Отечественный и зарубежный опыт исследования девиантного поведения

В статье на примере США и Великобритании дан сравнительный анализ отечественного и зарубежного опыта исследования концепций девиантного поведения. 

Отечественное исследование девиантного поведения в целом носит «узкий» характер. Это связано с тем,  что  казахстанские  девиантологи  все  большее  внимание  уделяют  причинам       возникновения и существования девиантного поведения, тогда как зарубежный опыт исследования девиантного поведения говорит о том, что инностранные девиантологи не только выдвигают и изучают теории, но и применяют на практике меры по предупреждению девиантного поведения.

Однако это не говорит, о том, что зарубежные исследователи перестали изучать причины девиации, они также наряду с изучением мер по предупреждению девиантного поведения изучают и причины,  т.к. с развитием общества и ростом интеллектуальных способностей человека возникают новые ранее не изученные причины девиантного поведения.

В связи с этим для объяснения причин девиантного поведения англо-американские ученые-педагоги и психологи широко используют концепцию «множественных факторов», которые оказывают решающее влияние на «неправильное поведение», как преступное, так и непреступное. К числу таких факторов относится широкий спектр проступков: от совершения различных видов преступлений до прогулов школьных занятий, проезда «зайцем» в общественном транспорте или бесплатного проникновения в кино или на концерт. Нередко для того, чтобы квалифицировать поведение человека как девианта, оказывается достаточным проверить его по специальным тестам и шкалам, а не делать конкретный анализ его поведения. Поэтому в одних случаях девиантным признается поведение лица-правонарушителя,  в других  -  человека  с  аномальным   поведением,   в-третьих   -   гиперактивного   подростка,   в четвертых - социально не приспособленного подростка,  не  принимающего  нормы  и  ценности общества [1].

В психолого-педагогической науке США и Великобритании существует множество типологий девиантов. К наиболее распространенным из них относятся следующие классификации.

  1. Серил Берт делит девиантов на три категории, в основе которых лежат наследственно-биологические признаки: дефективные «the Defective», -умственно отсталые «the Dull», социально запущенные «the Neglected».
  2. Хьюитт и Дженкинс тоже делят всех девиантов на три категории, но в их основе они выделяют социальные признаки:

«дети-невротики», их поведение является следствием сильного эмоционального расстройства или перенапряжения нервной системы; «асоциальные типы», т.е. правонарушители, главную роль в поведении которых играет отсутствие вины и угрызений совести не только в момент совершения противоправного действия, но и после него; «псевдосоциальные» правонарушители, которые совершили правонарушение под влиянием среды, окружающей обстановки, для которых наиболее характерными явились социальные факторы.

  1. А. Бандура делит всех лиц девиантного поведения тоже на три категории:
  • «несоциализированные», агрессивные одиночки (unsocialized, aggressive type);
  • «социализированные», объединенные в группы, правонарушители (socialized, normal, peer-oriented delinquent);
  • «ситуативные» правонарушители (situational delinquents).

Американские исследователи подчеркивают, что их возможности в познании данной проблемы более чем ограниченны. Единственная статистика, которую они могут регулярно получать, это статистика ФБР, составленная на арестах и судебных разбирательствах, плюс статистика департамента здравоохранения и образования. Эти данные, даже с большой натяжкой, не могут показать полную картину девиантного поведения несовершеннолетних, т.к. остается огромное число нераскрытых и формально завершенных дел.

