Правовая культура населения - важнейший фактор совершенствования правовой политики Республики Казахстан

Чтобы научно обосновать степень воздействия правовой политики на процесс укрепления демократического государства в современном Казахстане, необходимо понять становление и развитие правовой культуры населения нашей страны как социально-политический феномен, систему тех связей и отношений, в которую он вписан. Правовая культура, на первый взгляд, целиком относится к юриспруденции. При более глубоком проникновении в ее суть оказывается, что это не так, что это поверхностный, односторонний подход. Итак, что же такое правовая культура с точки зрения политической науки?

Основные параметры правовой культуры в казахстанском обществе задаются фундаментальными характеристиками общей культуры, частью которой она является. В последнее годы, как считают некоторые ученые, произошло значительное обогащение представлений о сущности этого феномена, механизме, с помощью которого он регулирует общественно-политическую жизнь страны. Выявлена ограниченность подхода к культуре как к сумме, набору материальных и духовных ценностей, достижений, акцент перенесен на ее изучение как специфического способа человеческой деятельности, природа которого обусловлена творческим характером. В рамках такого подхода культура определяется как «система исторически развивающихся надбиологических программ человеческой деятельности, поведения и общения, выступающих условием воспроизводства и изменения социальной жизни во всех ее основных проявлениях» [1]. При этом понятие «культура» характеризуют особенности «сознания, поведения и деятельности людей в конкретных сферах общественной жизни...» [2].

Для понимания значения и роли правовой культуры в Казахстане существенно важно учитывать специфическую диалектику культуры, смысл которой заключается в противоречивом единстве творче­ства, обновления и сохранения достигнутого, образца, нормы. Разрывы этих аспектов культуры в теории и на практике оборачиваются серьезными потерями: искажением культурного процесса, сведением его к одной из сторон при игнорировании другой, попытками оторвать обновление от его историческо-политических оснований или, наоборот, отношением к любой новации как к антикультуре.

Правовая культура в Казахстане служит каналом взаимодействия личности, общества и государства. Ее основное назначение заключается в осуществлении не отстранения, а присоединения казахстанцев к обществу и общественной деятельности. Она связана с такими ее сущностными чертами как целенаправленность, осуществление властных функций в обществе, упорядочивающем воздействие на весь спектр социально-политических отношений. Правовая культура в Казахстане становится реальным инструментом социальных, политических и экономических преобразований, модернизаций, оказывающих существенное влияние на функционирование политико-правовой системы государства и гражданского общества в целом.

Современные представления о правовой культуре в Казахстане исходят из признания органического единства в ней двух начал: духовного, идеологического и практического, деятельного. Формирование правовой культуры и социализация в Казахстане рассматриваются как деятельный процесс. Способность того или иного феномена стать элементом правовой культуры Казахстана в первую очередь определяется возможностями его влияния на достижение планируемых результатов деятельности.

Следует сказать, что правовая культура Казахстана как феномен социально-политической реальности, не состоит из отдельных и изолированных явлений, а представляет собой некоторое целостное образование. Именно целостность определяет те интегральные качества, которые оказываются присущими отдельным составляющим как компонентам системы. Концептуальным инструментом решения проблемы политологического исследования является построение системы показателей и эмпирических индикаторов, определяющих правовую культуру Казахстана как социально-политический феномен.

В казахстанском обществе, где традиционное сознание и правовая культура не являются правовыми феноменами в строгом смысле слова, нормативные отношения воспринимаются довольно вариативно, а правовое поведение населения зачастую нельзя назвать законопослушным. «Раздвоенность позиций»- вот точная характеристика состояния сознания, определяющая и содержание, и эволюцию правовой культуры в Казахстане. Эта черта не только присутствует, но и доминирует. В сознании казахстанцев еще не произошел перелом, еще велика степень предубежденности, опасений, что намечаемые меры не окажут реального влияния на практическую сторону дела, на полное исчезновение тех негативных тенденций, которые сложились в обществе в предшествующие годы.

Данное положение в Казахстане обусловлено рядом причин: недостаточной эффективностью реформ политико-правовой системы, низкой правовой компетентностью граждан, недостаточной информированностью их о своих правах и обязанностях; неукомплектованностью юридического корпуса; недостаточно высоким профессионализмом юристов; противоречиями законодательного процесса в переходный период общественно-политического развития; административным правовым нигилизмом; слабостью правоохранительной и судебной систем. Эти и другие характеристики обусловливают состояние правовой культуры казахстанского общества.

Следует сказать, что в казахстанском обществе существует определенная степень подчинения праву, его престижу, определенное общее напластование различных оценок, моральных и социально-политических позиций, обычаев, которые поддерживают или ослабляют действие политико-правовой системы. Эту общность навыков и ценностей, связанных с одобрением, оценкой, критикой и реализацией политико-правовой системы, можно определить как общую правовую культуру казахстанского общества. Эта правовая культура может быть более или менее развита, а ее отдельные части могут быть в различной степени согласованы со всей культурой. Но существуют и определенные отклонения от основополагающих начал этой общей правовой культуры.

Правовая культура и содержание правосознания казахстанцев в основном зависят от знания права и политики, помимо которого они могут быть наделены специфической политико-правовой определенностью. Однако знание права и политики не является решающим фактором правомерного поведения. Эти факторы должны включать не только негативные санкции, юридическое просвещение, но и национальную государственно-правовую идеологию, влияющую на формирование правовых установок казахстанца в его социально-конкретных, не всегда благоприятных объективных условиях.

Опираясь на результаты имеющихся исследований правовой культуры Казахстана, можно охарактеризовать ее как степень овладения правом, политикой в действии, в частности, самосознание, ответственность в реализации требований права, политики, творческую ориентацию на общеказахстанские, общечеловеческие ценности и нормы, а также особенности национальной культуры в противоречивых политических, правовых ситуациях, предполагающую в своем высшем проявлении интуитивное политико-правовое поведение, участие в правотворчестве и в разработке государственной политики. Итак, правовая культура Казахстана как социально-политический феномен - сложное явление, определенное единство всеобщего, особенного и единичного. Эффективность каждого элемента в общем механизме воздействия на казахстанца изменяется в зависимости от целого комплекса факторов, среди которых: время, социально-политическое пространство, экономическая ситуация, политическая обстановка. Каждая составляющая этого механизма может быть детерминирующим элементом при условии воздействия на сознание и правосознание личности и общества в целом.

Конец двадцатого столетия для населения нашей страны характерен столкновением идеалов. В этом столкновении представлены коммунистические идеалы, которые воспринимались как мир духовного, несмотря на все противоречия, которые испытал Казахстан за семидесятилетний социалистический путь развития; и мир вещей, в котором главными ценностями являются собственность и деньги.

