К вопросу отраслевого характера предпринимательского права

Совокупность правовых норм, регулирующих однородные общественные отношения, — это так называемая отрасль права. Все без исключения отрасли права являются структурными элементами системы права. Отрасль права отличается специфическим режимом юридического регулирования и охватывает целые участки, комплексы однородных общественных отношений.

На протяжении всей истории существования права формировались знания об отрасли права как правовом феномене. Подчиняясь закономерностям развития права, они постепенно приобретали об­лик самостоятельного научного направления. Преобразования, произошедшие в теории права, каче­ственно изменили понятийный и методологический компоненты учения о праве, составляющие в со­вокупности первостепенную теоретическую основу понимания отрасли права. Научное представле­ние об отрасли права может складываться на основе знания тенденций и закономерностей формиро­вания и развития системы права. Категория «система права» является ключевой в изучении не только отрасли, но и всего права в целом, выступает первостепенным показателем всех важнейших призна­ков права, его сущности и социальной ценности, имеет объективный характер, показывает связь всех составляющих ее элементов, свидетельствует об их многовариантности и взаимозависимости [1; 11].

Как мы уже сказали, система права носит объективный характер. Это подтверждается тем об­стоятельством, что в современных цивилизованных государствах существуют однородные отрасли права, идентичные для всех стран (конституционное, гражданское, семейное, уголовное и др.). При проведении тех или иных законодательных преобразований система права сохраняет устойчивость, стабильность. Правовые реформы обычно осуществляются в рамках общей схемы строения права, существующей объективно и неподвластной законодателю. Будучи устойчивой к изменениям зако­нодательства, она служит основой для преемственности правовой формы, сохраняя для новых поко­лений выработанные многовековой практикой элементы общих компонентов права: нормы, институ­ты, отрасли [2; 321].

Из всех структурных частей «отрасли права являются самыми крупными составляющими частя­ми системы права. Они представляют собой совокупность относительно обособленных, автономных юридических норм, регулирующих определённую область (сферу) общественных отношений» [3; 563]. Каждая отрасль воплощает специфический режим правового регулирования, характеризуемый особыми приемами регулятивного воздействия: свой порядок возникновения прав и обязанностей субъектов права, их обеспечения и охраны, специфика мер государственного принуждения при на­рушении норм соответствующей отрасли, особые принципы, общие положения, пронизывающие со­держание ее норм. Отрасль права обычно имеет многоуровневую структуру. В большинстве от­раслей выделяются общая и особенная части. В общей части формулируются нормативные предпи­сания, являющиеся основополагающими для конкретных норм отрасли, как бы "обслуживающие" их и распространяющие свое действие, как правило, на весь круг отношений, регулируемых отраслью. Общая часть включает в себя общеотраслевые принципы права, определяет предмет и задачи отрас­ли, ее объем. Она как бы объединяет, цементирует содержание отрасли. Нормы общей части разви­ваются и конкретизируются в институтах и отдельных положениях Особенной части. Такая структура позволяет компактно изложить нормативный материал, исключить повторения, облегчить толко­вание и применение норм [4; 231].

Деление правовой системы на отрасли права обусловлено практической и теоретической необ­ходимостью. Так, в практическом плане это разделение обеспечивает дифференциацию основных законодательных актов и специализацию практикующих юристов. В теоретическом плане деление позволяет нам определить интересы основных правовых школ, разграничить диссертации и другие теоретические исследования в области права.

Обретение независимости Казахстаном привело к коренным изменениям в общественной и эко­номической жизни, следствием чего явились переход к рыночной экономике и демократические пре­образования, направленные на построение правового государства. Столь значительные изменения в общественной и экономической жизни повлияли и на систему права, и на составляющие ее структур­ные элементы (отрасли права, подотрасли права и правовые институты). Таким образом, в современ­ном обществе образование новых отраслей является закономерным следствием объективных измене­ний, происходящих в социально-политической системе. Усложнение общественных отношений обу­словливает необходимость возникновения новых социально-правовых регуляторов.

