Исправительные учреждения военно-пенитенциарной системы США

В статье рассматривается деятельность исправительных учреждений, в которых отбывают наказание военнослужащие США, приговорённые судом к лишению свободы. Уделено внимание некоторым ис­торическим аспектам возникновения специализированных учреждений исполнения наказаний. Про­анализированы доктринальные подходы российских учёных к подразделению их на виды и предложе­на авторская классификация военно-пенитенциарных учреждений США. Отдельное внимание уделя­ется их персоналу. Отмечается, что военно-исправительная служба организована в трёхуровневую систему, особняком от которой стоят зарубежные объекты. Очерчены проблемные вопросы лишения ВС США пенитенциарной функции и единообразия правового регулирования в различных видах войск.

Этимологически слово «режим» происходит от французского «regime» и латинского «regimen» [1; 172]. В науке уголовно-исполнительного права режим наказания в виде лишения свободы определяет­ся как установленная законодательством совокупность правил поведения осуждённых (режим отбывания наказания) и мероприятий, которые осуществляются органами и учреждениями исполнения наказаний, направленных на достижение целей наказаний (режим исполнения наказаний) [2; 199].

В США военно-уголовное законодательство частично кодифицировано, включено в правовую систему государства в виде федерального закона — Единого кодекса военной юстиции 1951 г. (Uniform Code of military justice, далее — ЕКВЮ), принятого Конгрессом США и включённого в ка­честве 10-го раздела в Свод законов США [3; 46]. Нормы военно-пенитенциарного характера отдель­но не дифференцированы, а представлены в разных статьях этого правового источника.

Кроме ЕКВЮ США, правовое регулирование назначения и исполнения наказаний, применяемых к военнослужащим, включает в себя «Руководство для военных судов» (Manual for Courts-Martial), а также подзаконные акты высшего командования — Президента, министра обороны, министров видов Вооружённых сил.

Осужденные военнослужащие могут отбывать наказание в виде лишения свободы как в военных исправительных учреждениях, так и в федеральных тюрьмах, находящихся в ведении Министерства юстиции. Вопрос о том, куда именно они будут направлены, решается в административном порядке [4; 66]. На практике подавляющее большинство осужденных военнослужащих попадает в военные тюрьмы.

Выделение специальных учреждений исполнения наказания для военнослужащих в США про­изошло в ХІХ в. Вообще, можно сказать, что дифференцированный подход к назначению наказания военнослужащим был предложен ещё отцами-основателями в так называемом «Билле о правах», вне­сённом в Конгресс США в 1789 г. и ратифицированном в 1791 г. В частности, об особенностях при­влечения военнослужащих сухопутных или военно-морских сил говорит пятая поправка Конститу­ции США [5].

Исторически сложилось так, что военная уголовно-исполнительная система в значительной мере опиралась на телесные наказания или акты публичного унижения, чтобы удержать других военно­служащих от совершения преступлений и поддерживать строгую дисциплину. Наказания представ­ляли собой вычеты из денежного содержания и пайка, телесные наказания, порку, клеймение, киле-вание (преступников привязывали к верёвке, прикреплённой к судну, протаскивали под килем и под­нимали вверх с противоположной стороны, в результате чего с них сдиралась кожа), лишение свобо­ды, одиночное заключение «на хлебе и воде» и смертную казнь. Такой подход к наказанию отражал преобладающее отношение эпохи к преступлению и наказанию. Если было необходимо заключение, осуждённые военнослужащие помещались в различные государственные тюрьмы и военные остроги. Осуждённые военнослужащие, приговорённые к длительным срокам лишения свободы, как правило, содержались в государственных или местных тюрьмах. Военные остроги, которые были сравнимы с гражданскими тюрьмами, были в плохом состоянии и предназначались для кары, а не для реабили­тации [6; 1].

Забота о безопасности арестованных военнослужащих после их заключения в тюрьмы штатов привела военных к учреждению официальной военной системы исправительных учреждений. На­пример, изначально планировалось, что остров Алькатрас будет армейской оборонительной базой, но уже в 1859 г. 11 военнослужащих были заключены на его гауптвахте. Другие военные базы на Западе посылали своих дезертиров, беглецов, воров и пьяниц в Алькатрас, который был более безопасным, чем их гарнизонные военные тюрьмы. В 1861 г. Алькатрас официально был учреждён как военная тюрьма для Департамента Тихого океана ВМФ США [7; 122], а в 1907 г. реорганизован в штрафные казармы США в Тихом океане [6; 2].

В 1870 г., во время участия в первой конференции Американской ассоциации тюрем, майору Томасу А. Барру (ставшему известным в качестве основателя штрафных казарм США) поступила ин­формация о жестоком обращении с военными заключёнными и отсутствии единого режима [6; 2].

