Особенности международно - правового регулирования института экстрадиции в современных геополитических условиях

Правовое регулирование института экстрадиции в настоящее время особенно актуально, так как преступность вышла за национальные границы и представляет опасность не только для отдельных государств, но и для всего человечества. Процесс этот приобрел беспрецедентные масштабы, особенно за последнее время, когда в обществе стали происходить процессы глобальной интернационализации во всех сферах жизнедеятельности.

Опасность данной преступности для Республики Казахстан, в которой утверждаются гражданское общество, демократические принципы, очевидна. Практика последних десятилетий свидетельствует, что распад единого правового пространства, увеличение международных связей, «прозрачность» границ способствуют лицам, совершившим преступления на территории одного государства, в целях избежания наказания беспрепятственно уезжать в другое государство и скрываться от правоохранительных органов.

Однако государственные меры борьбы с преступностью одного государства в современных условиях являются недостаточно эффективными. Данные обстоятельства в силу объективной необходимости обусловили тесное международное сотрудничество государств в борьбе с преступностью.

Экстрадиция является одним из важных и эффективных инструментов в борьбе с преступностью на межгосударственном уровне, позволяющим объединить усилия двух государств при преследовании лица, совершившего преступление.

Вопросы экстрадиции в деятельности правоохранительных органов требуют нетрадиционного подхода. Это обусловлено тем, что институт экстрадиции ранее рассматривался лишь с позиции международного права, хотя необходимо заметить, что помимо международно-правовой процедуры данный институт содержит еще и национальную базу уголовно-процессуальной процедуры. Процессуальные аспекты данного института, с точки зрения национального законодательства, были затронуты недостаточно.

Актуальность и необходимость международно-правового регулирования института экстрадиции в системе, оказываемой государствами правовой помощи по уголовным делам, определяется как национальными интересами государств, в целях предупреждения уголовной преступности на их территории, так и интересами международного сотрудничества по борьбе с международными преступлениями, представляющими опасность для всего сообщества государств.

На современном этапе, в связи с этим, объединение совместных усилий государств, для осуществления сотрудничества в борьбе с преступностью, приобрело особое значение. Существенное место в этом сотрудничестве занимает институт экстрадиции.

Международно-правовое регулирование института экстрадиции имеет различия в отдельных правовых системах. Англо-саксонская правовая система права отрицает существование принятых другими государствами принципов экстрадиции в качестве общеобязательных. И на этот счет, самое основное внимание уделяется двусторонним договорам, которые регулируют сотрудничество государствами с одной системой права.

Установление международных норм об экстрадиции, можно считать отдельными элементами обеспечения законности при оказании правовой помощи в обеспечении прав человека, более важным моментом является проведение таких норм в действие.

Задачи экстрадиции состоят не только в выдаче тех, кто должен быть выдан, но и в обеспечении невыдачи тех, кто выдаче не подлежит: чья выдача нарушала бы права, свободы и интересы государства. Цели экстрадиции направлены в первую очередь на создание и укрепление единого юридического механизма, в котором задействованы разные государства, обеспечивающие юридические гарантии соблюдения международно-признанных прав и свобод граждан и лиц без гражданства в сфере межгосударственного сотрудничества и правовой помощи по уголовным и гражданским делам.

Собственно экстрадиция преступника или подозреваемого государству, на территории которого он совершил преступление, - дело довольно длительное, состоящее из множества формальностей. В большинстве случаев данная процедура осуществляется с помощью Интерпола. Правовыми основаниями экстрадиции являются многосторонние соглашения по борьбе с отдельными видами международных преступлений и преступлений международного характера, например, Конвенция Совета Европы о выдаче правонарушителей 1957 г., Конвенция Совета Европы о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1959 г., Гаагская конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов 1970 г.

Отдельно следует отметить, что суть понимания правовой природы экстрадиции неодинакова. Некоторые ученые полагают, что выдача преступников - это чисто административный вопрос, ибо часто решение о ней принимает не суд, а правительство или какой-либо его орган. Следовательно, можно отнести этот институт к административному или государственному праву. В то же время экстрадицию можно рассматривать как элемент уголовно-процессуального права, ибо налицо порядок передачи человека, совершившего преступление, другой стране с соблюдением определенных процессуальных гарантий. Экстрадицию можно считать и частью уголовного права, а именно — института исполнения наказания.