В мире духовном почти каждый казахстанец ощущал себя частицей общества идеи, гармоничного развитого человека, а в мире, в который его вели реформаторы, он становился частицей общества потребления и должен был проявить жестокость и практический эгоизм.

В связи с этим следует заметить, что произошедшая трансформация социетальной системы требует научно-концептуального осмысления и новой ценностно-смысловой идентификации казахстанского государства и общества. Эти изменения представляют собой социально-политический факт, их нельзя игнорировать.

Накопленный опыт Казахстана и других стран показывает, что сознание, привычки, поведение людей, как бы ни хотели этого они сами, изменяются куда медленнее, чем происходят изменения в экономике, политике, формах устройства общества.

Сохраняются и прежние установки на быстрое по времени и простое по методам решение сложных проблем, стоящих перед казахстанским обществом. Политические силы различной ориентации беззастенчиво прибегают к тактике обещаний, стремясь к усилению своего влияния, победе на выборах, референдумах и т.д. К сожалению, не избежала этого и нынешняя политическая власть, что крайне негативно повлияло на социальное самочувствие и политическое поведение масс. Ибо произошел разрыв между ожиданиями людей и реальным ухудшением условий их жизни, что породило настроения неуверенности, апатии, страха, опустошенности и агрессивности.

Формируется и широко распространяется особое состояние казахстанского массового сознания, для которого характерны: кризис мышления и знания; профанация науки; оживление суеверий; культ удовлетворения естественных потребностей; упадок моральных норм как следствие идей об относительности морали и т.д.

Сознание многих казахстанцев деформировано, двойственно, противоречиво, поскольку пытается сочетать несовместимые стереотипы и установки. Накопление негативных эмоций, разносторонних раздражителей и стимулов достигает запредельного напряжения, угрожает постоянным срывом.

Одним из серьезных проявлений влияния социально-политической ситуации в стране на правовую культуру населения является правовой нигилизм [3].

В принципе, нигилистическое сознание в Казахстане - объективное явление, свойственное переходному периоду, сопровождающемуся коренной ломкой общественно-политических устоев. В большинстве случаев массы без особого воодушевления воспринимают крупные перемены и потрясения, особенно если они проходят на фоне весьма существенного снижения уровня жизни. Они отвергают все новое до тех пор, пока не оценят его социально-политические и экономические преимущества.

Правовой нигилизм есть определенная форма общественного сознания казахстанского народа, отражающая политические и национально-исторические особенности казахстанского общества. Степень правового нигилизма в Казахстане является своего рода показателем здоровья общества и государства, в которых он проявляется. Поэтому можно с уверенностью сказать, что правовой нигилизм в Казахстане - это не только правовое понятие, но своего рода и социально-политическое явление, возникающее в результате оценки права или отдельных его норм казахстанцами, социальными, политическими субъектами или даже всем казахстанским обществом.

Относительно современного казахстанского периода реформ все обстоит непросто. Помимо причин, порожденных молниеносным отказом от сложившихся десятилетиями «социалистических» устоев и переходом к классическому капитализму с жесткими рыночными законами - таких причин единого жизненно госпространства, влекущих за собой морально-психологическое напряжение в обществе, право-вой нигилизм в Казахстане провоцируется и неподдающимися никакому логическому объяснению действиями властей. Когда государство само пренебрегает правом или использует его, как это часто было в казахстанской истории, только как средство подавления индивидуальной воли, странно надеяться на то, что народ будет действовать в рамках закона, положительно оценивать его суть.

Современная социально-политическая реальность Казахстана ставит законопослушных граждан в затруднительное положение, так как старые нормы оказываются недостаточными, а новые находятся в состоянии становления. В данной ситуации правовой субъект Казахстана руководствуется ничем иным, как своим правосознанием и правовой культурой. В этой связи возникает вопрос: каким образом должно измениться качественное состояние правовой культуры казахстанского населения, чтобы появилась возможность решить задачи формирования правового государства и гражданского общества в Казахстане?

Политологический анализ правовой культуры Казахстана предполагает также рассмотрение содержания понятия «правовое пространство».

Следует сказать, что несмотря на свое достаточно частое упоминание в научной литературе, понятие «правовое пространство» не было подвергнуто в политической науке, в том числе и казахстанской, сколько-нибудь специальному исследованию, изучению.

Действительно, в казахстанской политико-правовой науке делается акцент на структурно-нормативное, секторальное рассмотрение правовых реалий.

По нашему мнению, термин «правовое пространство» выступает как универсальное политико-право-вое понятие, позволяющее анализировать вопросы соразмерности нормативных правовых актов, договорных механизмов в республиканских отношениях, исследовать общее и особенное, пределы и объемы действия правовых актов и т.д. Более того, с нашей точки зрения, правовое пространство включает в себя всю совокупность правовых явлений, процессов, правового сознания, правового функционирования субъектов права в контексте общественно-политических отношений.

Изучение специальной литературы позволяет констатировать, что вопрос о том, что следует понимать под правовым пространством, правом, является дискуссионным. Можно говорить о традиционных подходах к пониманию права [4]. Данные подходы, правда, в не очень выраженном виде, прослеживаются и в праве Казахстана XX - начале XXI веков.

В условиях современного Казахстана, в его переходно - кризисном состоянии необходимо более основательное осмысление роли репрессивных и реститутивных правовых норм в становлении современной гражданственности и гражданской культуры, учитывая хотя бы то обстоятельство, что миллионы казахстанцев стали реальными объектами практического применения репрессивного права.

Выступая как важное и необходимое орудие государственного управления, как форма реализации государственной политики, казахстанское право одновременно является важным показателем положения личности в обществе и государстве, гарантированности ее прав, инструментом их охраны и реализации. Права, свободы и обязанности человека и гражданина, составляющие правовой статус личности, - важная составная часть казахстанского права, весьма существенная для оценки развитости и демократичности данной правовой системы. Казахстанское право в его подлинном смысле рассматривает человека, его благо как цель, а не как средство функционирования общества.

В систему казахстанского права входят различные элементы (правоотношение, правопорядок, правопреемство, правоспособность и т.д.), среди которых для нашего исследования особое значение имеют правотворчество и правосознание [5]. Правотворческая деятельность состоит не в «изобретении» тех или иных норм, «правил игры», содержание которых определяется произвольно. Формы казахстанского права имеют объективную базу в виде закономерностей общественно-политических отношений, тенденций их развития.

В ходе правотворчества эти тенденции и закономерности улавливаются, открываются и на их основе формулируются общеобязательные правила поведения казахстанцев. Люди, уполномоченные разрабатывать нормы, права, могут ошибаться в оценке объективных потребностей казахстанского общества или даже пытаться бороться с ними. Но как показывает опыт, нормы права «перескакивающие», существующие в казахстанском обществе условия и возможности, либо нацеленные на торможение прогрессивных тенденцией социально-политического развития, долго не живут, хотя это и не исключает значительного ущерба, который они могут причинить нашему обществу.