В системе казахстанского права традиционно к основным отраслям права относят конституци­онное, гражданское, административное, уголовное. Вместе с тем достаточно часто в качестве само­стоятельных рассматриваются такие отрасли, как налоговое право, таможенное право, финансовое право, предпринимательское право и т.д.

Формирование и развитие предпринимательского права и законодательства о предприниматель­стве ставят проблему уяснения природы и местонахождения этого образования в системе права и за­конодательства Казахстана. Критерии, которыми обосновывается самостоятельность иных отраслей права, в том числе предпринимательского, как правило, являются дискуссионными. Причина этого заключена в неоднозначности понимания таких общетеоретических категорий, как предмет и метод правового регулирования. Так как в понимании сущности и правовой природы предпринимательско­го права среди ученых нет единства, считаем необходимым рассмотреть основные концепции (шко­лы) предпринимательского права, существующие в науке.

Существует три основные концепции предпринимательского права.

  1. Предпринимательское право является самостоятельной отраслью права. Сторонники этой точ­ки зрения являются последователями так называемой «концепции хозяйственного права», разрабо­танной под руководством академиков России и Украины В.В. Лаптева и В.К. Мамутова. Эта концеп­ция исходила из однородности отношений в сфере народного хозяйства — властно-управленческих (по вертикали) и договорных (по горизонтали) — и была направлена на оправдание планово-административной системы хозяйствования[5]. Сторонники этой точки зрения исходят из того, что предпринимательское (хозяйственное) право есть совокупность юридических норм, регулирующих хозяйственные отношения.

Основные аргументы ученых, критикующих эту позицию, следующие. Во-первых, отрасль хо­зяйственного права обосновывается под новым наименованием — хозяйственно-предпринимательское право, под которым понимается по существу то же хозяйственное право, что и раньше; повторяются известные положения хозяйственно-правовой концепции с использованием со­временной терминологии. Во-вторых, отсутствует учет разной правовой природы отношений по го­ризонтали и вертикали и способов их регулирования (частноправовых и публично-правовых) [6; 34]. В-третьих, в структуру предмета предпринимательского права авторы включают, помимо предпринима­тельских отношений, также отношения по государственному регулированию экономики, настаивая на " определенном единстве" указанных отношений [7; 20].

Достоинством позиции понимания предпринимательского права как самостоятельной отрасли права являются ее цельность и комплексность подхода (понимание предпринимательского права не только как отрасли права, но и в иных важных значениях, в частности, как отрасли законодательства). Однако выдвигаемые аргументы, скорее, свидетельствуют в пользу предпринимательского права как самостоятельной отрасли законодательства, нежели отрасли права. Ведь создание правовых условий для развития предпринимательства, четкое и всестороннее определение в законодательстве предпри­нимательской деятельности, сочетание частных и публичных интересов (по терминологии В. В. Лаптева) — все это может быть в наибольшей степени достигнуто в комплексном кодифициро­ванном законодательном акте, который должен быть определяющим в отрасли законодательства о предпринимательстве [6; 34].

  1. Предпринимательское право является частью гражданского права. Эта концепция прямо про­тивоположна концепции предпринимательского (хозяйственного) права как самостоятельной отрасли права и имеет широкое хождение и в учебной, и в научной литературе. Концепция основана на при­знании известной целостности и единства предпринимательского (хозяйственного) законодательства, в связи с чем предпринимательское (хозяйственное) право выступает как подотрасль гражданского права, а предпринимательское (хозяйственное) законодательство — как комплексная отрасль законо­дательства [8; 22].

Г.Т. Казиева, определяя место предпринимательского права в системе права как подотрасли гражданского права, считает, что, с одной стороны, наличие в предмете и методе предприниматель­ского права публично-правовых элементов не может служить основанием для выделения его как от­расли права (в т.ч. комплексной), с другой стороны, признавая, что в предпринимательском праве присутствуют публично-правовые элементы и вертикальные отношения, относит предприниматель­ское право к подотрасли гражданского права, основываясь на концепции организационных граждан­ско-правовых отношений, т. е. считает допустимым наличие публично-правовых элементов в пред­принимательском праве на уровне подотрасли гражданского права [9; 127-134]. Аналогичную точку зрения о том, что предпринимательское право является подотраслью гражданского права высказыва­ют казахстанские ученые И.В. Амирханова [10; 50], Д.В. Акрачкова [11; 24].

