К проблеме традиционной хозяйственной деятельности казахов

В статье рассматривается традиционное хозяйство казахов как основная форма жизнедеятельности общества. Предлагаемая статья посвящена этнографическому изучению традиционного хозяйства казахов. Автор рас­крывает внешние и внутренние факторы влияния природно-климатических условий на хозяйственную среду кочевников. Раскрываются основные формы ведения хозяйства казахов. В данной публикации прослеживается генезис кочевого скотоводства. Особое внимание обращается на маршруты, различие и типы кочевания.

На основании традиционного хозяйства казахов можно выявить ее взаимосвязь с материальной культурой на примере казахской юрты, с которой была связана вся жизнь казахов. Юрта была приспособлена к кочевой жиз­ни и очень эффективна в процессе кочевания, она занимала особое место в повседневном быте, а также соот­ветствует всем требованиям кочевого образа жизни.

Со второй половины XIX в. и особенно в начале XX в. традиционные маршруты кочевания в силу социально­экономических и политических обстоятельств (изъятия царизмом казахских земель и пр.) стали изменяться, а в последующий советский период традиционное хозяйство претерпевает существенные изменения.

В современном развитии Республики Казах­стан, в условиях активизации рыночной эконо­мики, в обществе усиливается интерес к аграр­ной проблематике. На протяжении нескольких тысячелетий история и культура Казахстана в значительной степени были связаны с коче­вым образом жизни населявших его народов. Исторически Казахстан являлся зоной самого древнего и самого большого в Евразии по тер­риториальному охвату кочевничества. Кочевой образ жизни оказал существенное влияние на материальную культуру, духовные ценности и культурные стереотипы, менталитет и психоло­гию местного населения, его отношения с сосед­ними народами.

Независимость Казахстана способствовала значительному росту интереса казахстанской общественности к истокам своей культуры. По­следствия нынешней нелегкой ситуации в аграр­ном секторе экономики, в частности, в животно­водческом хозяйстве, коренятся в историческом прошлом. В этой связи весьма актуальным явля­ется изучение хозяйства казахов.

Традиционное хозяйство народа, населяю­щий Казахстан, несмотря на высокие темпы его урбанизации и модернизации, привлекает вни­мание специалистов-этнографов и в наши дни.

Возможность внедрения изученного опыта предков по хозяйственному освоению конкрет­ной территории в современную хозяйственную деятельность наглядно демонстрирует актуаль­ность подобного рода исследований.

Традиционным хозяйством казахов - явля­лось скотоводство. Данная тема была и будет актуальной, т.к. интерес к истории и культуре народа был востребован во все времена.

Территория Казахстана является одной из древнейших областей развития скотоводства. Первые достоверные сведения о скотоводстве относятся к эпохе энеолита, тогда на обширной степной полосе Евразии шел процесс формиро­вания производящего хозяйства, сменяющего собирательство и охоту [1, с.31].

Переход к кочевому и полукочевому ското­водческому хозяйству был шагом вперед в раз­витии производительных сил общества; он оз­начал первое крупное общественное разделение труда, содействовал росту избыточного продук­та в хозяйстве, а это в свою очередь обусловли­вало экономический и культурный обмен между скотоводами и земледельцами [1, с.35-36].

Археологический и этнографический ма­териал позволяет выделить три основных типа скотоводческого хозяйства на территории Ка­захстана: кочевое, полукочевое и оседлое [2, с.466-482].

Пастбищно-кочевая система (или посезон­ное распределение пастбищ и водных источни­ков, без которого вообще было бы невозможно кочевое скотоводство), уже сложившаяся в мо­мент перехода скотоводов к кочеванию в IX-VII вв. до н.э., фактически оставалась неизменной в продолжении тысячелетий [3, с.31].

