Политкорректность как лингвокультурный феномен

В последние десятилетия в мире, главным образом, в англоязычных странах, возник такой культурный и языковой феномен, как политическая корректность.

Несмотря на довольно широкое распространение, тема политической корректности не получила пока достаточно полного осмысления в научной литературе, особенно в лингвистических исследованиях. Рассмотрение проблем, связанных с политической корректностью как феноменом, присущим американской культуре, проводится преимущественно исследователями из США. Политической корректности и соотносящимся с ней вопросам посвящены, в частности, работы Д.Адлера, 1989; А.Блума, 1988; Д.Д'Соузы, 1991; Д.Лео, 1991; Д.Равич, 1993; Д.Тейлора, 1991; С.Уолкера, 1994 и других. Отличительной чертой большинства публикаций вышеперечисленных американских авторов является интерпретация политической корректности как одного из элементов образовательной доктрины США. Между тем, собственно языковой аспект политической корректности в работах данных авторов либо совсем не затрагивается, либо отходит на второй план.

В странах бывшего СССР проблемы политической корректности рассматриваются в ограниченном количестве научных исследований. Это, прежде всего, работы А.В.Остроуха "Политическая корректность в США: культурологический аспект проблемы" (1998), Ю.Л.Гумановой "Политическая корректность как социологический процесс" (1999), монография С.Г.Тер-Минасовой "Язык и межкультурная коммуникация" (2000) и некоторые другие. Диссертационная работа А.В.Остроуха является фактически первой попыткой научного подхода к исследованию явления политической корректности. Несмотря на то, что тема диссертации заявлена как культурологическая, автор неизбежно вынужден обращаться к языковому аспекту политической корректности, уделяя значительное внимание такому лингвистическому понятию, как эвфемия. Ю.Л.Гуманова в своей диссертации, выполненной в русле социологии, интерпретирует политическую корректность как социологический процесс, но также подробно останавливается на языковых новациях, произошедших по причине распространения идей политической корректности. С.Г.Тер-Минасова рассматривает политическую корректность в плане языковых нововведений в английском языке последних десятилетий. С.Г.Тер-Минасова предлагает вместо термина "политическая корректность" использовать термин "языковой такт" (linguistic tact) как более приемлемый по отношению к сфере языка. Необходимо отметить и коллективную работу казахстанских ученых и журналистов «Политкорректность в СМИ Казахстана».

Сегодня невозможно найти этнические общности, которые не испытали бы на себе воздействие как со стороны культур других народов, так и более широкой общественной среды, существующей в отдельных регионах и в мире в целом. Это выразилось в бурном росте культурных обменов и прямых контактов между государственными институтами, социальными группами, общественными движениями. Процесс взаимодействия культур, ведущий к их унификации, вызывает у некоторых наций стремление к культурному самоутверждению и желание сохранить собственные культурные ценности. Различные общества реагируют на влияния извне по-разному. Диапазон сопротивления процессу слияния культур достаточно широк: от пассивного неприятия ценностей других культур до активного противодействия их распространению и утверждению. Поэтому мы являемся свидетелями и современниками многочисленных- этнорелигиозных конфликтов, роста националистических настроений, региональных фундаменталистских движений. Отличия в языках, национальной кухне, одежде, нормах общественного поведения зачастую делают межкультурные коммуникации трудными и даже невозможными. Но это лишь частные проблемы межкультурных контактов. Основные причины их неудач: в различиях в мироощущении, то есть ином отношении к миру и к другим людям. Главное препятствие, мешающее успешному решению этой проблемы, состоит в том, что мы воспринимаем другие культуры через призму своей культуры, поэтому наши наблюдения и заключения ограничены ее рамками. Наш этноцентризм не только мешает межкультурной коммуникации, но его еще и трудно распознать, так как это бессознательный процесс. Отсюда напрашивается вывод, что эффективная межкультурная коммуникация не может возникнуть сама по себе, ей необходимо целенаправленно учиться.

Само понятие политической корректности довольно многоаспектно и понимается неоднозначно. Например, Н.Г. Комлев в "Словаре иностранных слов" дает следующее определение: "Политическая корректность, политкорректность . - утвердившееся в США понятие - лозунг, демонстрирующее либеральную направленность современной американской политики. Политкорректность имеет дело не столько с содержанием, сколько с символическими образами и корректировкой языкового кода. Речь декорируется знаками антирасизма, экологизма, терпимого отношения к национальным и сексуальным меньшинствам, борьбы против СПИДа. Терпимость манифестируется в смягченных выражениях (например, вместо "черные" - "афроамериканцы", вместо "инвалиды" - "нуждающиеся в физической поддержке") [1].