В имеющейся статистике девиантного поведения в США и Великобритании имеются криминологические (количественные) и социально-педагогические (качественные) показатели, такие как пол, возраст, социальное положение, уровень образования, состояние семьи и др. Если первые показатели важны для более быстрого выявления и раскрытия девиантного поведения и характеристики его состояния, структуры и динамики, то вторые очень важны для профилактической работы по ресоциализации и реабилитации несовершеннолетних девиантов. В современной англо-американской девиантологии существует более 40 различных социологических, криминологических, социально-педагогических, психолого-педагогических, биологически обусловленных, бихевиористских и др. теорий девиантного поведения, зачастую противоречащих либо исключающих одна другую. По замечанию А. Коэна, США и Великобритания - богатые страны и могут позволить себе разработку дорогостоящих теорий и программ борьбы с различными видами социальных отклонений. Его поддерживает Дж. Волд, который иронично отмечает, что если бы криминологи, педагоги и психологи были лучше осведомлены о понятиях и теориях ядерной физики, то вскоре появились бы теории, объясняющие природу и причины девиантного поведения, оперирующие понятиями ядерной физики и использующие знаменитую формулу Эйнштейна о взаимозависимости энергии, массы и движения.

Для анализа этих теорий мы выбрали два наиболее распространенных в США и Великобритании концептуальных направления, объясняющих природу, причины и сущность девиантного поведения: биолого-психологическое, социально-педагогическое и даем им подробную характеристику.

Биолого-психологические теории девиантного поведения включают в себя анализ биологических, физиологических, психологических причин делинквентности. Суть данных теорий направлена на выявление прирожденных задатков человека, которые могут являться основой для совершения преступления. Среди них наиболее популярными остаются биолого-антропологические теории (Ф. Галь, Ч. Ламброзо) «о прирожденном преступнике»; теория «конституциональной предрасположенности» человека к преступлениям (Э. Кречмер, Э. Хуттон), сторонники которой пытались установить связь между преступлением и типом строения тела и характером человека; а также их последователи и сторонники (У. Шелдон, Ш. Глюк, Дж. Кортес, Т. Гиббенс), модернизировавшие «антрополого-конституциональный подход» к личности преступника с учетом последних достижений медицины. «Эмпирика-индуктивная теория» (М. Шлапп, Э. Смит, И. Ланге, Г. Кранц и др.) изучала влияние на поведение человека желез внутренней секреции. И, наконец, завершает биолого-психологические теории «генетическая концепция», сторонники которой предполагают зависимость девиантного поведения от хромосомных нарушений типа «47 ХХУ» (синдром Клайнфелтера).

В центре внимания «психоаналитических теорий» находится развитие личности, феномены бессознательного, прохождение психосексуальных фаз, развитие подструктур личности. Для психоаналитиков поведение несовершеннолетних девиантов детерминировано прошлым опытом, инстинктами, вытесненными в подсознание. Данная идея была развита и конкретизирована в более узком контексте А. Бассом, Л. Берковцем, Д. Зильманом, Дж. Доллардом в теориях «агрессии и фрустрации». В рамках теории «умственной отсталости и душевных расстройств» была предпринята попытка связать интеллект и психическое состояние человека с его антисоциальными действиями. «Патопсихологическая теория» (Р. Горафало, и др.), нашедшая отклик во многих странах, доказывает, что насильственные преступления совершаются «людьми-психотиками» с характерным для них отрывом от социальной реальности.  Как  развитие  идей  бихевиоризма   следует   считать   «социально-когнитивную» теорию (А. Бандура, Дж. Доллард, И. Миллер, Дж. Уолп и др.), получившую название «поведенческого моделирования», «теорию эмоциональных проблем» (К. Бартол Ф. Монахэм, Р. Курцберг М. Левин и др.), «теорию мыслительных моделей» (С. Иохельсон и др.). Однако все эти теории, взятые по отдельности, не способны раскрыть причины возникновения и функционирования девиантного поведения несовершеннолетних из-за излишней биологизации и психологизации социальных процессов и явлений. Они также свидетельствуют о том, что только биологическими или психологическими основаниями, какими бы передовыми они ни были, проблемы роста преступности и ее профилактики решить нельзя.

