Социально-гигиенические аспекты абортов у женщин репродуктивного возраста

В статье отмечено, что аборт — одна из наиболее обсуждаемых сегодня тем в мире, а также самая оспариваемая проблема среди женщин репродуктивного возраста. Доказано, что в современном мире допустимость абортов и её пределы — одна из наиболее дискуссионных проблем, включающих рели­гиозные, этические, медицинские, социальные и правовые аспекты. Анализ литературы позволил ав­торам выяснить социальные, моральные, медицинские аспекты в этой области. Определено, что об­щество не может найти точки соприкосновения и договориться раз и навсегда о решении этой про­блемы. 

Аборты являются серьезной медико-социальной и нравственно-этической проблемой, непосред­ственно влияющей на репродуктивное здоровье женщин фертильного возраста [1]. Понятие репро­дуктивного здоровья происходит от слова «репродукция». Биологическая репродукция — это вос­произведение организмами себе подобных, то же, что и размножение [2]. Репродуктивное здо­ровье — состояние полного физического, умственного и социального благополучия, касающееся функций и процессов репродуктивной системы, а также психосоциальных состояний на всех стадиях жизни [3]. Репродуктивное здоровье соотносится с репродуктивным поведением. Большинство ис­следований по репродуктивному поведению связано с проблемой аборта, контрацепции, репродук­тивных установок. Все исследователи показывают прямую связь между распространенностью абор­тов и состоянием фертильной функции женщин, уровнем репродуктивных потерь [1].

Репродуктивные потери — это потери, преимущественно связанные с прерыванием беременно­сти: искусственный аборт по желанию женщины, наличие социальных или медицинских показаний для аборта, самопроизвольный аборт, внематочная беременность, патологическая беременность, снижающая жизнеспособность плода и новорожденного, перинатальная и младенческая смертность, обусловленная перинатальной заболеваемостью и врожденными аномалиями развития, материнская смертность. Анализ репродуктивных потерь раскрывает как степень адаптивности сложившейся сис­темы охраны материнства и детства, так и эффективность демографической политики в области рож­даемости, позволяющей женщине оптимально реализовать материнскую функцию [3]. Материнство изучается в русле различных наук: истории, культурологии, медицины, физиологии, биологии пове­дения, социологии, психологии. В последнее время появился интерес к комплексному исследованию материнства [4]. Основные репродуктивные потери общество несет в связи с неблагоприятными по­следствиями, которые наносит искусственный аборт последующему процессу деторождения [3].

Сегодня большинство людей, живущих в развитых западных странах, соглашаются с тем, что искусственные аборты — одна из наиболее актуальных, важных и неоднозначных проблем общест­венной жизни, политики и морали [5]. Демографическая политика, находящаяся в плену концепций развития общества на многие годы вперед, слабо ориентирована на «спасение» потенциала рождае­мости, который можно поддержать и развить за счет социальных и медицинских технологий, без ущерба для жизни и здоровья поколения родившихся [3]. Искусственный аборт в целом остается тра­диционным методом регуляции репродуктивного поведения семьи, что обусловлено социально-экономическими факторами, общим уровнем культуры населения, состоянием службы планирования семьи [6]. Наконец, нельзя не отметить, что искусственное прерывание жизни является фундамен­тальной проблемой человеческого бытия.

Ее экзистенциальная значимость для каждого человека проявляется, в частности, в том, что от­ношение к абортам включено в мировоззрение, систему взглядов на мир и себя в мире. Одной из важных составляющих мировоззрения является религиозная. Индивидуальная религиозность — зна­чимый предиктор отношения к абортам [7]. Драматическое противостояние и столкновение различ­ных точек зрения является настолько полярным, «что оно выплескивается на улицы, становится предметом массовых манифестаций, митингов и демонстраций. Одна из демонстраций по проблеме аборта, прошедшая, например, в столице США в 1992 г., собрала рекордное для Вашингтона число участников — свыше 250 тыс. человек. Многочисленные демонстрации «за» и «против» абортов про­ходят почти во всех странах Запада» [8].