Главным естественным фактором, опреде­лившим возникновение кочевого скотоводства как специфичной формы хозяйства, проклады­вание постоянных маршрутов перекочевок и прохождение номадизма вообще как распро­страненного образа жизни не только в Казах­стане, но и в других странах является перио­дичность поедаемости скудной растительности, неравномерно распределенной на огромных пространствах степей, полупустынь и посезон­ное чередование травостоя [3, с.33].

Периодичность поедаемости трав основана прежде всего на сезонной смене растительных форм, являющейся природной закономерно­стью, общей для всех климатических зон. Но важное значение имели также особенности, ха­рактерные лишь для зоны сухих казахстанских степей, в частности, депрессия в поедаемости растений, составляющих главную массу корма: ковыль, еркек и др. Полынь (жусан) всех видов, являющаяся одной из главных форм раститель­ного покрова степи, совершенно непригодна для корма в течение весны и всего лета, но становит­ся одним из основных кормов осенью и зимой, когда мороз разрушает накопленные в ней вред­ные вещества.

Вторым важным фактором перехода к ко­чевничеству, являются естественные запасы питьевой воды, ограниченные засушливостью климата, засоленностью грунтовых вод, рек и озер [3, с.34].

Эти факторы определили, что скотоводы с наступлением тепла вынуждены были кочевать на север, где имелись хорошие злаковые пастби­ща и обильная пресная вода, а с похолоданием - возвращаться на зимовье в межгорные ущелья, в прибрежные заросли, котловины песчаных бар­ханов [3, с.34].

Акишев К.А. делает вывод в своей работе «... сезонное распределение пастбищ и мери- диальное маршруты кочевания существовали на территории Западного и Центрального Казах­стана во все периоды развития скотоводческого хозяйства... казахов » [3, с.36].

В Семиречье возникла своя форма скотовод­ческого хозяйства и иные направления кочевых маршрутов, отличные от Центрального и Запад­ного Казахстана.

Перекочевки совершались с северных низ­менных районов на юг, к летним горным паст­бищам, а не с юга на север, как это имело место в Центральном и Западном Казахстане [3, с.36].

Такая система кочевания, сложившаяся со­ответственно вертикально расположенным при­родным зонам Семиречья, получила название вертикальной системы кочевания [3, с.36-37].

Другой особенностью Семиречья является то, что посезонные пастбища здесь располага­лись на небольших расстояниях один от другого (максимум - 100-200 км. в степных районах, ми­нимум - 50-70 км. в горных местностях). При та­кой сравнительно небольшой удаленности пун­ктов перекочевок друг от друга семиреченские скотоводы тратили гораздо меньше времени на передвижение, проводя большую часть года на стоянках. Это и определило особые черты, сло­жившиеся в хозяйстве и в быту. Племенам Се­миречья в большей степени был присущ полу­кочевой - полуоседлый быт, ранее приобщение земледелию [3, с.37].

Полукочевой образ жизни, вели казахи - ко­чевники Восточного Казахстана. У казахов Се­миречья и Восточного Казахстана существова­ла одинаковая форма ведения скотоводческого хозяйства полукочевого - полуоседлого типа, существенно отличающаяся от кочевого ското­водства степей и полупустынь Центрального и Западного Казахстана [3, с.37-38].

Оседлое или пастушеское, отгонное ското­водство развивалось на юге Казахстана, в доли­не Сырдарьи.Скотоводство здесь сочеталось с орошаемым и богарным земледелием и от части рыболовством при прочной оседлости населе­ния жившего в городах и многочисленных селе­ниях [4, с.165].

Полукочевое и кочевое скотоводство под­разделялось в свою очередь на несколько вари­антов, различавшихся дальностью маршрутов, продолжительностью кочевания и составом кочующих скотоводов (всем родом семьей или только частью их) [5, с.2-15].

Кочевничество казахов, как особая страте­гия природопользования и целая система вза­имосвязанных и взаимообусловленных социо­культурных явления на территории Казахстана, является естественным приемником 300-летних традиций предшествующих номадных социу­мов и насчитывают более 500 лет [6, с.116].