Каждая концепция сама по себе ценна и может быть полезна как для отечественной теории, так и для практики. Но основной недостаток этих теорий состоит в том, что они существуют изолированно друг от друга. Более того, каждая теория претендует на пальму первенства в объяснении причин девиантного поведения. В психолого-педагогической, социально-педагогической и юридической науке США и Великобритании отсутствует комплексный подход к рассмотрению такой глобальной проблемы, как преступность, охватывающий ее как единое целое. Проанализированные нами теории рассматриваются лишь как отдельные структурные компоненты единого целого явления, но не описывают, не анализируют его в целом. Этот существенный недостаток не позволяет англо-американским ученым реализовать на практике свой огромный профилактический потенциал. На наш взгляд, успех борьбы с преступностью в этих странах был бы намного эффективнее, если бы к рассмотрению форм и методов превентивной и реабилитационной работы они подходили комплексно, с учетом социально-экономических, криминологических, биологических, психолого-педагогических и социально-педагогических теорий.

Для раскрытия природы и причины социальных отклонений необходимо исходить из того, что они, как и социальные нормы, есть выражение отношений людей, складывающийся в обществе.

Многие поступки не подпадают под нормы и в месте с тем не являются отклонениями от них просто потому, что они лежат в сфере отношений, не регулируемых конкретными нормами (процесс художественного или научного творчества).

Социальные отклонения столь же разнообразны, сколь сами социальные нормы. Более того, разнообразие отклонений превышает разнообразие норм, ибо норма типична, а отклонения могут быть весьма индивидуализироанны.

Аморальный поступок одного человека может быть совершенно не похож на поступок другого даже преступлению признаки, которых четко зафиксированы в уголовном кодексе, так же разнообразны,   как и сами люди, их совершающие.

Отклонения от социальных норм, несмотря на большое разнообразие, имеют некоторые общие причины, поддерживающие их существование, а подчас ведущие к их росту и распространенности. По своей сути они сводятся к объективным и субъективным противоречиям общественного развития, которые нарушают взаимодействие личности с социальной средой и ведут к формам поведения индивидов не согласующимся с существующей нормативной системой. При том одно и то же противоречие «может лежать в основе как социально нежелаемых форм поведения (преступность, алкоголизм, самоубийство и т. д.), так и социально одобряемых (познавательная активность, творчество, бытовая активность и т. д.).

Существенное влияние на распространенность девиантного поведения оказывает морально-этической фактор. Молодежи приходится вырабатывать взгляды на жизнь в обстановке моральной вседозволенности так называемого «периода первоначального накопления капитала», когда экономическая жизнь общества больше похожа не на рынок, а на базар, где все продается и покупается, где торговля телом и даже жизнью (своей и чужой) считается рядовым событием. В этих обстоятельствах многие люди склонны либо оправдывать отступление в отдельных случаях от общепризнанных правовых и нравственных норм поведения, либо проявлять к этому безразличие. Морально-этический фактор девиантного поведения выражается в низком морально-нравственном уровне общества, бездуховности, психологии вещизма и отчуждении личности. Жизнь общества с рыночной экономикой напоминает базар, на котором все продается и все покупается, торговля рабочей силой и телом является рядовым событием. Деградация и падение нравов находят свое выражение в массовой алкоголизации, бродяжничестве, распространении наркомании, «продажной любви», иные процедуры [2].

Окружающая среда, которая нейтрально благосклонно относится к девиантному поведению.

В Казахстане социологический портрет правонарушителей показал, что 60,6% хотели бы самоутвердиться и иметь необходимое для нормальной жизни, но 38,2% респондентов готовы достичь этого благополучия преступным путем.

Немаловажным фактором усиления девиантного поведения выступают правовой нигилизм, пренебрежительное отношение к закону, правоохранительным органам и их представителям.

Ослабление воздействия системы образования  на  правовое и нравственное воспитание молодежи, «задержки» в законотворчестве, приводящие в правовому «вакууму» в различных сферах общественной жизни, слабая эффективность работы правоохранительных органов - все это способствует формированию у людей установки на возможность решения своих жизненных проблем в «обход» закона, в том числе и преступными способами.