В 1871 г. военные обратили внимание на положение военнослужащих в гражданских тюрьмах и ограниченный армейский контроль над заключёнными в пенитенциарных учреждениях штата [7; 122]. Понимая, что содержание осуждённых военнослужащих в тюрьмах штата или федеральных тюрьмах уже не было практичным, в 1873 г. Конгресс санкционировал создание военной тюрьмы для содержания осуждённых военнослужащих, приговорённых к срокам лишения свободы более 60 дней [6; 2]. В мае 1875 г. была учреждена военная тюрьма США в Форт-Ливенуорте, штат Канзас. Этот объект должен был служить в качестве военной тюрьмы для офицеров и военнослужащих, осужден­ных на длительный срок за воинские преступления [7; 122].

В 1895 г. военная тюрьма США была переведена в управление Департамента юстиции и стала первым пенитенциарным учреждением, которое управлялось федеральным правительством. Её вер­нули под контроль военных в 1906 г. [6; 2]. В 1915 г. в соответствии с инициативой Конгресса назва­ние военной тюрьмы США было заменено на «штрафные казармы США» (USDB) [6; 2].

5 июля 1968 г. Конгресс принял Закон США «Об организации мест лишения свободы и опреде­ления режима для лиц, совершивших преступления, предусмотренные ЕКВЮ» [8; 37, 38]. Настоящий Закон устанавливает единую систему организации военных тюрем, цели и принципы их деятельно­сти. Управление военной тюремной системой осуществляется военными ведомствами [8; 36]. Задача образования военных исправительных учреждений, их организация и объединённая система управле­ния возложены на начальников штабов, в подчинении которых находятся те или иные категории во­еннослужащих [8; 37, 38]. На основе закона в видах вооруженных сил изданы инструкции, подробно регламентирующие вопросы отбывания наказания заключенными.

В настоящее время 59 военно-пенитенциарных учреждений США рассчитаны на 3249 заклю­чённых военнослужащих либо лиц, осуждённых за преступления, связанные с национальной безо­пасностью, но могут вместить до 4166 заключённых. В Министерстве обороны Сухопутные войска управляют 6 тюремными учреждениями, в которых отбывает срок самое большое в процентном со­отношении количество осуждённых военнослужащих (примерно 41 %), в то же время в учреждениях, подведомственных Военно-морскому флоту, исполняется наказание относительно 34 % от общего числа осуждённых военнослужащих. Корпус морской пехоты США управляет 6 пенитенциарными учреждениями, в которых отбывает наказание примерно 20 % заключённых, и к Военно-воздушным силам относится 36 военных тюрем, в которых отбывают срок примерно 5 % заключённых военно­служащих [7; 123].

Военная исправительная система США имеет двуединую миссию, которая заключается в:

  • содержании осуждённых военнослужащих;
  • исправительной работе с осуждёнными военнослужащими.

Эта система работает на исправительной, а не карательной основе, и в 2002 г. американские во­енные занимали 5 место с конца по количеству осуждённых в США, с показателем 170 осуждённых на 100 тысяч военнослужащих, в то время как среднее количество осуждённых в государстве состав­ляло 701 лицо на 100 тысяч жителей [9].

Российские учёные-правоведы, которые занимались вопросами исследования и классификации во­енно-пенитенциарных учреждений в США, как правило, выделяют три их вида. Так, ГИ.Кучер, делит военно-исправительные заведения на:

1) военные тюрьмы (несколько десятков на территории США и за их пределами, на военных базах);

2) дисциплинарные казармы (на территории Форт-Ливенуорт, штат Канзас);

3) исправительно-подготовительный центр (в Форт-Райли, штат Канзас) [4; 68].

В целом данная классификация является верной, с тем лишь уточнением, что не вполне коррект­но при перечислении военных учреждений исполнения наказаний на первое место ставить военные тюрьмы, а лишь затем так называемые «дисциплинарные казармы», поскольку доктринальный и за­конодательный подходы в странах СНГ сходятся на том, чтобы перечень уголовно-исправительных заведений давался от учреждения с наибольшим уровнем безопасности (самым строгим режимом от­бывания наказания) к учреждению с наименьшим либо наоборот. Методологическая же неточность заключается в том, что дисциплинарные казармы (англ. United States Disciplinary Barracks) являются единственным учреждением строгого режима американских вооруженных сил для осуждённых воен­нослужащих-мужчин [10]. Это своего рода военная тюрьма максимального уровня безопасности. При этом там отбывают наказание офицеры и лица, осуждённые за преступления против национальной безопасности и на сроки, превышающие десять лет лишения свободы [10]. Поэтому утверждение Г. И. Кучера о том, что в дисциплинарных казармах отбывают наказание в условиях строгого надзора военнослужащие, осужденные к тюремному заключению на срок не менее одного года [4; 68], следу­ет также признать требующим уточнения.

Т. К. Белащенко также выделяет три вида военно-пенитенциарных учреждений, обоснованно по­ставив на первое место крупнейшую тюрьму вооруженных сил, которая находится в гарнизоне Форт-Ливенуорт, штат Канзас. Далее он выделяет «дисциплинарные бараки» и «исправительные центры» [11; 21]. В этой связи следует отметить, что крупнейшая тюрьма вооружённых сил в Форт-Ливенуорте и есть «дисциплинарные бараки», о чём мы уже говорили выше. В то же время подлежит уточнению сам термин «исправительные центры», поскольку он может ассоциироваться с другими гражданскими уголовно-исправительными учреждениями. Но в целом данная авторская классифика­ция соотносится с предыдущей и может послужить фундаментом для дальнейших исследований.

