Причины для смены стратегических концепций развития энергетики как в зарубежных странах, так и в Казахстане

В статье обосновывается целесообразность повышения эффективности использования традиционных энергоносителей и расширения применения возобновляемых источников энергии на современном этапе развития мировой энергетики. Приводятся перечень и характер возобновляемых источников энергии. Выделяются роль и место инноваций в развитии альтернативной энергетики. Рассматривается развитие отдельных нетрадиционных возобновляемых источников энергии в мировой энергетике в прогнозируемой перспективе — до 2030 г. Анализируются преимущества и препятствия в освоении возобновляемых источников энергии. Уделяется особое внимание возможностям развития нетрадиционных возобновляемых источников энергии в Казахстане. Делается вывод о том, что ускорить их освоение в республике помогло принятие ряда важных официальных документов по проблемам развития возобновляемых источников энергии.

Необходимость повышения эффективности использования традиционных энергоносителей и расширения применения возобновляемых источников энергии

Любая отрасль народного хозяйства использует природные ресурсы в качестве сырья, топлива и энергии. Естественным фундаментом природных ресурсов являются планетарные природные условия. К ним относятся: внутреннее тепло планеты и солнечное излучение, географическое положение страны и рельеф местности, строение недр, климат и осадки. Природные условия создают возможность жизни и деятельности людей и по мере развития производительных сил превращаются в природные ресурсы, под которыми понимается совокупность природных условий, которые могут быть использованы в процессе создания товаров, услуг и духовных ценностей.

По мнению специалистов [1; 481], природные ресурсы можно подразделить на возобновлямые и невозобновляемые. Возобновляемые природные ресурсы — это ресурсы, которые по мере расходования воспроизводятся под действием природных процессов или сознательных усилий человека (например, солнечная энергия, круговорот воды в природе, поддержание растительностью уровня кислорода в атмосфере и аналогичные природные процессы).

Невозобновляемые природные ресурсы — это ресурсы, которые после полного их исчерпания восстановить невозможно. Сюда в первую очередь относятся все полезные ископаемые. Важно отметить, что каждая использованная человеком единица невозобновляемого ресурса сокращает остаточную величину его запасов.

Рынки невозобновляемых и возобновляемых ресурсов имеют значительные отличия. Если экономический механизм фунционирования первых из них связан главным образом с ограниченностью запасов любого невозобновляемого ресурса, то для вторых центральную роль играют рентные отношения, складывающиеся в процессе долговременного использования возобновляемого ресурса.

Сейчас мировая энергетика находится на перепутье. Экономика требует все больше энергии, а запасы ископаемого топлива, на котором основана традиционная энергетика, отнюдь не безграничны. Впрочем, проблема состоит не только в исчерпаемости ресурсов, но и в растущих темпах истощения старых месторождений и постоянном увеличении затрат на обустройство новых, что отражается на стоимости углеводородов. Ситуация усугубляется и тем, что достигшее колоссальных размеров ис­пользование ископаемого топлива наносит ощутимый вред окружающей среде, что отражается на качестве жизни населения. Выход из такой ситуации эксперты видят во всемерном повышении эф­фективности использования традиционных энергоносителей и расширении применения возобнов­ляемых источников энергии (ВИЭ).


Специалисты предлагают современные ВИЭ классифицировать в наглядном виде следующим образом (табл.1).

Классификация возобновляемых источников энергии

Кстати, до сих пор какого-либо общепринятого определения ВИЭ нет. Пока же в тематическом справочнике МЭА (Международное Энергетическое Агентство), методологии которого в целом следует также Евростат, содержится следующий перечень и характер этих источников [2; 49, 50]:

а)  гидроэнергетические (кроме крупных ГЭС), преобразующие кинетическую энергию воды в электроэнергию;

б)  геотермальные, чья энергия конвективно поступает из земной коры в виде горячей воды, тепла или пара;

в)  энергия солнца, улавливаемая через концентраторы света (гелиоприемники) для производства тепла и электроэнергии;

г)  энергия океана (приливная, волновая, течений и пр.), преобразуемая из кинетической в электрическую;

д)  энергия ветра, т.е. кинетическая энергия воздушных потоков, преобразуемая в электроэнергию;

е)  промышленные и коммунальные отходы (твердые, жидкие и газообразные), способные давать тепловую и электрическую энергию при своем сжигании, биологическом разложении или иных способах переработки;

ж) биомасса различного происхождения из отходов сельского и лесного хозяйства, быта, а также из специально культивируемых растений, перерабатываемая в тепло, электроэнергию или в биотопливо.

