Психолингвистический аспект в криминалистическом дискурсе при построении следственных вопросов 

Данная статья содержит в себе исследование, посвященное изучению психолингвистического аспекта в криминалистическом тексте при выборе следователем грамматических средств при построении вопросительных предложений во время допросов. 

Судебные психологи часто имеют дело с анализом свидетельских показаний, допросов, анонимных записок, угроз, при этом постоянно сталкиваясь с интерпретацией действительности через использование языковых средств. Поэтому, исследуя тексты допросов, невозможно не обращаться к лингвистическим знаниям [1]. Данная статья посвящена исследованию психолингвистического аспекта в построении вопросов следователем в усложненной ситуации допроса.

Довольно часто встречается ситуация, когда в ходе допроса допрашиваемый медлит, старается продумать и подготовить свои ответы для того, чтобы они соответствовали известным следователю обстоятельствам, не противоречили ранее сказанному и не расходились бы с ответами на новые вопросы. В таких случаях следователи считают  целесообразным  высокий  темп  допроса.  Навязывая допрашиваемому  активность,  следователь  берет  инициативу  в  свои  руки,  опережает  ход  его   мыслей, не  давая  возможности  для  размышлений,   ухищрений  и  уловок.   Поступление   обильной   информации от следователя исключает замедление ответов и использование выдуманной лжи и продуманных ответов. Высокий темп  и напряженность  заставляют допрашиваемого  отступать  от  заранее  продуманных ответов и  исключают  возможность  пауз   для  обдумывания  очередной  порции  ложной  информации.      Отвечая в форсированном темпе, допрашиваемый оказывается вынужденным рассказать о том, что он знает относительно интересующего следователя факта [2].

Одним из самых важных средств психологического воздействия является сам вопрос следователя. Вопрос можно задать таким образом, чтобы ограничить меру информации для допрашиваемого лица или натолкнуть на выбор правдивой стратегии при даче показаний. Подозреваемый человек чаще всего предполагает, что именно его выдает и чувствует постепенность приближения допроса к изобличающим его обстоятельствам. Допрашиваемый анализирует не только содержание вопроса, но и то, с какой целью он задан. Поэтому в некоторых случаях очень важным является использование ускоренного темпа допроса, чтобы не дать допрашиваемому дополнительного времени для того, чтобы «подогнать» свой ответ под уже известные следователю факты. Нашей задачей было проанализировать типы вопросов и частотность появления этих вопросов в речи следователей при использовании данной тактики, а также их влияние на ход допроса и подсознание допрашиваемого. За основу мы взяли классификацию из книги «Changing Minds in detal» David Straker [3]. Классификация является представление комплекса вопросов, которые могут быть использованы при любых допросах.

Итак, разберем первую категорию вопросов, которая называется «открывающий вопрос» (Opening question). Такой тип вопросов предполагает конкретные ответы, он предшествует вопросам основного допроса и не имеет своей целью получение какой-то значимой стратегической информации [3]. Например: Would you like a cigarette? [Вы хотели бы закурить?], Are you warm? [Вам тепло?]. Данный тип вопросов служит для того, чтобы следователь мог показать себя как личность и установить для понимания допрашиваемого модель,  что задает вопросы  лишь  следователь.  Согласно данным  нашего   исследования, в открывающих вопросах в основном используются вопросы типа «yes/no questions», подразумевающие лишь ответ «да». Простые по содержанию, «открывающие вопросы» психологически настраивают подозреваемого на диалог, создавая вид плодотворной беседы, в которой следователь является ведущим. Довольно часто такой тип вопросов носит характер скорее фразы, подразумевающей вопрос. Interrogator: okay um I'm a big coffee guy I don't know if you're a coffee guy or not. Interrogatee: I am a coffee guy actually yeah. [Следователь: Я  обожаю  кофе, не  знаю,  любите Вы его или нет. Допрашиваемый: Да,     вообще-то я тоже очень люблю кофе]. В данном примере открывающего вопроса используется  альтернативный вопрос, подразумевающий предложение следователем выпить с ним кофе. Говоря «if you’re coffee guy  or not» подразумевается заведомое согласие допрашиваемого, который вряд откажется от традиционного напитка, учитывая, что следователь говорит о том, что тоже очень его любит. В это же время, следователь демонстрирует свою власть над ситуацией и умение распоряжаться. На первоначальном этапе допроса следователю очень важно получать именно положительные ответы для создания видимости обоюдно плодотворного диалога,  мы пришли к данному выводу,  проанализировав материалы допросов,  в    которых в первые полчаса беседы следователь задает отвлеченные вопросы, которые грамматически строятся таким образом, чтобы допрашиваемый мог заведомо точно ответить yes. Рассмотрим еще пример. Interrogator: Have policemen treated you well? Interrogatee: Yes, they have they were quite polite actually [Следователь: Полицейские вежливо с Вами обращались? Допрашиваемый: Да, они были весьма вежливы]. Так как следователь знает, что полицейские были вежливы, он задает вопрос, на который совершенно точно получит утвердительный ответ. В данном примере можно видеть, что тактика скоростного допроса пользуется средствами тактики непринужденного поведения, употребляя позитивно-окрашенные слова. Но напомним, что сутью тактики скоростного допроса является как можно большая загруженность времени вопросами, чтобы не дать допрашиваемому время на продумывание ложной информации, а открывающий вопрос служит психологическим подспорьем для демонстрации авторитета следователя, а также  имеют  своей целью получение как можно большего количества ответов да. Чаще всего такие вопросы задаются, исходя из уже известной следователю информации: Interrogator: Do you have children? [Следователь: у Вас есть дети?], Are you married? [Вы женаты?]. Естественно, подобные вопросы не будут заданы следователем, если он заранее владеет информацией о том, что у него нет жены или детей.

После того, как следователь задал вводные вопросы, он переходит к вопросам, касающимся непосредственно расследования. Согласно классификации David Straker, одним из самых часто употребляемых типов вопросов является «прямой вопрос» (direct question), он касается специфических деталей, людей, мест и событий [3]. Грамматически прямые вопросы относятся к «wh-questions», поскольку, как уже было сказано выше, касаются определенного явления. Ответы на такие вопросы помогают следствию выяснить специфические детали,  заполнить пробелы в предыдущих  рассказах   допрашиваемых и раскрыть некоторые факты, о которых он предпочел промолчать в предварительных беседах. Следует отметить, что, согласно используемой нами классификации, перед прямыми вопросами чаще всего в ходе допроса подозреваемому задаются вопросы для «свободного повествования» (free narrative question). Этот тип вопросов не предполагает вмешательства следователя, он направлен на свободный рассказ допрашиваемого о случившемся, в ответе на такой вопрос допускается ложь, которая не пресекается следователем в ходе рассказа, следовательно, такой тип вопроса не предполагает ускоренного темпа и не является объектом для нашего рассмотрения. Все психологическое давление, моделирование ситуации посредством слов и пресечение лжи приходится на прямые вопросы. Следователи широко используют противодействующие вопросы, то есть именно такие вопросы, которые парируют предыдущие ответы, демонстрируют неполноту или ложность информации, выражают негативное отношение к ним со стороны следователя, противодействуют ложным установкам допрашиваемого. Эти вопросы демонстрируют информационную      осведомленность      следователя      по      расследуемому     эпизоду,    предупреждают о невозможности ввести следствие в заблуждение. Разберем фрагмент диалога из допроса серийной убийцы Karla Homolka. На каждом новом допросе она отвечала по-разному, пыталась уйти от ответов и постоянно обмануть  следствие.  Карла  –  серийная  убийца  и насильница,  которая  при  пособничестве мужем наряду с другими убила и собственную сестру. Все убийства и действия насильственного характера были сняты на видео пленку. Даже когда у следствия были все доказательства, Карла продолжала лгать и не признавала своей вины.