Привлекательность этой концепции, на наш взгляд, заключается в отстаивании частных начал в предпринимательстве. Однако следует согласиться с М.К. Сулейменовым, который по поводу данной концепции высказывает мнение, что эта концепция не учитывает несомненного единства в сфере ре­гулирования, которое существует между гражданско-правовыми и административно-правовыми нор­мами, регулирующими предпринимательскую деятельность.

Несмотря на это представители данной концепции, как правило, публично предпринимательские нормы относят к административным, но не предпринимательским или доказывают, что публично-правовое регулирование предпринимательской деятельности не требует оформления специальной правовой отрасли, так как соответствующие нормы права имеют разноотраслевой характер.

Таким образом, несмотря на обоснования сторонников данной концепции, мы считаем, что предпринимательское право не является подотраслью гражданского права, так как гражданское право не может регулировать публично-правовые отношения в предпринимательской деятельности.

  1. Предпринимательское (хозяйственное) право является комплексной отраслью права [12, 38], где объединяются частноправовые и публично-правовые нормы различной отраслевой принадлежности, та­кие как гражданское право, административное право, международное право, финансовое право и т.п..

Концепция предпринимательского права как комплексной отрасли права много лет разрабатыва­ется не только в Казахстане и странах СНГ, но и в странах Дальнего зарубежья (концепция «бизнес-права» или business law). С этих позиций не утрачивают сделанные более 60 лет назад выводы В. К. Райхера о том, что комплексные отрасли права должны соответствовать трём условиям.

  • Совокупность правовых норм должна соответствовать определённому, специфическому кругу общественных отношений, т.е. иметь предметное единство.
  • Регулируемый такой совокупностью специфический круг отношений должен обладать крупной общественной значимостью.
  • Образующий такую совокупность нормативно-правовой материал должен иметь обширный объём [13; 189, 190].

М. К. Сулейменов высказывает мнение, что предпринимательское право следует понимать двоя­ко. В узком смысле предпринимательское право, несомненно, представляет собой часть гражданского права. Предпринимательская деятельность есть разновидность гражданско-правовой деятельности. В то же время предпринимательское право можно понимать в широком смысле как комплексное обра­зование, объединяющее нормы различных отраслей права (гражданского, административного, фи­нансового, таможенного, трудового и др.) [14; 4].

Необходимо отметить, что идея комплексных отраслей права имеет как своих сторонников, так и противников. Так, А. Г.Диденко подчеркивает, что переплетение публично-правовых и частнопра­вовых начал не означает их органического единства [15; 102, 103]. Аналогичным образом М.Н. Семякин полагает, что объединять разнородные по своей сути группы отношений (публично-правовые и предпринимательские частноправовые) «в одну рубрику только потому, что они в той или иной мере связаны с предпринимательством, и относить их к предмету какой-либо одной отрасли права — неза­висимо, будь это предпринимательское или гражданское право, или иная отрасль, — достаточных научных оснований на сегодняшний день не имеется» [16; 196-197].

На наш взгляд, спор между сторонниками и противниками комплексных отраслей права возни­кает из-за различий во взглядах на соотношение понятий «отрасль права» и «отрасль законодательст­ва». Как отмечает профессор М.К. Сулейменов, «если в системе законодательства сформировалась комплексная отрасль законодательства, это означает, что и в системе права существует такая же ком­плексная отрасль права» [17; 9].

О.С.Иоффе полагает, что «право делится на отрасли по объективной природе юридических норм, а законодательство — по классификационному признаку, субъективно избранному законодателем» [18; 43]. Аналогичным образом Ю.Г. Басин считает, что законодательство формируется субъективным образом, с учетом целей принятия актов законодательства, задач и условий их применения [19; 32].