Не претендуя на единоверную классификацию, мы склонны выделять четыре вида военно-пени­тенциарных учреждений США: 1) штрафные казармы; 2) военные тюрьмы; 3) бриги и 4) военные ис-правительно-подготовительные центры.

Штрафные казармы США являются военным исправительным учреждением, которое располо­жено в Форт-Ливенуорте, пункте Сухопутных войск Соединённых Штатов в Канзасе [10]. Это одна из трёх основных тюрем, построенных на территории Форт-Ливенуорта, остальные — это Ливену-ортские федеральные учреждения США, которые находятся в 6 км к югу, а также Среднезападное военное объединённое региональное исправительное учреждение, которое открылось 5 октября 2010 г. [12]. Оно подчиняется Исправительному командованию в Сухопутных войсках Соединённых Штатов, и его начальник обычно имеет звание полковника. Штрафные казармы США являются един­ственным учреждением строгого режима американских вооружённых сил, и в нём содержатся муж­чины-военнослужащие, которые осуждены военным судом за нарушение ЕКВЮ [13].

Отметим, что в разных источниках указываются различные минимальные сроки наказания, при которых осуждённые военнослужащие направляются для отбывания наказания в штрафные казармы. Например, как мы уже обращали внимание, Г.И.Кучер указывает на один год наказания. В других источниках обозначают срок в пять [14], семь [7; 122] и десять лет [15]. Правильным следует при­знать последний вариант. Военнослужащие, осуждённые судом к лишению свободы на срок менее десяти лет, направляются в учреждения с менее жёстким режимом содержания, такие как Среднеза-падное объединённое региональное исправительное учреждение или Военно-морская объединённая тюрьма США в Чизпике, штат Вирджиния.

Целями штрафных казарм являются: заключение осуждённых военнослужащих США, которым военным судом назначено наказание в виде лишения свободы на длительные сроки; проведение ис­правительных программ для поддержания военного порядка и дисциплины, а также снижения реци-дивности преступлений после освобождения; обеспечение боевой готовности, тренировки и подго­товки солдат, готовых по приказу передислоцироваться в любую точку мира и принять участие в во­енной операции в боевой обстановке [7; 122].

По состоянию на 2012 г. из всех заключённых, отбывающих наказание в штрафных казармах, 9 находятся в камере смертников (хотя последняя казнь была проведена 13 апреля 1961 г. [13]) и 10 отбывают пожизненное заключение без права на досрочное освобождение [7; 122]. При этом лимит учреждения составляет 500 лиц.

Персонал по исправлению на объекте — это специалисты по исправлению в Сухопутных вой­сках, подготовленные в школе военной полиции Сухопутных войск США, расположенной в Форт-Леонард Вуд, штат Миссури, а также персонал по исправлению в Морском флоте и Военно-воздушных силах.

Начиная с 1988 г. штрафные казармы постоянно аккредитируются американской исправитель­ной ассоциацией (АСА). В 2012 г. объект получил рейтинг 100 % и одобрение оценивающей комис­сии. Три независимых эксперта посетили тюрьму, чтобы проверить на соответствие более чем 500 стандартам, в том числе службу психического здоровья, вопросы безопасности и другие аспекты, ка­сающиеся гуманного отношения к осуждённым. Штрафные казармы получили высшие оценки по всем стандартам, несмотря на то, что часть их персонала была отправлена в Ирак для контроля про­цесса исполнения и отбывания наказаний осуждёнными военнослужащими [16].

Штрафные казармы США в данный момент укомплектованы сотрудниками 15 бригады военной полиции. Большинство военнослужащих имеют военно-учётную специальность 31 Е (специалисты по исправлению). Они подчиняются Исправительному командованию в Сухопутных войсках, которое было учреждено в 2007 г. в Вашингтоне (округ Колумбия) под руководством начальника военной полиции [17].

В этой связи следует сказать, что ещё в 1970 г. министр обороны учредил Комитет для проведе­ния всестороннего анализа и оценки тюрем и практики применения наказаний в Вооружённых силах США. Шесть профессионалов по контролю за соблюдением законов и уголовно-исполнительной сис­темой со всех Соединённых Штатов участвовали в этом фундаментальном исследовании. Оно приве­ло к двум основным выводам. Один из них заключался в том, что на соблюдение режима в военных тюрьмах негативно влияли серьёзные упущения в подготовке и опыте кадров, поскольку много пер­сонала было отправлено на службу в учреждения на временной основе, а также не было военно-учётной специальности для специалистов по исправлению. Второй вывод заключался в том, что очень мало гражданских лиц было задействовано в таких областях, как образование, социальная ра­бота и консультирование в учреждениях второго и третьего уровней. В результате этого исследова­ния Комитет составил тридцать пять рекомендаций, которые основываются на централизованном управлении учреждениями и подготовке кадров. В частности, он рекомендовал, чтобы персонал, на­значенный на службу в тюрьмах, был надлежащим образом обучен, получил достаточный опыт и был достаточно зрелым для работы с заключёнными. Он также рекомендовал, чтобы гражданские лица задействовались в управлении тюрьмами для обеспечения большей стабильности в работе учрежде­ний [18; 1].

