Отто фон Бисмарк и создание германо-австрийского союза 1879 г.

Проблема заключения военно-политических союзов суверенными государствами является одной из основополагающих в международных отношениях. Особое значение эта проблема имеет для великих держав - акторов международных отношений. В последней четверти XIX в. сложная и ответственная задача - выбор Германией союзника - легла на плечи ее канцлера - Отто фон Бисмарка.

Создатель и первый канцлер Германской империи О.Бисмарк ставил своей целью обеспечить оптимальные внешнеполитические условия для ее развития. Он понимал, что Германия «с ее центральным положением, открытым для нападения с трех сторон» должна была «постоянно иметь в виду... будущие отношения с прочими державами и по возможности избегать постоянной принципиальной вражды с любой из них». «После того как... мы осуществили наше объединение, -подчеркивал Бисмарк, - моим идеалом всегда было приобрести доверие не только слабых европейских государств, но и великих держав» [1].

Ситуация действительно была не простой: Германии пришлось в течение короткого времени воевать с двумя великими державами - Австрией и Францией. В связи с этим Бисмарк писал: «Следовало бы опасаться, что обе враждующие с нами соседние державы - Австрия и Франция - вскоре сблизились бы друг с другом на общей почве католицизма и выступили бы против нас. Нельзя с уверенностью предугадать, нашли ли бы мы союзников против. такого католического альянса. Россия по своему усмотрению решала бы вопрос, превратить ли своим присоединением франко-австрийскую дружбу в сверхмощную коалицию. или же держать нас в зависимости под дипломатическим давлением этой возможности»[2]. «Мысль о коалициях,- писал Бисмарк,- вызывает у меня кошмары. Мы вели победоносные войны против двух великих держав Европы; важно было удержать по крайней мере одного из обоих могущественных противников. от искушения, заключавшегося в возможности взять реванш в союзе с другим. Не было ничего невероятного. в коалиции между Францией, Австрией и Россией.», которая была «опасна для нашего существования... Задача нашей внешней политики должна состоять в том, чтобы по возможности предотвратить такое положение... Необходимо ограничить круг возможных, направленных против нас коалиций» [3].

В сложившейся ситуации целью внешнеполитического курса Бисмарка стало предотвращение создания антигерманской коалиции великими державами путем заключения с ними союза. Образование австро-германо-русского союза должно было, по мнению Бисмарка, предотвратить создание антигерманской коалиции как в составе Австрии, России и Франции, так и в составе Франции и России.

Действия Бисмарка, направленные на сближение трех империй, получили поддержку в правящих кругах России и Австрии. В результате в 1873 г. было подписано соглашение трех императоров, которое, однако, не представляло собой союзного договора, а являлось лишь консультативным пактом. [4].

Однако, «военная тревога» 1875 г., поставившая Францию и Германию на грань войны и заставившая Россию заявить, что она не допустит нового разгрома Франции, нанесла серьезный удар по соглашению трех императоров. Бисмарк пришел к заключению, что Россия является серьезным препятствием на пути разгрома Франции и утверждения гегемонии Германии в Европе [5].

Профранцузская, а значит антигерманская позиция России вызвала корректировку Бисмарком внешнеполитического курса страны: начинается сближение Германии с Австро-Венгрией.

Обращаясь к истории австро-германских отношений, Бисмарк писал: «Со времени Римской империи германской нации и Германского союза традиции международного права также исходили из теории о том, что между Германией в целом и Габсбургской монархией существовала государственная правовая связь, теоретически обязывающая эти центральноевропейские территории к взаимопомощи. Европе и в особенности России можно было с полным правом указать на то, что постоянный союз между Австрией и нынешней Германской империей с точки зрения международного права не представляет собой ничего нового» [6].

Тем временем новые обстоятельства способствовали процессу германо-австрийского сближения. Летом 1875 г. восстание славянских народов на Балканах против турецкого владычества положило начало очередному восточному кризису с участием таких великих держав как Англия, Россия и Австро-Венгрия.

В ходе кризиса отношения между Австро-Венгрией и Россией настолько ухудшились, что осенью 1876г. последняя обратилась к Германии с запросом: останется ли она нейтральной, если Россия вступит в войну с Австрией. Оказавшись перед выбором между Россией и Австрией, Бисмарк был вынужден заявить, что Германия не допустит разгрома Австрии. Объясняя свою позицию, он писал: «Сохранение Австро-Венгерской монархии, как независимой, сильной великой державы необходимо Германии для европейского равновесия, и ради этого мир страны в случае необходимости может быть со спокойной совестью поставлен на карту». «Если Россия,- заключал Бисмарк,- заставит нас выбирать между нею и Австрией, я думаю, что Австрия укажет нам консервативное и мирное направление, а Россия -ненадежное» [7].

Дальнейшее ухудшение русско-австрийских отношений в ходе русско-турецкой войны 1877-1878 гг. со всей неумолимостью ставило Бисмарка перед выбором между Россией и Австро-Венгрией. Он осознавал, что «ситуация требовала сделать попытку ограничить возможность антигерманской коалиции путем обеспечения прочных договорных отношений хотя бы с одной из великих держав. Выбор мог быть сделан только между Австрией и Россией, так как английская конституция не допускала заключения союза на определенный срок; союз с одной Италией не мог служить достаточным противовесом коалиции трех остальных великих держав». Материально более сильным и надежным канцлер считал союз с Россией, сомневаясь в надежности союза с Австро-Венгрией. Мучительно размышляя над выбором союзника, Бисмарк заключал: «Абсолютно надежным на долгое время не был ни один из этих союзов» [8].

Победа России в войне с Турцией и заключение Сан-Стефанского мирного договора привели к дальнейшему ухудшению отношений России с Англией и Австрией. Последние добились созыва в 1878г. Берлинского конгресса с целью пересмотра Сан-Стефанского договора. На конгрессе Германия, стремясь уйти от выбора между Россией и Австрией, заняла нейтральную позицию. В результате Россия оказалась в изоляции и была вынуждена пойти на уступки. Позиция, занятая Германией на конгрессе, вызвала недовольство России, которое выплеснулось на страницы русской печати. В ответ Бисмарк заявил: «Резкий и язвительный тон всей русской печати. натравливание против нас русских народных настроений заставляло считать благоразумным не терять симпатий тех иностранных держав, кроме России, на которые мы еще могли рассчитывать» [9].

Тем временем на развитие германо-российских отношений начал оказывать существенное влияние экономический фактор. Со второй половины 70-х годов резко возросла борьба между русскими и прусскими аграриями за германский рынок и борьба русских и германских промышленников за российский рынок. В Россиипроисходил переход к интенсивному протекционизму в промышленности. В свою очередь, в январе 1879г. Бисмарк установил почти полный запрет на ввоз в Германию скота из России, а затем ввел пошлины на импорт хлеба [10].

15 августа 1879г. Александр II направил письмо германскому императору Вильгельму I, в котором высказал недовольство по поводу предпринимаемых Бисмарком недружественных действий в отношении России и предупредил, что «последствия этого могут стать гибельными для обеих наших стран» [11].

Послание русского императора укрепило Бисмарка в выборе союзника Германии. Он писал: «Угрожающее письмо императора Александра вынудило меня к твердому решению в целях обороны и сохранения нашей независимости от России. Союз с Австрией пользовался популярностью почти у всех партий» [12].

Вместе с тем Бисмарк утверждал, что к этому времени решение о заключении союза с Австрией им было уже принято: «Для меня вопросы о популярности этого союза в Германии и о международном праве стояли на втором плане, их следовало обсудить в качестве подсобных средств для возможного осуществления союза. На первом плане стоял вопрос о том, следовало ли немедленно приступить к претворению этой идеи в жизнь. Причины, побуждавшие нас при тогдашнем политическом положении к союзу с Австрией, казались мне столь настоятельными, что я стремился бы к нему даже при сопротивлении нашего общественного мнения»[13].

Однако выбор давался канцлеру не просто: «Остановив свой выбор на союзе с Австрией, . я. не закрывал глаза на сомнения, затруднявшие выбор» [14]. Бисмарк высказывал опасения относительно будущности германо-австрийского союза. Он выражал сомнения относительно политических возможностей австрийских немцев, которые «утратили контакт с династией и руководящую роль, которая выпала на их долю в ходе исторического развития». В качестве разделяющих Австрию и Германию обстоятельств Бисмарк называл «вероисповедание, воспоминание о влиянии духовников императорской семьи и возможность восстановления отношений с Францией на католической основе в случае, если бы во Франции совершилась соответственная перемена формы и принципов государственного руководства.» Бисмарк отмечал, что « вопрос о будущности Польши является особенно трудноразрешимым из всех предпосылок германо-австрийского военного союза» [15].

Итак, окончательный выбор был сделан, и действия последовали незамедлительно. 27-28 августа 1879г. по инициативе Бисмарка состоялась его встреча с австрийским министром иностранных дел графом Андраши. Бисмарк, заявив о возможности заключения франко-русского союза, изложил свою позицию и получил желаемый ответ австрийского министра: «Против франко-русского союза естественным ответным ходом является австро-германский союз». «Мы без труда,- пишет Бисмарк,-пришли к предварительному соглашению о чисто оборонительном союзе против русского нападения на одну из сторон» [16].

Доказывая необходимость для Германии заключения союза с Австрией, Бисмарк, стремясь заручиться поддержкой баварского короля, писал ему 10 сентября 1879г: «Успехи русской политики, достигнутые в результате этой войны. не охладили возбужденность русской политики в той степени, как это было бы желательно для миролюбивой Европы. Теперь, после заключения мира, последовали громадные вооружения, хотя России в настоящее время никто не угрожает.... Эти вооружения могут быть предназначены исключительно против Австрии или Германии ... Я не могу отделаться от мысли, что в... близком будущем миру угрожает Россия, и при том только Россия. По отношению к беспокойной русской политике Австрия испытывает такое же неприятное чувство, как и мы, и, по-видимому, склонна к соглашению с нами в целях совместного отражения возможного нападения России на одну из обеих держав» [17].

В пользу заключения союза с Австрией Бисмарк в письме баварскому королю от 10 сентября 1879 г. приводил еще один аргумент: «В случае, если какое-либо соглашение подобного рода не состоится, никто Австрию не сможет упрекнуть, если, под давлением русских угроз и не будучи уверена в Германии, она в конце концов сама будет искать более тесного контакта с Францией или с Россией. В последнем случае Германия при своих отношениях с Францией оказалась бы совершенно изолированной на континенте. Если же Австрия сблизится с Францией и Англией. то Германия не могла бы обойтись без России и, чтобы не остаться изолированной, должна была бы связать свои пути с ошибочными и, боюсь, опасными путями русской внешней и внутренней политики»[18].

Идя на заключение союза с Австрией. Бисмарк осознавал как его непрочность, так и его негативные последствия для Германии. Недопущение возникновения таких последствий канцлер связывал с сохранением дружественных отношений с Россией. Он писал: «Я по-прежнему считал необходимым поддерживать добрососедские отношения с Россией, наряду с нашим оборонительным союзом с Австрией, ибо у Германии нет гарантии, что избранная ею комбинация не потерпит крушения, но зато есть возможность до тех пор сдерживать антигерманские стремления в Австро-Венгрии, пока германская политика не разрушит моста, ведущего в Петербург, и не вызовет непреодолимого разрыва между Россией и нами. До тех пор, пока такого непоправимого разрыва нет, Вена будет в состоянии держать вповиновении элементы, враждебные или чуждые союзу с Германией. Если же разрыв между нами и Россией или даже охлаждение будут казаться непоправимыми, то и в Вене возрастут претензии, которые она сочтет возможным предъявить своему германскому союзнику. Во-первых, она потребует расширить оговоренное условие союза, которое до сих пор. распространяется только на защиту от русского нападения на Австрию; во-вторых, Вена потребует подменить указанное оговоренное условие союза защитою австрийских интересов на Балканах и на Востоке. Но в задачи Германской империи не входит жертвовать достоянием и кровью своих подданных для осуществления желаний соседа... Мы не должны покидать Австрию, но и не должны упускать из виду возможность того, что венская политика добровольно или недобровольно покинет нас»[19].

Характер и предназначение германо-австрийского союза Бисмарк сформулировал в письме баварскому королю от 10 сентября 1879 г.: «Я считал бы существенной гарантией европейского мира и безопасности Германии, если бы Германская империя заключила с Австрией такой договор, который ставил бы себе целью по-прежнему заботливо сохранять мир с Россией и в то же время обеспечивал бы помощь друг другу, если бы одна из обеих держав все же подверглась нападению»[20].

21 сентября 1879 г. Бисмарк прибыл в Вену для ведения переговоров с Андраши, в ходе которых был окончательно сформулирован текст союзного договора. 7 октября 1879 г. в Вене договор был подписан Андраши и германским послом Рейсом.

В условиях непримиримости русско-австрийских и германо-французских противоречий заключение германо-австрийского союзного договора, положив начало формированию враждебных друг другу военно-политических блоков, значительно приблизило мир к Первой мировой войне.

 

Литература

  1. Бисмарк О. Мемуары железного канцлера. М., 2004.С. 539, 582-583.
  2. Там же. С. 496-497.
  3. Там же. С. 552.
  4. См.:История дипломатии.М., 1963. Т. II. С.40-41.
  5. См.: Чубинский В.В. Бисмарк:Политическая биография. М., 1988. С. 296-298.
  6. Бисмарк О. Указ. соч. С. 556.
  7. Там же. С. 570.
  8. Там же. С. 553.
  9. Там же. С. 539.
  10. См.:История дипломатии.М., 1963. Т. II. С.136-139. 11 Цит. по: Там же. С. 140. 12Бисмарк О. Указ. соч. С. 555.
  11. Там же. С. 556.
  12. Там же. С. 569.
  13. Там же. С. 554-555.
  14. Там же. С. 556-557.
  15. Там же. С.557-559
  16. Там же. С. 560.
  17. Там же. С. 569- 570, 574.
  18. Там же. С. 560.
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: История