Деятельность сети культурно-просветительных учреждений Казахстана в послевоенный период

В работе раскрываются проблемы послевоенного периода развития истории Казахстана и связанные с ними особенности культурно-просветительного «обслуживания» населения. 

Война, потребовавшая большого напряжения всех материальных и духовных сил советского народа, приостановила деятельность многих культурных мероприятий, начатых задолго до ее начала. Лишенные своих   зданий,   помещений,    учреждения   культурного   сектора,   испытывали   немалые     трудности с профессиональными кадрами, выпуск которых за годы войны сократился. Снизился тираж и выпуск периодической и непериодической литературы, не хватало топлива, электроэнергии. Однако, несмотря на тяготы жизни, партийная организация и правительство приняли меры по восстановлению сети массовых культурных учреждений.

Как отмечают Р.Б. Сулейменов и Х.И. Бисенов, по призыву партии трудящиеся Казахстана после окончания войны единодушно поднялись в поход за культуру. Колхозники, рабочие совхозов Восточно- Казахстанской, Джамбулской, Алма-Атинской областей вступили в социалистическое соревнование за строительство новых библиотек, клубов, красных уголков. Тем более, что сеть культурно- просветительных учреждений за годы войны сократилась на 1621 единиц. На 1 января 1946 г. бюджетных учреждений насчитывалось 3483. Из них – изб-читален – 2425, сельских клубов – 165, районных клубов – 173, Домов культуры – 17, музеев – 25, красных юрт – 146, библиотек – 483, клубов для глухонемых – 4, красных уголков – 26, парков культуры и отдыха – 19 [1].

Согласно Справке отдела пропаганды и агитации ЦК КП(б)К о состоянии работы культурно- просветительных учреждений республики, сокращение из года в год сети происходило главным  образом за счет отсутствия помещений, которые за годы войны «были отобраны и заняты под квартиры, зерновые склады и др. хозяйственные нужды». И далее: «…Специальной проверкой бригады ЦК КП(б)К работы культурно-просветительных учреждений Южно-Казахстанской, Кустанайской областей установлено, что в результате недооценки значения и отсутствия должного руководства со стороны местных партийных, советских и комсомольских организаций учреждениями, многие из них ютятся в передних комнатах сельских советов, правлений колхозов» [1]. По официальным данным, бездействующих в республике насчитывалось 217 учреждений, однако их фактическое число значительно превышало данную цифру. В Южно-Казахстанской области по причинам отсутствия помещений и кадров не работало 62 учреждения, в том числе 36 изб-читален, 14 клубов, 9 сельских библиотек, 3 районных библиотеки. В Сары-Агачском районе из 10 изб-читален работало 3, при двух сельсоветах и вовсе отсутствовали избы- читальни. Помещение районной библиотеки было передано райпромкомбинату, помещение районного клуба – райпотребсоюзу.

В Кустанайской области также из-за отсутствия помещений было закрыто 21 культурно- просветительных учреждения, в том числе 19 изб-читален, одна красная юрта и одна городская детская библиотека, а книги, согласно обследованию, «…свалены под лестницей в музее, инвентарь брошен во дворе  и  расхищается»  [9].  Так,  накопленная  до  войны  материальная  база  в  виде    многочисленной и разнообразной литературы, музыкальных инструментов, наглядных материалов и т.д. к периоду ее окончания во многом оказалась заброшенной и утерянной. Поэтому пришлось приложить немалые усилия, прежде всего, к восстановлению прежней базы для налаживания работы в условиях уже мирного времени. Постановлением СНК КазССР от 17 декабря 1945 г. было возобновлено производство музыкальных инструментов Осокаровским комбинатом. Также был поставлен вопрос об усилении кадрового потенциала просветительных учреждений путем расширения сети учебных  заведений. До 1941 г. действовавшие в республике 3 средних учебных заведения по  подготовке культпросветработников с началом войны были закрыты. С октября 1945 г. был восстановлен прием в культпросветтехникум, однако бедственное его положение требовало государственного ассигнования, создания соответствующих условий для учебы и проживания 120 учащимся – набора первого послевоенного года.

В отношении кочевого казахского населения вопрос о восстановлении здесь сети красных отау стоял достаточно остро. Сохранился документ на имя Секретаря ЦК КП(б)К Шаяхметова, согласно которому  было  признано  «возрождать  в  районах  республики  кзыл-отау,  тем   самым    возвращаться к старым, изжившим себя формам культобслуживания населения» нецелесообразным. В условиях изменившейся экономики в ауле, ростом культурных запросов трудящихся «существующая сеть политпросветучреждений постоянного типа – клубов, изб-читален, библиотек  и  т.д. вполне соответствует предъявляемым требованиям. Речь может идти сейчас лишь о коренном  улучшении работы этих учреждений и укреплении их соответствующими кадрами», - было определено в Справке по письму М. Габдуллина «О восстановлении в своих правах кзыл-отау». Действовавшая к 1945 г. сеть красных юрт в количестве 53 единицы, при которых имелись библиотечки, и выпускавшие боевые листки, стенгазеты, доски показателей соревнования и т.д. была признана достаточной на участках отгонного животноводства.

Справедливости ради следует отметить увеличение количества красных юрт на территории республики в начале 50-х гг. до 316 единиц. [2]. В целях улучшения их работы по культурному обслуживанию колхозников-животноводов в январе 1953 г. было принято Постановление Совета Министров КазССР «О состоянии и мерах улучшения работы красных юрт», в июле 1953 г. – «О мерах по хозяйственному устройству пастбищ, улучшению руководства животноводством и культурно- бытовому обеспечению колхозников на участках отгона».

Показательными в своей деятельности стали многие красные юрты республики, ставшие примером для отстающих в условиях животноводческих районов. Так, красная юрта Аральского района Кзыл- Ординской области на участке «Корган туз» «систематически проводила работу по пропаганде материалов сентябрьского Пленума ЦК КПСС по распространению передового опыта животноводства» [2]. При ней работали  32  агитатора,  которыми  было  проведено  за  сравнительно  небольшое  время 137 читок и бесед, прочитано 4 лекции, выпущено 6 стенных газет, 23 боевых листка. Свои успехи продемонстрировала красная юрта Алабаскульского участка Энбекшильдерского района Кокчетавской области. Ее книжный фонд составил 1580 экземпляров книг, она выписывала 8 наименований газет, 4 журнала, а также блокнот агитатора. При юрте был организован лекторий, лекторами которого было прочитано 4 лекции по материалам сентябрьского Пленума ЦК КПСС. Кроме того, 5 передвижных библиотек занимались обслуживанием людей, занятых на фермах. Также своими разнообразными формами работы отличились Жиембетская красная юрта Таласского района Джамбулской области, Иргизская красная юрта Актюбинской области, Маканчинская юрта Семипалатинской области и др.

Таким образом, красные юрты оставались наиболее эффективной формой политического просвещения кочевого казахского населения. Именно политическим направлением определялась деятельность просветительных учреждений, а в условиях послевоенного времени – пропагандой идей социалистического соревнования в сельском хозяйстве. Поставленные на очередных и внеочередных Пленумах партии Казахстана планы с высокими показателями в различных отраслях сельскохозяйственного производства доводились до широких масс людей, причем в формах призыва по их непременному и скорому достижению, через созданную сеть культурных учреждений, в том числе красных юрт.

Получалось, насколько эффективно проводилась работа, в данном случае красных юрт, в виде организованных лекций, бесед с колхозниками, убедительных плакатов, лозунгов в поддержку государственных планов, вывешенной доски показателей работы лучших животноводов, определялся конечный результат уже в виде произведенной животноводческой продукции конкретного колхоза или совхоза.  И  наоборот,  низкая  сельскохозяйственная  продуктивность  отдельных  районов   связывалась с недостаточной агитационной, и, в целом, низким уровнем работы местных красных юрт и других видов культурно-просветительных учреждений. На первый взгляд абсурдная ситуация, достаточно серьезно воспринималась всеми  заинтересованными  лицами  того  времени,  поскольку  подобный  положенный в основу отношений между культурными учреждениями и хозяйствами принцип взаимоответственности позволял добиться исполнения всех поручений правительства республики, причем в кратчайшие сроки.

Исходя из политической значимости сети красных юрт как органами власти, так и самими учреждениями весьма болезненно воспринимались нерешенные проблемы по необеспеченности их соответствующими помещениями, транспортом, радиоприемниками, патефонами, музыкальными инструментами, методической помощью. «Органы связи, – было отмечено в Докладной о работе красных юрт в Кзыл-Ординской области за 1954 г., – неудовлетворительно обеспечивают животноводов газетами и журналами. Животноводы на отгонных участках по месяцам не видят газет и журналов по причине неудовлетворительной работы  связи,  работники  юрты  в  большинстве  случаев  сами  ездят  за почтой в районный центр, потратив на это дело несколько дней» [3].

Низкие показатели производства отдельных животноводческих хозяйств и в последующие годы продолжали связывать с неудовлетворительно поставленной работой красных юрт. В 1957 г. в общую сеть массово-политических учреждений входили 314 красных юрт, 145 автоклубов, 150 киноустановок, закрепленных за участками отгона. Согласно Справке о ходе выполнения Постановления Бюро ЦК  КПК «Об усилении массово-политической работы и улучшении культурно-бытового обслуживания животноводов на отгонных участках», «…многие учреждения культуры слабо разъясняют животноводам поставленную партией задачу – в ближайшие годы догнать США по производству мяса, молока, масла на душу населения, недостаточно пропагандируют передовой опыт работы лучших животноводов» [4]. Кроме того, неудовлетворительной была определена работа и по выполнению Постановления Совета Министров КазССР  от  30  августа  1957  г.  «О  мерах  по  улучшению  кинообслуживания колхозников и рабочих совхозов, занятых на участках отгонного животноводства». «Киноустановки за участками отгонного животноводства фактически не закреплены, они работают лишь в центральных усадьбах хозяйств, крупных бригадах и фермах колхозов», – было зафиксировано в ходе проверок культурно- просветительной работы на местах.

В целом, учитывая глубоко политический смысл созданных советской системой культурно- просветительных учреждений, в послевоенные годы шла активная работа по восстановлению реорганизованных в условиях войны культурных заведений. Безусловно, испытывая немалые финансовые затруднения, руководство республики, в том числе местные органы власти изыскивали различные способы для постановки должной работы, зачастую, перекладывая ответственность за исполнение поставленных партией задач, на соответствующие предприятия, организации, коллективные хозяйства, причем, в части финансового обеспечения тоже.

 

Литература

  1. Архив Президента Республики Казахстан (АП РК), Ф. 708, Оп. 9, Д. 1331, Л. 20-24.
  2. Центральный Государственный архив Республики Казахстан (ЦГА РК), Ф. 1890, Оп. 1, Д. 212, Л. 36-39.
  3. ЦГА РК, Ф. 1890, Оп. 1, Д. 212, Л. 1-5.
  4. АП РК, Ф. 708, Оп. 31, Д. 1487, Л. 24.
Год: 2011
Город: Павлодар
Категория: История