Для практики социально-педагогической работы не менее важно знание и микросоциальных факторов, которые могут способствовать появлению девиации в молодежной среде.

К микросоциальным факторам обычно относят три основные сферы жизнедеятельности  подростка и юноши: семью, школу и референтную группу сверстников, к которым на определенном возрастном этапе прибавляются армия, место работы.

В сфере семейного воспитания неблагоприятным фактором могут быть такие стили воспитания как гиперопека и гипоопека, характерными признаками которых в первом случае выступает избыток, чрезмерность внимания к воспитуемому, во втором - его недостаточность. В семье могут формироваться два типа делинквентности – агрессивно-защитный и оппозиционный. Первый формируется в обстановке эмоционального отвержения в семье, а второй - при воспитании по типу «кумира семьи».

Агрессивно-защитный тип делинквентности характеризует молодых людей, отличающихся особенно трудным, агрессивным характером: они драчливы, враждебны, конфликтны, неуступчивы, являются дезорганизаторами дисциплины, склонны к грубым хулиганским выходкам, к ранней алкоголизации.

Оппозиционный тип делинквентности характерен наличием  у ребенка превратных   представлений о себе,   о   своих   правах   и   обязанностях,   упрямства,   повышенной   обидчивости,     конфликтности в отношениях с окружающими, стремлении выделиться, показать себя, командовать, демонстративным отвержением общепринятых ценностей.

Если перейти от семьи к таким микросоциальным факторам, как школа и группа сверстников, то коротко можно сказать, что недостатками воспитательного процесса в школе, усугубляющими или порождающими девиации в поведении учащихся, считаются так называемые дидактогении (изменения в психике и поведении ученика под влиянием ошибок учителя, воспитателя), являющиеся результатом недостаточной психологической  грамотности  и  непроработанности  личностных  проблем  учителями; к негативным воздействиям референтной группы сверстников обычно причисляют особенности досуговой деятельности, бесцельное времяпровождение и др. Склонные к девиации подростки и юноши, как правило, образуют относительно замкнутую, обособленную от других сверстников группу, что создает благоприятные условия для закрепления в их личности сознательно антиобщественных установок, в том числе и преступных. Ситуация усугубляется, если в группе появляется преступный или околопреступный «авторитет», который насаждает в ней свое представление о нормах поведения.

Обзор основных факторов девиантного поведения будет неполным, если не сказать о генезисе девиации на индивидуальном уровне.

На этом уровне наиболее общей причиной   девиантного поведения   служит   так называемая «социальная неустроенность» как результат несоответствия объективных свойств индивида (включая его задатки, способности, а также свойства, приобретенные в процессе социализации) требованиям занимаемой им позиции в системе общественных отношений.

Завершая рассмотрения основных макросоциальных, микросоциальных и индивидуальных факторов, вызывающих девиации в поведении молодых людей, еще раз подчеркнем, что все они в своей совокупности    образуют     очень     сложную     систему,     в     которой     различные  взаимосвязанные и взаимообусловленные элементы проявляют свои провоцирующие действия с различной степенью интенсивности в зависимости от личностных свойств индивида, его жизненных условий и формы проявления девиантного поведения.

Анализ концепций девиантного поведения в США и Великобритании показал, что в причинах девиантности в Казахстане и западных странах много общего. Мы как будто дублируем все негативные процессы и явления, которые были или есть на Западе, но с некоторым опозданием. Однако говорить об экспорте преступности в нашу страну нельзя, потому что преступность, как социальное явление, не имеет национальных и государственных границ. Она не может быть привнесена из одной страны в другую. Скорее всего, на наш взгляд, ее рост и причины обусловлены какими-то общими «болезнями», причинами, условиями и факторами, которые свойственны тому или другому обществу, стоящему на    определенной ступени развития. Казахстан в настоящее время пытается перестроить социально-политическую и экономическую системы по образцу развитых стран. И у нас также высок уровень преступности. Значит, есть в  наших  странах, в  их  идеологии,  политике, экономике,  культуре  и  праве  что-то  общее,  что-то «больное», что роднит нас и что порождает преступное поведение. Это «общее больное», на наш взгляд, заключается в методологических подходах к воспитанию подрастающего поколения и в социально-нравственных ориентациях общества в целом. Как правило, суть данных ориентации в современном казахстанском обществе безапелляционно сводится к материальному, экономическому успеху как доминирующему направлению жизнедеятельности человека.