Зрелость, аналитичность, решительность, наблюдательность — необходимые черты для солдат, которые несут охранную службу в штрафных казармах США. Оружие не разрешено в тюремных сте­нах — охранники могут использовать свой разум и приемы самообороны. Все солдаты, назначенные в штрафные казармы США, проходят дополнительную подготовку, прежде чем брать на себя ответ­ственность по контролю. Среди курсов, которые они изучают, есть методика наблюдения за поведе­нием осуждённых, которое может указывать на потенциальные проблемы [13].

Специалисты по исправлению должны знать, как разрешить любую спровоцированную ситуа­цию, независимо от того, направлена ли она на сотрудников или на другого осуждённого. Беседы при максимальном режиме безопасности не всегда являются прямыми. Чтобы выявить настроения этих осуждённых, охранники обычно задают вопросы, предполагающие открытые ответы, читают язык тела, а иногда и расшифровывают красочные метафоры, которые используют осуждённые. Человек, лишённый свободы, не будет действовать так же, как человек на свободе. Есть небольшие нюансы, которые специалисты по исправлению выявляют в поведении и, в конце концов, обеспечивают безо­пасную среду для всех. В то же время охранники не заменяют экспертов-психиатров. Они достаточно наблюдательны, чтобы предоставить детальную информацию специалистам в области психического здоровья, которые находятся на месте, и, в свою очередь, могут помочь психически больным заклю­чённым [13].

Следующим видом военно-пенитенциарных учреждений является военная тюрьма. Если осуж­дённые военнослужащие-мужчины к длительным срокам лишения свободы отбывают наказание в штрафных казармах, то по решению Министерства обороны США с 1999 г. все военнослужащие-женщины содержатся в Военно-морской объединённой тюрьме в Мирамаре [7; 122], военно-морском округе с общевойсковым составом, который состоит из моряков, лётчиков, морских пехотинцев и солдат. Расположена тюрьма на Авиационной базе морской пехоты вблизи Сан-Диего, штат Кали­форния [15], с подведомственностью Исправительному командованию Военно-морских сил в Мил-лингтоне (штат Теннеси). Лимит этого учреждения составляет 372 лица [15].

Аналогом военной тюрьмы, в которой отбывают наказание военнослужащие армии и военно-воздушных сил, является бриг. В бриге исполняют наказание относительно военнослужащих военно-морских и морских сил.

Таким образом, бриг — это военная тюрьма на борту судна ВМС США или береговой охраны, либо на американской военно-морской базе, или базе морской пехоты. Термин возник исторически, поскольку в качестве тюремных кораблей использовали двухопорные ветровые корабли, которые и назывались бригами [15].

В 1968 г. в Форт-Райли, штат Канзас, был создан Центр с системой исправительного обучения армии США. Это стало ответом на требование общественности в середине 1960-х гг. относительно того, что общество должно пытаться реабилитировать преступников в местах лишения свободы, а не просто лишать свободы. Его целью было возвращение осуждённых военнослужащих к исполнению обязанностей с улучшенными качествами и мотивацией посредством интенсивного обучения, надзо­ра и исправительной работы. Он был определён как первый буткамп («boot camp»), или программа «краткосрочного лишения свободы» [9].

Тюрьма с системой исправительного обучения была создана в ответ на всё увеличивающееся число правонарушителей и высокий уровень безработицы (существовала нехватка рабочей силы в связи с войной во Вьетнаме) [19; 11]. В то время широко применялось в качестве наказания так назы­ваемое «увольнение с позором». Изгнанный военнослужащий лишался всех льгот и преимуществ вы­слуги, а также пенсии, если она была ему положена. Таких осуждённых в дальнейшем могли не взять на работу, поскольку каждому военнослужащему по завершении службы выдавалось удостоверение (сертификат) с отметкой о причине увольнения [20; 62]. Таким образом, помещение в Центр с систе­мой исправительного обучения армии США было для военнослужащего более приемлемым вариан­том, чем «увольнение с позором». С одной стороны, отбывание наказания в буткампе подвергало правонарушителей физическим и психическим факторам стресса, которые включали: марши, методы «кнута и пряника», полевые учения, длительные наблюдения и оценки общей работы, а также груп­повой риск, всё с акцентом на жёсткие требования выполнения [9]. С другой стороны, после отбытия срока наказания военнослужащий мог вернуться для прохождения военной службы либо трудоустро­иться на нормальную работу, поскольку информация о наказаниях, не связанных с увольнением из Вооружённых сил США, имела ограниченный доступ. Да и сам работодатель не был заинтересован «выискивать» такого рода информацию, поскольку внушительная часть трудоспособного мужского населения отправлялась на фронт.