Правосознание в Казахстане есть совокупность взглядов, идей, выражающих отношение людей, социальных групп, классов к праву, законности, правосудию, их представление о том, что является право-мерным или неправомерным. Концентрированным выражением правосознания казахстанского народа как формы общественного сознания является правовая идеология - система правовых взглядов, основывающаяся на определенных социально-политических и научных позициях. Психологическую сторону его правосознания составляют привычки, чувства, эмоции казахстанцев в отношении правовых явлений. Правосознание казахстанского народа включает знание действующего права, его основных принципов и требований, но не сводится к нему. Для его правосознания важен также оценочный момент и поведенческая установка.

Правосознание казахстанского народа подчинено общим закономерностям развития общественного сознания. Оно выступает как специфическое отражение экономических, политических и иных отношений казахстанского общества, положения социальных групп и индивидов в системе общественного производства и социально-политической структуры. Существенное влияние на правосознание казахстанского народа оказывают другие формы общественного сознания, прежде всего политическое сознание и мораль, а также общественная психология, исторические традиции, сложившийся образ жизни и т.д.

Таким образом, право в казахстанском обществе выступает как система поддержания общих условий существования людей и общества, его устойчивости и упорядоченности по отношению к дестабилизирующим воздействиям, тормозящим развитие.

В процессе развития казахстанского общества возникает потребность охватить общим правилом повторяющиеся изо дня в день акты производства, распределения и обмена продуктов и позаботиться о том, чтобы отдельный человек подчинился общим условиям производства и обмена. Это правило, вначале выражающееся в обычае, становится законом, вместе с которым возникают и органы, которые его соблюдают.

Сказанное позволяет выделить в казахстанском праве ядро общечеловеческих ценностей, интегрированных в общей и правовой культуре человечества и составляющих его народов. Итак, как же можно определить правовую культуру? Естественно, что в научной литературе нет единого мнения на сей счет. Причем, отметим три обстоятельства. Во-первых, определения правовой культуры даны в литературе 60-80 гг., в более поздние периоды к данной дефиниции практически не обращались. Во-вторых, определения правовой культуры даны, как правило, учеными-юристами, ибо в прошлые годы считалось аксиомой, что правовая проблематика доступна лишь юристам; философам, социологам, историкам, политологам там делать нечего. В-третьих, определений правовой культуры весьма немного.

Наиболее известно определение правовой культуры, предложенное А.И. Киреевым и С.Н. Сергеевым. «Под правовой культурой, - пишут они, - предлагается понимать систему овеществленных и идеальных элементов, относящихся к сфере действия права, политики и их отражения в сознании, мышлении и поведении людей и народа» [6]. Весьма содержательно и определение, приводимое в «Социологическом словаре»: «Правовая культура-один из видов культуры, характеризующий состояние разработки и приме-нение правовой теории, исполнения законодательных и нормативных актов. Предпосылкой правовой культуры явилось становление системы прав и обязанностей человека, которая находится в прямой зависимости от экономических и политических условий жизни общества, определяется его социальной структурой и уровнем общей культуры» [7].

Даже приведенные определения правовой культуры позволяют видеть, что она весьма сложно структурированное понятие. В качестве элементов правовой культуры общества выступают компоненты юридической надстройки со специфическим назначением - служить эталонами для поведения субъекта права, правовой политики и обеспечивать прогрессивное развитие общества и личности.

Очевидно, правовая культура представляет явление исключительно сложное по своей внутренней структуре и богатству социально-политических связей. Она не сводится к знанию законов, норм права, хотя и предполагает его в качестве обязательного условия. Правовая культура включает помимо правосознания еще и уровень правоисполнительной деятельности в интересах обеспечения и упрочения правопорядка и законности. Правовая культура, будучи многогранным явлением, в научной литературе раскрывается посредством определения совокупности ее наиболее существенных черт, признаков, критериев, качественных характеристик.

В связи этим следует сказать, что мусульманско-правовая культура может сыграть определенную роль в правовом, политическом и культурном развитии Казахстана и других стран СНГ.

Мусульманско-правовая культура казахстанцев - часть казахстанской, мировой правовой культуры как политологическая проблема. В настоящее время, ислам исповедуют более одного млрд. человек в мире, из них около 11 млн. казахстанцев. Сегодня в Республике Казахстан насчитывается свыше 300 мусульманских объединений, только в последнее время были построены тысячи мечетей. Возвращаются и реставрируются многие здания, отобранные у верующих в прежние годы. Образованы Исламский институт в Алматы, курсы по подготовке мусульманских служителей культа в Шымкенте, Казалинске, Мерке. Верующие направляются на учебу в Турцию, Египет и другие мусульманские государства.

Надо подчеркнуть: чтобы правильно понять мусульманско-правовую культуру в Казахстане, прежде всего необходимо знать особенности мусульманского права. Главная особенность мусульманского права, раскрывающая его природу и отличающая его от других правовых систем, заключается во взаимодействии в нем сакрального и светского, религиозного и собственно юридического начал, что проявляется в специфике его происхождения и исторической эволюции, источников и структуры, механизма действия и правопонимания мусульманских юристов, соотношения этого права с государством и светским законодательством. Другая яркая черта мусульманского права - его исключительное разнообразие, широкая гамма региональных и национальных форм, тесное взаимодействие с местными традициями и обычаями, сочетание в нем как детализированных индивидуальных решений с общими принципами, так и стабильности и постоянства с гибкостью и способностью изменяться во времени. В контексте всех этих вопросов предопределяется актуальность изучения состояния и перспективы развития мусульманско-правовой культуры Республики Казахстан на современной правовой карте мира. Причем обращение к мусульман-ско-правовой культуре представляет для нынешнего Казахстана не только научный, политический, но и практический интерес, который в научной литературе еще не изучен.

Актуальность мусульманско-правовой культуры для Казахстана определяется, прежде всего, тем, что ислам - это не нечто чуждое и постороннее для нашей республики, а неотъемлемая часть ее истории и культуры, важнейшая сторона образа жизни многих миллионов казахстанских мусульман. Не претендуя на полноту изложения, отметим те особенности казахстанского ислама, которые имеют непосредственное отношение к нашей теме.

Прежде всего, для ислама в нынешнем Казахстане характерны чрезвычайная разноликость, плюрализм проявлений, неоднозначность функций, что определяется как общими, присущими исламу чертами, так и специфическими для Казахстана социальными, культурными, политическими, конфессиональными и иными факторами. Так, бросается в глаза многообразие региональных форм ислама, объясняемое прежде всего этническими, аборигенскими моментами, тесным переплетением с местными обычаями и традициями.

Наблюдается множественность уровней и ролей ислама, которая вытекает из его сложной структуры (он выступает как собственно религиозная система и как образ жизни) и усиливается разнообразием выполняемых им функций в религиозной иерархии, социальной и политической структуре современного казахстанского общества.