В западном правоведении сложились примерно аналогичные подходы к решению вопроса о мес­те предпринимательского права в системе права. Так, в европейской доктрине, по мнению Й.Пуделька, предпринимательское право не признается самостоятельной отраслью права, поскольку объединяет нормы других отраслей права — гражданского, административного и уголовного [20; 34-36]. А. Жакомэн, Г. Шранц также считают, что хозяйственное право не является отраслью права или отрас­лью законодательства, поскольку представляет собой новый способ разработки или применения норм права, регулирующих экономические отношения, — это право, рассматриваемое с точки зрения его экономических последствий [21; 215].

Также в западной правовой науке имеются сторонники признания предпринимательского права самостоятельной отраслью права. При этом в рамках данного подхода мнения европейских ученых разделились и появились приверженцы понимания хозяйственного права в узком и широком смысле. Сторонники узкой трактовки включают в хозяйственное право нормы, регулирующие отношения по государственному регулированию экономики (в т.ч. правовое регулирование национализации, цено­образования, налоговое, таможенное и валютное регулирование и т.п.) [21; 216]. Следовательно, хо­зяйственное право понимают как хозяйственное публичное право. Широкая трактовка хозяйственно­го права сводится к признанию комплексной, т.е. публично-правовой и частноправовой природы предпринимательского права. Впервые эту идею высказал и обосновал в своей известной моногра­фии «Имперское хозяйственное право» Гольдшмидт, противопоставив частное хозяйство, основанное на принципе свободы экономической деятельности, общественному хозяйству [22; 11-15].

Таким образом, можно сделать вывод о том, что в зарубежной юридической литературе сторон­ники широкого понимания предпринимательского права включают в него нормы различных отраслей права (гражданского, административного, финансового, трудового, международного, уголовного и других отраслей права), регулирующие отношения, возникающие в процессе осуществления хозяйст­венной деятельности.

В юридической науке очень интересным, на наш взгляд, является рассмотрение предпринима­тельского права как составной части экономического права. Так, например, В.И.Видячина, И.И. Веленто, В.С.Елисеев высказываются о формировании экономического права. В зарубежной ли­тературе также имеются сторонники экономического права. Так, Ж.Амель и Ж.Лагард отождествля­ют предпринимательское и экономическое право. Сторонники этой теории считают, что экономиче­ское право призвано регулировать предпринимательские (хозяйственные) отношения [21; 216, 217].

Однако в казахстанском и российском законодательстве особо не признаются экономические отношения как предмет правового регулирования. То есть отношения при осуществлении экономиче­ской деятельности оказались включенными в предметы различных отраслей права. Например, в силу определенной предметной специфики бюджетные, налоговые, имущественные, гражданские, трудо­вые, природоресурсовые отношения регулируются нормами различных отраслей права, но единая — экономическая — основа этих отношений создает предпосылки для применения к ним некоторых правовых положений, являющихся для них общими [23; 60].

По нашему мнению, несмотря на критику в отношении комплексности предпринимательского права, считаем, что понимание предпринимательского права как комплексной отрасли права является правильным. Даже если вопрос о комплексных отраслях права остается дискуссионным, то наличие комплексных отраслей законодательства является общепризнанным и, соответственно, предпринима­тельское право признается как отрасль законодательства.

Как мы уже ранее отмечали, для деления права на отрасли используются два критерия — пред­мет и метод правового регулирования. В науке предпринимательского права вопросы предмета и ме­тода являются одними из самых дискуссионных. Мы рассмотрим основные взгляды ученых.

Представители концепции хозяйственного права, трактующие предпринимательское (хозяйст­венное) право как самостоятельную отрасль, как правило, выделяют три группы отношений, входя­щих в предмет предпринимательского права: 1) отношения, складывающиеся при осуществлении предпринимательской деятельности; 2) отношения, складывающиеся при регулировании предприни­мательской деятельности; 3) внутрихозяйственные отношения [24; 22].

Противоположное мнение высказывает М.К. Сулейменов. Рассматривая вопрос о предмете и методе предпринимательского права, считает он, следует исходить из того, что это комплексная отрасль права. Комплексная отрасль права как вторичная структура не имеет своего предмета и метода. Она регулирует те же отношения, которые регулируются нормами основных отраслей права, использует методы основ­ных отраслей права. Поэтому в предпринимательском праве четко выделяются отношения, которые регу­лируются только нормами гражданского права (например, обязательства), только нормами администра­тивного права (например, налогообложение, лицензирование, квотирование, регистрация и т.п.). Но есть и такие сферы, где регулирование нормами публичного и частного права переплетается (например, цено­образование, определяемое и централизованно, и положениями договоров) [25; 39].

Ученые, трактующие предпринимательское право как комплексную отрасль, включают в пред­мет регулирования предпринимательского права отношения, связанные: с осуществлением предпри­нимательской деятельности (совершение сделок); с государственным регулированием предпринима­тельской деятельности (государственная регистрация предпринимателей, лицензирование предпри­нимательской деятельности и т.д.); с корпоративным (внутрихозяйственным) регулированием отно­шений. Аналогичную трактовку предлагает казахстанский ученый С.П.Мороз. Так, она выделяет три группы, входящие в предмет предпринимательского права: 1) предпринимательские имущественные (горизонтальные отношения); 2) предпринимательские управленческие (вертикальные отношения); 3) предпринимательские внутрифирменные (корпоративные отношения) [26; 15].

Из изложенного выше мы можем сделать вывод о том, что сторонники двух основных концепций («комплексной» и «самостоятельной») выдвигают схожую формулу по определению предмета пред­принимательского права. По нашему мнению, это и является предметом предпринимательского права.

Украинский ученый профессор О.П. Подцерковный, основываясь на Хозяйственном кодексе Украины, определяет предмет хозяйственно-правового регулирования и выделяет две составляющие предмета хозяйственного (предпринимательского) права:

  • первый функциональный — предполагает выделение отношений, имеющих направленность на процесс организации и осуществления хозяйственной деятельности;
  • второй субъективный — предполагает выделение субъектного состава отношений — субъ­екты хозяйствования и участники отношений в сфере хозяйствования [27; 29].

Характеристика предмета правового регулирования отвечает на вопрос, какие общественные от­ношения регулируются. Рассмотрев основные взгляды на предмет предпринимательского права, счи­таем необходимым затронуть вопрос о том, как и какими правовыми способами и приемами регули­руются общественные отношения в предпринимательской деятельности, т.е. о методе предпринима­тельского права, согласно которому определяется способ или совокупность способов правового воз­действия на участников правоотношений. Отрасль права не получает надлежащей обрисовки до тех пор, пока не определен метод правового регулирования.

Вопрос о методе предпринимательского права также является одним из самых дискуссионных в науке, так как учеными предлагается различное сочетание методов предпринимательского права, а иногда даже отрицание метода в предпринимательском праве. Так, например, М.К. Сулейменов ут­верждает: «У предпринимательского права нет своих методов. Все измышления хозяйственников о каком-то самостоятельном методе от лукавого. На самом деле есть два метода: метод публичного права — власти — подчинения и метод частного права — равенства участников отношений. Эти ме­тоды и применяются в различных комбинациях в предпринимательском праве» [25]. В данном случае позволим себе не согласиться с таким выводом уважаемого ученого, так как метод предприниматель­ского права существует, и мы это постараемся доказать далее. А то, что существует два метода, — это бесспорно.

В литературе по хозяйственному (предпринимательскому) праву чаще всего называют несколько методов правового регулирования: обязательных предписаний; автономных решений (метод согласо­вания); рекомендаций. Однако все принципы базируются на двух принципах: общедозволительном, т.е. разрешено все, что не запрещено законом, и обязывающем, т.е. разрешено то, что предписано за­коном.

Так, вопросы метода предпринимательского права были проанализированы В.С. Белых. Ученый, проведя подробный анализ взглядов, мнений, суждений различных авторов, приходит к выводу, что в основных отраслях права (конституционное, административное, гражданское и др.) правовой метод представляет собой не совокупность способов (приемов, средств), а конкретный способ воздействия на соответствующие общественные отношения. Напротив, в комплексных отраслях, гармонично со­четающих публично-правовые и частноправовые начала, применяются два и более метода правового регулирования. Причем эти методы занимают равное положение, взаимодействуя между собой и до­полняя друг друга. В определении метода как совокупности способов (приемов, средств) содержится порочная логико-языковая конструкция — когда одно явление определяется через другое [28; 38].