В международном праве имеются мнения, что существующие договоры между государствами об экстрадиции не всегда соответствуют Пактам о правах человека. Наиболее характерный пример такого несоответствия — случаи, когда между странами идут переговоры о выдаче, нередко продолжающиеся несколько лет, а гражданин, вина которого судом еще не доказана, все эти годы находится в заключении. Общепринятые и, казалось бы, вполне разумные положения международного права в подобных случаях осложняют деятельность национальных правоохранительных органов, противоречат внутреннему законодательству и пактам о правах человека. Поэтому в договоры об экстрадиции должны включаться общепризнанные принципы и нормы, содержащиеся в пактах о правах человека, при обязательном уважении национального законодательства государств.

Нормативное регулирование экстрадиции на международно-правовом и внутригосударственном уровне еще не сложилось в полном объеме: оно, как и экстрадиционная практика, переживает период интенсивного развития с учетом вызовов международному сообществу со стороны преступности и терроризма. В связи с тем, что транснациональная преступность не может быть пресечена национальными мерами, вопрос о международном сотрудничестве в сфере уголовного правосудия приобретает особую значимость.

В современных условиях актуальность приобретает более широкий взгляд на институт экстрадиции. Институт экстрадиции складывается как самостоятельный и важный институт права. Его нормы, процедуры, концепции и принципы играют важную роль в развитии правовой помощи и сотрудничества между государствами, в обеспечении правовых гарантий соблюдения прав и свобод, в решении задач борьбы с преступностью, терроризмом и другими негативными проявлениями в любом уголке земного шара. Формируется новая концепция, которая идет на смену концепции правовой помощи. Речь идет о концепции правовых гарантий прав и свобод. Эта новая современная концепция экстрадиции все чаще оказывается востребованной как при нормативном регулировании вопросов экстрадиции, так и практикой применения ее норм.

Так, 16 декабря 1990 года резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН был принят Типовой договор о взаимной помощи в области уголовного правосудия. В соответствии с положениями этого договора стороны предоставляют друг другу по возможности самую широкую взаимную помощь в проведении расследований или судебных разбирательств в отношении правонарушений, наказание за которые во время получения просьбы о помощи подпадало под юрисдикцию судебных органов запрашивающего государства.

Таким образом, важны и необходимы три юридических источника: основы международного этикета, основанного на принципе взаимности, международное право и национальное законодательство.

В связи с тем, что в международном праве не существует точного определения политического преступления, запрашиваемая страна должна определить, является ли данное преступление политическим. Общепринятым принципом в международном праве по экстрадиции является то, что политические преступления не могут являться основанием для экстрадиции.

В случае более сложных правонарушений (правонарушения, которые по своей природе являются преступлениями по обычным законам, но совершенные по политическим мотивам) текущей тенденцией является невынесение определения политического правонарушения и разрешение экстрадиции (Европейская Конвенция по подавлению терроризма включает список правонарушений, которые для целей экстрадиции не должны рассматриваться как политические правонарушения).

В накопившемся опыте международно-правовых отношений, связанных с борьбой с преступностью, серьезное значение имеет проблема выдачи преступников государству, на территории которого они совершили преступление, в случае, когда они находятся на территории другого государства.

В международном праве утвердилась точка зрения, согласно которой убежище может предоставляться только лицам, преследуемым в другом государстве по политическим и религиозным мотивам. Люди, совершившие не политические, а общеуголовные преступления, не могут пользоваться правом убежища.

В то же время, единого понятия политического преступления в международной практике выработать не удалось. Поэтому практически вопрос о выдаче преступника или предоставления ему политического убежища решается исходя из политической оценки и правовых установлений государства, на территории которого этот человек находится. При отсутствии международного договора вопрос о выдаче преступников может решаться дипломатическим путем.

В настоящее время наряду с принципом невыдачи своих граждан иностранным государствам утвердился принцип невыдачи политических преступников. Он закреплен в ряде многосторонних и двусторонних договоров о правовой помощи и в национальном законодательстве многих стран. Однако, несмотря на общее признание самого этого принципа в международной правовой теории и практике нет единого толкования вопроса об установлении политического характера преступления.