На протяжении восьминедельной программы сержанты-инструкторы строевой подготовки и специалисты по исправлению контролировали индивидуальный прогресс [19; 12].

Что касается непосредственно режима исполнения наказания, то в первую очередь следует отме­тить, что сегодня военно-исправительная служба организована в трёхуровневую систему, состоящую из 59 объектов, предназначенных для содержания заключённых на основании срока наказания, гео­графического положения и программ реабилитации. Общей целью является исправление осуждённых военнослужащих, чтобы они успешно были подготовлены к возвращению на действительную воен­ную службу или в гражданское общество [6; 1]. Руководство военной уголовно-исполнительной сис­темы (или так называемый «Совет по исправлению») при Министерстве обороны США состоит из командиров по исправлению каждого вида Вооружённых сил и председателей соответствующих ко­миссий по вопросам апелляционного пересмотра уголовных дел и освобождению осуждённых воен­нослужащих, обеспечивает контроль и управление видами Вооружённых сил. Каждый штаб вида войск разрабатывает политику в сфере исполнения наказаний и бюджеты, а также обеспечивает над­зор за учреждениями, которыми они управляют [6; 1].

Штрафные казармы США в Форт-Ливенуорте являются единственным учреждением третьего и самого высокого уровня военной уголовно-исполнительной системы, а также единственным объек­том строгого режима Министерства обороны [6; 2]. Жизнь осуждённых формируется по степени ре­жимного контроля, необходимого для минимизации риска. В штрафных казармах различают 5 видов режима: улучшенные условия, общий режим, общий внутренний режим, средний и строгий [13].

Штрафной изолятор предназначен для осуждённых военнослужащих, совершивших нарушения и отправленных для отбывания взыскания. Осуждённые могут быть изолированы в ШИЗО на протя­жении 23 часов в сутки. Еда подаётся через узкие щели, и маленький проём возле подножья дверей позволяет охранникам (специалистам по исправлению) сковывать щиколотки осуждённых перед вы­водом их в баню или на свежий воздух. Каждый раз, когда такой осуждённый перемещается, 2 или 3 сотрудника сопровождают его. Специалисты по исправлению, на самом деле, больше общаются с заключёнными строгого режима, чем с теми, кто представляет меньший риск.

Немного больше свободы предоставляется заключённым, которые исполняют все режимные требования. Они могут смотреть телевизор и получать пищу, которая подаётся с тележки в общем отделении, а не на подносе в замкнутых камерах. Несмотря на перспективы смягчения условий со­держания за примерное поведение, некоторые заключённые остаются на строгом режиме на протя­жении большей части пребывания в штрафных казармах [13].

Целью персонала, которая касается всех осуждённых, является социальная реабилитация. Уча­стки с улучшенными условиями и общего режима содержат большие открытые территории, где за­ключённые могут проводить свободное время. Но камеры наблюдения фиксируют каждое действие во всех камерах и углах штрафных казарм [13].

Лишение свободы в штрафных казармах не является пожизненным для большинства заключён­ных военнослужащих. Отсчитывая дни и годы до освобождения, осуждённые могут принимать уча­стие в 13 программах реабилитации, которые сосредоточены на индивидуальном исправлении. Воен­нослужащие также могут иметь доступ к традиционным образовательным программам и курсам по различным специальностям. Программы наставничества включают плотничество, дентальное асси­стирование, графический дизайн, трафаретную печать и сварку. Также имеются курсы по вышивке, текстильному ремонту, графике. Кроме того, штат Канзас предлагает лицензирование в парикмахер­ском деле, и некоторые работы позволяют зарабатывать осуждённым от 14 до 80 центов в час [13].

Второй уровень является средним уровнем, который предназначен для следственно-арестован­ных и осуждённых военнослужащих, приговорённых к срокам до десяти лет. Большинство (65 %) военных заключённых содержатся в учреждениях второго уровня [6; 2].

В этих учреждениях доступны образовательные, профессиональные программы и программы лечения психических расстройств [18; 1]. Кроме того, некоторые объекты, такие как Военно-морская объединённая тюрьма Мирамар в Сан-Диего и Военно-морская объединённая тюрьма Чарльстон в Южной Каролине, имеют специализированные программы реабилитации лиц, совершивших пре­ступления на сексуальной почве. Сухопутные войска управляют трёмя объектами второго уровня, которые эквивалентны региональным исправительным учреждениям, Корпус морской пехоты управ­ляет тремя тюрьмами, и Военно-морской флот США — тремя военными тюрьмами второго уров­ня [6; 2].

С 1999 г. Военно-морская объединённая тюрьма Мирамар была реорганизована в учреждения третьего уровня для осуждённых женщин-военнослужащих в целях оптимизации реабилитации и объединения тюремных мощностей различных видов вооружённых сил. Военно-воздушные силы не управляют учреждениями второго уровня, поэтому большинство их заключённых содержатся в двух военно-морских объединённых тюрьмах. Учреждения Сухопутных войск и Корпуса морской пехоты США укомплектованы офицерами исправительных учреждений, наряду с военным и гражданским персоналом с медицинскими, религиозными и другими специальностями [6; 2].