В завершение своего анализа В.С. Белых указывает, что «правовой метод» следует рассматри­вать в широком и узком значениях. В широком значении речь идет о методах публичного и частного права как суперотраслях, с выделением двух методов — императивного и дозволительного. В узком (отраслевом) значении понятие «правовой метод» наполняется конкретным содержанием, с учетом специфики и характера регулируемых отношений. Так, в сфере гражданского права применяется та­кой метод правового регулирования, как юридическое равенство, в области административного — метод подчинения. В других отраслях права указанные методы также находят соответствующее при­менение в той или иной комбинации. Например, в земельном, природоресурсном и экологическом праве гармонично сочетаются и метод юридического равенства, и метод подчинения. Аналогичная картина наблюдается в сфере действия предпринимательского права [28; 39].

Представляется, что рациональное зерно в рассуждениях В. С.Белых присутствует, и поэтому мы поддерживаем его точку зрения, так как из всех взглядов и суждений о методе предпринимательского права, на наш взгляд, наиболее правильно исходить из того, что правовой метод в отраслевом значе­нии должен определяться с учетом специфики и характера регулируемых отношений. Однако в дан­ном случае, по нашему мнению, необходимо затронуть один немаловажный факт о том, что не только в комплексных отраслях (отраслевых) права применяются разные методы регулирования. Например, И.В.Павлов высказывает такое мнение: «В каждой отдельной отрасли права применяется не один, а несколько методов правового регулирования, взятых в их сочетаниях» [29; 7]. С данным мнением тяжело не согласиться, так как, действительно, во всех отраслях права используются несколько мето­дов правового регулирования. Так, в гражданском праве, помимо метода равенства, применяется ме­тод подчинения в публичном договоре, в правоотношениях между опекуном и недееспособным и в других случаях. В административном праве также метод подчинения является не единственным. По нашему мнению, метод предпринимательского права существует и характеризуется применением двух методов регулирования: диспозитивный метод, основанный на равенстве сторон, и императив­ный — основанный на власти и подчинении.

Таким образом, предпринимательское право является комплексной отраслью права, т.е. это сово­купность правовых норм, которые регулируют общественные отношения в сфере предпринимательской деятельности. Его предметом являются предпринимательские имущественные, управленческие внут­рифирменные (корпоративные) отношения. Характеризуется применением двух методов — импера­тивного и дозволительного метода правового регулирования. Поэтому важнейшей задачей правовой системы представляется максимальное обеспечение комплексного воздействия как частноправовых, так и публично-правовых начал на правовое регулирование предпринимательских отношений. Так как предпринимательское право является комплексной отраслью права, ее отраслевой правовой режим обеспечивает координированное комплексное использование различных первичных отраслевых юри­дических режимов, включаемых в сферу как публичного, так и частного права.

В юридической науке Казахстана, и даже СНГ, в целом единодушному признанию предприни­мательского права как комплексной отрасли права препятствуют сложившиеся традиции в понима­нии и терминологическом обозначении отраслей права. Однако, по нашему мнению, если признать предпринимательское право комплексной отраслью в системе права, то это будет иметь большое зна­чение для активизации научных разработок теоретических проблем в области предпринимательского права и совершенствования обширного законодательства о предпринимательстве с помощью коди­фикации и систематизации законодательства о предпринимательстве, усилит интеграцию правового материала, разработку общетеоретических положений предпринимательского права.