Следует сказать, что особенность казахстанского ислама - сравнительно низкий уровень мусульманской культуры, что проявляется по-разному. В частности, речь идет о собственно религиозных институтах и уровне знаний самих мусульман. Причин такого отставания немало. Одна из них - длительная изоляция казахстанских мусульман и исламских институтов от остального исламского мира, от ведущих центров исламского знания, оторванность от современной исламской цивилизации, в итоге, заметное отставание от новейших достижений ислама, его духовной, интеллектуальной, политико-правовой культуры. Казахстанские исламские религиозные центры еще в достаточной мере не приобщены к опыту современного ислама, не готовы к поиску ответов на актуальные мирские проблемы, с которыми сталкиваются мусульмане в динамично меняющемся казахстанском обществе, в духе достижений современной исламской мысли. Поэтому нынешнее возрождение ислама в Казахстане практически ограничивается религиозно-культовой стороной проблемы, а на уровне образа жизни мусульман, его социальных и культурных составляющих продолжают преобладать архаичные формы быта, отсталая культура, нерешенность социальных проблем. Налицо явное расхождение между культовой и светской сторонами ислама, исламом-религией и исламом-образом жизни, или, говоря словами исламских мыслителей, между исламом-религией и исламом-государством.

К тому же надо учитывать, что казахстанский ислам - это ислам в многорелигиозной среде, где к нему проявляются, как правило, настороженность и недоверие, а то и враждебность. Например, в среде немусульман и на уровне государственных структур явно не хватает объективных знаний об исламе и достижениях исламской культуры, тем более современной. Здесь преобладают поверхностные, часто искаженные представления об исламе и т.д.

Особенно остро ощущаются недостатки политико-правовой культуры в отношении ислама, почти полное отсутствие знаний мусульманско-правовой культуры. В частности, властные структуры, разрабатывающие и осуществляющие правовую политику, не только не обладают достаточным опытом решения проблем мусульман и исламских институтов с учетом мусульманского права, но и не располагают адекватной информацией о нем самом, о его месте в современных правовых системах и взаимодействии с другими правовыми культурами, а также о подходах мусульманско-правовой доктрины к таким вопросам, как соотношение религиозного и светского начал, религии и права, государства и религии в исламе, - вопросам, имеющим актуальное значение для Казахстана.

Отмеченные и другие особенности казахстанского ислама следует учитывать при политологическом анализе той роли, которую может сыграть мусульманское право в Казахстане. Причем, акцент на освоение из всего исламского наследия именно достижений мусульманско-правовой культуры определяется теми ключевыми вопросами, от решения которых зависит будущее ислама в нашей стране.

В частности, по нашему мнению, наиболее актуальными в условиях Казахстана являются не сферы исламского вероисповедания, догматики и культа, а те светские проблемы, с которыми сталкиваются мусульмане и исламские институты. Дело в том, что исламская догматика и культ - относительно неизменны, стабильны и могут быть достаточно быстро усвоены: ликвидация элементарной неграмотности в этой области не требует больших сроков и чрезмерных интеллектуальных усилий и может ориентироваться на восприятие готовых зарубежных образцов. Во всяком случае, восстановить старые мечети и построить новые, распространить подготовленную за рубежом популярную литературу по исламскому культу, организовать краткосрочные учебные курсы - вполне решаемая задача, особенно при поддержке, которую в последние годы оказывают зарубежные исламские центры.

Но ведь эти важные меры сами по себе не решают главной проблемы, которая заключается не в простой религиозной неграмотности, а в низкой исламской культуре в широком смысле, в неумении освоить и использовать во благо казахстанских мусульман и Казахстана в целом весь богатейший духовный и интеллектуальный потенциал ислама, в том числе достижения мусульманско-правовой культуры. Казахстанские мусульмане должны не только грамотно и в строгом соответствии с принятыми в исламе правилами совершать религиозные обряды, но и уметь по-исламски мыслить и подходить к решению своих проблем - политических, социально-экономических» [8] и т.д., причем делать это следует с учетом общемировых стандартов и на основе взаимодействия с иными культурами и религиями. Пользуясь терминологией мусульманских правоведов-политологов, можно утверждать, что главная проблема казахстанских мусульман лежит не в области культа, ислама-религии, а в сфере мирских взаимоотношений, ислама-государства, «светского ислама».

Решение этой задачи требует не распространения упрощенной пропагандистской литературы и благо-творительной раздачи фиников в мечетях в период мусульманского поста, а приобщения к истинной исламской культуре, поощрения творческого поиска, формирования интеллектуальной традиции, позволяющей самостоятельно находить в духе ислама ответы на вопросы, которые ставит перед мусульманами казахстанская действительность, государственная политика, т.е., говоря мусульманско-правовым языком, утверждения казахстанской школы иджтихада. Ведь современные социально-экономические, культурные, политические, национальные и иные проблемы - это преимущественно та область, в которой ислам не имеет готовых конкретных решений. Они-то и формулируются на основе иджтихада в зависимости от специфики условий и особенностей образа жизни мусульман в стране. Поэтому чужой опыт, решения, найденные и доказавшие своей эффективности в других государствах, в Казахстане могут и не подойти, и даже, скорее всего, не подойдут из-за слишком большой разницы «места, времени и условий», по принятой в мусульманско-правовой доктрине терминологии.

В отличие от религиозного культа и основ исламской догматики, которые могут быть восприняты в законченной форме по готовым образцам и изданным за рубежом пособиям, решение светских, социально-политологических проблем, своего образа жизни казахстанские мусульмане должны искать сами, ибо за них этого никто сделать не может. Ведь иджтихад в Казахстане - это не простое заучивание раз и навсегда установленных правил, не механическое воспроизведение опыта других, а творческий подход к нестандартным проблемам на основе постижения смысла, сути и целей ислама, освоения всего его духовного наследия и, прежде всего, мусульманско-правовой культуры.

Надо подчеркнуть, что мусульманское право выделило иджтихад не случайно, ибо он - одна из центральных категорий, стержень именно мусульманско-правовой доктрины [9]. Не следует также забывать, что основным предметом последней являются мирские взаимоотношения людей, ключевые для казахстанского ислама. Конечно, решение проблем, вытекающих из такого подхода, значительно сложнее и требует неизмеримо большего времени, усилий и знаний, нежели перевод на казахский язык зарубежных пропагандистских брошюр об исламе. Но без этого трудно ожидать кардинальных изменений в положении казахстанского ислама, войти в современную исламскую цивилизацию, избежать вульгарной политизации ислама и его использования в качестве не цели, а средства реализации интересов, весьма далеких от истинных исламских ценностей. Пока что эту стратегическую общекультурную задачу никто всерьез не решает. Между тем освоить ислам как открытую систему, позволяющую решать многие современные светские, социально-политические проблемы мусульман Казахстана, использовать его сильные позитивные стороны могут только культурные, грамотные, знающие люди. Но, к сожалению, исламское возрожднеие в Казахстане не сопровождается ростом престижа глубоких знаний всех сторон ислама, в частности освоением потенциала мусульманско-правовой культуры.