Таким образом, в возобновляемых источниках энергии (ВИЭ) просматриваются три поколения продуктов (процессов): исторически давно известные (энергия биомассы, ветра, гидро- и геотермаль­ная энергия), хотя и воспроизводимые ныне на новой технической базе; относительно новые (гелио-энергетика, промышленные и бытовые отходы); принципиально новые (энергия океана, а в перспек­тиве — водород и термояд). И если первые две группы являются смесью углеводородных и неугле­водородных источников, то третья — уже «декарбонизированной».

Место инноваций в развитии альтернативной энергетики

В зависимости от применяемых технологий возобновляемые источники энергии делятся на традиционные и нетрадиционные. К традиционным ВИЭ относятся гидравлическая энергия, преобра­зуемая в электричество на крупных ГЭС, а также энергия биомассы (дрова, кизяк, солома и т.п.), ис­пользуемая для получения тепла традиционным способом сжигания. В группу нетрадиционных ВИЭ включают солнечную и геотермальную энергию, энергию ветра и морских волн, течений, приливов, гидравлическую энергию, преобразуемую в электричество на малых ГЭС (до 10 МВт), и энергию биомассы, используемую для получения тепла, электричества и моторного топлива нетрадиционны­ми методами [3; 131].

В экономической литературе часто используется термин «альтернативная энергетика». Так, в работе [4; 128, 129] отмечается: «Рассмотрение любой проблемы, по мнению известного русского ученого Д.И.Менделеева, должно начинаться с уточнения понятий. Не пренебрегая этим важным методическим правилом, уточним, по крайней мере, два ключевых понятия: 1) что мы пони­маем под термином «альтернативная энергетика»; 2) что такое «инновации» применительно к энергетике.

Термин «альтернативная энергетика» означает энергетику, отличную от традиционной углево­дородной энергетики, которая базируется преимущественно на использовании минеральных иско­паемых — нефти, газа, угля и других для получения электрической и тепловой энергии. Когда гово­рят об альтернативной энергетике, то часто используют и такой обобщающий термин, как «нетради­ционные источники энергии» (НИЭ).

Говоря об энергетической альтернативе, следует иметь в виду, что речь идет не столько о поиске новых видов энергии, сколько о спиралевидном возвращении, основанном на новых научно-технических достижениях и знаниях, к использованию природной энергии, которая была известна и частично использовалась с момента зарождения человеческой цивилизации. Это солнце, ветер, вода, тепло Земли, отходы жизнедеятельности человека и т.д. Эту природную энергию объединяет один важ­ный признак — возобновляемость, как следствие — неисчерпаемость. Поэтому, на наш взгляд, альтерна­тивной является энергия, получаемая преимущественно из возобновляемых природных ресурсов за счет использования современных научных технологий — нанотехнологий, биоинженерии и т.д.

Отметим, что альтернативную энергетику иногда называют «чистой», или «зеленой» (подчеркивая ее экологичность). В практику также входит такой термин, как энергия нового поколения «Е. 2».

Второе понятие — «инновации». Применительно к альтернативной энергетике под инновациями мы понимаем использование результатов современных научно-технических достижений, которые позволяют создать новый или усовершенствованный рыночный продукт (например, экологически чистые и бесшумные энергоустановки на основе топливных элементов разной мощности и предна­значения) для повышения конкурентоспособности отечественной экономики в условиях глобализа­ции. С известной долей условности можно сказать, что наука — это превращение денег в знания, а инновации — это трансформация знаний в деньги».

В настоящее время особого внимания заслуживает исследование нетрадиционных (альтернативных) ВИЭ. Это объясняется тем, что они, во-первых, менее изучены, а во-вторых, более перспективны по сравнению с традиционными ВИЭ.