Кочевое скотоводческое хозяйство являлось материальной основой существования боль­шинства казахского населения. Как свидетель­ствуют материалы Всеобщей переписи населе­ния Российской империи 1897 года, около 80% казахов существовали, главным образом, за счет продуктов скотоводческого хозяйства. Наряду с этим культивировались рыболовство, охота, собирательство, разнообразные промыслы и ре­месла [7].

Развитие земледельческого хозяйства в ме­стообитаниях номадов было существенно огра­ничено географическими условиями, в частно­сти, бедностью почвенных и водных ресурсов, недостатком атмосферных осадков, засушливо­стью и континентальностью климата. Поэтому земледелие полностью зависело от возможно­сти создания ирригационных сооружений и оро­шения посевных угодий. Вследствие этого оно всегда носило вспомогательный и второстепен­ный характер и не могло приобрести устойчи­вого и самодостаточного экономического значе­ния. Наибольшее развитие земледелие получило в речных долинах на юге и юго-востоке Казах­стана - сырдарьинской области им занималось 38,7% казахского населения, в Семиреченской - 33,7%[1] При этом следует специально подчер­кнуть, что занятие земледелием не приводило к оседанию кочевников-казахов [6, с.119, 75].

Весь комплекс предметов материальной культуры был полностью адаптирован к ин­тенсивному ритму кочевания: жилища - пре­имущественно юрта и ее разновидности... [6, с.119]. Скот главное богатство казахов, достав­лял им продукт питания, материал для одежды и жилища, а также служил им транспортом. Он также им служил средством обмена на предме­ты первой необходимости с соседними народа­ми [8, с.324]. Шокан Валиханов писал: «коче­вой степняк ест и пьет, и одевается скотом, для него скот дороже своего спокойствия. Первое приветствие киргиз, как известно, начинается следующей фразой: здоров ли твой скот и твое семейство? Эта забота, с какой наперед семей­ства осведомляются о скоте, характеризует быт кочевников более, нежели целые страницы опи­саний» [9, с.28].

В процессе адаптации в экосистему, созда­нии хозяйственно-культурных типов кочевники произвели на свет шедевр мировой цивилизации - казахскую юрту. Казахская юрта является сво­его рода квинтэссенцией многовековой культу­ры казахского народа. С ним была связана вся жизнь казахов, поэтому она занимала особое ме­сто в повседневном быте. Юрта, приспособлен­ная к кочевой жизни и очень эффективное сред­ство в процессе кочевания соответствует всем требованиям кочевого образа жизни: мобильна, легко разбирается и быстро устанавливается на новое место.

На жилище значительное влияние оказы­вают изменение хозяйства, уровень техники, социально-экономическое развитие. Так, пере­ход к кочевому скотоводству привел к коренной перемене образа жизни людей, исчезновению оседлого жилища на большей части Казахстана, появлению новых форм переносного жилища [10, с.15].

Большая часть жизни кочевников проходи­ла в его микрокосмосе - юрте. Она была одной из доминант жизнеобеспечения казахов, она же была показателем искусства, здесь каждая вещь, имеющая утилитарное значение, способствова­ла своими качествами, проявившимися в деко­ративно-прикладном оформлении, духовности.

В XIX - начале XX в. у казахов существо­вало два основных типа жилища: переносное и стационарное. К переносным относятся: шоша- ла, или тощала; кахра или юрта - киизуй, или ки- гызуй. Шошала представляла собой сооружение из нескольких жердей, вершины которых свя­зывались, а концы укреплялись в земле. Жерди накрывались кошмой или шкурами животных. Кахра отличались от шошалы покрытием из ка­мышевых циновок. Эти сооружения использо­вались баями в качестве хозяйственных постро­ек для хранения мяса, зерна, различной утвари. Для бедняков они являлись жильем [11, с.58-66].