Interrogator: When was the last time you saw the tapes up there in the insulation? [Когда Вы в последний раз видели эти  записи  в этой  изоляции (имеется в виду  теплоизоляционная обшивка дома)].  Karla  H.:    Well, I have never seen them in the insulation, I was told they were in the insulation. [Карла: Ну, я никогда не видела их там, мне сказали, что они там были].

Interrogator: And where was that kept? [Следователь: И где они находились?]. Karla H.: It was kept in the insulation. It was all on one videotape, as far as I know [Они были в изоляции. Все было записано на одной пленке, насколько я знаю]. Перед нами фрагмент диалога, в котором следователь быстро задает прямые вопросы, пытаясь показать несостоятельность ответов обвиняемой и обличить ее ложь. «Wh-questions» идеально  подходят  для  выяснения  определенных  обстоятельств,  поскольку  ответ  на  вопросы    «What?» «When?» «Where?» подразумевают конкретный факт, время и место. Мы привели именно этот пример, поскольку в нем легко можно убедиться в действенности тактики скоростного допроса (rapid fire). В начале беседы  допрашиваемая  говорит  о  том,  что  никогда  не  видела  видеокассет  в указанном  месте,  но    уже в следующем  ответе  на  конкретный  вопрос  она  с  уверенностью  отвечает,  что  кассеты  были     спрятаны в теплоизоляционной обшивке дома. Позже, опомнившись, она добавляет «as far as I know», показывая собственную непричастность с указанием на какое-то третье лицо, от которого она узнала о месте  хранения видеокассет. Дело в том, что когда человек придумывает ложь, ему необходимо время для того, чтобы продумать все детали и мелочи. Прием прямого вопроса в сочетании со скоростной тактикой допроса исключает такую возможность и позволяет легко выяснить подробности преступления или же ложность показаний допрашиваемого.

С тем же успехом пресечения лжи и суммирования информации используются «обзорные вопросы» (review questions). Такие вопросы используются для того, чтобы подытожить все вышесказанное допрашиваемым, определиться в том, что понял следователь и еще раз подтвердить полученную от подозреваемого или свидетеля информацию. So Nick came out after Bernardo, didn’t he? [То есть Ник вышел уже после Бернардо, не так ли?], So, she consents to it, doesn’t she? [То есть она настаивает на этом,  ведь так?].    Здесь  следователь  запрашивает  подтверждение  полученной  информации,  которую  он    облачает в форму утверждения. Обзорные вопросы могут использоваться как дезориентирующие, то есть с целью запроса данных о заведомо ложной информации, которую выдал допрашиваемый. Это  служит своеобразным тестом на честность подозреваемого и помогает ввести его в заблуждение, что следователь не владеет ситауцией, вызвать чувство мнимого контроля над  ситуацией,  что  делает  подозреваемого еще более уязвимым [3]. Напряженное психологическое состояние обвиняемого вызывается, не грубостью, не психическим насилием, а подачей в наиболее подходящие моменты правильно выбранных вопросов со стратегически важной полученной информацией. Данные исследования мы решили отразить в таблице.

Таблица    1 - Типы вопросов, используемых в тактике скоростного допроса 

 Типы вопросов, используемых в тактике скоростного допроса

Итак, проанализировав  вопросы,  используемые  в  тактике  скоростного  допроса,  который  включает в себя различные криминалистические виды вопросов, мы пришли к выводу, что каждый из криминалистических видов имеет свое наиболее часто встречающееся грамматическое выражение, которое отбирается следователем для получения той или иной информации на различных этапах проведения допроса в интересах следствия.

 

Литература

  1. Горелов И.Н., Седых К.Ф. Основы психолингвистики. — М., 1997. – 203 с.
  2. Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. - Алма-Ата, 1976. – 315 с.
  3. David Straker       «Changing        Minds       in        detail»       and       «Small        words,        big        change»// http://changingminds.org/techniques/interrogation/interogation_questions.htm
Год: 2012
Город: Павлодар
Категория: Филология