Операция искусственного прерывания беременности остается наиболее распространенной в акушерстве и гинекологии [6]. Прерывание беременности, или искусственный аборт, продолжает занимать неоправданно большое место в структуре методов регуляции рождаемости [9]. Безусловно, проведение операции аборта имеет серьезные последствия для репродуктивной функции женщин. Особенно следует отметить, что снижение материнской смертности от криминальных абортов проис­ходит в настоящее время не только в результате снижения их числа, но и в связи с либерализацией показаний к аборту в поздние сроки [3]. По данным ВОЗ в мире производится 30-55 млн абортов ежегодно [6]. Ежегодно в мире беременеют от 5 до 10 % девушек в возрасте от 13 до 17 лет. Согласно данным литературы за последние 20 лет число абсолютно здоровых девушек снизилось с 28,3 % до

6,3 % [9].

Исследования последних лет показывают, что к различным нарушениям детородной функции, отрицательно сказывающимся на формировании и развитии плода, в 20-30 % случаев ведет искусст­венный аборт. С возрастанием числа абортов возрастает вероятность мертворождаемости, рождения недоношенного ребенка, его смертности на первой неделе жизни [10]. Несмотря на снижение общего числа абортов, уровень их остается высоким [6]. В Республике Казахстан на фоне невысокой рож­даемости каждый 7-й аборт (13,9) делается первобеременными [11].

Аборт делают по желанию женщины при сроке беременности до 12 недель, по социальным по­казаниям — при сроке беременности до 22 недель, а при наличии медицинских показаний и согласии женщины — независимо от срока беременности [3]. При этом наиболее щадящий метод прерывания беременности в ранние сроки — мини-аборт используется лишь в 24,4 % случаев от общего числа абортов. За последние годы имеется тенденция к снижению удельного веса этого вида абортов. Не менее 15-20 % от общего числа приходится на искусственный аборт во II триместре [6].

Операция медицинского аборта чревата различными осложнениями. Осложнения часто связаны непосредственно с самой операцией. При производстве аборта в первом триместре беременности возникают повреждения круговой мышцы матки, что ведет в дальнейшем к развитию истмико-цервикальной недостаточности. Среди причин, связанных непосредственно с самой операцией ист-мико-цервикальной недостаточности, основное место занимает искусственное прерывание первой беременности. Наибольшее количество осложнений связано с прерыванием беременности во II три­местре. Осложнения могут быть связаны с несовершенством техники операции аборта [6]. Имеются сведения о таких осложнениях, как эмболия, приращение плаценты, задержка плаценты, сепсис, раз­рыв матки. Риск и частота осложнений после медицинского абортов во II триместре возрастают с увеличением срока беременности. Из причин летальности доминирующими являются: инфекция, кровотечения, легочная эмболия. Описаны случаи нарушения свертывающей системы крови. Побоч­ные эффекты, связанные с применением простагландинов, — тошнота, рвота, диарея, флебиты. Час­тота разрывов шейки матки при применении простагландинов в 30 раз выше, чем при применении гипертонического раствора [6].

Искусственное прерывание беременности может иметь осложнения, существенно ухудшающие состояние репродуктивной системы, наиболее частым из которых является воспаление. С целью его профилактики применяют разнообразные средства, однако их недостаточная эффективность, воз­можность нежелательных побочных эффектов, организационные трудности и реализации диктуют целесообразность поиска новых превентивных воздействий, в том числе и нетрадиционных [12].

Аборт наносит грубую психологическую травму [6]. У женщин, перенесших аборт, нередко от­мечаются повышенная нервозность, раздражительность, утомленность, плаксивость, опустошен­ность, ослабление полового чувства, а иногда апатия и подавленность. Психически не переработан­ный аборт приводит к осознанному или бессознательному конфликту и чувству вины, с сопутствую­щими функциональными и психосоматическими нарушениями [11]. Причем эти случаи не находятся в зависимости от метода производства аборта [6]. Подтверждается роль психогенных жизненных со­бытий в возникновении эмоциональных расстройств. Одним из основных факторов риска развития психосоматических нарушений считается тревожность — переживание эмоционального дискомфорта, связанного с ожиданием неблагополучия, грозящей опасности. Актуальным является сохранение репродуктивного здоровья и качества жизни пациенток в отдельный период после аборта [11].