На объектах Военно-морского флота охранники представляют собой военнослужащих ВМФ США, состоящих на действительной службе на суше, которые не являются офицерами исправитель­ных учреждений, но которые прошли базовый курс по исправлению перед назначением в учрежде­ние. Кроме того, есть специалисты по исправлению из Сухопутных войск и Корпуса морской пехоты, а также правоохранителей и медицинский персонал Военно-воздушных сил. Персонал также включа­ет гражданские кадры, которые обеспечивают долгосрочную стабильность и опыт [6; 2].

Первый уровень является самым низким уровнем в исправительной системе и используется для содержания следственно-арестованных и осуждённых военнослужащих сроком до одного года [18; 1]. Учреждения эквивалентны местным тюрьмам и имеют ограниченные программы. Военно-морской флот управляет двумя объектами, а Военно-воздушные силы — тридцатью шестью [6; 1]. Сухопутным войскам не подведомственны объекты первого уровня, но они либо используют учреж­дения, принадлежащие другим видам вооружённых сил, либо заключают контракты с местными тюрьмами для содержания следственно-арестованных и осуждённых военнослужащих к срокам ме­нее 30 дней [18; 1].

Кроме того, Вооружённые силы США управляют одиннадцатью зарубежными учреждениями, которые не классифицируются в трёхуровневой системе. Там удерживаются следственно-аресто­ванные и осуждённые военнослужащие, ожидающие перевода в учреждения на территории США. Существуют ограниченные программы в зарубежных военных тюрьмах, которые основаны на крат­косрочном лишении свободы. Суммарный лимит осуждённых военнослужащих на территории этих учреждений составляет 618 человек, включая крупные военные тюрьмы в Мангейме, Германия (Су­хопутные войска), Пхентэке, Южная Корея (Сухопутные войска), Окинаве, Япония (Корпус морской пехоты) и Гавайи (Военно-морской флот) [6; 2].

Заметим, что текущие операции США в Ираке и Афганистане вместе с прошедшими операциями на Панаме, в Боснии и Герцеговине, а также в Косово заметно усложнили и увеличили в объёме зада­чи по содержанию военнопленных.

В настоящее время в Ираке армия Соединённых Штатов управляет двумя местами лишения сво­боды, укомплектованными военнослужащими Сухопутных войск, Военно-морских и Военно-воздуш­ных Сил и предоставляет помощь в обучении иракских кадров для работы в тюрьмах. По состоянию на 2007 г. в лагере Букка на юге Ирака было 13 800 заключённых, а в лагере Кроппер — 3 300. Ещё 34 000 заключённых рассредоточены по всей стране. Средняя продолжительность заключения со­ставляла около одного года, но 8 000 заключённых содержались в течение более длительного срока [18; 6, 7].

Как отмечает генерал-лейтенант Дик Коди, военнослужащие, выполняющие обязанности спе­циалистов по исправлению, нарабатывают уникальный набор навыков, способствующих поддержа­нию национальной и военной безопасности, гражданских властей [18; 2]. Эти навыки, полученные при управлении военными тюрьмами, приобретают решающее значение для управления пенитенци­арными учреждениями США по всему миру во время военных конфликтов (для военнопленных про­тивника) и глобальной войны с терроризмом (тюрьмы для заключённых в Гуантанамо на Кубе и в Баграме в Афганистане) [6; 4].

Несмотря на это, как отмечают американские учёные, в частности Дэвид Хассенриттер, наряду с государственной и федеральной пенитенциарными системами, военная уголовно-исполнительная система рассматривается на предмет отчуждения и перехода в частную собственность, а её будущее остаётся неопределённым [6; 4]. Это не первый случай, когда рассматривается вопрос лишения Во­оружённых сил США пенитенциарной функции, в то время, как работа военных специалистов по ис­правлению обеспечивает не только безопасную и эффективную работу тюрем, но и командиров дей­ствующей армии соответствующими ресурсами для управления лагерями военнопленных и местами лишения свободы за пределами США. Д.Хассенриттер ставит вопрос, могут ли военные позволить потерять этот набор ключевых навыков, накопленный в ходе подготовки и опыта управления уголов­но-исправительными учреждениями [6; 4].

Как мы видим, необходимость самого существования военно-пенитенциарной системы США обусловлена несколько другими факторами, чем в странах СНГ. В то же время следует сказать, что, несмотря на то, что осуждённые военнослужащие США могут продолжить военную службу, меха­низм возвращения видится не столь простым, особенно относительно наказаний, предусматриваю­щих отбывание в специальных военно-пенитенциарных учреждениях. Например, в Украине сущест­вует наказание в виде содержания в дисциплинарном батальоне (ликвидированное в Казахстане в 2009 г., а в Республике Беларусь — в 2011 г.). Отбытие этого наказания не влечёт за собой судимо­сти. После этого солдат-срочник продолжает нести военную службу. Этот пример иллюстрирует спе­цифику специальных видов наказаний в странах СНГ.

В то же время изначально в США специальные виды наказаний для военнослужащих не имели целью возвращение осуждённых на военную службу, когда речь шла о лишении свободы. Только лишь в июле 1950 г. инструкцией Министерства обороны были учреждены исправительные меры вместо карательных для заключённых и установлено, что осуждённые военнослужащие могут быть восстановлены на действительной службе. В октябре 1951 г. Военно-воздушные силы начали выпол­нять этот приказ путём учреждения Группы переподготовки на базе ВВС Амарилло в штате Техас. Девизом этого органа было «Fieri Potest: Это может быть сделано» [6; 2, 3].

Были предприняты усилия по переподготовке максимального количества заключённых, чтобы вернуть их на службу во время или после отбытия наказания. В первую очередь это касалось солдат, совершивших нетяжкие военные преступления. Те, кто были отобраны и завершили программу воз­вращения на службу, вернулись на действительную службу, чтобы выполнить воинскую повинность, имея возможность служить с честью и получить почётную отставку. Это программа восстановления предоставила ценный источник пополнения рядового личного состава во время войн и спасла тысячи солдат от «увольнения с позором» (увольнения с лишением прав и привилегий), которое осталось бы с ними в их гражданской жизни. Во время Второй мировой войны 42 373 из 84 245 заключённых бы­ли возвращены на службу во время или после отбывания наказания, в то время как в период Корей­ской войны на службу были возвращены 4 800 из 18 653 осуждённых. Сегодня, в связи с сокращени­ем численности военнослужащих, программа возвращения на службу очень мала, её применяют только Военно-воздушные силы США, имеющие действующий структурированный центр и про­грамму. Остальные виды Вооружённых сил признали управление программой возвращения на служ­бу нерентабельным из-за небольшого процента военнослужащих, вернувшихся на службу [6; 3, 4].

Одной из особенностей исполнения специальных видов наказаний в США является то, что воен­но-пенитенциарные учреждения подведомственны не Вооружённым силам в целом, а видам Воору­жённых сил. На это, в частности, обращает внимание полковник Томас П.Эванс. Он говорит о том, что последний крупный пересмотр порядка исполнения наказаний, назначенных судом военнослу­жащим, произошёл в 1989 г. Результатом этого стала незначительная консолидация уголовно-исполнительных средств в рамках Министерства обороны взамен отдельного внутреннего урегули­рования в каждом виде войск. Сухопутные войска были назначены центральным органом уголовно-исполнительной власти Министерства обороны США, ведающим исполнением наказаний для заклю­чённых военнослужащих, отбывающих длительные сроки. Все другие аспекты военной уголовно-исполнительной системы остались закреплёнными за видами Вооружённых сил [18; 1].

Сегодня эта рекомендация продолжает действовать и фактически не подвергнута изменениям и пересмотрам. Сухопутные войска США управляют штрафными казармами — единственной тюрьмой долгосрочного содержания осуждённых военнослужащих Министерства обороны. Это также учреж­дение, в котором содержатся все военнослужащие, осуждённые на смертную казнь. Единственным исключением является, как мы уже говорили, долгосрочное содержание военнослужащих-женщин, отбывающих наказание в Объединённой военно-морской тюрьме США в Мирамаре, штат Калифор­ния [18; 1].

Военно-морская объединённая тюрьма Мирамар считается объединённой, поскольку она совме­стно укомплектована Военно-морскими силами США, Сухопутными войсками США и Военно-воздушными силами США. В 1991 г. Военно-морские силы США сократили личный состав вследст­вие распада Советского Союза; количество помещений для персонала по исправлению сократилось с 600 до 350. В результате сокращения численности стало необходимым объединение. Примерно в то же время в Военно-воздушных силах США прошли такие же сокращения, а в 1993 г. ВМС США и ВВС США заключили соглашение об объединении личного состава второго уровня в бригах Мира-мар и Чарльстон [18; 10]. В конце концов, Министерство обороны определило Мирамар как учрежде­ние третьего уровня для содержания женщин-военнослужащих, и это привело специалистов по ис­правлению Сухопутных войск в Мирамар, что сделало его совместно укомплектованным объектом, который управляется на основании межведомственных соглашений в военной уголовно-исполнительной сфере. Объединённая военно-морская тюрьма Чарльстон прошла через аналогичное объединение в 2000 г. и на сегодняшний день укомплектована 159 моряками, 32 пилотами, 20 мор­скими пехотинцами и 5 армейцами. Средняя численность заключённых составляет: 43 % — ВВС США, 34 % — ВМС США, 12 % — ВМФ США, 10 % — Сухопутные войска США и 1 % — Берего­вая охрана США [18; 10, 11].

У Вооружённых сил США есть объединённая военная тюрьма в г. Мангейме (Германия). В этом учреждении каждый вид Вооружённых сил управляет своим личным составом по-разному, в зависи­мости от их соответствующих приоритетов укомплектования, и работает на основе межведомствен­ных соглашений [18; 11].