Место нетрадиционных ВИЭ в мировой энергетике

Масштабы и скорость освоения отдельных видов нетрадиционных ВИЭ зависят от наличия ре­сурсов и степени разработанности соответствующих технологий, а в конечном счете — от себестои­мости получаемой энергии. Так, электроэнергия, вырабатываемая на установках нетрадиционных ВИЭ, пока заметно дороже электроэнергии, произведенной на крупных ГЭС или ТЭС.

В соответствии с базовым прогнозом Международного Энергетического Агентства (World Ener­gy Outlook 2008) [5] среднегодовые темпы роста производства электроэнергии на крупных ГЭС в период с 2007 по 2030 гг. составят 2 % и к 2030 г. выпуск энергии на них превысит 4380 ТВт -ч. Доля крупных ГЭС в общем мировом производстве электроэнергии снизится до 12,4 %.

Освоение различных видов нетрадиционных ВИЭ в мире в прогнозируемой перспективе (в 2030 г.) будет выглядеть следующим образом (табл. 2).

Доля нетрадиционных ВИЭ в производстве электроэнергии в мире в прогнозируемой перспективе

Как видно из таблицы 2, место отдельных нетрадиционных ВИЭ в мировой энергетике в период до 2030 г. таково:

  1. Ветроэнергетика. Одна из самых динамичных отраслей нетрадиционных ВИЭ. Сегодня энер­гия ветра используется более чем в 70-ти странах мира. Лидерами являются США, Испания, Индия, Германия, Дания. Доля стран в мировом производстве энергии ветроэнергетическими установками выглядит так [6]:

Потенциал ветроэнергетики огромен. Согласно базовому прогнозу МЭА (WEO 2008), к 2030 г. мировое производство электроэнергии с использованием энергии ветра увеличится до 1490 ТВт- ч, что составит 4,2 % суммарной выработки электроэнергии в мире. Наиболее перспективными в этом плане считаются прибрежные зоны.

  1. Малые ГЭС. Малая гидроэнергетика, как правило, свободна от недостатков крупной. В связи с этим ее перспективы выглядят заметно предпочтительнее. Малые ГЭС (мощностью до 10 МВТ) часто создаются для автономного или полуавтономного снабжения электроэнергией сельского насе­ления и замещения дизель-генераторов и других мелких энергетических устройств, продукция кото­рых обычно очень дорога.

С учетом ограниченности гидроресурсов в мире можно предположить, что в период до 2030 г. темпы развития малой гидроэнергетики заметно снизятся, но, тем не менее, останутся выше, чем крупной. При темпе роста в 4,5-4,7 % выпуск электроэнергии на малых ГЭС достигнет к 2030 г. 770­780 ТВт- ч, что будет составлять более 2 % всего производства электроэнергии в мире.

  1. Биомасса. Под этим термином наука и практика объединяют органические вещества расти­тельного и животного происхождения, которые могут выступать как энергоносители, отдавая ранее накопленную в них солнечную или иную энергию. Конкретно к биомассе относятся клетчатка дре­весного происхождения (вбирающая в себя древесину, древесный уголь и отходы лесного и садового хозяйства), растительная органика и ее производные (травы, ботва, водоросли, ил, навоз и т.д.), от­дельные сельхозкультуры (зерновые, рапс, корнеплоды) и рециркуляционная переработка бытовых, коммунальных и промышленных отходов.

На долю биомассы приходится 60 % первичной энергии в виде моторного и бытового биотопли­ва (биоэтанол, биодизель, биогаз), древесных отопительных пеллет и синтез-газа. Такое топливо лег­ко поддается хранению и транспортировке и не требует создания для своего распределения какой-либо специализированной сбытовой сети, что делает его распространенным объектом торговли [2; 50, 51].

Ожидается, что с учетом повышения эффективности выработки электроэнергии из биотоплива производство электроэнергии из этого энергоносителя возрастет к 2030 г. до 840-860 ТВт- ч (средне­годовой темп прироста 5,7 %). Это будет составлять около 2,4-2,6 % суммарного производства элек­троэнергии в мире.