Искусственное прерывание беременности нарушает функцию яичников. У практически здоро­вых женщин после аборта восстановление циклической функции яичников происходит в основном (85,5 %) только во втором или третьем цикле и окончательно — в пятом [6]. В связи с тем, что после операции образуется обширная раневая поверхность и создаются условия для развития микрофлоры, а барьерная функция эндометрия резко снижается, профилактическое применение лекарственных препаратов после искусственного аборта должно быть максимально ранним [12].

Актуальной остается эта проблема и в других странах. В Дании 22 % женщин в возрасте 20-29 лет имеют в анамнезе медицинские аборты, половину из которых делают нерожавшие женщины. В крупных городах Швеции число абортов составляет 26,5-30,4 на 1000 женщин, за последние годы число абортов возросло [6]. В мировом сообществе Казахстан в отношении аборта занимает одно из «лидирующих» положений. Согласно официальной статистике Министерства здравоохранения рес­публики число абортов на 1000 женщин репродуктивного возраста превышает в 5-10 раз показатели по Западной Европе, Великобритании и США и составляет 45,1 (1996 г.), в то время как в Японии — 24,9; в США — 20,1; в Австралии — 15,5; в Канаде — 10,2; в Нидерландах — 5,6 (А.А.Попов, 1990; А.Г.Хомасуридзе, 1983; E.Ketting, 1994) [10].

За последние годы в Казахстане отмечается рост абортов у подростков и первобеременных (1/3). Обращает на себя внимание достаточно высокая доля юных женщин — 4,6 %, причем у подростков европейской национальности в 3,7 раза чаще, чем у коренной национальности [10]. Сексуальная ак­тивность подростков вызвала возрождение из небытия такого явления, как «юное материнство» [9]. Как известно, раннее начало половой жизни приводит к проблеме нежелательной беременности и ее прерыванию [11]. К сожалению, одним из решений проблемы подростковой беременности является аборт [9]. Статистика свидетельствует, что ежегодно в мире «юными матерями» (до 18 лет) становят­ся более 15 млн девочек и девушек, более 40 % из них делают аборт. Удельный вес случаев внебрач­ной рождаемости у несовершеннолетних составил 23,5 % (на 100 тысяч рожденных), а 92 % опро­шенных получают информацию о контрацептивах от друзей, т.е. не от медицинских работников. Ес­ли учесть, что индекс здоровья (3,4,6) подростков и молодежи Республики Казахстан (28,5 %) ниже общереспубликанского (30,0 %) из-за высокой частоты общесоматических и гинекологических забо­леваний, а также отклонений в физическом, половом и психосоциальном развитии, то качество ре­продуктивной функции у будущих матерей вызывает большую тревогу [13].

Операция искусственного аборта у первобеременных, представляя значительную опасность для здоровья, особенно неблагоприятно влияет на дальнейшую репродуктивную функцию [11]. Согласно официальной статистике ежегодно в мире у 5 млн подростков беременность заканчивается абортом. В большинстве стран на долю подростков приходится более 10 % от общего числа абортов. Ежегодно в Казахстане производится около 150 тыс. абортов. За последние годы отмечается рост абортов у подростков [9]. Исследования казахстанских ученых (Н.А.Каюпова, Х.М.Бекташева, 1997) позво­ляют отнести в группу риска по прерыванию незапланированной беременности студенток, незамуж­них и безработных женщин. Каждая тринадцатая женщина из числа поступивших на аборт начала половую жизнь до совершеннолетия. Начало половой жизни до брака отметили 52,3 % женщин. По­ловую жизнь в возрасте 14-17 лет начали 7,75 % подростков, в 18-19 лет — 28,9 %, 20-24 года — 46,3 %, в 25-29 лет — 12,0 %, в 30 лет и старше — 5,1 % женщин [10]. Кратность беременностей и их исходы также зависят от возраста женщин. Так, у женщин, прервавших беременность в возрасте до 20 лет, на одни роды пришлось 8 абортов (соотношение 1:8). Данные сведения позволяют женщин в возрасте до 20 лет, с еще несформировавшимся социальным статусом, включить в группу риска по абортам [10]. Частота осложнений искусственного прерывания беременности, по данным некоторых авторов, колеблется в широких пределах — от 1,6 до 52 %. Особенно значимы эти осложнения тем, что влияют в последующем на генеративную функцию женщины [7].