По свидетельству Ч.Ч. Валиханова, в его время у казахов существовало еще два рода юрты. Одна называлась кос, или жолым-уй (до­рожный дом). Кос отличался от стандартной юрты прямыми ууками, отсутствием чанграка и конической формой; кос редко бывал больше двух звеньев решеток. Этот небольшой и лег­кий, но хорошо защищавший от холода и зноя войлочный шатер использовался табунщиками лошадей, воинами во время дальнего похода и торговцами во время хода каравана. Третий род юрты назывался калмак - уй, или торгоут - уй и отличался от традиционной казахской юрты тем, что имел более коническую форму [8, с.335].

Наиболее распространена была юрта-ки- изуй, т.е. войлочный дом, идеально приспосо­бленная к условиям кочевого экстенсивного скотоводства. Она состоит из двух основных ча­стей - деревяного каркаса - «суйек» и войлочно­го покрытия - «жамылыш кииз». Основу каркаса составляют «кереге» - раздвижные решетчатые секции, к которым привязывались «уык» - ку­польные жерди. Купольные жерди поддержива­ли круговое навершие купола - «шанырак». Две­ри юрты были двух видов - двустворчатые или войлочные узорчатые [11, с.58-66].

Казахская юрта-кииз уй относится к тюрк­скому (кыпчакскому) типу разборных решетча­то-войлочных построек, «которая с точки зре­ния конструктивной не превзойдена ни одним из кочевых народов и является самым совер­шенным из переносных жилищ». По сравнению с монгольской она имеет более высокое купо­лообразное очертание крыши, позволяющее выдержать ураганные ветры, дождь и снежные наносы. Академик А. Маргулан считал, что по сравнению со срубным или глинобитным до­мом современная нам войлочная юрта являет­ся относительно поздним жилищем, в котором трансформированы основные элементы его ранних прототипов. Кииз уй состоит из кра­сиво изогнутых складывающихся решетчатых стен-кереге, сводчатых жердей-уыков, верхне-

го обруча-шанырака. Все это обвязывается ве­ревками и ковровыми дорожками, покрывается по бокам четырьмя туырлыками (названия во­йлочных покрытий юрты), поверх их - двумя узуками и тундуком, составляющими стены и кровлю жилища, надежно защищающими от непогоды [13].

Таким образом, мы можем сделать вывод, что тип хозяйства определял характер поселе­ния и жилище.

Казахи разводили в основном овец, лошадей и верблюдов; крупный рогатый скот занимал в хозяйстве казахов незначительное место, так как он не приспособлен к условиям круглого­дичного выпаса и особенно к добыванию корма зимой из-под снега. При этом ведущее место по хозяйственному значению у казахов занимали овцы. Мясо и молоко овец служили пищей, кожа и шерсть шли на изготовление одежды, обуви, посуды и многих других предметов хозяйствен­ного обихода [8, с.324-325].

Развитому кочевому скотоводческому хо­зяйству характерно строго определенное соот­ношение видов скота, преобладание в реаль­ном стаде животных, способных на длительные передвижения, самодобывание корма в зимних условиях. Такими животными в стаде кочевых племен и народностей, как известно, являются лошади, верблюды и овцы.

Степные овцы, отличались выносливостью, размерами и хорошими мясо-молочными каче­ствами. В начале XIX в. А.Левшин, который, будучи чиновником, провел несколько лет в ка­захских степях, также отмечал особенность ка­захских овец -целая овца иногда весит от 4 до 5 пудов и дает сала до 2 пудов; они вообще так крепки, сильны и высоки, что 10- и 12-летние дети могут ездить на них для забавы верхом [8, с.325].

Особое место в скотоводческом хозяйстве издревле занимала лошадь. Примерно с середи­ны II тыс. до н.э. их используют в качестве вер­хового, вьючного животного и тягловой силы.

Степные лошади отличались большой вы­носливостью, неприхотливостью и сравни­тельно легко переносили суровые условия круглогодичной добычи подножного корма из - под снега или ледяной коры. По свидетельству А.Левшина: ростом они невелики, статями ред­ко красив, шерстей бывают различных, но более светлых. При этом, по его словам, в северной части казахских степей лошади крепче и много­численнее, нежели в южной.

Лошади разделялись на вьючные (упряж­ные, рабочие), верховые и скакуны - аргамаки. В источниках подчеркивается, что страна Дешт- Кипчак не производит очень породистых лоша­дей, и чистокровные скакуны с длинной шеей всегда были редкостью в Кипчакских степях [8, с.327].

В период раннего железа, эпоху все большей подвижности населения, освоения отдаленных пастбищ, лошадь становится предметом особых забот и основным мерилом богатства скотовода.

В сакское время на территории Казахстана самой распространенной была порода табунных лошадей с массивной головой, относительно ко­роткими ногами, длинным и широким тулови­щем, с пышным южным покровом, обладающей высокой способностью к нажировке и зимней пастьбе. Эта порода близка к современной ка­захской лошади типа жебе (джабе). Но так же встречаются типичные представители табунных лошадей - это лошади из Васильевского жерт­венника Акмолинской области. В погребениях сакских воинов и знати встречается и другой, верховой, высокорослый тип лошади.

Пастбищное содержание и сезонные пере­кочевки укрепляли мускулатуру у казахской лошади, развивали подвижность и большую вы­носливость. Именно эти качества, отличающи­еся ее, по словам Палласа, Фалька и Георги, от русских, башкирских и калмыцких пород, обе­спечили спрос на казахскую лошадь на рынках Российского государства и Средней Азии [8, с.43-44].

Для кочевого скотоводства характерно та­бунное содержание лошадей. Табунная лошадь называется «жылкы», в отличие от «ат» - ло­шадь верховная, вьючная, и вообще лошадь. Гурт кобылиц (обычно числом 12-15) непремен­но с одним жеребцом составляет косяк (уйир). Жеребец служит в гурте кобыл вместо строгого пастуха и сгоняет их вместе. Несколько косяков (обычно 3 жеребца и 40-50 кобылиц) составля­ют конский табун. При перегоне из нескольких (обычно трех) малых конских табунов форми­руется большой табун. Для каждых 40-50 лоша­дей - малый табун - выделяется один пастух. В современном казахском языке пастуха при кон­ском табуне называют «жылкышы» [8, с.327].

Распространенным видом домашнего скота у скотоводов древнего и средневекового Ка­захстана являлся двугорбый верблюд. Средняя Азия и Казахстана были древнейшими района­ми одомашнивания бактриана [1, с.46].

Особенно большую роль верблюд играл в хозяйстве насельников степей и полупустынь Прикаспия и Приаралья. Он использовался и как средство передвижения, и как вьючное, молоч­ное и мясное животное. Не случайно бактриан на протяжении многих столетий - излюбленный сюжет наскального искусства [1, с.48].

Значительное место в хозяйстве казахов за­нимало верблюдоводство: верблюды были неза­менимыми при перекочевке и перевозках грузов. По свидетельству Ибн Рузбихана, эти животные, равно как и быки, использовались казахами для перевозки домов-кибиток, поставленных на ко­леса. Кроме того, с верблюдов снимали шерсть, а калорийный и вкусный напиток из верблюжье­го молока (шубат) ценился наравне с кумысом. Казахи, и все кочевники Дешт - и Кыпчака, раз­водили мохнатых двугорбых верблюдов. Одно­горбых верблюдов (нар) редко держат казахи потому, писал А. Левшин, что климат свой по­лагают для них слишком суровым, да и двугор­бых в жестокие холода обвешивают войлоками. Больше всего их разводили в песчаных районах южной полосы Казахстана.

При кочевом и полукочевом хозяйстве вер­блюды круглый год оставались по открытым небом. Во все времена верблюд оставался важ­нейшим транспортным средством у скотоводов южных и западных районов.

Наряду с овцеводством, коневодством и верблюдоводством казахи занимались также разведением крупного рогатого скота и коз. Но разведение этих животных имело наименьшее значение в хозяйстве казахов [8, с.328].

Обширность территории Казахстана, раз­нообразие природно-климатических условий и ландшафтных зон, процесс формирования эт­нической территории, характер расселения при кочевом и полукочевом скотоводстве, а в ряде случаев и политические факторы обусловили

Литература сложение традиционных путей кочевок и ис­пользование сезонных пастбищ казахами. Со второй половины XIX в. и особенно в начале XX в. эти традиционные пути в силу изъятия царизмом казахских земель стали изменяться, но основные типы кочевания-меридиальное (ос­новное), радиальное, вертикальное, иногда ши­ротное - сохранились [1, с.81].

Ухудшение экономического положения ка­захов способствовало изъятие земельных участ­ков царской России. В результате были насиль­но сокращены пастбищные угодья казахов, что способствовало уменьшению поголовья скота по всему региону Казахстана.

В период Советской власти традиционное хозяйство казахов подверглось процессу на­сильственной и ускоренной трансформации в ущерб естественно-историческому и эволюци­онному развитию, что вызвало негативные по­следствия. Особенно тяжелые последствия эта политика имела в тех регионах, к числу которых относится Центральный и Западный Казахстан, где в силу географических факторов наиболее оптимальным, рациональным и распространен­ным способом ведения хозяйства являлось коче­вое скотоводство.

Таким образом, рассмотренный нами мате­риал показывает, что традиционное скотовод­ческое хозяйство претерпело существенные из­менения. Этот процесс хронологически совпал с насильственным присоединением Казахстана в состав Российской империи. К их числу можно отнести насильственное изъятие пастбищных угодий в пользу казачества и русско-украин­ских переселенцев; внедрение российской ад­министративно-колониальной системы управ­ления: установленные жесткой границы между губерниями, областями, уездами, волостями и административными аулами; насильственные реформы в годы советской власти, особенно в 1920-1930-е годы. Указанные негативные про­цессы в основном затронули кочевые и полуко­чевые хозяйства, меньше - стойловые и оседло­земледельческие.

 

Литература

  1. Хозяйство казахов на рубеже веков XIX-XXвеков. - Алма-Ата,
  2. Толыбеков С.Е. Кочевое общество казахов в XVIIIначале XIXвека. - Алма-Ата,
  3. Акишев К.А. К проблеме происхождения номадизма в аридной зоне древнего Казахстана // Поиски и раскопки в Казах­стане - Алма-Ата, 1972.
  4. История Казахстана в 5 томах., Т.2. - Алматы,
  5. Руденко С.И. К вопросу о формах скотоводческого хозяйства и о кочевниках // Материалы по отделению этнографии Географического общества СССР. Вып.1.- Л.,
  6. Масанов Н.Э. Особенности функционирования традиционного кочевого общества казахов // «Сезонный экономический цикл населения северо-западного Прикаспия в бронзовом веке», Труды государственного исторического музея.- Вып. -, 2000., Масанов Н.Э. Кочевая цивилизация казахов. - Алматы -Москва, 1995.
  7. Казахи. Историко-этнографическое исследование. - Алматы,
  8. Кляшторный С.Г., Султанов Т.И. Казахстан: летопись трех тысячелетий. - Алма-Ата,
  9. Валиханов Ч.Ч. Собрание сочинений в 5-ти томах. Т.2.- Алма-Ата,
  10. Востров В.В., Захарова И.В. Казахское народное жилище. - Алма-Ата,
  11. Исаева Ә.И. Қазақ халқының баспанасы - киіз үй // Қоғам және дәуір. - №1.
  12. Алимбаев Н., Муканов М.С., Аргынбаев Х. Традиционная культура жизнеобеспечения казахов. Очерки теории и исто­рии. - Алматы,
  13. Казахская юрта. История Казахстана (история, культура, традиции родного края)// http://www.kazakhistory.ru/post36.php
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: История
loading...