  1. Геотермальная энергия. Есть основания предположить, что к 2030 г. выработка энергии на ГеоТЭС возрастет до 120-125 ТВт- ч, однако их доля в совокупном мировом производстве электро­энергии останется на уровне 0,3 %. Расширение мощностей подобных станций ожидается в США и развивающихся странах Азии.
  2. Гелиоэнергетика. Солнечные батареи просты и удобны в использовании, их можно устанавли­вать где угодно: на крышах и стенах жилых и производственных помещений, на специально обору­дованных открытых площадках, в регионах с большим числом солнечных дней (например, в пусты­нях) и даже вшивать в одежду. За последнее десятилетие солнечные батареи за счет усовершенство­вания технологии их изготовления стали доступнее. Так, в Японии подобное оборудование ежегодно дешевеет на 8 %, в Калифорнии — на 5 % [7; 60].

С помощью солнечной энергии можно получать не только электричество, но и тепло. Принцип действия гелиотермальной станции основан на преобразовании энергии солнца в тепловую с помощью гелиоконцентратора. Затем тепловая энергия преобразуется в электроэнергию с использованием традиционной паросиловой установки. За период с 1990 по 2004 гг. подобные станции практически не представляли интереса и новых мощностей почти не создавалось. Ситуация резко изменилась с появлением новых технологий. Начиная с 2004 г. новые гелиотермальные станции были созданы в Израиле, Португалии, Испании, США [3; 137].

  1. Энергия Мирового океана (приливная, волновая, теплоградиентная). Практическое применение приливной энергии пока недостаточно развито. В мире существует только одна крупная приливная электростанция мощностью 240 МВт во Франции. Что касается использования энергии морских волн, то этот способ находится на стадии начального экспериментирования.

В последние годы на рынок постепенно начинают выходить водород и ядерная энергия с перспективой перехода на термоядерный синтез (термояд).

Водородная энергетика выступает как реальная и пионерная альтернатива традиционной, так как в технический и коммерческий оборот действительно вводится новый и массовый энергоноситель с высокой теплотворной способностью и практически неисчерпаемыми запасами в природе.

В наши дни количество автомобилей, ежедневно загрязняющих окружающую среду, достигает в мире 705 млн, а к 2050 г. их будет в 3 раза больше, прежде всего за счет Китая, Индии и других раз­вивающихся стран. С учетом того, что 97 % топлива для транспорта получают из нефти, необходимо сократить объемы ее потребления, чтобы снизить выбросы соединений углерода.

Но даже если конструкторы смогут создать автомобили с минимальным потреблением нефте­продуктов и будут введены ограничительные меры для использования транспорта, достигнуть же­лаемых результатов вряд ли удастся. Следовательно, для того чтобы кардинально изменить ситуа­цию, необходимо не только создавать экономичные двигатели, но и перейти к новым видам горюче­го, которое можно получать из растительной массы и угля. В ближайшее десятилетие наибольший интерес будут представлять электромобили и водородные транспортные средства с экологически чистыми силовыми установками [8; 69].

Водород можно получать методом электролиза воды с использованием возобновляемых источ­ников энергии, а также из природного газа и угля. Прежде чем перейти к широкому использованию водорода, следует решить много сложных задач. Производители автомобилей должны представить на рынок модель, которая сможет заинтересовать покупателя. Энергетическим компаниям следует создать мощности по производству водорода и сеть заправочных станций.

Преимущества и препятствия в освоении возобновляемых источников энергии

В настоящее время все направления энергетики переживают переломный момент. При этом и уровень инвестиций, и состояние рынка таковы, что альтернативные технологии, еще недавно счи­тавшиеся малоперспективными, могут стать основными поставщиками энергии. Многие страны предпринимают активные действия по их выведению на мировые рынки, что выгодно по целому ряду причин (табл. 3).

Преимущества и недостатки использования основных видов ВИЭ (солнце, ветер, биомасса, большая и малая гидроэнергетика, низкопотенциальное тепло)

Из анализа представленных данных следует, что при освоении ВИЭ: во-первых, происходит ди­версификация энергетики; во-вторых, появляются новые отрасли промышленности и дополнитель­ные рабочие места; в-третьях, уменьшается нагрузка на окружающую среду.

Не зря в США 20 штатов приняли законы, устанавливающие минимальный объем электроэнергии, которая должна вырабатываться с использованием альтернативных технологий.

Германия планирует, что к 2020 г. 20 % электроэнергии будет получаться за счет безопасных энергоносителей, а Швеция собирается вообще отказаться от ископаемого топлива [7; 65].