Для оценки последствий принятия решения о сокращении перечня показаний для проведения абортов в первую очередь важно проанализировать современные особенности распространенности абортов и причин [3]. Прерывание беременности обусловлено у большой части женщин совокуп­ностью причин, что свидетельствует о комплексном влиянии различных факторов на решение об ис­ходе беременности. Основные факторы, влияющие на решение прервать беременность, — незареги­стрированный брак — 53 %, социально-экономические условия (низкий уровень жизни, неуверен­ность в будущем) — 30 %, занятость работой или учебой — 5 %, межличностные отношения — 3 % и другие — 9 % [11].

Для контингентов женщин, производящих аборты по социальным показаниям, характерны низ­кая санитарная и контрацептивная грамотность, длительное проживание в состоянии хронического стресса, депривации и дезадаптации, проживание в условиях бедности и безработицы. Такое положе­ние приводит к более позднему обращению в медицинские учреждения по поводу искусственного прерывания беременности [3]. Среди причин репродуктивного неблагополучия определенное значе­ние имеет самопроизвольный аборт. Его частота составляет 5-15 % всех беременностей. Последую­щее оперативное вмешательство нередко сопровождается воспалительными процессами, образовани­ем спаек, дисфункцией яичников, приводящими к вторичному бесплодию. Поэтому профилактика самопроизвольного аборта является важным средством улучшения демографической ситуации [14]. Аборты — больной вопрос нашего общества. Для решения этой проблемы издаются буклеты, прово­дятся различные программы, семинары, конференции для врачей, призванных пропагандировать здо­ровую жизнь, без абортов. Работа ведется на уровне международных, государственных инстанций, сюда также подключаются неправительственные организации, тем не менее количество абортов, если и снижается, то весьма медленно. В гинекологии есть такое понятие, как «абортная культура». Она включает в себя не только рождение желанного ребенка, но и умелое использование контрацептивов. Именно поэтому чрезвычайно актуальной остается проблема изыскания безопасных и эффективных методов предупреждения нежелательной беременности. Нужно отметить, что отношение женщин к различным видам контрацепции постепенно меняется. Наметился позитивный сдвиг [15]. Основной причиной самопроизвольных абортов (50-75 %) являются хромосомные мутации. Хромосомные аномалии часто обнаруживаются при спорадических выкидышах и гораздо реже — привычных. Это объясняется случайностью мутаций и возможностью повторения в редких случаях (например, анома­лии в родительских клетках — предшественницах гамет) [16].

В условиях активизации мер по формированию контрацептивной культуры населения остро ощущается необходимость проведения всесторонних, целенаправленных, систематических просвети­тельских, образовательных и гуманитарных программ по использованию современных средств кон­трацепции среди контингентов женщин, которые в настоящее время делают аборты по социальным показаниям в срок до 22-х недель беременности, имеющие высокие риски послеабортных осложне­ний [3]. Ряд авторов предлагают рассматривать искусственное прерывание беременности как биоло­гическую травму, нарушающую нейрогуморальное равновесие и барьерную функцию в эндометрии и рекомендуют направлять профилактические мероприятия на первоочередное восстановление функ­ции нейроэндокринной системы, участвующей в репродуктивных процессах [12].

Для предотвращения повторного аборта другим критическим элементом услуг по производству аборта является адекватное контрацептивное консультирование. Женщин следует полностью инфор­мировать обо всех планируемых процедурах, включая анестезию. Следует обсудить безопасность процедур и их возможные немедленные и отсроченные побочные эффекты и осложнения. Важно объяснить, что раннее прерывание беременности (в первом триместре) очень безопасно в квалифици­рованных руках. Следует также объяснить наличие повышенного риска в связи с абортом во втором триместре [10].

Существующая в Республике Казахстан система организации помощи оказания услуг по плани­рованию семьи на протяжении многих лет была ориентирована только на органы и учреждения здра­воохранения, как и во всех странах СНГ. Основным учреждением при этом являлась женская кон­сультация, которая выполняла функцию «борьбы с абортами», что не привело к положительному ре­шению данной проблемы, задачи планирования семьи. При этом надо учесть, что одной из задач службы ПС (планирования семьи) является распространение соответствующей информации. Служба ПС работает не по обращаемости, а непосредственно с теми, кто нуждается или может нуждаться в ее помощи. Эта помощь нужна девочкам-подросткам, молодым женщинам и мужчинам [10]. Примене­ние профилактических мероприятий с учетом группы управляемых и неуправляемых факторов риска является целесообразным. Возможность использования предложений системы в условиях женских консультаций и стационаров позволит снизить число осложнений после медицинских абортов [6].

Женщины, обращающиеся для произведения аборта, должны получить консультирование по контрацепции, как в сочетании с услугами по производству аборта, так и во время дальнейших визи­тов. Контрацептивное консультирование должно содержать информацию о преимуществах и недо­статках методов, имеющихся в распоряжении и приемлемых для клиентки. При условии отсутствия медицинских противопоказаний использование любого метода контрацепции следует начинать сразу же после аборта. Консультирование по контрацепции особенно важно для женщин с повторными абортами [10].

Необходимость снижения числа абортов у девушек-подростков должна быть напрямую связана с половым воспитанием, формированием ответственного отношения к здоровью, повышением ин­формированности подростков о мерах профилактики нежелательной беременности. Сексуальные контакты у подростков обычно происходят спонтанно и/или вопреки желанию. Поэтому подростки подвержены более высокому риску передачи ИППП/ВИЧ. Девушки-подростки подвергаются боль­шему, чем взрослые женщины, риску инфицирования из-за своего низкого социального статуса. По­этому девушкам-подросткам следует заблаговременно разъяснять необходимость отсрочки сексуаль­ного дебюта. При этом следует учитывать данные исследований о том, что и во многих других стра­нах подростки находятся под сильным влиянием и давлением сверстников и старших, вовлекающих их в добрачные сексуальные отношения [17].

Процедура аборта, производимая в первом триместре беременности достаточно подготовленным специалистом в адекватных условиях, связана с очень низким риском осложнений. Свыше 10 недель гестации — риск для здоровья подростка, связанный с абортом, возрастает с каждой неделей бере­менности. При этом риск аборта в конце второго триместра в три-четыре раза выше по сравнению с первым триместром. По этой причине там, где имеется возможность оказания услуг по производст­ву аборта, следует делать это на максимально ранних сроках беременности. Поскольку техническое мастерство оператора является основным определяющим фактором данной процедуры, следует обес­печить адекватную подготовку медицинского персонала, производящего аборт [10].

Беременные подростки, обращающиеся для производства аборта, нуждаются в специальном внимании и подходе во время консультирования. Подростки обычно прибегают к услугам по произ­водству аборта при поздних сроках беременности — во втором ее триместре, когда произведение аборта связано с повышенным риском и, кроме того, такая процедура менее доступна. Подростки обычно очень встревожены и обеспокоены по поводу своей будущей фертильности [10]. При поло­вом воспитании подростков предпочтение следует отдавать индивидуальным и групповым формам работы. Одной из наиболее доступных форм могут быть систематические доверительные беседы по вопросам взаимоотношений между полами. Для обсуждения вопросов сексуальных отношений меди­цинские работники, психологи, педагоги и социальные работники, оказывающие социально-психологическую помощь, используют индивидуальные беседы [16].

Суждения о моральной допустимости или недопустимости аборта содержат ответы на два глав­ных вопроса. Первый: можно ли считать, что с момента зачатия зародыш является человеческим су­ществом? Положительный ответ на этот вопрос означает, что целью аборта является убийство суще­ства, уже имеющего право на жизнь. Второй вопрос: имеет ли беременная женщина исключительное право контроля над своим телом? Иначе говоря, может ли она только по своему усмотрению делать аборт, рассматривая его как удаление кусочка ткани из организма, наподобие подстригания ногтей и волос? В этом случае положительный ответ основан на убеждении в том, что плод можно считать человеком, имеющим право на жизнь, только тогда, когда он превращается в ребенка, живущего вне организма матери [8]. В современных условиях неблагополучия в тенденциях репродуктивного по­тенциала женщин необходимо выделить понятие «перинатальное здоровье». Оно характеризует воз­можность индивидуума с внутриутробного периода жизни быть защищенным и развиваться в опти­мальных условиях, позволяющих реализовать биологический и психосоциальный потенциал. Плод, как и родившийся ребенок, является полноценным пациентом, к которому применимы специальные методы диагностики, лечения и профилактики [3].

Многочисленные психологические исследования говорят о том, что ответы на указанные вопро­сы, в которых отражается отношение людей к абортам, зависит от их пола, возраста, личностных особенностей, религиозных убеждений, представлений о моменте зарождения жизни человека и мно­гого другого. В исследованиях западных ученых показано, что женщины, сделавшие аборт и решив­шие выносить незапланированного ребенка, различаются по нескольким психологическим характе­ристикам. К примеру, канадские женщины, решившие прервать нежелательную беременность, опи­сывают себя как привыкших полагаться на собственные силы, независимых, упорных и предпочи­тающих свободу. У.Б.Миллер пришел к выводу, что женщины, делающие аборт, как правило, не со­стоят в браке, независимы и склонны рассматривать эту операцию как приемлемый выход из поло­жения для них самих и в глазах членов их семьи. Приписывание вины за случившееся партнеру или чертам своего характера, таким как импульсивность и безответственность, приводит к более тяжелым последствиям, нежели поиск источника проблемы в конкретном поведенческом акте. Женщины, не склонные обвинять в случившемся партнера и свой характер, лучше адаптируются в психологиче­ском плане к случившемуся по прошествии трех и более недель после аборта [5].

Говоря о положительных последствиях аборта, исследователи отмечают автономию, личност­ный рост, улучшение отношений с окружающими, появление цели в жизни и самопринятие. В иссле­довании Г.М.Бернелл и М.А.Норфлит, проведенном на выборке 178 человек спустя год после аборта, женщины отмечали увеличение энергичности, улучшение внешнего вида, укрепление отношений с партнером и родителями [18]. Важным фактором формирования отношения к абортам оказывается мнение о том, является ли зародыш с момента зачатия человеческим существом. Психологические исследования самочувствия женщин, имевших и не имевших опыт искусственного прерывания бере­менности, обнаружили следующее. Женщины, сделавшие аборт и рассматривавшие плод как челове­ка, чувствовали себя значительно хуже тех, кто его не делал. Те же, кто сделал аборт, но не рассмат­ривал плод как человека, чувствовали себя в целом не хуже женщин, не имевших такого опыта. Те женщины, которые считали плод прообразом человека, называя его ребенком, были подвержены ре­акциям постоянного расстройства или негативной переоценки. Женщины, считающие плод чем-то инородным и уж никак не человеком, либо вообще не сожалели о своем решении, либо приходили в себя согласно линейному паттерну реакции [19].

Нежелательная беременность является одной из основных проблем женщины. Несмотря на по­явление огромного количества методов, предупреждающих возникновение беременности, частота абортов остается на высоком уровне. Для большинства женщин аборт является наиболее доступным методом регулирования рождаемости. Причиной этого являются отсутствие сексуального образова­ния, недостаточная работа кабинетов планирования семьи [20]. В XXI в. проблема абортов (искусст­венного прерывания беременности) публично обсуждается во всем мире как общественно значимая и имеющая общечеловеческий характер. Она включает в себя социальные, этнические, религиозные и многие другие стороны [5].

Таким образом, несмотря на появление огромного количества методов, предупреждающих воз­никновение беременности, нежелательная беременность остается одной из основных проблем совре­менной женщины. Поскольку в современном мире проблема моральной допустимости абортов явля­ется общечеловеческой, то в отношении к искусственному прерыванию беременности нет ни поло­вых, ни возрастных различий.

Каждая женщина фертильного возраста переживает беременность. Во время беременности в жизни женщины происходит множество изменений. Психологический стресс в перинатальном пе­риоде несет с собой целый комплекс проблем, требующих серьезного внимания к психологической сфере беременной, во избежание акушерских и других осложнений. Беременность делает женщину эмоционально ранимой, склонной к беспокойству, более чувствительной к негативным переживани­ям. Но нельзя забывать, что беременность является значимым и важным периодом в жизни любой женщины.

 

 

Список литературы

  1. Шевелева И.Н. Анализ репродуктивного здоровья студенток средствами физической культуры // Теория и практика физической культуры. — 2007. — № 1. — С. 17-18.
  2. Смирнов А. Здоровье и здоровый образ жизни // Основы безопасности жизни. — 2000. — № 1. — С. 18-26.
  3. Журавлева И.В. Репродуктивное здоровье подростков и проблемы полового просвещения // Социология здоровья и медицины. — 2008. — № 7. — С. 133-142.
  4. Андрюшина Е.В., Каткова И.П., Катков В.И. Репродуктивное здоровье населения — основа демографической поли­тики // Народонаселение. — 2006. — № 4. — С. 16-34.
  5. Беспалко В.В. Нарушение репродуктивного здоровья студенток // Международный медицинский журнал. Сер. Аку­шерство и гинекология. — 2003. — № 3. — С. 75-77.
  6. Резер Т.М. Медико-социальные подходы к организации полового воспитания и сексуального образования // Социс. — 2003. — № 1. — С. 102-108.
  7. Суматохин С.В. Половое воспитание подростков // Биология в школе. — 2011. — № 1. — С. 58-65.
  8. Кон И.С. Подростки и секс // Планирование семьи. — 1994. — № 4. — С. 15-17.
  9. Идрисова С., Морозова Н.М., Немилостева И.М, Классик Л.И., Рудич Л.В. Факторы риска развития невынашивания беременности // Медицина и экология. — 2006. — № 1. — С. 79-81.
  10. Вартазарян Н.Д., Агаберян Г.Г., Канаян С.А., Канаян А.С. Сочетание хронического эндометрита и невоспалительных заболеваний тела и шейки матки // Архив патологии. — 2005. — № 4. — С. 37-40.
  11. Зырянова Е.А., Смоленский А.В., Марова Е.И., Михайлова А.В. Влияние спортивных нагрузок на женское репродук­тивное здоровье // Лечебная физкультура и спортивная медицина. — 2009. — № 5 (65). — С. 53-57.
  12. Даулетбаева А.Т. Искусственное прерывание первой беременности у девочек-подростков — фактор риска, ослож­няющий течение первых родов // Астана медициналық журналы. — 2006. — № 2. — С. 111-112.
  13. Конкабаева А.Е., Кыстаубаева З.Т., Ахметова М.Ж. Проблемы нарушения репродуктивного здоровья у студенче­ской молодежи // Вестн. Карагандинского гос. ун-та. — 2012. — № 1(65). — С. 29-35.
  14. Кошкимбаева Г.Д., Зимина Е.А., Сырцова Е.Н., Бакашева М.К. Опыт работы молодежного центра в информировании молодежи по вопросам репродуктивного здоровья // Репродуктивная медицина. — 2011. — № 3-4 (08-09). — С. 10-11.
  15. Каюпова Н.А. Здоровье матери и ребенка. Новые подходы к проблеме // Фармация Казахстана. — 2005. — № 3. — С. 18-2
  16. Айрапетов Д., Ордиянц И. Иммуногенетическая причина ранних репродуктивных потерь // Врач. — 2011. — № 1. —С. 39-40.
  17. Анартаева М.У., Акбердиева Г.У., Кенжебаева Г.М., Тажибаева М.С. Социально-гигиенические аспекты абортов в южном регионе республики // Вестник Южно-Казахстанской медицинской академии. — 2007. — № 1. — С. 20-21.
  18. Биржанова К.Ж. Проблема аборта и планирование семьи у подростков // Астана медициналық журналы. — 2007. — № 8 (44). — С. 171-173.
  19. Биржанова К.Ж. Проблема прогнозирования и профилактики осложнений после медицинского аборта в возрастном аспекте // Астана медициналық журналы. — 2007. — № 9 (45). — С. 191-193.
  20. Биржанова К.Ж. Профилактика осложнений после искусственного аборта // Астана медициналық журналы. — 2006. — № — С. 173-174.
Год: 2014
Город: Караганда
Категория: Медицина
loading...