В Конституции РК, в статье 11 закреплен принцип невыдачи собственных граждан оговоркой, указывающей на примат международного права: "Гражданин Республики Казахстан не может быть выдан иностранному государству, если иное не установлено международными договорами Республики Казахстан. Республика Казахстан гарантирует своим гражданам защиту и покровительство за ее пределами". Вопросы, связанные с выдачей виновных лиц, в принципе, регулируются нормами национального уголовного законодательства Республики Казахстан, но тем не менее официально признается примат норм международного права. Также заметим, что в Уголовном Кодексе Республики Казахстан отсутствуют нормы, которые предусматривали бы выдачу в качестве санкции за совершение конкретных преступлений.

В соответствии с нормами международного права, регулирующими вопросы выдачи преступников, необходимо отметить, что именно двусторонние соглашения позволяют более полно учесть характер взаимоотношений между двумя государствами, их интересы по каждой конкретной проблеме.

Не менее распространенными, чем двусторонние соглашения по выдаче являются двусторонние соглашения по таким вопросам, как оказание правовой помощи по уголовным делам, передача осужденных лиц для отбывания наказания в стране, гражданами которой они являются и др.

Кроме того, во многих странах допускается принцип взаимности. Суть вопроса заключается в том, что для осуществления выдачи необходимо установить состав преступления в действиях лица, в отношении которого поступило такое требование. При этом в национальном законодательстве ряда государств действует положение о гам, чтобы, прежде чем суд приступит к установлению наличия состава преступления, был получен ответ на предварительный вопрос: предусмотрена ли запрашивающим государством выдача преступников в аналогичных случаях в отношениях государства, к которому предъявлено данное требование. Лица без гражданства могут быть выданы по усмотрению государства, на территории которого они постоянно проживают. Лица с двойным гражданством подлежат защите на территории всех государств, гражданами которых они являются. Иным образом обстоит дело с выдачей граждан третьих стран, так как нормы международного права в таких случаях не обязывают производить выдачу. При этом каждое государство руководствуется национальным законодательством.

Отдельным вопросом в практике международно-правовых отношений стоит категория «предпочтительная юрисдикция». В некоторых случаях выдачи одновременно требует не одно, а несколько государств (например, когда преступление совершено на территории нескольких государств). В таких случаях государство, которому направлены требования о выдаче, может принять различные решения.

Когда имеется соглашение между двумя сторонами, проблема выдачи преступников решается достаточно четко: если лицо не пользуется дипломатическим иммунитетом, то оно должно быть, либо судимо, либо выдано заинтересованной стороне. Также необходимо отметить, что вопрос о выдаче решается при сочетании территориального принципа (места совершения преступления и места нахождения преступника) и гражданства этого лица. Решающим для выдачи, на наш взгляд, все же надо считать принцип гражданства, т.е. действует не территориальный, а персональный принцип ответственности.

К международно-правовым вопросам выдачи преступников для следствия и суда примыкает и проблема передачи на родину лиц, уже осужденных за совершение преступления в "чужом" государстве. Группой стран, включая СССР, в 1978 г. была заключена Конвенция о передаче лиц, осужденных к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданами которого они являются. Практика возвращения в "свои" страны для отбывания наказания лиц, осужденных за границей, сравнительно невелика. Теперь совершенно очевидно, что она более эффективна по сравнению с прежним порядком, при котором иностранцы отбывали наказание там, где были осуждены.

В международном праве общепризнано, что выдача преступников - это право государства, а не его обязанность. Обязанность выдачи может быть только при наличии соответствующего международного договора и с учетом определенных условий. Государство, направляя требование о выдаче, берет на себя обязательство не привлекать к уголовной ответственности и не подвергать наказанию лицо за те преступные деяния, за которые выдача не была произведена.

Итак, экстрадиция как независимый международно-правовой институт требует урегулирования не только нормами международного, но и национального уголовно-процессуального законодательства, что подтверждается уголовно-процессуальной процедурой осуществления данных правоотношений. Конкретное национальное законодательство является основой для создания и применения международных договоров Республики Казахстан при осуществлении экстрадиции, а механизм реализации их недостаточно регламентирован нормами УПК Республики Казахстан.

Несомненно, институт выдачи продолжает активно развиваться. Экстрадиция регулируется растущим числом норм международного права. Причем, правовое регулирование объясняется ростом международного значения института экстрадиции в борьбе с преступностью.

Таким образом, институт экстрадиции играет важную роль в укреплении и развитии международного сотрудничества между государствами. Возможности экстрадиции оказывают существенное влияние на охрану законных интересов, прав и свобод личности, общества и государства, на укрепление международного правопорядка и борьбу с преступностью. 

Год: 2011
Город: Алматы