Следует сказать, что в настоящее время приобретает большое значение использование достижений мусульманско-правовой культуры в интересах развития правовой системы Казахстана. Мусульмане в нашей республике не только должны иметь возможность свободно посещать мечети и беспрепятственно совершать паломничество к своим святыням, но и вправе рассчитывать на то, что некоторые мирские отношения получат законодательное закрепление также с учетом мусульманско-правовых традиций.

При этом следует принимать во внимание известные различия в Казахстане в подходах к правовому регулированию исламского культа и мирских вопросов. Если в сфере отправления религиозных обязанностей, исходя из отделения религии от государства, основным принципом должно быть вмешательство власти Казахстана, предоставление ею гарантий свободы вероисповедания и создание для этого необхо-димых условий, то в светской области особое значение приобретает прямое воздействие, принятие законодательства, устанавливающего четкие, юридически обязательные принципы и нормы.

Сегодня из чисто теоретической данная проблема очень быстро превращается для Казахстана в проблему практической правовой политики. Следует отчетливо осознать, что возрождение ислама в нашей стране, возвращение к его ценностям неизбежно ставят вопрос о признании ряда сторон мусуль-манско-правовой культуры, в том числе об их законодательном закреплении. Поскольку речь идет именно о мирских делах и принятии некоторых достижений исламской цивилизации всем казахстанским обществом, перспективы ислама в Казахстане во многом зависят от того, будут ли его основополагающие ценности облечены в правовую форму, сориентированы на правовые критерии.

Для Казахстана, где мусульмане составляют конфессиональное большинство, а государство имеет светский характер, на наш взгляд, правильным подходом является освоение не шариата вообще, а мусульманского права. С учетом отделения религии от государства светская правовая система Казахстана может воспринять лишь те элементы исламского образа жизни, которые в нее вписываются, а значит, напрямую не связаны с религией. При таком условии обращение к наследию ислама будет означать использование опыта оригинальной правовой системы при соблюдении светского характера государства в Казахстане.

Другое условие освоения достижений мусульманско-правовой культуры состоит в их совместимости с общими началами казахстанской правовой системы, прежде всего конституционными. При этом речь идет не только о соответствии положений мусульманского права указанным началам, но и о том, чтобы воспринимаемые принципы и нормы гармонично вписывались в правовую систему Казахстана по своим технико-юридическим, структурным характеристикам. О том, что такая адаптация мусульманского права к параметрам других правовых систем вполне реальна, свидетельствует опыт современных исламских стран, изучение которого весьма актуально для Казахстана. Этот вопрос выходит за рамки нашего исследования. Отметим лишь, что практика «современного» мусульманского права в ряде стран Востока подтверждает возможность успешного развития правовой системы, построенной на сочетании и взаимодействии элементов, восходящих к различным правовым культурам - исламской и европейской (как континентальной, так и англосаксонской). Для нашей страны это имеет особое значение, так как помогает преодолеть искаженные представления о мусульманском праве и обосновать его совместимость с европейской, евразийской, казахстанской правовой культурой.

При соблюдении указанных условий мусульманско-правовая культура может оказаться полезной для Казахстана. Учет отдельных норм, принципов, институтов мусульманского права и включение их в правовую систему европейского образца - вполне вероятная перспектива развития казахстанского законодательства. Следует четко осознавать, что у нее не просто есть будущее в Казахстане. Более того, правовое развитие здесь в перспективе вообще вряд ли возможно без обращения к правовым аспектам шариата. В настоящее время здесь пока не стоит вопрос о практическом применении мусульманского права, не снимает с повестки дня проблему его будущей судьбы. При этом к перспективе включения элементов шариата в правовую систему Казахстана надо относиться не как к неизбежному злу, а как к естественному процессу возрождения серьезной правовой культуры, имеющей здесь вековые традиции и внесшей заметный вклад в мировое правовое развитие. В этом вопросе нет дилеммы «или шариат, или иная правовая культура». Речь может идти лишь о выборе между различными подходами к правовому пониманию шариата, об умении профессионально и цивилизованно обращаться с мусульманским правом и использовать его достижения во благо казахстанского общества и человека. Главное, как уже отмечалось, зависит от последовательно правового подхода к отбору воспринимаемых институтов, в том числе от уважения общепризнанных норм и принципов международного права, соблюдения прав и интересов немусульман.

Восприятие отдельных положений исламского права может осуществляться только путем взвешен­ных, тщательно подготовленных мер и промежуточных шагов при условии плавного, поэтапного включения в соответствующее законодательство тех мусульманско-правовых предписаний, которые по своему содержанию совместимы с общими началами казахстанского права, а по своей форме будут восприняты современной казахстанской правовой культурой. Примером может служить тщательно разработанный в мусульманском праве брачный договор, положения которого вполне могут использоваться в детальном регулировании данного института семейного права законодательством Казахстана.

Перспективным представляется и обращение к опыту решения вопросов наследования, опеки, попечительства и благотворительности в мусульманском праве. Примечательно, что, хотя они считаются институтами личного статуса, регулирующее их законодательство во многих арабских странах распространяется на всех граждан вне зависимости от конфессиональной принадлежности и не воспринимается как закрепление религиозных постулатов. Такой подход косвенно подтверждает правовой характер указанных институтов.

В частности, для регулирования благотворительной деятельности несомненный интерес может представить институт вакфа-имущества, изъятого из оборота и предназначенного для использования в благотворительных целях. Отточенный мусульманско-правовой доктриной на протяжении столетий этот институт ранее широко использовался для поддержки образования и науки, а в настоящее время, кроме того, применяется в исламском мире в целях финансирования социальных программ. Причем мусульманское право значительно подробнее и эффективнее, нежели действующее казахстанское законодательство, регулирует правовой статус и взаимные права и обязанности трех основных сторон благотворительной деятельности - донора, выгодополучателя и лица, уполномоченного управлять вакуфным имуществом и направлять получаемые от эксплуатации доходы на удовлетворение потребностей адресата помощи.

В гражданском и коммерческом законодательстве Казахстана могут найти свое место отдельные виды сделок, детально разработанные в мусульманском праве, в том числе относящиеся к банковской деятельности. В последние десятилетия исламские банки получили распространение не только в мусульманском мире, но и в некоторых западных странах, например, в Великобритании и Люксембурге. Казалось бы, мусульманское право, известное запретом на получение процентов за предоставление кредита или просрочку погашения долга, абсолютно несовместимо с современным коммерческим оборотом. Однако занявшие несколько лет сравнительно-правовые исследования привели к тому, что сделкам, осуществляемым исламскими банками, была придана форма, которая, с одной стороны, соответствует требованиям европейского банковского права, а с другой - не отходит от основополагающих принципов мусульманского права.

Перечень примеров возможного использования мусульманско-правовой культуры может быть продолжен. В этой связи применительно к регионам Казахстана, где перспективы мусульманско-правовой культуры просматриваются отчетливо, целесообразно детально изучить наследие мусульманского права и его новейшие концепции, выбрав из них то, что отвечает правовым критериям Казахстана и может быть востребовано казахстанской правовой системой и правовой политикой.

Известно, что ислам в целом стоит на стороне законопослушания и лояльности по отношению к власти, готовой уважать разделяемые им ценности. Большинство из них созвучно современным правовым системам и не противоречит принципам казахстанского права. Поэтому от признания достижений мусульманско-правовой культуры, включения некоторых из них в действующее законодательство выиграют не только мусульмане, но и иные конфессии, казахстанское общество в целом. Трудно представить, чтобы в Казахстане эффективно действовал какой-либо крупный закон, если он не воспринимается всеми ведущими конфессиями с учетом их нравственно-правовых взглядов, в том числе мусульманами, ориентирующимися на высшие идеалы своей религии и принципы мусульманского права. Если наиболее влиятельные политические силы Казахстана в последнее время все настоятельнее подчеркивают необходимость общественного, гражданского и общенационального согласия при разработке и принятии важнейших решений общегосударственного значения, в том числе и законодательных актов, то не менее актуально достижение и межконфессионального консенсуса по принципиальным направлениям правовой политики, которая должна ориентироваться на использование всего позитивного, что накоплено различными правовыми культурами, включая и исламскую.

Овладение мусульманско-правовой культурой может оказаться небесполезным для отношений Казахстана с исламскими странами СНГ и исламским миром вообще. Мусульманско-правовая культура может стать важным фактором взаимопонимания и доверия, в том числе и для миротворческих усилий Казахстана в этих странах, например, в Кыргызстане, Таджикистане. В то же время данная культура может быть использована для нейтрализации экстремизма и терроризма под флагом ислама, поскольку мусульманское право по своим принципам несовместимо с насилием и нетерпимостью. Иными словами, это право в состоянии быть союзником Казахстана в его политике в Центральной Азии и других регионах мира.

В связи с этим следует сказать, что мусульманско-правовая культура содержит немало полезного для решения актуальной в условиях Казахстана задачи подведения под политику нравственных и правовых основ. Такой подход, очевидно, особенно актуален для сегодняшнего Казахстана, который провозгласил, что будет строить правовое государство.

Надо отметить, что правовая культура Казахстана отражает идейно-правовое состояние казахстанского общества на определенном историческом этапе, характеризует уровень правосознания, знание права, уважение к законам.

В связи с этим возникает вопрос, каково же соотношение правосознания и правовой культуры в Казахстане?

Правовая культура Казахстана - явление более широкое и «качественно насыщенное», чем правосознание казахстанцев. Она охватывает правосознание населения в единстве с формами его проявления. Ее всегда следует связывать с оценкой уровня знаний и понимания, с развитостью взглядов, представлений, убеждений, настроений, чувств казахстанцев относительно права, законности и с практическим поведением субъектов. Другими словами, правовая культура Казахстана - это единство правовых знаний, оценок и поведения казахстанцев.

Уровень правовой культуры Казахстана определяется уровнем правосознания, степенью его прогрессивности, масштабом и глубиной юридического образования в стране, профессиональной подготовкой юристов, степенью развития правовых, политических наук, правового, политического мышления. Отсюда те требования, которые предъявляются сегодня к реформируемым политическим, правовым отношениям Казахстана. Без изменений в правовом, политическом мышлении казахстанцев провести реформу всей казахстанской правовой системы нельзя.

Следует сказать, что правовая культура Казахстана оказывает организационно-регулирующее воздействие в плане обеспечения социально-позитивного поведения, предупреждения негативных проявлений и устранения способствующих им факторов при решении социально-политических задач любой сферы и любого уровня жизни казахстанского общества. Она выступает необходимым условием развития демократии в Казахстане, а демократия, в конечном счете, нужна для того, чтобы в казахстанском обществе существовала законность и торжествовала справедливость, утверждалась здоровая и нравственная инфраструктура.

Говоря о сложной структуре правовой культуры Казахстана, следует отметить и то, что данное понятие применимо не только индивидуально, но и к отдельным профессиональным группам, социальным слоям, к государственным и общественным органам, учреждениям и должностным лицам. К примеру, для оценки и характеристики правовой культуры Казахстана в сфере государственного управления важнейшее значение приобретает соблюдение законности, устранение злоупотребления властью, компетентность, деловитость, умение руководить, гарантированность обеспечения законных интересов и прав граждан нашей страны и т.д.

Вместе с тем, правовая культура Казахстана находится в органическом единстве и взаимосвязи с остальными областями культуры страны-политической, этической, эстетической, нормы которых гармонично увязаны с казахстанским правом. Особенно тесна взаимосвязь правовой и политической культур. Высокий уровень политической культуры Казахстана немыслим без высокого уровня правовой культуры казахстанского общества, строгого соблюдения принципа законности, который является не только правовым, но и политическим принципом.

Обращаясь к выявлению места различных видов человеческой деятельности в правовой культуре Казахстана, следует выделить по крайней мере следующие ее области: деятельность непосредственно в правовой сфере и деятельность неправового характера, но связанную со сферой действия права. Понимание первой не представляет особой сложности, во втором случае - средства массовой информации, произведения литературы, живопись, кино и т.п., деятельность сама по себе к правовой культуре Казахстана не относящаяся, постоянно пополняет ее «фонды».

Правовая форма деятельности в Казахстане всегда предполагает разбирательство (рассмотрение) юридического дела; осуществляется исключительно уполномоченными на то органами государства, должностными лицами и другими субъектами казахстанского права; выражается в операциях с нормами казахстанского права; закрепляется в соответствующих документах; нуждается в установлении ряда гарантий; непосредственно связана с необходимостью использования различных методов и средств юридической техники и т.д.

Выделенные здесь элементы правовой культуры Казахстана не полностью совпадают с ее содержанием. Они характеризуют уровень правовой культуры казахстанского общества. Содержанием правовой культуры казахстанского общества оказываются не просто правосознание, правозаконность и т. п., а их характер, уровень, степень развития, т.е. то, что делает данный этап цивилизацией общественного прогресса. Определяется это содержание с учетом критериев политической оценки правовой деятельности Казахстана.

Структура правовой культуры личности казахстанца весьма многогранна. Здесь можно вести речь о нескольких плоскостях культуры: формах выражения, ее социально-политическом уровне, содержании и т.д.

Правовая культура Казахстана как степень свободного развития индивида проявляется, прежде всего, в его подготовленности к восприятию прогрессивных правовых идей и законов, умений и навыков, реального права. С этих позиций она характеризуется наличием правовых культурных ориентиров. Правовая культура Казахстана - это определенный характер и уровень деятельности личности казахстанца, в процессе которой она приобретает или развивает свои правовые знания, умения, навыки. Наконец, правовая культура Казахстана может существовать и как результат культурной деятельности в сфере права, политики, т.е. как совокупность соответствующей степени политико-правовых знаний, умений, навыков личности - казахстанца. Этот способ существования правовой культуры Казахстана можно считать ее потенциалом.

При политологическом анализе реального состояния правовой культуры личности-казахстанца необходимо видеть ее многослойность. Сведение же правовой культуры Казахстана к одному из трех способов ее проявления и существования невольно суживает задачи по формированию этой культуры у населения. Так, если правовая культура Казахстана рассматривается как правовой культурный потенциал, вольно или невольно остаются в стороне и возможности ее дальнейшего развития, и устойчивость уже приобретенной казахстанцами правовой культуры. Первое обеспечивается правовой культурной деятельностью, второе же-выработкой правовой культурной ориентации.

В определении правовой культуры как степени и характера правового развития личности­ казахстанца, обеспечивающих индивидуальную активность, в сущности, содержатся две ее характеристики, несводимые одна к другой.

Понятие правовой культуры так же, как понятие образования, является показателем развитости казахстанского человека, во-первых, со стороны ее уровня, во-вторых, со стороны ее направленности. Очевидно, что в случае, о котором идет речь, мы имеем дело с подходом к образованию с точки зрения его уровня, который нельзя оценить, какой из них выше, какой ниже. Можно лишь говорить о различных типах образования.

При оценке правовой культуры Казахстана дело обстоит куда сложнее, чем с казахстанским образованием. В первую очередь, потому, что типы и уровни казахстанского образования общеприняты, чего не скажешь о правовой культуре Казахстана. Кроме того, классификация образования последовательно вытекает из общепризнанных типов знания в том виде, в каком они сложились в современном казахстанском обществе, в то время, как типологизация культуры вообще и правовой культуры Казахстана в частности, отталкивается от типологии деятельности, которая еще не разработана в социально-политической науке.

К анализу структуры правовой культуры Казахстана нужно подходить также со стороны ее уровня и глубины познания правовых явлений, с позиций овладения ими. Здесь выделяются обыденный, профессиональный и теоретический уровни правовой культуры казахстанцев. Обыденный уровень правовой культуры ограничен повседневными рамками жизни казахстанцев при их соприкосновении с правовыми явлениями. С ее помощью нельзя правильно мыслить и оценить все стороны правовой политики и практики. Специфика обыденной правовой культуры казахстанцев такова, что она, не поднимаясь до уровня теоретических обобщений, используется казахстанцами в их повседневной жизни при соблюдении юридических обязанностей и использовании субъективных прав.

Правовую культуру Казахстана следует рассматривать на двух уровнях. Во-первых, на уровне общественных и правовых институтов как некоторых объективных феноменов. Мы говорим о казахстанской практике функционирования правовой системы в целом, о специфике деятельности правовых институтов. Во-вторых, на уровне группового и индивидуального правосознания и правового поведения граждан Казахстана, которое осуществляется через устойчивые нормы, ценности.

Профессиональный уровень правовой культуры Казахстана складывается у лиц, специально занимающихся правовой деятельностью, например, у юристов. При каждодневном, непосредственном соприкосновении с правовыми явлениями у них вырабатывается профессиональный уровень правовой культуры. Этой культуре свойственна более высокая степень знания и понимания правовых явлений в соответствующей области профессиональной деятельности.

Полное и всестороннее выявление сущности и содержания правовых явлений под силу лишь личности казахстанца, обладающей в правовой культуре определенным теоретическим уровнем. Теоретическая правовая культура казахстанца представляет собой научные знания о сущности, характере и взаимодействии правовых явлений вообще, всего механизма правового регулирования, а не каких-то его отдельных направлений, всей правовой жизни казахстанского общества.

Правовая культура казахстанского общества как система взаимосвязана с внешними по отношению к ней системами, а также с системой более высокого порядка, в которую включена. Нет сомнений в том, что функционирование правовой культуры казахстанского общества детерминировано, в конечном счете, системой политических, социально-экономических отношений. Эта детерминация правовой культуры казахстанского общества вызывает к жизни такую ее функцию, как правовое обеспечение процесса становления новой казахстанской государственности.

Содержание указанной функции изменяется по мере изменения задач на том или ином этапе реформирования казахстанского общества. Реализовываться эта функция может различными путями, в том числе благодаря формированию у казахстанского населения правовых знаний, убеждений, привычек и т.д., обеспечивающих их правомерное, социально активное поведение в правовой сфере. Здесь важна и выработка навыков правовой деятельности граждан и общества в целом, реформирование всей правовой системы Казахстана. По всей вероятности, это одна из основных функций правовой культуры казахстанского общества на сегодняшний день.

Из нее вытекают и другие функции правовой культуры среди которых можно выделить: освоение и преобразование правовой реальности (познавательно-преобразовательное, ценностно-нормативное, право воспитательное, коммуникативное).

Познавательно-преобразовательная функция правовой культуры казахстанского общества связана с задачей построения правового государства. Познание правовой реальности Казахстана предполагает учет тех кризисных процессов, которые протекают в экономике, политике и обществе. Начавшаяся реформа предполагает и использование возможностей такой функции правовой культуры казахстанского общества как освоение и преобразование правовой реальности.

Ценностно-нормативная функция правовой культуры казахстанского общества направлена на обеспечение устойчивого, слаженного, динамичного и эффективного функционирования всех элементов правовой системы Казахстана. Правовая культура связана не только с отражением правовой реальности, но и с активным обратным воздействием на нее. Эта функция правовой культуры реализуется с помощью норм права, усвоение которых необходимо каждому гражданину для успешной адаптации в рамках государства. Нормативная сторона правовой культуры казахстанского общества включает широкий круг требований, которые предъявляются к духовному миру казахстанца, его нравственно-правовым качествам, знаниям, правовым убеждениям и т.д.

Ценностно-нормативная функция правовой культуры казахстанского общества охватывает разно­образные явления и факты, которые приобретают ценностное значение, отражаясь в человеческих поступках, социально-политических институтах и т.д. Исходя из этого правовые нормы, другие составляющие правовой культуры казахстанского общества выступают объектами оценки. На этой основе в науке «создалось обособленное теоретическое направление - правовая аксиология» [10].

Ее реализация начинается тогда, когда изучается оценочное отношение личности казахстанца к результату, цели ее действий, направленных на изменение окружающей правовой действительности, к эталонам, образцам поведения, предусмотренным нормами права, к поведению и деятельности других лиц. Оценочная действительность в правовой культуре Казахстана состоит в «изменении» индивидом, обществом права, законности, правопорядка, правоотношений, механизма политико-правового регулирования, путем сопоставления с соответствующими политическими, правовыми ценностями.

Воспитательная функция правовой культуры казахстанского общества выражается в формировании правовых качеств личности казахстанца. Превращение правовых предписаний, норм права в привычку, в естественный регулятор деятельности казахстанца гражданина предполагает, что они усвоены личностью казахстанцом, стали ее внутренним убеждением. О степени усвоения норм права можно судить по реальному поведению казахстанца гражданина в различных правовых ситуациях. В этом смысле культура правовой деятельности личности казахстанца есть культура ее поведения в правовой сфере.

Личность в Казахстане должна характеризоваться ярко выраженной правовой ориентацией, знанием и пониманием права. Правовая культура казахстанского общества должна способствовать формированию правовой культуры личности казахстанца, уважения к закону.

Присущие правовой культуре Казахстана идеалы, правовые нормы, принципы, традиции предполагают консолидацию членов казахстанского общества, концентрацию их усилий на решение задач построения правового государства. Правовая культура Казахстана обеспечивает социально-политическое сплочение людей. Она позволяет не только осуществлять правовое общение между гражданами, но и регулировать их взаимоотношения в правовой сфере.

С нашей точки зрения, в постсоциалистическом Казахстане начинают реализовываться базовые ценности, принципы и нормы современных демократических цивилизованных правовых систем, создающих условия для гражданской идентификации и гражданской самореализации. Эти принципы и нормы изложены в Конституции Республики Казахстан [11], в конституционном, гражданском и иных отраслях права.

В настоящее время система права Республики Казахстан включает: государственное право, гражданское право, административное право, трудовое право, семейное право, финансовое право, земельное право, природоохранительное право, уголовное право, уголовно-процессуальное право, гражданско-процессуальное право.

В казахстанском обществе существует определенная степень подчинения праву, его престижу, определенное общее напластование различных оценок, моральных и социально-политических позиций, обычаев, которые поддерживают или ослабляют действие политико-правовой системы страны. Эту общность навыков и ценностей, связанных с одобрением, оценкой, критикой и реализацией политико-правовой системы, можно определить, как общую правовую культуру казахстанского общества. Эта правовая культура нашего общества может быть более или менее развита, а ее отдельные части могут быть в различной степени согласованы со всей культурой страны. Но существуют и определенные отклонения от основополагающих начал этой общей правовой культуры [12].

Правовая культура и содержание правосознания казахстанцев в основном зависят от знания права, политики, морали, помимо которого они могут быть наделены специфической правовой определенно­стью. Однако знание права, политики не является решающим фактором правомерного поведения казахстанцев. Эти факторы должны включать не только негативные санкции, юридическое просвещение, но и национальную государственно-правовую идеологию, влияющую на формирование правовых установок личности казахстанца в ее социально-конкретных, не всегда благоприятных объективных условиях.

Опираясь на результаты имеющихся исследований правовой культуры Казахстана, можно охарактеризовать ее как степень овладения правом в действии, в частности, самосознание, ответственность в реализации требований права; творческую ориентацию на общеказахстанские, общечеловеческие ценности и нормы, а также особенности национальной культуры Казахстана в противоречивых правовых ситуациях, предполагающие в своем высшем проявлении интуитивное правовое поведение, участие в правотворчестве.

Совершенствование правовой политики Республики Казахстан под воздействием социального прогресса и правильной государственной политики способствует росту правовой культуры населении. Об этом свидетельствуют и результаты социологического исследования молодежи Кызылординского колледжа «Кызмет» (опросом были охвачены 120 респондентов). Результаты опроса показали высокий уровень правовой культуры учащихся. Так, каждый респондент сообщил, что хорошо знает Конституцию Казахстана, 84,1% опрошенных имеют хорошую оценку по основам права, более 90% -не нарушают законы страны, 81,5% - омагают правоохранительным органам, общественности в реализации правовой политики в жизнь.

Интересными представляются с точки зрения определения зрелости правовой культуры населения ответы на вопрос: «Как Вы считаете, насколько соблюдаются Ваши права и права Ваших близких?». Приводим результаты социологического исследования, проведенного нами в поселке Жусалы Кармакчинского района Кызылординской области (150 респондентов). При ответе на этот вопрос, большая часть респондентов отметила реализацию своих прав в полной мере и изучения законов Казахстана. Сходная картина выявлена и другими исследователями - А.Б. Сейсеновой, А.И. Шалтыковым. Политическо-правовое реформирование, модернизация общества стимулируют совершенствование правовой культуры населения и правовой политики Казахстана вообще.

Итак, правовая культура в Казахстане как социально-политический феномен - сложное явление, определенное единство всеобщего, особенного и единичного. Эффективность каждого элемента в общем механизме воздействия на казахстанца изменяется в зависимости от целого комплекса факторов, среди которых: время, социальное пространство, экономическая ситуация, политическая обстановка. Каждая составляющая этого механизма может быть детерминирующим элементом при условии воздействия на сознание и правосознание личности и общества в целом.

Правовая культура Казахстана, таким образом, выражает по существу социально-политическую связь и взаимодействие индивида, государства и общества, и в этом своем качестве такая оценка выступает как политологическая характеристика правовой культуры страны. И еще. Правовая культура Казахстана по существу выступает выражением, отражением как сущности содержания и функций правового государства, так и результатом осуществления правовой политики Республики Казахстан, в основе которых лежит правовое воспитание населения.

 

Литература

  1. Абаев С.Н. Общество и сознание. - Караганда, 2008. - С. 47.
  2. Шарипов А.И. Проблемы права в СНГ: история и современность. - Казань, 2007. - С. 105.
  3. Исаев С.Н. Преступление советской власти в Центральной Азии. - Ташкент, 2 - С. 10.
  4. Формы общественного сознания. - М., 2001. - С. 98-99.
  5. См.: Sozialphilosophische, politische und rechtliche Aspekte der Modernisierung Kasachstans. - Berlin, - S. 135-141.
  6. Киреев В.И., Сергеев С.Н. Правовая культура и ее проблемы. - Ростов - на - Дону, 2009. -C.
  7. Социологический словарь. - М., 2008. - 150.
  8. Социально-политические проблемы в арабских странах. - СПб., 2009. -C.
  9. Мухамедов А.И. Исламское право. - Ташкент, 2007. -C.
  10. Государственная политика и ее проблемы. - Казань, 2005. -C.
  11. Конституция Республики Казахстан. - Астана, 2008. -C. 4-15, 41-47.
  12. Малиновский В. Конституционное право. - Алматы: Әділет, -C. 47-48. 

 

Год: 2012
Город: Алматы
Категория: Социология