Выявление    разнообразных     причин,     детерминирующих     девиантное     поведение     в   США и Великобритании, позволяет сделать вывод о необходимости комплексного рассмотрения девиантности как сложного социального явления, в борьбе с которым требуется интеграция взаимодополняющих теоретических подходов, использование мировоззренческих и междисциплинарных методик, что позволит полностью реализовать огромный практический материал по превенции и ресоциализации девиантного поведения.

Опыт социальной и коррекционно-реабилитационной работы в США и Великобритании, несомненно, представляет для нашей страны большой интерес. Приведенные материалы по превентивно-ресоциализационным системам США и Великобритании демонстрируют применение в них передовых психолого-педагогических и ресоциализационных технологий, которые условно разбиты на 4 уровня:

Первый высший уровень - государственный, предполагающий разработку и реализацию государственных программ по социализации личности, адаптации ее к современному обществу, а также профилактику девиантного поведения с использованием всех современных психолого-педагогических и социальных технологий,  созданных на  основе  теорий девиантного  поведения.  Сюда  входят  законы и постановления,  принятые  на  правительственном  уровне  и  на  уровне  комиссий  при президенте и премьер-министре. Реализация государственных программ проводится с привлечением законодательной власти, правоохранительных органов, министерств образования и здравоохранения.

В настоящее время в превентивно-ресоциализационной деятельности США и Великобритании наблюдается отказ от «медицинской модели», которая по большей части была сосредоточена на врожденных или приобретенных    психофизических дефектах людей, и реализация новой, «реинтеграционной модели», базирующейся на идеях Марка Анселя, включающей три специфических процесса (три «Р»): «реформация личностная», «реабилитация социальная», «реинтеграция поэтапная в общество». Создания «гуманной ресоциализационной среды» для девиантов возможно достичь, добившись сначала создания нормальных (естественных) для человека условий жизнедеятельности: безопасности,  качественного  здорового  питания,  свободного  поступления  объективной  информации о событиях в обществе, обеспечения медицинской помощи, комфортных бытовых условий, справедливого обращения персонала специального учреждения, четкой организации режима жизнедеятельности. При этом сторонниками реинтеграционной модели «гуманная среда обитания» рассматривается не только как основное средство социальной реабилитации, но и как общее условие реализации иных средств коррекции и peaбилитации правонарушителей: профессионального и общеобразовательного обучения.

Второй уровень - уровень отдельных штатов и графств как субъектов государства - это разработка конкретных профилактических и ресоциализационных технологий на основе принятых на государственном уровне программ, учитывающих социально-экономические особенности определенного штата или графства, финансируемых из бюджетных средств данного штата или графства, а также практическая реализация этих программ и технологий специально созданными социальными центрами.

Третий уровень - муниципальный - предполагает разработку профилактических мер с учетом специфики местных органов самоуправления, конкретных школ, колледжей, производственных, коммерческих и других объединений, знающих локальные условия конкретного региона. Деятельность местных органов самоуправления по ресоциализации несовершеннолетних делинквентов и профилактике правонарушений, как правило, финансируется за счет хозяйственных отчислений всех предприятий и организаций города [1].

Во всех штатах и графствах созданы и действуют службы социальной помощи «Гайденс», обеспечивающие любую необходимую помощь. Эти службы осуществляют организационно-интегрирующую деятельность органов образования, здравоохранения, социального обеспечения, религиозных организаций. При этом помощь оказывается всем нуждающимся подросткам и их семьям. Основная цель такой помощи - обучить людей принятию социально оправданных решений, способствовать их нравственно-правовой социализации.