 

Список литературы

  1. Курдюк Г.П. Отрасль права как элемент системы права: Теоретико-правовое исследование: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — Краснодар: ООО «Просвещение-Юг», 2004. — 27 с.
  2. Головистикова А.Н., ДмитриевЮ.А. Проблемы теории государства и права. — М.: Эксмо, 2005. — 832 с.
  3. Марченко Н.М. Теория государства и права. — М.: Проспект, 2009. — 640 с.
  4. Теория государства и права: Учебник для юрид. вузов / Под ред. А.С.Пиголкина — М.: Изд-во МГТУ им. Н.Э.Баумана, 2006. — 613 с.
  5. Лаптев В.В. Предпринимательское право: понятие и субъекты. — М.: Юристь, 1997;
  6. Лаптев В.В. Некоторые проблемы предпринимательского (хозяйственного) права // Государство и право. — 2005. — № 5. — С. 102-110;
  7. Маму­тов В.К. Сближение современных систем современности правового регулирования хозяйственной деятельности // Государ­ство и право. — 1999. — № 1. — С. 18-24;
  8. Мамутов В.К. Юридическую науку — на решение проблемы содействия разви­тию экономики // Хозяйственное право. Избр. тр. — Екатеринбург: Бизнес, менеджмент и право, 2008. — С. 106-136.
  9. СаниахметоваН.А. Предпринимательское (хозяйственное) право Украины: Учебник. — Харьков: Одиссей, 2005. — 800 с.
  10. Коммерческое (предпринимательское) право: Учебник: В 2 т. — Т. 1. — 4-е изд., перераб. и доп. Под ред. Ф.Попондопуло). — М.: Проспект, 2009. — 493 с.
  11. Коммерческое право: Учебник Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. — СПб.: Изд-во С-Петерб. ун-та, 1997. — С. 22;
  12. Жилинский С.Э. Правовая основа предпринимательской деятельности (предпринимательское право): Курс лекций. — М.: Изд. группа Норма-Инфра-М, 1998. — С. 3-1;
  13. Пугинский Б.И. Коммерческое право России. — М.: Юрайт, 2000. — С. 12;
  14. Гражданское право. Т. 1.: Учебник для вузов (академ. курс) / Отв. ред. М.К. Сулейменов, Ю.Г. Басин. — Ал­маты: КазГЮА, 2000. — С. 19-20.;
  15. Дозорцев В.А. Проблемы совершенствования гражданского законодательства РФ при переходе к рыночной экономике // Государство и право. — 1994. — № 1. — С. 27;
  16. Рахмилович В.А. О достижениях и про­счетах нового ГК РФ // Государство и право. — 1996. — № 4. — С. 119-121;
  17. Попондопуло В.Ф. Правовой режим предпри­нимательства. — СПб.: Изд-во С-Петерб. ун-та, 1 — С. 20;
  18. БрагинскийМ.И., ВитрянскийВ.В. Договорное право. Общие положения. — М.: Статут, 1997. — С. 98-102.
  19. Казиева Г. Т. К вопросу об отраслевой принадлежности норм инвестиционного права // Гражданское право в системе права: Материалы междунар. науч.-практ. конф. (в рамках ежегодных цивилистических чтений). Алматы 17-18 мая 2007 г. / Отв. ред. М. К. Сулейменов. — Алматы: НИИ частного права КазГЮУ, 2007. — С. 127-134.
  20. Амирханова И.В., Романкова В.А. Предпринимательское право: Учеб. пособие. — Алматы: Жеті жарғы, — 224 с.
  21. Акрачкова Д.В. Гражданско-правовые проблемы развития конкуренции в Республике Казахстан: Дис. ... канд. юрид. наук. — Алматы: Норма, 2005. — 178 с.
  22. Коммерческое (торговое) право: Учебник / Под ред. Ю. Е. Булатецкого и В. А. Язева. — М.: ИД ФБК-ПРЕСС, 2002. — С. 37-Ю;
  23. БелыхB.C. Правовое регулирование предпринимательской деятельности в России: Монография. — М.: TK Велби. Изд. «Проспект», 2005. — С. 32;
  24. Предпринимательское право Российской Федерации / Отв.ред. Е.П. Губин, П.Г.Лахно. — М.: Юность, 2006. — С. 42-43 (автор главы П.Г. Лахно);
  25. Круглова Н.Ю. Хозяйственное право. Краткий курс: Учеб. пособие. — М.: Кнорус, 2008. С. 19-24;
  26. Мороз С.П. Предпринимательское (хозяйственное) право: Учебник. — Алма­ты: Изд. Бастау, 2009. — С. 10.;
  27. Предпринимательское право России: Учебник / Отв. ред.B.C. Белых. — М.: Проспект, 2010. С. 26;
  28. Челышев М.Ю. Основы учения о межотраслевых связях гражданского оборота. — Казань: Изд-во. Казан. гос. ун­та, 2008. — С. 46.
  29. РайхерВ.К. Общественно-исторические типы страхования. — М.: Изд-во «ЮКИС», 1947. — 282 с.
  30. Сулейменов М.К Гражданское право и предпринимательство: проблемы теории и практики // Гражданское право и предпринимательство. Материалы междунар. науч.-практ. конф. 31 мая - 1 июня 2011 г. — Алматы: (GIZ) GmbH , 2011. —3-14.
  31. Диденко А.Г. Влияние публично-правовых актов на права и обязанности участников гражданского правоотношения // Гражданское законодательство: Статьи. Комментарии. Практика. Вып. 20. — Алматы: ЮРИСТ, 2004. — С. 102-103.
  32. Семякин М.Н. Экономика и проблемы формирования современной концепции экономического права // Гражданское законодательство: Статьи. Комментарии. Практика. Вып. 22. — Алматы: ЮРИСТ, 2005. — С. 196-197.
  33. Сулейменов М.К. Гражданское право в системе права // Гражданское право в системе права: Материалы междунар. науч.-практ. конф. (в рамках ежегодных цивилистических чтений). Алматы, 17-18 мая 2007 г. / Отв. ред. М.К.Сулейменов. Алматы: НИИ частного права КазГЮУ, 2007. — С. 55-66.
  34. Иоффе О.С. О хозяйственном праве (теория и практика) // Гражданское законодательство: Статьи. Комментарии. Практика. Вып. 20. — Алматы: Юрист, 2004. — С. 46-54.
  35. Гражданское право. Учебник. для вузов. (Академ. курс). Т. 1. /Отв. ред.: М.К. Сулейменов, Ю.Г.Басин. — Алматы: КазГЮА, 2000. — 704 с.
  36. Пуделька Й. Регулирование предпринимательской деятельности административным правом Административное пра­во и регулирование предпринимательской деятельности // Юрист. — 2012. — № 7. — С. 34-36.
  37. Подробнее см.: Кулагин М.И. Избранные труды по акционерному и торговому праву. 2-е изд., испр. — М.: Статут,— 363 с.
  38. ЕршоваИ.В., Иванова Т.М. Предпринимательское право: Учеб. пособие. — М.: Юриспруденция, 2000. — 416 с.
  39. Лебедев К.К. Предпринимательское и коммерческое право: системные аспекты (предпринимательское и коммерче­ское право в системе права и законодательства, системе юридических наук и учебных дисциплин). — СПб.: Изд. Юрид. центр «Пресс», 2002. — 318 с.
  40. Лаптев В.В. Предпринимательское право: Понятие, субъекты. — М.: Юристь, 1997. — 140 с.
  41. Сулейменов М.К. Пути совершенствования законодательства о предпринимательстве (о проекте Предприниматель­ского кодекса // Систематизация законодательства в сфере предпринимательства: состояние и перспективы: Материалы междунар. науч.-практ. конф. 21 сент. 2012 г. — Астана: ГУ «Институт законодательства Республики Казахстан», 2012. —290 с.
  42. Мороз С.П. Предпринимательское (хозяйственное) право: Учебник. — Алматы: Бастау, — 266 с.
  43. Подцерковный О.П., ВасильеваА.С. Хозяйственное право Украины. — 4-е изд. — Харьков: ООО «Одиссей», 2010. — 488 с.
  44. Белых В.С. Правовое регулирование предпринимательской деятельности в России. — М.: Проспект, 2010. — 432 с.
  45. Павлов В.И. О системе советского социалистического права // Советское государство и право. - 1958. — № 11. — С. 16-19. 
Год: 2014
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
loading...