кыргызской Республики. Принята референдумом (всенародным голосованием) Кыргызской Республики 27 июля 2910 года. - Бишкек: Академия. 2010. Ч. 4
    статьи 26.
  2. Смирнов А.В. Уголовный процесс: учебник / А.В. Смирнов. КБ. Калиновский; под общ. ред. проф. А.В. Смирнова. - 4-е изд.. перераб. и доп. - М. КНОРУС. 2008. - С. 316.
  3. Шалумов М.С. Использование материалов. собранных до возбуждения уголовного дела. в качестве доказательств // Уголовный процесс. 2005. №3. - С.
  4. Цыганенко С. С. Проблема допустимости доказательств в свете дифференциации уголовного процесса/Допустимость доказательств в Российском уголовном процессе. -Ростов-на-Дону. 2003. - С. 84.
  5. Петрухин И.Л. Защита прав личности по УПК РФ. Новый уголовно-процессуальный кодекс России в действии: Материалы круглого стола. 13 ноября 2003 г.. Москва/ Отв. ред. И.Ф. Демидов. - М.: ТКВелби. Изд^Проспект. 2004 -С. 11.
  6. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 года №174-ФЗ (вред. Федерального закона от 04.07.2003 года №92-ФЗ). Ч.З статьи 144.
  7. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан от 13 декабря 1997 года №206-1. Ведомости Парламента Республик; Казахстан. 1997 г. №23 ст. 335. Статья 184.
  8. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 года№174-ФЗ. 4.4 ст. 146.
  9. Буланова Н.В. Правовая регламентация возбуждения уголовного дела в Российском уголовно-процессуальном законодательстве (опыт. проблемы. пути совершенствования / Обеспечение конституционных прав граждан в досудебных стадиях уголовного процесса - Алматы: ДП «Эдельвейс». 2006. - С. 66.
  10. Головко Л.В. Актуальные направления реформы уголовного судопроизводства в Республике Казахстан. Аналитический доклад. Алматы. 2009. - С. 5-6.
  11. Головко Л.В. Источник тот же. С. 7.
  12. Деришев Ю.В. Концепция уголовного досудебного производства в правовой доктрине современной России.- Омск. 2004. С. 197.
  13. Строгович М.С Курс советского уголовного процесса. Т. 2: Порядок производства по уголовным делам по советскому уголовно-процессуальному праву. - М. 1970. - С. 10.
  14. Головко Л.В. Новый УПК Российской Федерации в контексте сравнительного уголовно-процессуального права. /Государство и право. 2002. №5. С 56.
  15. Даулбаев А.К. Вопросы законодательной регламентации порядка проведения доследственных проверок. Материалы международной научно-практической конференции «Обеспечении конституционных прав граждан в досудебных стадиях уголовного процесса». - Алматы: ДП «Эдельвейс». 2006. - С. 58-59.
  16. Клейман Л. В. Установление относимости доказательств в уголовном судопроизводстве. - М.. 2003. С. 109.
Год: 2011
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция