Платежи за экосистемные услуги в центральной азии – новый подход к экологически выгодному сотрудничеству 

Данный обзор направлен на рассмотрение возможностей и выявление потенциальных ограничений в области ПЭУ, а также дает общие рекомендации по концептуальным элементам, инструментам, оценкам и будущим этапам внедрения ПЭУ в Республике Казахстан. Статья включает в себя общую информацию и определения ПЭУ, описывает ее возможности в РК, основываясь на анализе национальных экспертов по законодательной, институциональной и экономической базе, отчет также предлагает рекомендации по дизайну, типам схем и необходимым дальнейшим действиям.

Экосистемы служат источником множества услуг, которые имеют неоценимое значение для надлежащего функционирования окружающей среды и экономического и социального развития.  Спрос на эти услуги постоянно возрастает, вместе с тем способность экосистем обеспечивать такие услуги снижается вследствие неуклонного ухудшения их состояния, что ослабляет перспективы устойчивого развития.

Защита существующего и повышение нашего будущего  благосостояния требуют более   мудрого и менее деструктивного использования природных ресурсов. Это в свою очередь влечет за собой необходимость изменений в принятии и осуществлении решения. Прежде всего, мы должны научиться признавать подлинную ценность природы и учитывать ее в процессе принятия решений. В рамках проведения оценки экосистем на новое тысячелетие было собрано огромное количество доказательств экономической целесообразности сохранения природных ресурсов по сравнению с их краткосрочной эксплуатацией.

Экосистемы региона Центральной Азии обеспечивают население широким разнообразием таких жизненно важных услуг, как водоснабжение, плодородие почв, здоровые леса, чистый воздух, возможности для туризма и отдыха, регулирование погодных условий и многими другими. Несмотря на то, что страны Центральной Азии все больше внимания уделяют более интегрированным и комплексным подходам к управлению природными ресурсами, недостаточно внимания уделяется механизмам экономического стимулирования охраны окружающей среды. Это приводит к тому, что в настоящее время местные практики природопользования не всегда являются устойчивыми и, во многих случаях, ведут к деградации экосистем. К тому же, большинство вышеперечисленных экосистемных услуг не получают должного признания, или их ценность не учитывается с экономической точки зрения. Во всем мире, согласно отчету «Оценка экосистем на пороге тысячелетия» (2005), 60% экосистем подвергаются деградации быстрее, чем могут восстановиться [1].

Действующие механизмы финансирования мероприятий по охране окружающей среды в рамках законодательных норм и стратегических планов являются недостаточными для реализации приоритетных направлений по сохранению и восстановлению экосистем. При этом стабилизация и улучшение качества окружающей среды является одним из сущностных направлений Стратегического плана Министерства охраны окружающей среды Республики Казахстан (МООС РК) на 2011-2015 годы.

Исследование, проведенное в 2011г. Центром бюджетного анализа и экономического мониторинга в рамках проекта Фонда Сорос-Казахстан, показало, что экономическая суть платежей за загрязнение окружающей среды в РК не в полной мере отражает политику государства по улучшению экологической ситуации в стране. Также, несмотря на то, что в 2011г. за последние четыре года на МООС РК была выделена максимальная сумма бюджетных средств, рассмотрев содержание расходов, можно сделать вывод о незначительном прямом влиянии данных бюджетных расходов на улучшение ситуации в сфере охраны окружающей среды (ООС). Большая часть средств пошла на строительство и реконструкцию объектов ООС, на обеспечение деятельности министерства, модернизацию гидрометеорологической службы и меньшая часть – на восстановление нарушенной природной среды.

Таким образом, ситуация с деградацией экосистем и неэффективность действующей схемы финансирования требует механизмов, которые предоставляли бы стимулы (поощрения) для учета ценности экосистем, перехода к экологически устойчивым практикам, и в итоге для восстановления и улучшения качества экосистемных услуг.

Одним из таких международно-признанных экономических механизмов, направленных на сохранение экосистем, являются платежи за экосистемные услуги (ПЭУ). ПЭУ может рассматриваться в качестве перспективного инновационного механизма для улучшения окружающей среды и здоровья экосистем как в Республике Казахстан, так и во всем Центрально-Азиатском регионе.

Стоит отметить, что апробация и продвижение механизма ПЭУ входит в список приоритетных действий Астанинских предложений относительно действий по воде, инициатива, предложенная в рамках 7-й министерской конференции «Окружающая среда для Европы» (Астана, 2011) председателем Президиума Конвенции по охране и использованию трансграничных водотоков и международных озер. ПЭУ также включены в качестве компонента Программы партнерства «Зеленый мост», инициированной на шестой Конференции министров по окружающей среде и развитию Азиатско-Тихоокеанского региона (КМОСР-6), Астана-2010.

Что такое ПЭУ?

Для понимания механизма ПЭУ необходимо сначала разобраться, что такое экосистемные услуги. Согласно оценкам экспертов Организации Объединенных Наций (ООН), экосистемные услуги    (ЭУ) это преимущества, получаемые человеком в результате динамического взаимодействия функционирующих экосистем между сообществами растений, животных, микроорганизмов и неживой природой. Экосистемные услуги можно разделить на несколько категорий: обеспечивающие, регулирующие, вспомогательные и культурные. Подобная классификация демонстрирует разнообразие экосистемных услуг – от обеспечения продовольствия до поддержания биоразнообразия и охраны ландшафта.

Платежи за экосистемные услуги – это экономический инструмент, позволяющий обеспечить долгосрочное предоставление экосистемных услуг. Понятие «ПЭУ» определяется как договорное соглашение между заинтересованными сторонами на оказание той или иной экосистемной услуги или практики землепользования/землеустройства, способной обеспечивать такую услугу.

Более подробно ПЭУ определеяет С. Вандер (2005), как «добровольное соглашение об оказании определенной экологической услуги (либо об организации землепользования с целью обеспечения данной услуги), приобретаемой по крайней мере одним или несколькими покупателями экологических услуг у одного или нескольких поставщиков экологических услуг, при условии, что поставщик экологических услуг соответствует условиям контракта и гарантирует предоставление соответствующей услуги».

Поставщики ЭУ – субъекты хозяйства (по сути, любые физические и юридические лица), в ходе деятельности которых «производятся» или поддерживаются на существующем уровне определенные экосистемные услуги. 

Понятно, что ЭУ не «производятся» человеком в прямом смысле этого слова. Однако определенные действия определенных людей и организаций (в частности, ООПТ) направлены на сохранение экосистем и их свойств, необходимых для производства ЭУ. Например, важным видом ЭУ является поддержание высокого качества пресной воды некой реки. Поставщиками услуги будут землепользователи, чьи участки расположены в верховьях реки: от методов, которыми они ведут хозяйство (включая масштабы потребления удобрений и пестицидов, сведение лесов или, напротив,  лесовосстановление и пр.) напрямую зависит качество воды ниже по течению. Если это качество, в силу определенных действий землепользователей верховьев, поддерживается не ниже фиксированного, можно говорить о предоставлении последними экосистемной услуги [2].

Потребители (пользователи) ЭУ – субъекты хозяйства, извлекающие выгоду, в т.ч. экономическую, от пользования услугой и готовые платить за нее. Готовность потребителей платить за ту или иную услугу является необходимым условием существования соответствующего рынка.

В рассмотренном выше примере потребителями услуги «чистой воды» являются компании или индивидуумы, проживающие в низовьях реки и использующие ее воду для бытовых целей или в производстве. И в том, и в другом случае качество воды играет большое значение для этих субъектов, поэтому есть вероятность, что, будучи определенным образом информированными, они готовы будут платить поставщикам ЭУ компенсации за осуществление мероприятий по поддержанию качества воды в реке, либо же за «неосуществление» деятельности, этому качеству вредящей (к примеру, за лимитированное использование минеральных удобрений на прилегающих к реке землях) [3].

Суть ПЭУ состоит в создании рынка услуг, которые в настоящее время не имеют цены (т.е. считаются «бесплатными» и доступными всем в равной мере). На самом же деле, цена эта существует. Даже если отбросить в сторону экологические и прочие ценности ЭУ, с экономической точки зрения землепользователи, целенаправленно сохраняющие качество воды в реке путем сокращения потребления удобрений, недополучают определенную прибыль (которую можно довольно точно рассчитать) от урожая своих сельскохозяйственных культур, который они имели бы, внося больше удобрений и больше загрязняя реку. В отказе от этой прибыли (намеренном или нет) и состоит та услуга, которую они оказывают пользователям, проживающим ниже по течению. Соответственно, с экономической точки зрения, поставщики услуги будут иметь стимул продолжать оказывать ее лишь в случае, если их недополученные выгоды будут компенсированы потребителями услуги. Таким образом, минимальная сумма ПЭУ должна равняться сумме альтернативных издержек такого устойчивого природопользования.

С другой стороны, потребитель услуги будет готов заплатить за нее только, когда он: во-первых, информирован о том, в какой мере именно деятельность поставщика приводит к обеспечению определенного качества ЭУ; во-вторых, убежден, что осуществление платежа рентабельно по  сравнению с возможными альтернативными издержками (в нашем примере, со стоимостью строительства и эксплуатации сооружений по очистке воды). Максимальная сумма ПЭУ как раз и равна затратам на этот альтернативный способ решения проблемы.

Реальная сумма ПЭУ определяется индивидуально в каждом конкретном случае в процессе переговоров между поставщиком и потребителем услуги, а также посредников.

Этапы внедрения ПЭУ в природоохранную практику

Анализ литературных источников дает возможность выделить следующие этапы внедрения ПЭУ в природоохранную практику:

  • необходимо изучение (выявление) экологически нестабильных экосистем с целью определения экосистемной услуги и основных «поставщиков» и «покупателей» экосистемных услуг;
  • определение организационно-правовой основы внедрения ПЭУ на локальном уровне, т.е. после выявления проблемы нужно продумать, какие схемы ПЭУ можно осуществить;
  • создание специальной структуры управления ПЭУ. В функции этого органа входит поиск и сведение вместе потенциальных продавцов и покупателей ЭУ, помощь в заключении договоров, составление планов действий по осуществлению ЭУ, мониторинг эффективности программы;
  • проведение эколого-экономической оценки ПЭУ. Оценка стоимости услуги требует проведения экономического анализа (к этому процессу лучше всего привлечь профессионалов), консультаций со всеми пользователями, исследования их «возможности платить» через анкетирование и опросы. В идеале, важно создать финансово устойчивый механизм, гарантирующий долговременное, а не единоразовое поступление средств;
  • мониторинг реализации ПЭУ с последующей наглядной демонстрацией результатов потребителям. Необходимо постоянно доказывать пользователям и представителям органов власти экономическую значимость производимой услуги и результативность ПЭУ (со ссылкой на реальные цифры и показатели) используя всевозможные информационные каналы информировать широкие круги населения о проделанной работе [4].

Интерес бизнеса

Деятельность многих компаний зависит от наличия природных ресурсов. Соответственно, обеспечение качества экосистемных услуг напрямую связано с успешностью предприятия, иными словами, прибыльностью бизнеса. Так, компаниям по водоснабжению необходимы функционирующие экосистемные услуги для поддержания необходимого качества воды. Туристические компании заинтересованы в сохранении ландшафта и дикой природы, которые привлекают их клиентов. Другие предприятия, которые оказывают воздействие на окружающую среду или производят существенное количество вредных выбросов, могут найти значительные экономические выгоды в применении схемы ПЭУ (например, вознаграждения за сокращение выбросов углерода или сохранение биоразнообразия), что также позволит сократить негативное воздействие компании на окружающую среду. Кроме того, увеличение предоставляемых экосистемных услуг также является одним из самых малозатратных способов сокращения рисков природных катастроф для страховых компаний.

Механизм ПЭУ продемонстрировал свою успешность во всем мире в качестве инструмента поощрения пользователей ресурсов, землевладельцев и частного сектора с целью улучшения управления ресурсами на бассейновом уровне. Лидерами в привлечении интереса бизнеса к участию в схемах ПЭУ на данный момент являются страны Европы и США, однако все большее количество примеров частногосударственных типов схем ПЭУ появляется в странах Азии, Латинской Америки и Африки.

Потенциальные преимущества от участия частного сектора в схемах ПЭУ:

  1. Экономическая выгодность. Основываясь на существующем мировом опыте, можно утверждать, что для промышленных компаний инвестиции в улучшение экосистемных услуг, непосредственно используемых в производстве и влияющих на качество их продукции, оказываются гораздо выгоднее, чем дополнительны инвестиции в закупку очистного оборудования, установок и пр. Превентивные вложения в сохранение «природного капитала» более выгодны для бизнеса, нежели регулярные инвестиции в мероприятия по восстановлению утраченных природой свойств.
  2. Имидж и устойчивость. Проекты ПЭУ можно рассматривать как эффективный вклад в повышение имиджа компании, как более устойчивые вложения в проекты, связанные с социально-корпоративной ответственностью, а также как возможности для привлечения иностранных инвесторов.
  3. Удобство. ПЭУ – это удобная форма участия частного сектора в области охраны окружающей среды и, соответственно, развития экологически-ответственного бизнеса, так как этот механизм основан на создании рыночных отношений [5].

При этом, конечно, ответственность за охрану окружающей среды и платежи за экосистемные услуги лежит не только на частном секторе. Правительство, общественность и НПО разделяют обязанности в сфере охраны природной среды. Правительство разрабатывает «правила игры», мобилизует население и во многих случаях становится главным поставщиком ЭУ (общественных благ). Общественность и природоохранные НПО способствуют тому, что ЭУ и платежи за ЭУ осуществляются   справедливо сохраняя баланс между природой и человеком с целью обеспечения реального сохранения экосистем, а также увеличения рабочих мест и возможностей дохода для бедных слоев сельского населения.

Возможности ПЭУ для бизнеса

Поиск творческих и социально-справедливых бизнес-решений это не новая концепция и компании, которые уже приняли корпоративную социальную и экологическую ответственность, имеют хорошую возможность воспользоваться бизнес-идеями, описанными ниже в четырех бизнес-моделях ПЭУ [6]. 

Бизнес-модель ПЭУ-1: добавленная стоимость товаров и услуг

Данная модель подходит предприятиям, продающим и покупающим товары и услуги, в которые уже интегрированы экосистемные услуги, такие как экотуризм, органические продукты питания, или сертифицированная заготовка леса. В этой модели потребители платят за товар или услугу, кроме того они добровольно предоставляют премиальную надбавку (по сути ПЭУ) в качестве гарантии, что производство данного товара или оказание услуги способствует сохранению окружающей среды и предоставлению экосистемных услуг. Древесная промышленность, пищевые и туристические фирмы должны быть в первую очередь заинтересованы в подобных рынках.

Некоторые факты и цифры:

Мировые продажи органических продуктов питания в 30 млрд долл. в год (на 2005 г.) и 100 млн га сертифицированной лесной, зеленой органической продукции могли бы быть самым крупным источником ПЭУ. Однако пока лишь малая часть конечной стоимости продуктов служит возмещением вложений фермеров в сохранение экосистем. Но, учитывая, что органический и сертифицированный рынки ежегодно растут на 10 %, будущее расширение природоохранных мероприятий и повышение доходов фермеров выглядят перспективными.

Бизнес-модель ПЭУ-2: экономия затрат

Данная модель подходит для тех предприятий, которые покупают или продают экосистемные услуги, тем самым фактически сокращая расходы потребителей. Самым ярким примером использования такой модели являются сценарии, когда компании по водоснабжению вкладывают средства в экосистемные услуги, которые предоставляются вверх по течению, в результате снижая необходимость (и стоимость) водоочистки. Другие примеры когда фермеры применяют органические методы ведения сельского хозяйства, экономя при этом на исходных вложениях; или когда гидроэнергетические компании вкладывают средства в сохранение природной среды в верховьях бассейнов, что в итоге снижает эрозию и увеличивает сроки службы плотин. Представители деловых кругов, в первую очередь добывающей промышленности и энергетического сектора, должны быть заинтересованы в подобных рыночных возможностях.

Некоторые факты и цифры:

Две самые крупные компании по производству минеральной воды в мире, которые находятся во Франции (Нестле – Виттел и Данон Эвиан) разработали сложные схемы ПЭУ для территорий своих водоисточников, в рамках которых они платят фермерам, применяющим устойчивые сельскохозяйственные практики, предотвращающие загрязнение воды. В Нью-Йорке, США, городской водоканал платит фермерам в верховьях реки, с целью снижения уровня загрязнения бассейна Катскилл. В Венесуэле операторы гидроэлектростанции «Гури» (третьей по величине в мире) платят соседнему Национальному парку Канаима за сохранение и инспектирование лесов для снижения рисков обезлесения, которое может вызвать эрозию почвы и, как результат, заиление почвы водохранилища.

Бизнес-модель ПЭУ-3: соблюдение законодательства

Эта модель может быть интересна компаниям, занимающимся покупкой и продажей экосистемных услуг с целью соблюдения установленных ограничений, связанных с торговлей выбросами, например, парниковых газов. Подобные мероприятия актуальны для всех отраслей бизнеса, в особенности для крупного промышленного сектора (и в меньшей степени для рынка услуг), так как они предоставляют реальную возможность значительно сократить расходы, связанные с соблюдением природоохранного законодательства.

Некоторые факты и цифры:

В результате развития механизмов Киотского протокола всемирный углеродный рынок является достаточно сформированным, составив 22 млрд долл. США в 2006 г. Из них доля мероприятий с экосистемным подходом к снижению выбросов парниковых газов (лесовосстановление, агролесничество) составила 100 млн долл. США. В то же время рынок компенсаций за сохранение водно-болотных угодий в Соединенных Штатах, которые являются одним из лидеров в данной области, составил 1 млрд долл. США в год.

Бизнес-модель ПЭУ-4: добровольные ПЭУ

По какой причине компании затрачивают средства для покупки экосистемных услуг,  которые  и не увеличивают их прибыль, и не снижают их затраты, если к этому их не обязывает законодательство? Однако число предприятий, применяющих схемы ПЭУ продолжает увеличиваться. Существует мнение, что это попытка предупредить закон – как в случае с добровольными углеродными  рынками в США. Другая причина заключается в том, что компании рассматривают свой вклад в социальные и экологические мероприятия в качестве важного компонента улучшения имиджа и социальной ответственности. Не исключено, что отдельные предприятия самостоятельно и добровольно ставят перед собой высокие экологические стандарты. Ввиду различных причин и обстоятельств в настоящий момент наблюдается тенденция роста покупки и продажи ЭУ на добровольных рынках.

Некоторые факты и цифры:

Только в США в 2007 г. добровольные проекты по вознаграждению за сохранение биоразнообразия составили 20 млн долл. Однако – это только вершина айсберга, так как благотворительные вклады различных предприятий и бизнес-фондов в охрану окружающей среды ежегодно составляют 1 млрд долл. США [6].

Механизм платежей за экосистемные услуги является экономическим инструментом, который может быть применим к различному спектру природных, экономических и политических ситуаций. Разработчики схемы и ключевые заинтересованные стороны могут выбирать между различными видами платежей и договариваться о гибких условиях реализации соглашений.

Когда схема ПЭУ разрабатывается на основе серьезных научных исследований и экономического анализа, а форма и размер платежей являются доступными для покупателей и создают заинтересованность у продавцов, такие условия обеспечивают устойчивость механизма в течение всего периода предоставления экосистемных услуг. Более того, хорошо спроектированный и согласованный план мониторинга и оценки является гарантией эффективности ПЭУ и позволяет адаптировать схему к местным условиям в случае серьезных изменений.

Таким образом, ПЭУ представляет собой перспективный инструмент для стран Центральной Азии, способный содействовать решению целого ряда экологических и социально-экономических проблем, тем самым внося свой вклад в развитие региона.

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Millennium Ecosystem Ecosystems and Human Well-being // Synthesis Peport. – Island Press, Washington DC, 2005, 160 pp.
  2. Бобылев С.Н., Захаров В.М. Экосистемные услуги и экономика. — М.: ЛЕВКО, Институт устойчивого развития /Центр экологической политики России, 2009. – С. 8-9.
  3. Сотник И.Н., Могиленец Т.В. Концептуальные подходы к формированию рынков экосистемных услуг. –Украина, 2011. – С. 23.
  4. Forest Trends, Katoomba Group, ПРООН, Платежи за экосистемные услуги: с чего начать – букварь, 2008. – С. 15-17.
  5. Ван Нурдвик М., Леймона Б. Принципы справедливости и эффективности в улучшении экологических услуг в Азии: платежи, компенсации, или софинансирование? // Экология и общество. – – №1. – С. 15.
  6. Всемирный фонд природы // Экосистемные услуги и ПЭУ: В чем интерес бизнеса? (2007) [Электронный ресурс] // http://awsassets.panda.org/downloads/business_brochure_1.pdf
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: Экономика