Другим примером объединённого военно-пенитенциарного учреждения является тюрьма в Гуан­танамо (Куба). Этот объект считается военным округом бригадного уровня. Он укомплектован спе­циалистами по исправлению из Военно-морских сил США и Сухопутных войск США и выполняет многие задачи военно-исправительной системы [18; 9].

Сегодня политика Министерства обороны США в сфере исполнения наказаний относительно осу­ждённых военнослужащих направлена на достижение единообразия органов военной уголовно-исполнительной системы видов Вооружённых сил и на то, чтобы каждый министр вида Вооружённых сил утверждал приказы и управлял военно-пенитенциарными учреждениями, непосредственно подчи­няющимися ему. Министерство обороны также предписывает видам Вооружённых сил координировать сокращение, ликвидацию или реорганизацию любого исправительного учреждения, которое на посто­янной основе используется для содержания осуждённых военнослужащих, принадлежащих к разным видам Вооружённых сил, между собой и с самим Министерством обороны США [18; 1].

 

Список литературы

  1. Кам 'янець Т.В. Режим виконання покарання у виді обмеження волі // Право і безпека: Науковий журнал. — 2010. — № 4. — С. 172-175.
  2. Кримінально-виконавче право: підручник / В.В.Голіна, А.Х.Степанюк, О.В.Лисодед та ін.; за ред. В.В.Голіни і А.Х.Степанюка. — Х.: Право, 2011. — 328 с.
  3. Сидорин В.В., Шулепов Н.А. Теоретические основы совершенствования военно-уголовного законодательства с ис­пользованием опыта зарубежных стран: Монография. — М.: Акад. ФПС России, 2000. — 194 с.
  4. Кучер Г.И. Военные тюрьмы США // Правоведенье. — 1978. — № 5. — С. 65-73.
  5. Конституция Соединённых Штатов Америки // [ЭР]. Режим доступа: http://ru.wikisource.org/wiki/Конституция_ Со-единённьіх_Штатов_Америки
  6. Haasenritter D.K. The Military Correctional System: An Overview // American Correctional — Virginia, USA: American Correctional Association, 2003. — 4 p. — [ЭР]. Режимдоступа:https://www.aca.org/publications/ctarchivespdf/ dec03/hassenrittter.pdf
  7. McElreath D.H., Keena L., Etter G., Stuart Jr.E. Introduction to Corrections. — N.: CRC Press, Taylor & Francis Group, 2012. — 274 p.
  8. Бельсон Я.М. Суд, прокуратура и тюрьмы в современном буржуазном государстве — М.: Типография Высш. шк. МВД СССР, 1972. — 50 с.
  9. History of Boot Camps // Boot Camp & Military Fitness Institute Information & knowledge sharing for fitness enthusiasts & professionals // [ЭР]. Режим доступа:http://bootcampmilitaryfitnessinstitute.wordpress.com/what-are-boot-camps/history-of-boot-camps/
  10. Welcome to the U.S. Disciplinary Barracks // [ЭР]. Режим доступа:http://usdb.leavenworth.army.mil/main.htm
  11. Белащенко Т. Дисциплинарная и судебная практика в армии США // Зарубежное военное обозрение. — 1976. — № 7.— С . 17-22.
  12. Army Corrections Command stands up — Fort Leavenworth Lamp-19 October 2007 // [ЭР]. Режим доступа: http://www.ftleavenworthlamp.com/articles/2007/10/19/dod_news/dodtxt
  13. Doing Time at Leavenworth // com US Military. [ЭР]. Режим доступа: http://usmilitary.about.com/od/ j usticelawlegislation/ a/leavenworth.htm
  14. Military prison // Wikipedia, the free encyclopedia [ЭР]. Режим доступа:http://en.wikipedia.org/wiki/Military_prison
  15. Powers R. Inside a Military Prison // US Military. [ЭР]. Режимдоступа:http://usmilitary.about.com/od/ justicelawlegislation/a/navprison.htm
  16. Bower M. JRCF, USDB attain 100 percent scores for accreditations // The official homepage of the United States Army //
    [ЭР]. Режим доступа: http://www.army.mil/article/75838/JRCF___ USDB_attain_100_percent_scores_for_accreditations/
  17. Miller K.N. The Army Corrections Command: Bringing It All Together // American Correctional Assosiation.[ЭР]. Режим доступа:http://www.aca.org/fileupload/177/ahaidar/Miller.pdf
  18. Evans T.P. Should the Department of Defense Establish a Joint Corrections Command: Strategy Research Project // Carlisle, USA: U.S.Army War College, — 26 p. — [ЭР]. Режим доступа:http://www.dtic.mil/dtic/tr/fulltext/u2/a479585.pdf
  19. Anderson J.F., Dyson L., Burns J.C. Boot Camps: An Intermediate Sanction. — Lanham, Maryland: University Press of America, — 169 р.
  20. Сапронов А.Т. Дисциплинарная практика в Вооруженных силах США // Военная мысль. — 1990. — № 2. — С. 61­
Год: 2015
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция