К проблеме условий обеспечения законности правоприменительных актов органов государственной власти и местного самоуправления в Кыргызской республике

Согласно Конституции Кыргызской Республики все органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Основной закон и законы. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Кыргызской Республике, не должны противоречить Конституции страны [1]. Все подзаконные акты должны соответствовать Конституции и законам, издаваться в пределах компетенции соответствующих органов и должностных лиц, в установленном порядке и в определяемой форме. Эти требования и составляют сущность законности. Однако наличие качественных законов и других нормативных актов не является достаточным фактом. Здесь, по нашему мнению, речь должна идти об исполнении права в самом широком смысле слова. В процессе исполнительно-распорядительной (управленческой) деятельности органы государственного управления и местного самоуправления в целях реализации управленческих задач издают большой объем правоприменительных актов.

В науке административного права нет разногласий по поводу того, что управление представляет собой форму реализации управленческой компетенции. Законность как неуклонное и точное исполнение юридических норм всеми субъектами по существу сводит ее к общеобязательности, являющейся объективным свойством права. Законность носит универсальный, всеобъемлющий характер, ее можно определить как правовой режим общественной жизни, заключающийся в неуклонном соблюдении юридических норм всеми ее праводееспособными участниками.

Поддерживаем мнение Алексеева С.С, в вопросе основных требований законности, проявляющейся в условиях демократических политических режимов[2], которая выражается во всеобщности права, т.е. необходимости развитого совершенного законодательства; верховенстве Конституции и закона; равенстве всех перед законом; наличием социальных и юридических механизмов, обеспечивающих реализацию права (строжайшее соблюдение и исполнение обязанностей; беспрепятственные возможности использования субъективных прав.

Законность можно определить как систему правовых требований по обеспечению всеобщности государственной воли с помощью нормативных правовых актов и их неукоснительного исполнения и применения. Законность административной деятельности проявляется не только в требованиях действовать в соответствии с законодательными актами, (назначать на должность, регистрировать юридические лица), но и проявлять инициативу в ходе исполнения законов и иных актов в ходе административного надзора, пресечения правонарушений.

Следует разграничивать понятия законности и условия обеспечения законности (порядок принятия, обсуждения, вступления в силу нормативных правовых актов, применение, стабильность экономических и политических систем, состояние правовой культуры, верховенство законов, независимость суда).

Полагаем, что к специальным юридическим гарантиям, можно отнести совершенство, развитость правовой системы в целом, отработанность механизмов законодательствования, полноту, высокий уровень и авторитет юридической культуры, эффективную систему контроля и надзора за законностью, действенные меры государственного принуждения, качественную и эффективную работу юридических органов - правотворческих и правоприменительных. Под юридическими гарантиями законного применения норм права следует понимать систему нормативных и индивидуальных правовых предписаний и соответствующую им юридическую деятельность, специально предназначенные для обеспечения законности, правильности правоприменительных актов. Полагаем также, что в их составе необходимо дифференцировать:

  • нормативно-правовые средства (т.е. нормы, закрепляющие компетенцию государственных органов, органов местного самоуправления, должностных лиц, процедуру применения права, связанные с обеспечение законности в правоприменительной деятельности;
  • индивидуально-правовые средства (т.е. акты утверждения, приостановления или отмены принятых решений, акты привлечения должностных лиц к юридической ответственности за неправильное применение права, и другие индивидуальные акты, как-то - жалобы, заявления);
  • организационно-обеспечительные средства (т.е. все виды юридической деятельности по обеспечению законности в применении права.

При обеспечении законности, юридические гарантии выполняют не совсем одинаковые функции и, соответственно, оказывают различное обеспечительное действие, т.е. между ними существует так называемое «разделение труда». Думается, что позиция И.Я. Дюрягина в этом вопросе обоснована, поскольку одни гарантии призваны обеспечивать принятие правильных решений, другие же, к примеру, меры ответственности - борьбу с допущенными ошибками и правонарушениями, совершенными в процессе правоприменения, третьи (контроль и надзор) выполняют и ту и другую роль, в чем собственно, и проявляется системность юридических гарантий [3, с. 206].

Подвергнем анализу гарантии, обеспечивающие правильное применение норм, к которым относят объективное и полное исследование обстоятельств, строгое соблюдение правоприменяющим органом норм материального права, принятие решений в пределах компетенции и в установленных законом процессуальных формах.

Принцип объективного и полного исследования фактических обстоятельств актуализирует применение правовых норм к тому кругу общественных отношений, для регулирования которых они созданы.

Принцип строгого соблюдения правоприменяющим органом норм материального права (требование законности) заключается в требовании правильного выбора правовых норм, их истолковании, принятии решений в строгом соответствии с ними. «Дух» закона не может выражаться ни в чем другом, как в его «букве».

Принцип принятия решений правопримеыяющими органами в пределах их компетенции и в установленных законом процессуальных формах.

Обеспечению законности правоприменительных актов , служит установленный порядок вступления их силу, т.е. приобретение ими обязательного юридического значения. По законодательству Кыргызской Республики время вступления в силу правоприменительных актов определяется истечением установленного срока со времени их принятия или доведения до сведения адресатов, истечением срока на обжалование, днем отклонения жалобы, днем доведения правоприменительных актов до сведения адресатов или днем утверждения вышестоящими органами.

Разумеется, правоприменительные акты носят подзаконный характер, который означает их соответствие действующим законам. Помимо сказанного, оно включает в себя их соответствие актам вышестоящих органов, приговорам, решениям судов, заключенным договорам.

Определенное значение имеет проверка подлинности нормы и ее действия во времени, в пространстве и по кругу лиц. Применяющий право удостоверяется в законности акта, соблюдены ли компетенция, порядок издания и форма акта, соответствует ли он нормативным актам высшей юридической силы. Разрешив вопрос о том, что рассматриваемое дело находится в сфере правового регулирования, носит юридический характер, компетентный орган определяет его отраслевую подведомственность.

Толкование представляет собой ряд мыслительных операций, совершаемых правоприменяющими лицами в целях подлинного содержания правовых норм. Некоторые авторы под толкованием понимают уяснение смысла правовых норм [4, с. 219]. Другие авторы склонны к тому, что толкование это разъяснение содержания правовых актов [5, с. 258]. К примеру, А.С. Пиголкин считает, что указанные процессы разнородны и самостоятельны, но входят в качестве видовых понятий в общее родовое понятие толкования [6]. Необходимость толкования-уяснения норм права предопределяется абстрактным характером правил, содержащихся в нормах. Толкование обусловлено необходимостью понимания субъектом применения социально-политических целей и юридического значения норм. Причиной толкования может оказаться изменение условий, в результате которых возникает потребность сузить или наоборот, расширить круг тех управленческих отношений, которые подпадают под действие данной нормы.

В юридической литературе обычно принято рассматривать филологический, специально-юридический, логический, систематический и историко-политический способы толкования. Классификация толкования по объему носит условный характер и не предполагает внесение изменений в государственную волю, содержащуюся в норме. Речь идет о наиболее точном уяснении содержания нормы. Официальное толкование подразделяют на аутентическое, когда разъяснение исходит от органа, издавшего данный нормативный акт, и неаутентическое, когда разъяснение дают другие компетентные органы. В соответствии с Законом Кыргызской Республики «О нормативных правовых актах» от 27 февраля 2007 года №24 гл. ҮІІІ ст. 50. указаны нормы, предусматривающие, что в случае обнаружения неясностей нормативных правовых актов, неправильной или противоречивой практики их применения правотворческий орган, принявший соответствующий акт, дает необходимые разъяснения его норм, оформляемые в специальном акте. Ст. 51, 52 Закона «О нормативно-правовых актах» в соответствии со ст. 58 Конституции Кыргызской Республики Жогорку Кенеш КР дает официальное толкование принятых им нормативных актов. Пленум Верховного суда КР в случае необходимости вносит в Жогорку Кенеш Кыргызской Республики, Президенту Кыргызской Республики, в Правительство Кыргызской Республики представление о необходимости дать толкование изданных ими нормативных правовых актов, а также издает руководящие разъяснения по применению нормативных правовых актов Кыргызской Республики, обязательные для судебных органов на территории Кыргызской Республики [7]. В п.З. ст. 52 предусмотрена норма, в соответствии с которой Президент Кыргызской Республики вправе уполномочивать на разъяснение изданных им нормативных правовых актов Правительство Кыргызской Республики. Правительство Кыргызской Республики вправе уполномочивать на разъяснение изданных им нормативных правовых актов конкретное министерство, государственный комитет или административное ведомство Кыргызской Республики.