Для казахстанской превентивной практики интерес может вызвать создание центров досуга, круглогодичных и сезонных лагерей для учебы и трудовой деятельности, разработка и реализация программ «Инициатива технического образования», «Сертификат по предварительному профобразованию». Цели этих программ - оказание помощи в выборе профессии, повышении квалификации, выработка умений и навыков, необходимых для решения жизненных проблем. Основной акцент  в  этих  программах  сделан   на   развитие   творческой  инициативы   у  людей.   Полезна   будет и программа «Молодежное предприятие», в основу которой положена идея обучения общества   бизнесу и предпринимательству.  Данная  программа  предоставляет  возможность  самим  создавать  и управлять небольшими фирмами. В соответствии с положением, в программе участвуют также и взрослые бизнесмены, консультирующие по всем вопросам своих молодых коллег.

Четвертый уровень - личностный - предполагает разработку и внедрение конкретных методов социального контроля, профилактику, превенцию, а также ресоциализацию отдельно взятых делинквентов. На этом же уровне осуществляется разработка мер по недопущению негативного контакта девиантов  с  органами  правопорядка  и  юстиции.  На  этом  уровне  широко  применяется     разработка и реализация «отвлекающих» программ, суть которых заключается в том, чтобы не допустить контакта девиантов с системой юстиции. Данные программы включают в себя создание специальных коммун, общин, хорошо зарекомендовавших себя в плане алкогольной и наркотической реабилитации. Эти коммуны и общины являются альтернативой лишению свободы и таким видам наказания, как штрафы, условное осуждение и т.д.

Воспитательное воздействие «отвлекающих программ» основывается на следующих педагогических принципах:

  • сохранение свободы связано с меньшими как материальными, так и социальными затратами, психическими и моральными травмами, наносимыми подросткам в условиях лишения свободы;
  • сохранение свободы позволяет активно влиять на процесс социализации девианта, устраняет негативные факторы и способствует внедрению в превентивную практику научно обоснованных психолого-педагогических средств воздействия;
  • сохранение свободы не связано с повышением риска для общественной безопасности населения и не отменяет уголовного права и уголовного правосудия, хотя и модифицирует правовые последствия преступления. На этих же принципах действует и система «пробации», которая позволяет жить несовершеннолетним в своих собственных домах с родителями или под опекой родственников. От подростков, однако, требуется обязательное участие в воспитательных программах, которые осуществляются воспитательными домами или агентами. Например, подросток в течение восьми недель каждый день должен присутствовать на 2-хчасовых воспитательно-профилактических мероприятиях, проводимых специалистами службы. Цель подобных мероприятий - помочь подростку пересмотреть свое отношение к жизни.

В рамках данного направления в США и Великобритании создана и действует компьютерная система «PROBE», представляющая собой расширенную базу данных с подробной информацией относительно каждого поставленного на учет девианта. Эта система позволяет социальным педагогам и работникам ориентироваться при разработке индивидуальных программ воздействия на каждого подростка, а также прогнозировать возможные инциденты [3].

Таким   образом,    основной    путь    устранения    дефектов    социализации    девиантов  заключен в многообразии форм интеграции основных социальных институтов, направленных на координацию всех усилий и создание специальных социально-педагогических условий с целью более успешного формирования социальных навыков у подрастающего поколения.

Среди принудительных мер воспитательного характера, применяемых судами по делам несовершеннолетних в США и Великобритании, особое место занимает воспитание в «закрытой среде», или институционализация. Так, в Лондоне организован Центр по работе с осужденными подростками 16 - 20-летнего возраста, который работает под эгидой благотворительных организаций. Такие центры являются альтернативой помещению осужденных в тюрьму. В них подросткам предоставляется возможность заняться полезной деятельностью. Специалисты-психологи, социальные педагоги помогают сориентировать молодого человека на продолжение учебы, приобретение профессии, поиск работы. В Центр стараются не направлять детей с легкой степенью асоциального риска. Содержание правонарушителей в таких учреждениях дорогостоящее и составляет 2000 фунтов стерлингов за десятинедельную программу на каждого подростка. В тюрьме же содержание подростка обходится еще дороже - 3700 фунтов стерлингов в неделю.

В Великобритании существует также целая сеть превентивных специальных учреждений для несовершеннолетних открытого и закрытого типа, среди которых наибольший интерес для отечественной практики представляют «терапевтические общины». «Терапевтические общины» — это союз независимых объединений, проповедующих педагогический подход к профилактике девиантного поведения и социализации личности. В основу работы данных учреждений положен принцип сотрудничества с родителями и общественностью. Три позиции лежат в основе их жизнедеятельности: непрерывная помощь подросткам и забота о их будущем, психотерапия, образование. После выпуска из общины за выпускниками в течение 3-х лет осуществляют социальный контроль. Положительные примеры хорошей карьеры выпускника всячески рекламируются и используются в профилактической работе. Если община имеет материальные возможности, то для выпускников могут сниматься комнаты в общежитиях, где они могут жить некоторое время, пока не обзаведутся собственным жилищем. Жизнь и поведение таких выпускников в это время контролируется, и в случае нарушения правил поведения льготы могут быть отменены.

Анализ   многочисленных   теорий    и    программ    по    профилактике    правонарушений   в США и Великобритании    показывает     постепенный     переход  от административно-карательных  мер к всесторонней  медико-психологической,   психолого-педагогической   и   социально-правовой помощи и поддержке «групп социального риска», к программам социальной реабилитации и коррекции поведения детей  и  подростков  с  отклонениями  в  социальном  развитии.  Международный  опыт  показывает, что реализация педагогических мер и программ имеет определенные общие тенденции и принципы: подготовка специальных кадров социальных работников, специализирующихся на воспитательной работе по коррекции отклоняющегося поведения; создание сети специальных ресоциализационных служб и структур; признание семьи как ведущего института социализации детей и подростков; психологизация воспитательно-профилактической и охранно-защитной деятельности, ведущая роль психолого-педагогической помощи в коррекции и реабилитации детей и подростков с отклоняющимся поведением.

Таким образом, изучение и обобщение западного опыта позволит создать наиболее эффективные методы профилактики и борьбы с девиантным поведением в Казахстане. Особенно интересна для нашей практики деятельность «терапевтических общин», реабилитационных и ресоциализационных центров, система пробации, центры дополнительного профессионального образования, формы и методы организации спортивного досуга. Но поскольку Казахстан, США и Великобритания находятся на разных уровнях  социально-экономического,   культурного   развития,   то   необходимо   время   на   адаптацию и апробирование западных программ, форм и методов профилактической практики в нашей стране.

Однако   данное   исследование   позволило   рассмотреть   только   некоторые   аспекты     переноса и адаптации положительного опыта зарубежных девиантологов у нас в Казахстане. Нуждаются в более углубленной   разработке    механизмы    реализации    уже    ассимилированных    эмпирических  знаний и доведение   их   непосредственно   до   практических   работников.   Требует   дальнейшего     изучения и обобщения социально-педагогический опыт профилактики конкретных видов девиантного поведения, таких как вандализм, бродяжничество, алкоголизм, наркомания и других.

 

Литература

  1. Волков Д.Н. Анализ концепций девиантного поведения несовершеннолетних. - М., 2001. - 205 с.
  2. Блюм Г. Психоаналитические теории личности. - М., 1996. - 40 с.
  3. Петровский В.А. Исследование девиантного поведения в США и Великобритании. - М., - 165 с.
Фамилия автора: А.М. Жигампар
Год: 2011
Город: Павлодар
Категория: Психология