Достаточно велики и ресурсы возобновляемых источников. Их энергетический потенциал в 50 раз превышает современные потребности цивилизации. По своему собирательному потенциалу ВИЭ действительно могут претендовать к 2030 г. на роль третьего по значимости источника первичной энергии в ЕС (Евросоюзе), а в перспективе, до 2050 г., — уже и второго. Потому Евросоюз, констатировала комиссия ЕС, не должен игнорировать дополнительные источники энергии, которые могут быть мобилизованы на его собственной территории [2; 53].

Но немало препятствий в их освоении. Одно из существенных затруднений в развитии нетрадиционной энергетики связано с высокой капиталоемкостью ее основных подотраслей. Затраты на производство 1 кВт- ч. электроэнергии в ветроэнергетике, например, в 2,5 раза выше, чем на ТЭС, работающих на угле, или в 2,9 раза выше, чем на ТЭС, работающих на нефти. Производство электро­энергии в гелиоэнергетике обходится еще дороже. Удельные капитальные затраты на производство 1 кВт- ч. электроэнергии здесь примерно в 20 раз больше, чем на угольных ТЭС, и в 23 раза больше, чем на ТЭС, работающих на нефти [9; 70].

Расширение объемов производства «чистой» энергии наталкивается также на сложные техниче­ские проблемы, связанные с интеграцией объектов нетрадиционной энергетики в единую электриче­скую сеть. Зависимость производства электроэнергии на основе нетрадиционных источников от по­годных условий, неравномерность выработки электроэнергии, возможные колебания выходной мощ­ности при перемене скорости ветра и освещенности существенно затрудняют планирование произ­водства электроэнергии, вызывают необходимость строительства электростанций других типов для стабилизации частоты в энергосети и поддержания надежного энергоснабжения. Все это требует до­полнительных затрат, повышает риски для частных инвесторов, приводит к дополнительным расхо­дам национальных бюджетов. В последние годы с комплексом этих проблем столкнулась ветроэнер­гетика Германии и Дании, что вызвало заметное снижение темпов прироста электроэнергии, посту­пающей на рынок от ветроэнергетических комплексов в этих странах.

Среди факторов, препятствующих интенсивному освоению НВИЭ, нельзя не назвать также ад­министративные барьеры, связанные с получением разрешений на строительство объектов нетради­ционной энергетики. Серьезные противоречия возникают между целевыми установками федерально­го планирования по освоению НВИЭ и поддержкой этих проектов на локальном уровне. Наиболее значимую оппозицию со стороны местных органов власти и населения объекты НВИЭ встречают в Австрии, Великобритании, Греции, Нидерландах. Основные доводы оппонентов: объекты нетради­ционной энергетики (прежде всего ветроэнергетические установки, малые ГЭС) ухудшают ланд­шафт, создают шумовое загрязнение среды, вызывают помехи в работе радио, телевидения и других систем связи, нарушают миграционные пути птиц.

Для получения разрешения на установку ветроэнергетических объектов в этих странах необходимо согласие многочисленных административных, строительных, экологических и других организаций, предъявляющих требования по сохранению ландшафта, качества окружающей среды [9; 70, 71].

Общеизвестно, что использование экологически чистых источников энергии дает внешний эффект. Однако проблема его интегральной оценки и включения в цену поставляемой энергии ни в теоретическом, ни в методическом плане пока не решена. Поэтому и сегодня преимущества НВИЭ (такие как неисчерпаемость, чистота использования) не всегда адекватно отражаются в рыночной стоимости полученной от них энергии. По мере того как национальные и мировые энергетические рынки будут избавляться от искажений, а цены начнут наполняться реальным экономическим смыслом (учитывая экологическую составляющую), нетрадиционные возобновляемые источники энергии будут обретать все большую конкурентоспособность и широкое использование.

Возможности развития нетрадиционных ВИЭ в Казахстане

Несмотря на значительную обеспеченность традиционнными энергоносителями, Республика Ка­захстан заинтересована в использовании НВИЭ. Последние могут иметь в нашей стране несколько сфер применения.

  1. Прежде всего, энергообеспечение труднодоступных и удаленных районов, не подключенных к общим сетям. Завоз топлива в эти районы превращается в трудную проблему. Огромные расстояния и значительные транспортные расходы приводят к тому, что в некоторых из них стоимость привозного топлива и выработанной на его основе электроэнергии становится очень высокой. Это делает технологии нетрадиционных ВИЭ коммерчески привлекательными.
  2. Увеличение генерирующих мощностей в энергодефицитных регионах — другая сфера возможного применения НВИЭ в Казахстане. Определенная часть казахстанцев проживает там, где централизованное электроснабжение пока ненадежно и потребителей регулярно отключают от сети. Аварийные отключения дезорганизуют жизнь городов и сельской местности, наносят огромный ущерб промышленному и сельскохозяйственному производству. Использование местных нетрадиционных ВИЭ, главным образом, энергии ветра, малых ГЭС и биомассы, позволило бы избежать таких потерь и одновременно сократить потребность в привозном топливе.
  3. Децентрализованное снабжение электроэнергией и теплом сельских районов, в том числе отдаленных, изолированных поселений, семейных ферм, индивидуальных загородных домов, также является перспективной сферой использования нетрадиционных ВИЭ. Более того, часто это единственный способ их снабжения. В число потенциальных потребителей нетрадиционных ВИЭ могут также войти предприятия лесной и рыбной промышленности, метеорологические, коммуникационные, археологические и геологические станции, радары, маяки, морские нефтяные и газовые платформы.
  4. Улучшение экологической обстановки на курортах и в других местах массового отдыха населения также может быть достигнуто за счет широкого внедрения нетрадиционных ВИЭ (солнечных коллекторов, биогенераторов, тепловых насосов, ветроустановок и т.п.).

Качественная оценка использования ВИЭ в Казахстане представлена в таблице 4.

Потенциал использования ВИЭ в РК

Анализ данных таблицы 4 позволяет сделать вывод, что в Казахстане имеются значительные ресурсы разнообразных нетрадиционных ВИЭ. Практически во всех регионах РК имеется один или два типа НВИЭ, коммерческая эксплуатация которых может быть оправданной. Как считают эксперты, 60 % территории республики имеет реальные возможности для развития ВИЭ.

По мнению специалистов [10; 42-44], в Казахстане развитие альтернативной энергетики наиболее перспективно в следующих направлениях, по которым уже имеются конкретные опытно-конструкторские разработки, примеры успешного внедрения, наличие патентов и т.д.:

1) строительство ветроэлектростанций большой мощности, адекватных сложным природно-климатическим и сейсмическим условиям, особенностям рельефа РК. На мировом рынке в избытке представлены универсальные типовые ветроустановки (ВЭУ), не приспособленные к условиям Казахстана;

2)    строительство ВЭУ небольшой мощности для локального электроснабжения — их использование предполагается совместно с фотоэлектроустановками, аккумуляторами электроэнергии для небольших удаленных автономных потребителей. Уже разработана и используется в условиях РК ветровая роторная турбина ВРТБ «windrotor Bolotov», а также Комплексная энергетическая система ВРТБ (КЭС ВРТБ), которая реализует синергетический эффект «ветер+солнце», имеет высокий уровень современной автоматизации при выработке энергии стандартного качества и распределении энергии потребителям, а также защиты в экстремальных
условиях, обеспечивает унифицированный ряд параметров оборудования для получения необходимой мощности в конкретных условиях по среднегодовым значениям скорости ветра и солнечного сияния;

  • строительство бесплотинных малых ГЭС на горных реках, перепад высот которых может дос­тигать 2000-2500 м, следовательно, мощность каскадов ГЭС может обеспечиваться не столько расхо­дом рек, сколько их высотным перепадом, т.е. напором;
  • строительство единого комплекса ГЭС и ВЭС, объединенных в одну систему в южном регио­не РК — электроэнергия данных источников идеальным образом дополняет друг друга: выработка ветровой электроэнергии достигает максимума в зимнее время, тогда как производство электроэнер­гии от ГЭС достигает своего пика в летнее время года, так что в сумме общее производство электри­чества от данных источников будет практически постоянно на протяжении всего года. Наличие таких запасов ВИЭ дает Казахстану значительное конкурентное преимущество для крупномасштабного производства, потребления и экспорта дешевых и неисчерпаемых видов экологически чистой энер­гии;
  • производство и установка солнечных модулей отечественного производства из местного сы­рья, в первую очередь из поликристаллического кремния; добыча и обработка подобных материалов до качества, требуемого для создания солнечных элементов; выгодный экспорт готовой продукции;
  • производство водородного топлива — промышленное получение водорода в Казахстане на се­годняшний день отсутствует, однако в республике имеются все возможности как для налаживания производства водорода, так и для развития других элементов водородной экономики, например, конвертирования попутного природного газа, часть которого в настоящее время сжигается на факелах, в водород.

В последние годы ускорить освоение нетрадиционных ВИЭ в Казахстане помогло принятие ряда важных документов по проблемам развития ВИЭ [11; 62]:

  1. Закон Республики Казахстан от 4 июля 2009 г. № 165-IV «О поддержке использования возоб­новляемых источников энергии»;
  2. Послание Президента Республики Казахстан — Лидера нации Нурсултана Назарбаева народу Казахстана «Стратегия «Казахстан-2050»: новый политический курс состоявшегося государства»;
  3. Концепция по переходу Республики Казахстан к «зеленой экономике», принятая Указом Пре­зидента Республики Казахстан от 30 мая 2013 г. № 577.

Кроме того, Казахстан ратифицировал устав Международного Агентства по возобновлямой энергии (IRENA), тем самым став полноправным членом этой организации. Международное Агент­ство по возобновляемой энергии учреждено в Бонне 26 января 2009 г. по инициативе федерального правительства ФРГ, при активной поддержке Испании и Дании. На данный момент устав подписан 159 государствами, из которых 101 ратифицировало 58 государств он находится на стадии прохожде­ния внутригосударственных процедур. Агентство выполняет функции экспертного центра в области технологий возобновляемой энергии, оказывая необходимое содействие и предоставляя свой опыт для разработки и практической реализации политики в области использования возобновляемой энер­гии. Членство в IRENA дает возможность получать международные гранты на развитие научных ис­следований в области возобновляемых источников энергии, а также на внедрение ноу-хау в энергети­ке для уменьшения доли негативного воздействия на окружающую среду. Ратифицировав устав, Ка­захстан добился того, чтобы обмениваться опытом, совершенствовать технологии, внедрять иннова­ции, стимулировать широкое распространение и устойчивое использование всех видов возобновляе­мой энергии. Одним словом, членство в IRENA обеспечило казахстанским специалистам более тес­ное сотрудничество с партнерами из стран-членов Агентства.

 

Список литературы

  1. Микроэкономика. Теория и российская практика: Учебник / Колл. авт.; под ред. А.Г.Грязновой и А.Ю.Юданова. — М.: КНОРУС, 2011. — 624 с.
  2. Каныгин П. Альтернативная энергетика в ЕС: возможности и пределы // Экономист. — 2010. — № 1. — С. 49-57.
  3. Шуйский В.П., Алабян С.С., Комиссаров А.В., Морозенкова О.В. Мировые рынки возобновляемых источников энергии и национальные интересы России // Проблемы прогнозирования. — 2010. — № 3. — С. 131-143.
  4. Инновационное развитие: экономика, интеллектуальные ресурсы, управление знаниями / Под ред. Б.З.Мильнера. — М.: ИНФРА-М, 2010. — 624 с.
  5. World Energy Outlook. — 2008, www. iea. org.
  6. Energy policy. — 2008. — № 1. — Р. 174; 2007. — № 11. — Р. 5484-5491.
  7. Камен Дэниэл. Чистая энергетика // В мире науки. — 2007. — № 1. — С. 60-66.
  8. Огден Джоан. Большие надежды // В мире науки. — 2007. — № 1. — С. 69-75.
  9. Клавдиенко В. Стимулирование развития нетрадиционной энергетики в странах ЕС // Проблемы теории и практики управления. — 2008. — № 7. — С. 62-72.
  10. ЕХРО-2017: «Энергия будущего»: Колл. монография / Под общ. ред. Б.К.Султанова. — Алматы: КИСИ при Президенте РК, 2014. — 100 с.
  11. Сырлыбаев Р. Казахстан во времена глобальной диверсификации энергетики и технологий // Промышленность Казахстана. — 2014. — № 2 (83). — С. 58-62.
Год: 2015
Город: Караганда
Категория: Экономика