Распространительное и ограничительное толкования не означают произвольного расширения или ограничения сферы действия правовых норм. Посредством их устанавливается только действительное содержание. Эти виды толкования не противоречат законности, способствуют ее укреплению. Они позволяют учесть отдельные недостатки нормативных актов и таким образом создают возможность правильно понять действительную государственную волю, выраженную в нормах права.

В процессе официального толкования не допускается внесение в них изменений и дополнений (ст. 53 Закона «О нормативных правовых актах Кыргызской Республики»). Нормы законодательных актов должны толковаться в полном соответствии с Конституцией Кыргызской Республики, смысл подзаконных нормативных правовых актов должен раскрываться в полном соответствии с законодательными актами. Официальное толкование нормативных правовых актов носит обязательный характер при реализации содержащихся в них правовых норм, в том числе при их применении. Аутентическое толкование вызвано практикой противоречивых мнений, разрешить которые не представляется возможным без обращения к тому органу, который этот акт издал. Нормотворческий орган придает обязательную силу одному из имеющихся или возможных толкований, воспроизводит действительное содержание нормативного акта и нревентирует разноречивое его применение. При аутентическом толковании новые нормы не создаются. Подмена толкования правотворчеством недопустима еще и потому, что акты толкования действуют одновременно с самим нормативным актом. Обратная же сила законов или их немедленное действие не всегда приносят желаемые результаты. Неофициальное толкование подразделяют на обыденное, компетентное и доктринальное.

Как известно, толкование норм права представляет собой мыслительный процесс, состоящий в выяснении и разъяснении государственной воли законодателя, выраженной в законах или иных нормативных актах, и доведение ее до сведения других лиц и организаций в целях правильного и единообразного понимания и реализации норм права. Если толкование подчинено применению норм права, то оно представляет вид государственной деятельности. Таким образом, из вышесказанного следует, что особая роль отводится официальному толкованию норм права, являющимся общеобязательным и действующим параллельно с толкуемым нормативным актом. Оно направляется в судебную и правоприменительную практику, вырабатывает единообразное понимание и применение законодательства,  гарантирует законность в  реализации  права.   После  появления  акта официального толкования никакие государственные органы и органы местного самоуправления уже не вправе понимать закон иначе, чем сказано в акте толкования.

К следующему уровню отнесено неофициальное толкование, которое в большинстве случаев предваряет официальное толкование. Значимость такого толкования, в нашем понимании, зависит от уровня правовых знаний и профессиональных навыков. Резонно заметить, что неофициальное толкование не может иметь общеобязательного характера и может проводиться устно. В случаях письменной фиксации, к примеру, комментария кодексов материального и процессуального права, оно все же не обладает емкостью общеобязательности. Истолкование правовой нормы требует полного выяснения его составляющих компонентов, так как объем толкования должен соответствовать объему нормы права. Ғхли путем толкования лицо, применяющее право, допускает исключение из нормы права, или же диаметрально противоположно добавляет в нее не предусмотренное, таким образом заведомо ставит себя выше законодателя, что недопустимо, позволяя корректировку закона по собственному усмотрению.

Остается фактом, что с помощью системного толкования определяется структура правовой нормы, что принципиально значимо в процессе ее реализации. Принципы законодательной техники, диктуя определенные требования по изложению норм права, допускают случаи, когда специальные части кодексов не указываются гипотезой приводимых норм. В данном случае происходит смешение нормы права и статей закона. Статья закона не всегда совпадает с нормой, может содержать только ее часть. Для сущностного раскрытия всей нормы необходимо обращение к другим нормам закона, что позволит1 полностью определить все ее структурные элементы. Предположим, что отсутствуют в ряде норм их гипотезы, т.е. условия реализации, следует согласиться, что данная норма может применяться по собственному усмотрению, что противоречит действующему праву.

Согласно пЛ. ст. 12 Конституции Кыргызской Республики «Конституция имеет высшую силу и прямое действие в Кыргызской Республике [8], т.е. обладает статусом Основного закона, имеющего соответственно все атрибуты нормативно-правового акта, что важно подчеркнуть с позиции толкования закрепленных им правовых норм, учитывая при этом, что специфика Конституции как политико-юридического документа с наибольшей степенью социальной обобщенности обуславливает и высокую меру нормативной концентрации ее положений. Таким образом, толкование права, выступая ее элементом, предполагает в этой связи соблюдения методологии, сущность которой заключается в соблюдении, причем неукоснительном, духа Конституции, лежащей в основе любого толкуемого нормативно-правового акта, причем безотносительно к его виду, официальному либо неофициальному. Таким образом, все вышесказанное, представляется доказательством целесообразности в контексте государственно-правовых преобразований как «толкование права в режиме конституционной законности».

Согласно общему правилу, применяются лишь действующие нормы права. Известно, что юридическое действие правовых норм ограниченно временными и пространственными характеристиками, а также кругом лиц, на которых они распространяются. В связи с чем, для органа применяющего право, важно выяснить момент вступления в силу и прекращения действия нормативных актов.

Срок вступления нормативных правовых актов установлен Законом Кыргызской Республики «О нормативных правовых актах» от 27 февршія 2007 года №24. Так, законы Кыргызской Республики, Указы Президента, Постановления Правительства вступают в силу не ранее пятнадцати дней с момента опубликования, за исключение срочных обстоятельств, с момента их первого официального опубликования или с того срока, который указан в самом акте.

Нормативные правовые акты министерств, социального фонда Кыргызской республики, государственных комитетов, государственных комиссий, административных ведомств, Национального банка Кыргызской Республики, местных государственных администраций и органов местного самоуправления вступают в силу после прохождения ими государственной регистрации в органах юстиции Кыргызской Республики и последующего официального опубликования, если это затрагивает интересы, права и обязанности граждан и юридических лиц [9]. При применении нормативных правовых актов необходимо учитывать, что в нормативных правовых актах о введении их в действие могут быть указаны иные сроки введения в действие отдельных частей, глав, статей, чем установленные для всего акта в целом.

В соответствии с общими правилами акты применения вступают в силу с момента их принятия и по истечении определенного срока, специально установленного законодателем для некоторых видов актов. Данное требование имеет свои цели, в частности, - оперативное решение вопроса, например, при издании в определенный срок решений по жалобам, в иных случаях, возможность точного учета обстоятельств, связанных с причинами издания акта. Так, приказ о наложении дисциплинарного взыскания должен быть издан в срок не более одного месяца со дня обнаружения поступка и не позднее шести месяцев со дня его совершения. Законодательство предусматривает определенные сроки издания актов о применении административных взысканий (такие акты должны издаваться в срок не более двух месяцев со дня совершения административного проступка) и ряда других актов.

Критерием подлинности текста применяемой нормы служат официальные издания нормативных актов, их опубликование, например, в соответствии со ст.1. ст.39 Закона Кыргызской Республики «О нормативных правовых актах» и в соответствии с Законом Кыргызской Республики «О порядке опубликования законов Кыргызской Республики» (от 14 февраля 1997 года №9) публикуются в открытых официальных изданиях и на государственном Интернет-портале Кыргызской Республики.

До опубликования акта в официальном издании его текст считается проектом, не порождающим правовых последствий. Достаточно интересным, на наш взгляд представляется то, что германское право декларирует возможность для всех частных лиц получать информацию у любого учреждения о всех имеющихся у него материалах, включая и акты управления индивидуального значения, не публикуемые в обычных изданиях. Законы, подписанные Президентом Кыргызской Республики, заносятся в «Государственную книгу регистрации законов», хранятся, публикуются и рассылаются в государственные органы соответствующими службами Администрации Президента Кыргызской Республики. (В редакции законов КР от 16 июня 1998 года №80, 1 августа 2003 года №166, 4 июня 2005 года№71, 4 августа2006 года№148, 9 августа2006 года№168).

Ответственность за издание незаконных правовых актов, а также нарушение порядка их представления на государственную регистрацию возлагается на первых руководителей государственных органов.

Государственная регистрация нормативных правовых актов производится органами юстиции Кыргызской Республики в течение 30-ти дней с момента представления нормативного акта. При необходимости проведения дополнительного изучения нормативного правового акта и привлечения экспертов срок регистрации может быть продлен руководителем регистрирующего органа (или его заместителем) на срок не более 30-ти дней. По представленному нормативному правовому акту проводится правовая экспертиза соответствия его Конституции Кыргызской Республики, законодательству и выносится заключение, утверждаемое руководителем регистрирующего органа или его заместителем. Нормативные правовые акты в государственной регистрации которых отказано возвращаются в двух экземплярах (третий остается в отделе регистрации нормативных актов) органу, их издавшему с заключением, в котором излагаются причины отказа. В соответствии с п.2. ст.55 Закона «О нормативных правовых актах Кыргызской республики» (В редакции Закона КР от 1 августа 2003 года № 166) государственные органы, в регистрации актов которым отказано, могут обжаловать издавшим его местной государственной администрацией или органом местного самоуправления в Министерство юстиции Кыргызской Республики.

При выявлении нарушений действующего законодательства в зарегистрированном акте Министерство юстиции Кыргызской Республики вправе отменить заключение о государственной регистрации нормативного акта. Соответствующие записи в Реестре государственной регистрации нормативных правовых актов и в государственном реестре нормативных правовых актов Кыргызской Республики аннулируются и исключается регистрационный номер из Государственного реестра нормативных правовых актов. Все правоприменительные акты должны соответствовать нормативным правовым актам, в этом, по нашему мнению, проявляется их подзаконностъ.

Выделяют несколько оснований для прекращения нормативных актов, это утрата ими юридической силы, в результате их официальной отмены, в результате замены прежнего нормативного акта, если он был издан на определенный срок.

Известно, что юридическим способом решения коллизионных вопросов действия законов во времени является придание законодателем определенным нормативным положениям обратной силы. По общему правилу закон обратной силы не имеет. Вместе с тем, при применении права, компетентный орган должен брать во внимание то, что законодатель иногда распространяет действие нового закона на права и обязанности, возникшие при старом законе, т.е. придает закону обратную силу. Например, когда обратная сила нормативного правового акта или его части предусмотрена им самим или актом о введении в действие нормативного правового акта, а также, когда последний устраняет или смягчает ответственность за правонарушение, предусмотренное ранее.

Обратная сила (обратное действие) нормативного акта (закона) представляет собой распространение действия нового акта на фактические отношения и вытекающие из них права и обязанности, которые возникли до вступления в силу новых актов.

Действия правовых норм в пространстве заключаются в их обязательности для всех субъектов права, находящихся на соответствующей территории. Территориальное действие правовых норм служит непосредственным проявлением государственного суверенитета, выражением политико-юридического верховенства государственной власти в пределах территории Кыргызской Республики. Нормативные правовые акты Кыргызской Республики, принятые Президентом Кыргызской Республики, Правительством Кыргызской Республики, центральными исполнительными и иными центральными уполномоченными органами, распространяют свое действие на всю территорию Кыргызской Республики, если в самих нормативных правовых актах о их введении в действие не установлено иное.

Нормативные правовые акты, принятые местными представительными и исполнительными органами, действуют на соответствующей территории. Правильное определение территориального действия правовых норм имеет практическое значение. От выбора юридической нормы с точки зрения территориального действия может зависеть и содержание прав, их законность.

Применение правовых норм с учетом действия их по лицам. Как правило, нормативные акты распространяются на всех лиц в пределах территориальной сферы действия данных актов. Норма Закона Кыргызской Республики «О нормативных правовых актах Кыргызской Республики» в п.2. ст.49 предусматривает действие правовых актов органов местного самоуправления, распространяется на всех членов местных сообществ, находящихся на соответствующей территории. Действие нормативных актов Кыргызской Республики распространяется на граждан и юридических лиц Кыргызской Республики, а также находящихся на ее территории иностранцев и лиц без гражданства, за исключением случаев, предусмотренными законодательными актами и международными договорами, ратифицированными Кыргызской Республикой. На дипломатических представителей и некоторых других сотрудников государственных органов и иностранных государств и международных организаций нормативные правовые акты Кыргызской Республики распространяются в пределах, предусмотренных международными договорами и общепризнанными принципами и нормами международного права (право экстерриториальности) [10].

Равность действия закона для всех не исключает, обстоятельств рождения специальных норм, исходящих из основных принципов права, распространяют свое действие на отдельные группы населения. Это вызвано, в первую очередь, необходимостью дифференцированного подхода в регулировании общественных отношений. Любая норма регулирует поведение людей, следовательно, имеет субъективную векторность. Естественно, что перед правоприменяющим органом актуализируется выбор той нормы права, которая рассчитана на регулирование поведения тех субъектов, в отношении которых осуществляется применение права.

Таким образом, правильность высказанных соображений подтверждается непременным принципом правоприменительной деятельности - принципом законности. Истинность, правильность решений по юридическим делам проверяется практикой через требования закона. В первую очередь, осуществление посредством примата самого закона, а также практикой, которые служат основными критериями правильности правоприменительных актов. Самоочевидно, что закон непререкаем, что он служит не только основой юридической деятельности, но и стандартом ее оценки.

Остается одним из сложнейших в теории вопрос о критерии правильности решений по юридическим делам. Критерием истинности знаний всегда оставалась практика. Именно на практике проверяется соответствие реальной действительности знаний. Именно принятие решения представляет собой сложную волевую деятельность компетентных органов. Применение права - это юридическая практика, которая выступает в качестве категории и критерия истинности юридического знания.

При выделении критериев, стоит указать на то, что решение имеет фактическую и юридическую основы, применяется в соответствии с требованиями закона. Организационно-технические требования означают в первую очередь, что эти акты должны отвечать задачам оперативного руководства, изложены четким, логичным, доступным для понимания языком.   В актах, как правило, не должно быть плеоназмов, неточностей, неясных терминов, отягощающих восприятие. Акт представляет собой веление государства, предписывающего субъекту конкретное поведение, в доступной форме, что отнюдь не означает упрощения в изложении.

Из вышесказанного следует отметить, что форма актов применения права должна быть научно обоснованной и унифицированной. Унификация форм актов должна способствовать сокращению разнообразия актов, имеющих сводное содержание, упростить составление актов. Унификация достигается при изучении существующей практики издания актов, выявления однотипных и близких по содержанию актов и сокращения их разновидностей.

Многообразие управленческих дел приводит к принятию актов, различных как по форме, так и по построению в целом. Известны формы постановления и распоряжения. Так, Конституция Кыргызской Республики закрепляет формы правоприменительных актов - постановления и распоряжения Правительства, решения и распоряжения акимов. Эти различия, зачастую, не оправданы. К примеру, одни и те же вопросы в пределах одного учреждения оформляются неодинаково, составные элементы однотипных по содержанию актов располагаются в разной последовательности, что в конечном итоге, не способствует повышению культуры составления актов в разрешении вопросов управления и упрощению делопроизводства. Требование мотивировать решение заставляет орган или должностное лицо изучить причины, обусловившие принятие акта. К примеру, во Франции, перед принятием решения администрация обязана провести консультации с заинтересованными лицами и организациями. Для этого создаются специальные органы. До недавних пор администрация не была обязана мотивировать свои решения, делались лишь отдельные исключения [11].

Законодательство требует не для всех правоприменительных актов ссылки на применение нормы, по нашему мнению, указания на них имели бы колоссальное воздействие и значение в плане обеспечения законности и правильности принятых решений. Такое требование обязывало бы правоприменяющих лиц принятия мер и решений в строгом соответствии закону, законностью правоприменительных актов. Дефектность акта может проявляться в зависимости от того, какие требования и в какой мере нарушены, не всегда дефект делает акт неправомерным. Однако в практике имеются случаи, когда акты или часть признаются неправомерными, недействительными с самого начала не порождающими тех правовых последствий, на возникновение которых они направлены.

В зависимости от степени и характера дефекта, все дефектные акты принято подразделять на оспоримые и ничтожные. Считаются оспоримыми дефектные акты, которые обязательны к исполнению, но могут быть оспорены заинтересованными органами и лицами в судебном или административном порядке. Ничтожными называют дефектные акты, не порождающие правовые последствия, на возникновение которых они направлены, т.е. недействительные с момента их издания. Больше встречается актов с нарушением компетенции по предмету регулирования, адресованные не подчиненным и неподконтрольным органам.

Полагаем, что главный критерий, которому должна удовлетворять вся деятельность и структура исполнительной власти - законность и эффективность. Государственная администрация, ее правовые акты призваны своевременно и с наименьшими затратами добиваться наиболее полезных для граждан, общества и государства результатов, приносить стране пользу, оправдывающую те материальные и нематериальные затраты, которые вызваны ее существованием. Эффективность управленческих решений, зависит от многих факторов, качества, организации исполнения, стабильности обстановки, квалификации кадров и др. Правовым регулированием преследуется достижение нескольких целей, таких как целесообразность, полезность, научная обоснованность правоприменительных актов. Правовые нормы, закрепив процедуру принятия управленческих решений, установив сроки, способствуют повышению обоснованности правоприменительных актов органов государственной власти и местного самоуправления.

Компетенция определяет подведомственность дел, объектов и полномочий субъекта власти. Компетенция может быть постоянной и временной (в связи с временным замещением вышестоящего руководителя, делегированными полномочиями). Субъект исполнительной власти обязан издавая правоприменительные акты, руководствоваться целью, которую имел в виду реализовать законодатель (вышестоящий орган), предоставляя ему полномочия принимать решения. Логичным представляется, что важнейшей презумпцией - основы режима законности, является презумпция законности административного акта.   В соответствии с нею он считается законным, если в установленном порядке официально не будет установлено иное. Презумпция законности акта органа государственного управления не действует при осуществлении правосудия. Если законность акта имеет значение при осуществлении правосудия, суд обязан проверить наличие этого признака. Другим видом требования, предъявляемым к правоприменительным актам органов государственного управления является организационно-технический. Как уже выше отмечалось, поводом здесь служит требование к оформлению акта. Требование к языку акта, и много дополнительных составляющих чтобы не искажать смысла акта. Немаловажным аспектом является комплексность решения вопросов, с учетом ранее принятых решений.

 

 Список литературы

  1.  Конституция Кыргызской Республики.    (Официальный   Текст).    - Бишкек, 2007.
  2. Алексеев С.С.   Правозаконность // Российские вести.   31   октября. 1995.
  3. Дюрягин И.Я. Применение норм советского права. - Свердловск,      - С. 206.
  4. Теория государства и права. - М.,      -С 219.
  5. Голунский С.А., Строгович М.С   Теория государства и прав.   -М.,      - С. 258-270.
  6. Пиголкин А.С. Толкование   нормативных актов   в   СССР //Госиздат.    - С.8
  7. Закон Кыргызской   Республики   «О   нормативных   правовых   актах   Кыргызской   Республики. (В редакции Законов КР от  27 февраля 2007 года № 24).
  8. Конституция Кыргызской   Республики.    Изложена   в   Законе   Кыргызской   Республики   «О новой редакции Конституции Кыргызской Республики»   от   23  октября   2007 года №157.   Бишкек, 2007.
  9. Закон Кыргызской Республики   «О нормативных правовых актах»   (В редакции Закона КР от 1 августа 2003 года №  166;   в редакции Закона  от   27 февраля 2007 года №24.). 
  10. Закон Кыргызской   Республики   «О   нормативных   правовых   актах  Кыргызской   Республики. (В редакции Закона КР от   4 июня 2005 года №71).
  11. Веделъ Ж. Административное право Франции. -М,      - С. 58.
Год: 2010
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция