Женщина и мужчина в семье древних тюрков и иных кочевников

Заметки по поводу увеличивающегося количества женщин-одиночек в Республике Казахстан.

Положение женщин и жён в семьях древних тюрков и монголов было уникальным и заслуживает особого внимания в силу степени своей поучительности. Речь идёт как о доисламском, так и об ислам­ском периоде истории тюрков и монголов.

Функции женщины и мужчины в обществе древних номадов ясно видны на материалах по образу жизни монголов и казахов. Плано Карпини побывал в Монголии в 40-х годах ХІІІ в. и оставил следую­щую запись: "Жёны их всё делают: полушубки, платья, башмаки, сапоги и все изделия из кожи, также они правят повозками и чинят их, вьючат верблюдов и во всех своих делах очень проворны и скоры" [1]. По нынешним представлениям работы с необработанной кожей чисто мужское, тяжёлое занятие, требующее большой физической силы. Это же касается и починки повозок и вьючения верблюдов (кто вьючил - знает). Путешественнику Плано вторит другой - Рубрук: "Обязанность женщин состоит в том, чтобы править повозками, ставить на них жилища и снимать их, доить коров, делать масло и грут, приготовлять шкуры и сшивать их... Они шьют также сандалии, башмаки и другое платье..." Монтировать и разбирать юрты или другие временные жилища - тоже, как нам представляется, не работы для слабых женских рук, как и работа грузчиков. Робрук, правда, местами противоречит себе: "Мужчины делают луки и стрелы, приготовляют стремена и уздечки и делают сёдла, строят дома и повозки, караулят лошадей и доят кобылиц, трясут самый кумыс, то есть кобылье молоко, делают мешки, в которых его сохраняют, охраняют также верблюдов и вьючат их. Овец и коз они караулят сообя и доят иногда мужчины, иногда женщины"[2].

Но китайский источник настаивает: "У них исключительно женщины натягивают и устанавливают войлочные палатки, принимают и разгружают верховых лошадей, повозки, вьюки и другие вещи".

А что же мужчины? "Мужчины ничего вовсе не делают, за исключением стрел, а также имеют отчасти попечение о стадах; но они охотятся и упражняюся в стрельбе, ибо все они от мала до велика суть хорошие стрелки" [3]. Или: "Жёны, скажу вам, и продают, и покупают всё, что мужу нужно, и по домаш-нему хозяйству исполняют. Мужья ни о чём не заботятся; воюют да с соколами охотятся на зверя и птицу" [4]. Значит и кошельки мужчин находились в распоряжении жён. Российские исследователи Андреев, Левшин, Мейендорф, Болотов, Маковецкий, Овчинникова придерживаются примерно такого же мнения: при перекочёвке с места на место жёны должны снимать и ставить юрты, седлать для мужа лошадь и сажать его на неё, прясть шерсть и ткать армячину, катать войлок, шить шёлком, смотреть за домом и воспитывать детей. Женщина - единственная рабочая сила в киргизской семье, обязанность мужчины ограничивается присмотром за стадами, добычей средств к существованию, производством бытового инвентаря и оружия [5].

У монголов женщины упражнялись в верховой езде и стрельбе из лука, могли участвовать в боевых действиях. У казахов женщины "всегда верхом на верблюдах, и лошадях, и быках, и великие из них бывают наездницы"; они не уступали мужчинам в езде верхом, готовы были участвовать в обороне аула [6].

Чингизхану приписывают следующие слова: "Мужчина - не солнце, чтобы показываться людям всюду. Жена, когда её муж уезжает на охоту или на войну, должна содержать дом в порядке и прибранным с тем, чтобы, когда посол либо гость остановятся в доме, он увидел бы всё в порядке, а она сделала хорошее кушанье и приготовила всё, что нужно гостю. Такая жена создаёт хорошую репутацию мужу, подымает его имя, и муж на общественных собраниях возвысится, словно гора.

Хорошие качества мужа узнаются по хорошим качествам жены. Если жена дурна и неразумна, беспутна и непорядлива, то и муж по ней познаётся!" [7].

Плано утверждал так же, если монгол "...имеет много жён, то каждая из них сама по себе имеет свою ставку и своё семейство; и один день он пьёт, ест и спит с одной, а другой день с другою, всё-таки одна из них считается старшей среди других, и он бывает с ней чаще, чем с другими..."[8]. И другие исследователи отмечали, что каждая из жён у монгола или казаха имела свою юрту ("дом") [8].

Образ идеальной жены для кочевника рисуется в огузском эпическом сборнике "Китаб-и Дэдэм Коркут". Она - заботливая домохозяйка: "Опора своего дома, это та, которая, когда из степи в дом приходит гость, когда муж её на охоте, она того гостя накормит, напоит, уважит и отпустит" [9].

Жёны монголов и казахов имели неутчуждаемое, от них ни при каких условиях имущество - юрты (жилища) со всем их содержимым. Они были имущественно защищены против своих мужей иногда много более, чем современные дамы в большинстве стран мира. Один из исследователей писал, что "лучшею радостью для киргиза (казаха) бывает рождение дочери, и эта радость основана на расчёте получить за неё калым и выйти через замужество в связь с более влиятельными и зажиточными соотчичами" [10]. Рождение дочери давало родителям существенные, хотя и потенциальные выгоды. Чтобы их реализовать, надо было дочь удачно выдать замуж. Приданое невесты могло состоять из юрты, лошади с седлом и всем прибором, ружья, сайдака, одежды, ковров и прочего [11].

Другой известный исследователь уточняет, что в приданое обязательно давалась кибитка, которая в дальнейшем принадлежала жене. Впоследствии имущество жены доставалось только её детям, но не детям других жён. Стало быть, доставалась детям и кибитка матери [12]. И юрта рассматривалась как неотъемлемая часть приданого жены, что было обусловлено хозяйственными нуждами.

Источники о монголах прямо говорят, что каждый мужчина мог иметь любое количество жён, которых он мог бы содержать [13]. Увеличение численности женской части семьи могло быть ограничено только возможностью прокорма: приход в дом новой женщины увеличивал число работниц по хозяйству, но не число добытчиков. Количество женщин в доме мужчины говорило о его состоятельности, поднимало его престиж в глазах соплеменников. Исследователь Болотов спросил у одного казахского бия, зачем тому при двух молодых жёнах-красавицах было брать ещё третью. Тот ответил, что поскольку одна не справлялась с хозяйством, когда другая доставляла ему услады, поэтому он отправил вторую помогать первой по хозяйству, а для утех взял третью [14]. О любви у этого бия речи нет, её заменяли "утехи". Малосостоятельные казахи "утешались" одной женой, а бедняки и вовсе без жены могли остаться.

Положение и роль женщины у номадов в значительной степени определялось спецификой кочевого хозяйства и представлениями номадов о месте женщин и мужчин в жизни. Женщина рассматривалась как незаменимая в домашнем хозяйстве рабочая сила и как хозяйка дома (юрты), как домоуправительница, роженица и воспитательница детей, а мужчина - как добытчик средств к существованию. Как видим, семейных функций у женщины было много более по сравнению с мужчиной. Вряд ли поэтому можно согласиться с отрицательной оценкой положения женщин у номадов, которая имеется у некоторыз авторов. Новейшие изыскания убедительно опровергают такую оценку [15].

 

Литература

  1. Плано Карпини Дж. д. История Монголов. Путешествие в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. -М., 1957, - с. 37.
  2. Гильом де Рубрук. Путешествие в Восточные страны. Путешествие в Восточные страны Плано Карпини и Рубрука. - М., 1957, - с. 100-101; Маковецкий П.Е. Материалы для изучения юридических обычаев киргизов. Вып. 1: Материальное право. Семипалатинский областной статистический комитет. - Омск, 1886, - с. 32.
  3. Гильом де Рубрук. Путешествие в Восточные страны. Путешествие в Восточные страны Плано Карпини и Рубрука. -М., 1957, - с. 101.
  4. Мэн-да бэй-лу ("Полное описание монголо-татар"). Памятники письменности Востока. ХХУІ.-М., 1975, -с. 80.
  5. Плано Карпини Дж. д. История Монголов. Путешествие в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. -М., 1957, - с. 36.
  6. Книга Марко Поло: переводы. - М., 1997, - с. 236.
  7. См. Тишин В.В. К вопросу о форме семьи у древних тюрков... В: Этнографическое обозрение, 2012, №4, - с.97.
  8. Плано Карпини Дж. д. История Монголов. Путешествие в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. -М., 1957, - с. 36, 37, 52-53.
  9. См. Андреев И.Г. Описание средней орды киргиз-кайсаков. - Алматы, 1998, - с. 65, 66; Левшин А.И.
  10. Описание киргиз-казачьих или киргиз-кайсацких орд и степей. - Алматы, 1996, с. 302, 343-344; Гродеков Н.И. Киргизы и каракиргизы Сыр-Дарьинской области. Т. 1. Юридический быт. - Ташкент, 1889, - с. 96.
  11. Рашид-ад-дин. Сборник летописей. Т. 1. Кн. 2. - М.-Л., 1952, - с. 261.
  12. Плано Карпини Дж. д. История Монголов. Путешествие в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. -М., 1957, - с. 36.
  13. Гильом де Рубрук. Путешествие в Восточные страны. Путешествие в Восточные страны Плано Карпини и Рубрука. - М., 1957, - с. 92; Маковецкий П.Е. Материалы для изучения юридических обычаев киргизов. Вып. 1: Материальное право. Семипалатинский областной статистический комитет. - Омск, 1886, - с. 32.
  14. Книга моего деда Коркута 1962, - с. 13.
  15. Болотов С. С Сыр-дарьи. В: Русский вестник. 1866, №3, - с. 184.
  16. См. Левшин Л.П. Описание киргиз-казачьих или киргиз-кайсацких орд и степей. - Алматы 1996, - с. 335, 338.
  17. См. Гродеков Н.И. Киргизы и каракиргизы Сыр-Дарьинской области. Т. 1. Юридический быт. - Ташкент, 1889, - с. 47.
  18. См. Султанов Т.И. Чингиз-хан и Чингизиды. Судьба и власть. - М., - с. 11-12.
  19. См. Болотов С. С Сыр-дарьи. В: Русский вестник. 1866. №3, - с. 189.
  20. См. Тишин В.В. К вопросу о форме семьи у древних тюрков в связи с её хозяйственными функциями. Этногра-фическое обозрение, 2012, №4, - с. 97-99.
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: Социология
loading...