Роль запада в урегулировании армяно-азербайджанского - Нагорно-Карабахского конфликта

Сверхдержавы, имеющие свои собственные интересы в южно-кавказском регионе в связи с нагорно-карабахской проблемой, армяно-азербайджанским конфликтом, проводят свою специфическую политику. Азербайджан, богатый нефтегазовыми месторождениями в Каспийском море и занимающий важное стратегическое положение на пересечении Востока и Запада, находится на особом счету в глобальных планах этих государств. И поэтому активная роль США и России в конфликте носит вполне естественный характер.

Приход к власти в России Б.Ельцина и следующих за ним президентов не привел к каким-либо позитивным изменениям в российской политике по отношению к данному конфликту. Иными словами, проводимая Россией политика осталась неизменной: конфликт следует разрешить так, чтобы в какой-то степени обеспечить экспансионистские интересы Армении и развивать ее добрососедские отношения с Азербайджаном. Однако, политика России, опирающаяся на долговременные интересы в этом регионе, обусловила предпочтительное отношение, симпатии этой державы к Армении. В действительности же, в основе всего спектра отношений России к Армении и Азербайджану лежат политические и экономические интересы. Попытка Азербайджана выбрать проамериканскую политику после выхода из-под сферы влияния России, привлечение крупнейших нефтяных компаний Западной Европы и США к разработке и эксплуатации богатейших нефтегазовых месторождений Каспия, и наконец, хотя и частичная, но потеря такого «лакомого кусочка», естественным образом предопределили занимаемую Россией позицию на противоположном полюсе интересов в этом регионе. Именно поэтому российские политики и руководители военно-промышленного комплекса были заинтересованы в еще большем усугублении конфликта с целью поставить Азербайджан на колени, и поэтому Россия с самого начала этого конфликта постоянно оказывала Армении как военную, так и политическую поддержку. В Карабахском конфликте проявились интересы не только России, но и США. В деле урегулирования конфликта США занимает принципиальную и последовательную позицию. По мнению американских политиков, мир в Карабахе можно обеспечить только после выхода армянских войск с азербайджанских оккупированных территорий при условии сохранения прав национальных меньшинств, проживающих в этом регионе. Официальные лица Госдепартамента США в своих заявлениях неоднократно осуждали агрессивную политику Армении, хотя и косвенно, называя это государство агрессором. Однако, несмотря на это, агрессивная политика Армении поддерживается группой политиков в государственных органах США. Как известно, армянское лобби в этой стране, обладающее силой воздействия, в той или иной степени способно оказывать влияние на политический курс государства.

За последние годы в процессе интеграции Азербайджана в западную экономику наблюдаются определенные продвижения. Это в первую очередь связано с изменениями, произошедшими в мировой политике после терактов в США 11 сентября 2001 года. Именно в результате той трагедии американские стратеги выдвинули план и начали реализацию проекта Ближнего и Среднего Востока. Европейский Союз в свою очередь был вынужден прибегнуть к стратегии политики Нового соседства. Такое изменение в стра-тегии было связано, прежде всего, с внешними факторами национальной и региональной безопасности.

Сегодня урегулирование затяжных национальных конфликтов на Южном Кавказе, несомненно, очень важно для сохранения стабильности в этом геостратегически значимом регионе. В результате особой деятельности США и Европейского Союза Южно-кавказский регион с каждым днем интегрирует в западный мир, и этот факт не может не беспокоить такие соседние страны, как Россия и Иран, которые постепенно теряют здесь свои геополитические и геостратегические оплоты. Эти государства никак не заинтересованы в восстановлении спокойствия на Южном Кавказе.

Хотя официальные круги России и Ирана не констатируют данный факт отрыто, но время от времени в их политических оценках (особенно со стороны России) все же звучат заявления, явно выражающие эту мысль. А.Крылов, говоря о необходимости решения некоторых проблем в южно­кавказском регионе для создания здесь усилиями США и Европейского Союза энергетического коридора, видит в качестве одной из таких проблем пресечение возможных «широкомасштабных военных действий». Естественно, что такая проблема может быть навязана самой Россией, имеющей в данном регионе особые геополитические интересы, и русский политолог завуалировано подчеркивает это. Он в частности пишет: «Помимо этого, Запад не должен допустить нарушения стабильности в Азербайджане и Грузии, являющимися транзитными странами. Наконец, безопасное функционирование нового энергетического коридора возможно только при том условии, что отношения между этими транзитными странами будут носить стабильный характер. Обеспечить же все вышесказанное будет не так уж и просто» (1, 2). Эти слова русского политолога, имеющие несколько угрожающий смысл, свидетельствуют о возможности реализации в будущем закулисных планов разжигания конфликта также между Азербайджаном и Грузией.

Стремительное расширение Европейского Союза и НАТО на Восток, перспектива вхождения на следующем этапе в этот военный блок Украины и Грузии серьезно беспокоят политические круги России и Ирана. Русский политолог так прогнозирует эту перспективу: «Ограничение политического и экономического участия Российской Федерации в Кавказском регионе, активное вторжение в этот регион США, Евросоюза и НАТО могут нарушить здесь баланс различных политических сил, неугодных России» (1, 2). Россия, как одна из стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ, участвует в урегулировании армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта. А.Крылов, указывая на выполнение Россией своей политической миссии в общеевропейском масштабе, и здесь пишет о преследовании корыстных целей: «Россия продолжает свои посреднические усилия в урегулировании Нагорно-карабахской проблемы, однако сознательно ограничивает степень своего участия в этом деле для сохранения взаимных интересов и добрососедских отношений с Азербайджаном» (1, 5).

Депутат парламента Армении А.Ашотян в своем интервью корреспонденту агентства печати IA REGNUM говорил по поводу значения углеводородного сырья на Южном Кавказе, что в ближайшие десятилетия этот регион превратится в арену борьбы великих держав за транспортировку энергоносителей: «Ясно, что в любом случае до 2020-2025 годов глобальная политика будет продиктована борьбой именно за энергетические запасы и сферу контроля над ними» (2, 1). Депутат хорошо понимал и то, что эта борьба будет не в пользу Армении: «С данной точки зрения, перенос этой глобальной борьбы на наш маленький геополитический регион - большой риск для Армении» (2, 1).

В интервью А.Ашотяна есть один интересный момент, связанный с геоэкономической политикой Армении. Этот политик, старающийся выступать в основном как прагматик, на самом деле занимает экономическую и политическую позицию, идущую вразрез интересам своей страны. Дело в том, что Армения, и так живущая несбыточными мечтами о Нагорном Карабахе и в результате оставшаяся в стороне от грандиозных политических и экономических проектов в этом регионе, все еще (это видно и из выступления армянского политика) предпочитает капризничать, что, в свою очередь, служит заморажива-нию очага конфликта на Южном Кавказе. А.Ашотян говорит: «Армения осталась в стороне от двух региональных мега-проектов, это уже реальный факт, и выступление с противоположной позиции в данном случае может означать или политическую торговлю, или же политическую наивность. Претензии же Армении на участие в третьем мега-проекте (в данном случае - строительство железной дороги Карс-Ахалкалаки-Тбилиси-Баку) тоже относится к миру фантастики. Прежде всего, нам надо смириться с тем, что ради сохранения национальных и государственных интересов мы должны отступить в геополитике. Именно это составляет компенсацию защиты наших интересов и занимаемой нами принципиальной позиции» (2, 2). Несомненно, что политический курс, цель и концепции актеров Нагорного Карабаха, других сторон-участниц данного конфликта и международных организаций, связанных с этой проблемой, заранее известны. И сегодня уже не является секретом то, что наряду с Арменией и Азербайджаном, т.е. непосредственными участниками конфликта, эта проблема включена в сферу интересов США, России, Турции, Ирана, Грузии и таких авторитетных политических структур, как ООН, ОБСЕ, Европейский Союз, НАТО, ГУАМ и Организация Исламская Конференция. Можно сказать, что все международные политические организации отдают прерогативу мирному способу в решении существующих на сегод-няшний день конфликтов. Этот политический курс является одним из главных условий и в отношении проблемы Нагорного Карабаха. В то же время все авторитетные международные политические и эконо-мические организации обращают особое внимание на эту проблему, и тому есть ряд основательных причин. Это, в первую очередь, связано с расположением Нагорного Карабаха в регионе, имеющем для Запада и США важное геостратегическое значение, с существующими основательными геоэкономиче-скими интересами США и стран Европейского Союза, а также с обеспечением политической стабилиза-ции по причине вложения крупных инвестиций европейскими государствами в экономику этих стран.

Следует помнить также о том, что здесь естественным образом пересекаются, прежде всего, политиче-ские и экономические интересы многих супердержав мира: с одной стороны в этом процессе сыграло немаловажную роль расширение Европейского Союза и НАТО на Восток, с другой стороны -борьба за сферу влияния между США, претендующими на абсолютное мировое господство, и Россией, ослабшей в плане политического влияния, но по-прежнему не желающей терять свои стратегические позиции на Южном Кавказе.

Армянский политолог М.Саркисян, анализирующий в связи с урегулированием Нагорно-Карабахского конфликта позицию различных государств, в одном из своих интервью говорит: «Конечно, есть такие государства, которые хотят урегулирования карабахского конфликта. Например, Иран не желает, чтобы вблизи от его границ существовал конфликт, накапливалось вооружение, стягивались войска, однако тот же Иран может не устраивать законный вариант урегулирования. Турция также хочет урегулирования, однако эта страна видит его в совершенно ином варианте... Азербайджан все свое экономическое положение связывает с Карабахским конфликтом. Не исключение, что экономические интересы некото-рых стран требуют разрешения этого конфликта» (4, 2).

Во-первых, уклонение армянского политолога от оценки позиции России, играющей особую роль в этом конфликте, не является случайным, просто Армения всегда предпочитает молчать, когда разговор касается стратегического партнера. Во-вторых, этот «политик», демонстрирующий истинную армянскую хитрость, старается доказать отсутствие волнующей весь мир проблемы под названием Карабах и при этом говорит: «Сегодня очень важно понять, что конфликта не существует, просто существуют разговоры и недовольства вокруг конфликта» (4, 2). Армянский журналист предлагает Азербайджану, потерявшему более двадцати процентов своей территории и имеющему более миллиона беженцев, позабыть все, потому что «времена меняются», «все забывается». Следовательно, выходит так, что надо позабыть и Карабах. Как и другие армянские политики, этот горе политик-журналист, также занимая в полном смысле субъективную, одностороннюю позицию и отрицая все связанные с конфликтом правовые инте-ресы азербайджанской стороны, говорит: «Президент Азербайджана Ильхам Алиев в интервью коррес-понденту телеканала «Аль-Джазира» заявил, что Азербайджан должен стать настолько сильным и создать в Карабахе такую ситуацию, чтобы армяне сами покинули эту территорию. Как видно из этого заявления, азербайджанский президент вовсе не собирается что-либо менять» (4, 2). До этого момента мысли М.Саркисяна понятны, но после этого содержание его слов теряет всякий смысл: «Азербайджан не жела-ет вернуть утерянное, не хочет урегулирования вопроса, таким путем можно получить только лишь часть утерянного» (4, 2-3). Что означает весь этот набор слов, что он хотел сказать, говоря, что «Азербайджан не желает вернуть утерянное, не хочет урегулирования вопроса»? По мнению армянского горе-политолога, эта проблема, интересующая все супердержавы мира и вносимая в повестку дня наиболее авторитетных международных политических организаций и структур, оказывается и вовсе не существует! Тогда напрашивается вопрос: какой такой несуществующей проблемой все это время заняты политические деятели крупнейших государств мира?

Несмотря на усилия стран-членов Евросоюза, а также такой супердержавы, как США, данная проблема все еще не нашла своего оптимального решения. Указанные страны или на самом деле не в силах решить эту проблему, или же специально не хотят ее разрешения по определенным субъективным причинам. Из всех проведенных исследований становится ясно, что на бывшем постсоветском пространстве, особенно в Азербайджане, конфликты были искусственно созданы определенными государствами для реализации своих геополитических целей. Збигнев Бжезинский, рассматривая политическую географию Европы и анализируя геополитическое положение Азербайджана, пишет: «Несмотря на ограниченность масштабов территории и немногочисленность населения, Азербайджан, его большие энергетические ресурсы имеют решающее значение и в геополитическом плане. Это - пробка бутылки, задерживающая ценные поступления, имеющиеся в бассейне Каспийского моря и Средней Азии» (5, 62).

Урегулирование Карабахского конфликта входит в сферу интересов таких крупных государств, как США, стран-членов Евросоюза, а также соседних России, Ирана и Турции. У каждого из перечисленных государств в целом выработана своя позиция и стратегия в отношении к конфликтным территориям, в том числе и по армяно-азербайджанскому конфликту. Однако отсутствие какого-либо консенсуса как между конфликтующими, так и между заинтересованными в вопросе Нагорно-карабахского конфликта сторонами оттягивает процесс урегулирования этой проблемы. Ясно одно, что Карабахскому конфликту сегодня придается серьезное значение, т.к. он расположен в регионе, который богат природными запасами и является важным транспортным коридором. Поэтому обеспечение здесь стабильности - одна из главных задач, стоящих перед всеми заинтересованными в урегулировании этого конфликта странами и международными организациями.

Сегодня Минская группа ОБСЕ, вместо того, чтобы принять конструктивные решения и ускорить процесс урегулирования данной проблемы, наоборот, старается выступать в роли наблюдателя. В связи с этим не раз поступали предложения передать обсуждение конфликта на рассмотрение ООН, и даже были сделаны серьезные шаги в данном направлении. Конечно, для Армении было бы выгодно, чтобы конфликт урегулировался (точнее - оттягивался) проармянски настроенными сопредседателями Минской группы. По словам армянского политолога М.Саркисяна, вынесение этого вопроса на обсуждение ООН будет далеко не в пользу Азербайджана. Он обосновывает свои мысли тем, что члены ООН будут рассма-тривать проблему через призму своих интересов. А государство, незаинтересованное в конфликте, продаст свой голос заинтересованному государству (4). В действительности, позиция ясна. Именно Организация Объединенных Наций приняла в свое время четыре резолюции о прекращении огня и безус-ловном выводе армянских вооруженных сил с территории семи оккупированных районов Азербайджана. Эти резолюции и сегодня не выполняются.

В отношении позиции других международных организаций по поводу Нагорно-карабахского конфликта следует отметить, что Евросоюз, претендующий на контроль над транспортной коммуникацией из Европы в Азию и Ближний Восток, а также за Шелковым Путем и транспортной артерией «Север-Юг», также заинтересованы в скорейшем разрешении данной проблемы. Координатор ЕС по внешним вопросам Хавьер Солана отметил, что эта организация поддерживает поэтапное урегулирование конфликта и считает целесообразным, чтобы наряду с Азербайджаном и Арменией в переговорах также принимала участие и Турция.

Регулирование Нагорно-карабахского вопроса в пользу Азербайджана или Армении, или же застой-ную ситуацию в этом процессе стараются использовать в своих интересах другие страны. Если посмо-треть на позицию соседних и других заинтересованных стран, то можно заметить, что Турция как страте-гический партнер Азербайджана в данном конфликте защищает интересы нашей страны, даже порвала с Арменией все дипломатические связи и закрыла государственную границу. Европа и США также стремятся перехватить инициативу и «вытащить» весь Южный Кавказ из-под сферы влияния России, усилив здесь свой контроль.

Государства Южного Кавказа сегодня являются членами Совета Европы и многих других влиятельных политических, экономических и культурных организаций Запада. В будущем они, также как и государства Прибалтики, могут стать полноправными членами НАТО, Евросоюза. Зб.Бжезинский, анализируя происходящие на Южном Кавказе политические события после развала СССР, отмечал: «На Кавказе Армения с населением менее 4 миллионов, и Азербайджан с населением более 8 миллионов человек поспешно втянулись в открытую войну из-за статуса Нагорно-карабахского анклава, где проживают в основном армяне. В результате конфликта началась крупномасштабная этническая чистка, повлекшая за собой миграцию в различных направлениях потока беженцев, изгнанных со своих родных мест. Если учесть тот факт, что армяне-христиане, а азербайджанцы-мусульмане, то можно заметить, что конфликт этот носит ко всему прочему еще и религиозный характер» (5, 155).

 

Литература

  1. Мирзоев Дж. Интеграция в «европейскую семью»: перспективы Азербайджана, право выбора, demaz.org.
  2. На саммите Евросоюза в Берлине подписана Берлинская декларация. newsru.com.
  3. Samuel A. Ermdinistan - terrorgu "xristian " dlkdhrinin gizlinbri. Егтәпііәгіп boyiik firildaq seriyalari. / lngilis dilinddn tdrcimid eddn Agayev Z. I cild, - Baki, - 387 s.
  4. Саркисян М. «Нет карабахского конфликта, есть несогласие в дискуссии о нем», Сеть журналистов Кавказа, caucasusjournalists.net.
  5. Бжезинский Зб. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы. -М.: Международные отношения, 1999. - 256 с.
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: Политология