Зарубежные авторы концентрируют свое внимание на том, что явление политкорректности возникло и распространилось на территории американских колледжей и университетов, как центров науки и культуры, а также благодаря этническому и расовому многообразию студенчества. В предисловии к книге "Are You Politically Correct?" Ф.Беквит и М.Бауман дают определение политической корректности как "сети взаимосвязанных идеологических воззрений, которые подвергают сомнению основы университетского образования: традиционный учебный план, взгляды на объективность получаемых знаний, придавая значение культурным, половым, классовым и расовым различиям" [2].

В последнее время в США разгорелись дебаты по поводу влияния идей политической корректности на общество и язык. Центральными темами этих споров стали проблемы мультикультурализма (multiculturalism) и языковых кодов (speech codes). Мультикультурализм определяется как "философия образования, подчеркивающая уникальный вклад различных культур в историю человечества.  Сторонники мультикультурализма призывают отказаться от необходимости строить обучение и воспитание на принципах западной или, как ее еще называют "евроцентрической" (eurocentric) культуры. Более того, считается, что набор в высшие учебные заведения должен проводиться с учетом половой и национальной принадлежности абитуриентов, а не только по достижениям в учебе. Эти идеи значительно изменили характер и цели обучения в американских школах, колледжах и университетах. Понятие мультикультурализма постепенно расширяется, охватывая не только расовые и этнические   группы,   но   и   религиозные   и   сексуальные меньшинства, общественно-политические движения, например феминизм. Понятие языкового кода было введено американскими социолингвистами в 1962 году. Р.Т.Белл полагает, что "имеются нормы поведения, которыми индивид должен в глазах окружающих в большей или меньшей степени следовать, причем некоторые из этих норм будут нормами языкового поведения - кодами соответствующего языка"[ 3]. Следовательно, явление политической корректности связано с изменением норм языкового поведения в современном английском языке. В основном это касается ограничений на употребление того или иного слова или выражения в определенной ситуации.  Например, на территории многих американских университетов появились правила, запрещающие использовать "расистские" и "секситские" слова. Так, в пресс-релизе Смит-Колледжа перечислены  термины,  обозначающие  формы  дискриминации: "аблеизм" (ableism) - притеснение лиц с физическими недостатками, "этноцентризм" (ethnocentrism)  - дискриминация  культур,  отличных  от доминирующей, "гетеросексизм" (heterosexism) - дискриминация лиц с нетрадиционной сексуальной ориентацией, "лукизм" (Iookism) - создание стандартов красоты и привлекательности   и   ущемление   прав   тех,   кто   этим   стандартам не соответствует. Дискриминация может проявляться не только в каких-либо действиях, но и в словесных формах (verbal harassment hate speech). Во избежание такого вида дискриминации и создаются политически корректные термины.  "Главная  тенденция  в  английском  языке  сейчас  - это его "инклюзивный" характер, стремление никого не обидеть при употреблении того или иного слова или выражения", - пишет Д.Адлер [4]. Соответственно те слова, которые по тем или иным причинам не вписываются в рамки политически   корректных   представлений,   заменяются "инклюзивными" терминами, - происходит корректировка языкового кода. В последние годы появилось множество словарей и пособий, содержащих подобные термины или рекомендации типа "как избежать сексизма в вашем письменном стиле" (How То Avoid Sexism In Your Writing).

Много и «несерьезной» литературы - популярны книги Джеймса Финна Гарнера, который "перевел" на корректный язык традиционные сказки типа "Три поросенка". Следует отметить, что она призвана стать инструментом профилактики «конфликтов в поликультурном обществе - между черными и белыми, между мужчинами и женщинами и т.д. - путем установления специальных норм речевого этикета, прежде всего, употребления особого языка, содержащего исключительно выражения, которые будут эмоционально положительно восприняты представителями всех или большинства групп адресатов, и табуизации целого ряда слов и выражений, которые могут привести к негативным ассоциациям. По мнению С.Г. Тер-Минасовой, политкорректность сводится к стремлению «найти новые способы языкового выражения взамен тех, которые задевают чувства и достоинства индивидуума, ущемляют его человеческие права привычной языковой бестактностью и/или прямолинейностью в отношении расовой и половой принадлежности, возраста, состояния здоровья, социального статуса, внешнего вида и т.п.» [5].

Некоторые исследователи указывают на то, что сам термин был введен в научный и общественный лексикон в 1975г. американской феминисткой Карэн де Кроу Первоначально данная концепция получила распространение в среде университетских кампусов, а затем в 90-е гг. стала общей практикой в публичной коммуникации. Исследование, проведенное В.В. Паниным, показало, что современные американские газеты практически не используют политически некорректные слова и выражения, в то время как в середине прошлого столетия они употреблялись постоянно.

Часть ученых считает, что идеология политической корректности зародилась под влиянием неомарксизма В качестве примера политически корректного публичного дискурса приводились материалы советских средств массовой информации, построенные по канонам марксистско-ленинской идеологии. В СССР «доярку называли «оператором машинного доения», а тракториста - «механизатором». Налицо было желание смягчить восприятие низкостатусного социального положения большей части населения. Можно привести и другие примеры. Так, учебные заведения для детей с задержкой умственного развития могли называться «спецшколами». В советские же времена смертная казнь долгое время называлась «высшей мерой социальной защиты»[6]. Успехи советской пропаганды в значительной мере основывались на идеалах марксизма-ленинизма и декларации уважения к правам человека вне зависимости от цвета кожи, пола, возраста и этнической принадлежности. На любую критику со стороны западных демократий, советские пропагандисты спокойно возражали: «А у вас негров линчуют».

Необходимо признать, что в советской идеологии и пропаганде действительно присутствовали достаточно политкорректные положения об интернационализме и борьбе с расизмом, а также некоторые другие постулаты. Однако считать политкорректность исключительным порождением неомарксистской идеологии - это явное преувеличение. Политическую корректность следует рассматривать как проявление идеологии либерализма в условиях мультикультурного и разнородного общества. Об этом же пишет Марио Корти - директор Русской службы Радио «Свобода-Свободная Европа», который также обращает внимание на секулярный характер этой концепции. Очевидно, что идеологическим основанием политической корректности является не марксизм, а либерализм, который последовательно отстаивает права личности и гражданина.

Кроме либеральной идеологии, теория и практика политической корректности в значительной мере основывается на лингвистической гипотезе Сепира-Уорфа. Авторы концепции- американские лингвисты Э. Сепир и Б.Л. Уорф доказывали, что восприятие окружающего мира и поведение людей зависят от того языка, на котором они общаются. Таким образом, используя определенные слова и словесные конструкции, мы можем программировать поведение людей. Несомненно, что идеологи современной политической коммуникации в демократических странах не могли пройти мимо такой концепции, позволяющей, теоретически, влиять на исправление тяжелых последствий исторической несправедливости. Речь, прежде всего, шла о расовой дискриминации. Но затем внимание переключилось и на другие формы дискриминации или пренебрежительного отношения к меньшинствам.

С точки зрения лингвистики, политически корректные высказывания очень сильно напоминают эвфемизмы, которые, «будучи эмоционально нейтральными словами или выражениями, употребляются вместо синонимичных им слов или выражений, представляющихся говорящему неприличными, грубыми или нетактичными» [7]. Так, например, вместо слова «соврать» большинство людей предпочитает говорить «уклониться от истины», вместо «струсить» - «проявить осторожность» и т.п. Если противоположным вариантом эвфемизмов являются дисфемизмы, то в области политической корректности - это умышленное использование некорректных выражений по отношению к различным группам граждан. Тем не менее, существует, по меньшей мере, два серьезных отличия политкорректное™ от обычных эвфемизмов. Во-первых, политкорректность значительно шире обычных эвфеминистических конструкций, так как она задействует не только лексикологический, но и синтаксический, морфологический, словообразовательный уровни. Во-вторых, политическая корректность направлена на решение конкретных политических проблем. Обычная человеческая вежливость связана с желанием наладить доброжелательные отношения с конкретным человеком, в то время как «политически корректный» эвфемизм - это всегда эвфемизм, введенный с целью избежать того или иного оскорбления какой-либо группы населения».

По отношению к женской половине населения, которая, как считается, незаслуженно притеснялась мужской, используются слова, не указывающие на половую принадлежность. Так, например, вместо слова chairman (председатель), в котором присутствует морфема, указывающая на то, что это персонаж мужского пола, используется нейтральное chairperson (председательствующая персона). Вообще, надо признать, что «феминистские движения одержали крупные победы на разных уровнях языка и практически во всех вариантах английского языка». Так, появилось обращение Ms по аналогии с Mr. Оно не дискриминирует женщину, поскольку не определяет ее как замужнюю (Mrs) или незамужнюю (Miss). Дело дошло до того, что «воинствующие» феминистки призывают писать слово women (женщина) «как womyn или wimmin, чтобы избежать ассоциаций с ненавистным сексистским суффиксом». К людям с физическими недостатками нельзя обращаться как к инвалидам. Нужно говорить: «люди, преодолевающие трудности из-за своего физического состояния» (physically challenged).

К умственно отсталым детям нужно выражаться следующим образом: «дети, испытывающие трудности при обучении» (children with learning difficulties). Пенсионеры - это старшие граждане (senior citizens). Жирных людей следует именовать «людьми, преодолевающими трудности из-за своих горизонтальных пропорций», коротких - «людьми, преодолевающими трудности из-за своих вертикальных пропорций». Даже бедные люди превращаются в «экономически ущемленных» (economically disadvantaged) граждан, а бомжи, роющиеся в помойках, - в «коллекционеров вещей, от которых отказались» (refuse collectors).

Данный список можно продолжать не только за счет представителей социальных групп, состоящих из представителей человеческой расы, но даже за счет представителей флоры и фауны. Так, домашних животных правильнее называть компаньонами-животными (animal companions), а домашние растения - компаньонами-растениями (botanical companions).

Более удачной, на взгляд Панина В.В., является классификация, которая строится по уровням политической корректности. Он выделяет словообразовательный, лексический и синтаксический уровни политкорректности. На синтаксическом уровне речь идет о правилах построения целых фраз и предложений, которые иногда в результате совершенно теряют свой первоначальный смысл, так как из них абсолютно невозможно понять, о ком идет речь: о мужчине или женщине, белом или черном.

Кампания по внедрению политической корректности привела к очевидным перегибам Так, Л.П. Лобанова приводит фрагмент из докладной записки Джоанны Т. Райт, советника по культуре губернатора штата Аризона Гэбриэла Л. Тьюнсена, «О программе образования в школах, финансируемых за счет бюджета штата Аризона»: «...Считаю необходимым также рассмотрение вопроса об исключении из образовательной программы произведений Дж. Р. Р. Толкиена в связи с их противоречием принципам политической корректности. Важнейшим недостатком произведений Дж. Р. Р. Толкиена является декларация безусловного разделения положительных и отрицательных персонажей. В отличие от современных авторов жанра fantasy (М. Уэйс, К. С. Фридман, Л. С. Роэн), Толкиен не вводит в повествование ни одного положительного образа т.н. темных, более того, любая попытка мирного сосуществования с представителями иного мировоззрения резко осуждается им (истории Сарумана, Денетора, Тэда Песошкинса). Кроме того, представители т.н. темной стороны подчеркнуто отвратительны как внешне, так и внутренне. Подобное художественное решение не может рассматриваться иначе, как пропаганда фанатизма в его наиболее грубых и отвратительных формах. Помимо того, для произведений Дж. Р. Р. Толкиена характерна неприкрытая пропаганда национальной, расовой, половой, религиозной и сексуальной неполноценности. Характерно, что все положительные герои Толкиена имеют ярко выраженную европеоидную внешность, тогда как все носители иных типов внешности -герои отрицательные: орки (монголоидная внешность), харадрим (афроамериканская внешность), дунландцы (дравидическая внешность). Это позволяет классифицировать произведения Толкиена как попадающие под п. 12 Декларации об информационной безопасности. Столь же очевидна и половая дискриминация в книгах Толкиена - среди активных персонажей его книг нет ни одной женщины, в целом женщины составляют менее 10% от общего числа его персонажей. Некоторой уступкой общественному мнению является образ Йовин - принцессы-воительницы, но к концу книги автор придает ей пассивный характер в браке, тем самым утверждая подчиненный характер женщины в мире. Религиозная и сексуальная дискриминация в книгах Дж. Р. Р. Толкиена проявлены не столь явно, но и их существование несомненно: декларация существования единственно верной религии, ее морального и физического преимущества над остальными и целенаправленное замалчивание проблемы нетрадиционных сексуальных отношений очевидно носят дискриминационный характер и способствуют развитию у читателей нетерпимости и фанатизма» [8].

Идеи политкорректное™ нашли наиболее яркую поддержку среди сторонников движения за равноправие полов. Еще в начале XX века в английском языке не существовало слов, обозначавших дискриминацию по половому признаку. В 60-х годах активистки женского движения стали использовать словосочетание male chauvinism проявление мужского превосходства и термин sexism - сексизм. В 70-е годы XX века английский язык был объявлен сексистским языком на том основании, что в нем содержится больше форм мужского рода, чем женского. В результате появилось много языковых изменений и нововведений.

В государствах современного постсоветского пространства проблема политкорректности приобретает несколько иные черты, обусловленные социально-экономическими и культурными особенностями этих стран. Несколько слов о Казахстане, в котором проживают представители более ста национальностей.

Проблема межэтнических отношений в любом современном много­национальном государстве тесно связана с отношениями межконфессиональными. Известно, что принадлежность к определенной религиозной общности (религиозная идентификация) на уровне обыденного сознания воспринимается как часть национальной идентификации. 28 нюня 2006 года постановлением Правительства Республики Казахстан от № 593 была утверждена Программа совершенствования казахстанской модели межэтнического и межконфессионального согласия на 2006-2008 годы (далее — Программа Правительства PK 2006), в которой отмечается: «Одной из характерных особенностей развития Казахстана в современный период является неуклонное возрастание роли религии в жизни общества. Повышается ее авторитет и статус, расширяются социальные функции, растет число верующих и религиозных объединений». Вместе с тем, этот процесс духовного возрождения выявил и определенные проблемы, с которыми прежний Казахстан не сталкивался; «В республике сформировано поликонфессиональное пространство, в состав которого вошли все религиозные объединения традиционных для Казахстана вероучений (ислам, христианство) и новые организации нетрадиционных, ранее не представленных в Казахстане религиозных движений. Появились также псевдорелигиозные образования, способствующие проникновению в Казахстан религиозного экстремизма» [9]. Как показывают наблюдения, сделанные в ходе мониторинга СМИ Казахстана в рамках проекта фонда «Әділ сөз», число публикаций, освещающих деятельность представителей различных конфессий на территории PK, значительно возросло в соответствии с изменившейся ситуацией. Возникновение межконфессионального конфликта как противопоставления различных вероучений в этих условиях является естественным следствием поликонфессиональности. Само по себе противопоставление религиозных вероучений, предоставляющее человеку возможность сопоставления и осознанного выбора — это естественный социально позитивный конфликт. Однако при обострении такого противопоставления, доведении его до конфронтации возможен переход к со­циально негативному конфликту, неизбежно осложняющему жизнь общества и накладывающему ограничения на свободу выбора.

Журналисту, освещающему проблемы межконфессиональных отношений и просто пишущему на религиозную тематику, необходимо ориентироваться в динамично изменяющемся поликонфессиональном пространстве PK, стремиться к преодолению сложившихся идеологических стереотипов в этой сфере в сознании читателей и в своем собственном. В отечественном праве термин «ксенофобия» не применяется, поскольку данное явление относится к области психологии, «характеризует социальные установки и мировоззрение личности, ее взгляды и убеждения, которые не являются криминальными до тех пор, пока субъект не начинает публично распространять, пропагандировать противоправные идеи». Различного рода противоправные действия, совершенные субъектом под влиянием таких идей и взглядов, в психологической литературе получили название «криминальная ксенофобия» [10].

Существуют различные формы проявления криминальной ксенофобии, о которых журналистское сообщество чаще всего узнает постфактум из сообщений о судебных процессах, когда журналисту и/или редакции предъявляются обвинения в нарушении средствами массовой информации национального, расового и религиозного равноправия. Сторона обвинения обычно констатирует, что свобода слова, свобода массовой информации относятся к числу важнейших достижений демократического общества и что Конституция Республики Казахстан, закон о СМИ предусматривают право каждого свободно выражать свою точку зрения, в том числе и в СМИ.

Однако это право не должно использоваться вопреки законодательно установленным ограничениям, в частности, для разжигания социальной, расовой, национальной, религиозной нетерпимости и розни.

 

 Список литературы

  1. Комлев Н.Г. Словарь иностранныхслов. Более 4500 слов и выражений.М. 2006.
  1. Are You Politically Correct?: Debating America's cultural standards edited by Francis J. Beckwith and Michael E. Bauman.Prometeus Book, Buffalo, 1995, P. 9.
  1. БеллP. Социолингвистика: Цели, методы и проблемы. - М.:Межд.отношения, 1980. С. 137.
  1. Адлер Д. Борьба против политической корректности //Америка.сентябрь 1993. № 442. С. 27.
  1. Тер-Минасова С.Г. Язык и межкультурная коммуникация. Москва,"Слово", 2000.С. 215.
  1. Иванова О. Политкорректность в России // Вестник Евразии, 2002, № 3. http://www.eavest.ru/archive/2002/ivanova.html С. 32
  1. Лингвистический энциклопедический словарь (под ред. В.Н. Ярцева).M.:Сов. энциклопедия, 1990.590 с
  1. Лобанова Л.П. Осторожно: Политкорректность! // Глагол. 2004. № 9.http://www.glagol-online.ru/arc/n9/PolitkorC.35].
  1. САПП Республики Казахстан. 2006 г.,N 23, ст. 240.
  2. Штемберг А.С. Ксенофобия, Размышления холодного философа//Энергия. 2001. № 12. С. 68.
Год: 2009
Город: Актюбинск
Категория: Филология