О некоторых проблемах начала досудебного расследования экологических преступлений

Деятельность уполномоченных органов относительно выявления, раскрытия и расследования преступлений, ее структуризация на  этапы  (стадии)  –  проблема,  которая  интенсивно разрабатывается представителями криминалистики и уголовно-процессуальной науки и которая имеет несомненное методологическое значение. Результаты ее исследования непосредственно преломляются в усовершенствовании методик расследования отдельных видов (групп) преступлений; с учетом выделенных этапов конструируются соответствующие методики, конкретизируются цели и средства достижения эффективных результатов в каждом из них. С точки зрения содержательной стороны и решаемых следователем задач весь процесс доказывания рассматривается поэтапно – этап регистрации заявления, сообщения об уголовном правонарушении в Едином реестре досудебных расследований, первоначальный этап расследования, последующий и заключительный этапы. На каждом из перечисленных этапов решаются соответственно свои задачи: на этапе регистрации заявления, сообщения об уголовном правонарушении в ЕРДР – выявление признаков преступления или уголовного проступка; на первоначальном – выявление подозреваемого; два последних – решение задачи полного расследования, доказывание виновности подозреваемого для предания суду.

В процессуальной и криминалистической литературе уделяется достаточное внимание проблеме выявления преступлений. Отдельные работы касались, прежде всего, процессуальной стороны проблемы в связи с понятием «раскрытия преступления» [1]. По мнению некоторых ученых, выявление преступлений – это процесс, в результате которого скрытые (латентные) преступные деяния становятся известными правоохранительным органам, и из этого момента возникает законная обязанность рассмотреть материалы о наличии признаков преступления и достаточных основаниях для возбуждения уголовного дела [2, c. 18]. В связи с этим неминуемо возникает вопрос: можно ли считать выявление преступления неотъемлемой частью его раскрытия? В криминалистической литературе на этот счет встречаем два основных взгляда. Сторонники первого из них включают выявление преступления в деятельности относительно его раскрытия, считая, что таким образом обеспечивается целостность и повышается эффективность единого процесса раскрытия преступления [3]. Другие авторы рассматривают выявление преступлений как самостоятельный, первый этап борьбы с преступностью, считая, что раскрытие осуществляется после возбуждения уголовного дела лишь предусмотренными уголовно-процессуальным законом средствами [4]. При этом тот факт, что в процессе расследования или судебного разбирательства одного преступного деяния могут быть выявлены факты совершения других преступлений – этот вопрос не рассматривается. Если в ранее действующем УПК РК была глава, посвященная этапу возбуждения и выделены следственные действия, проведение которых допускалось до возбуждения уголовного дела, с принятием нового УПК РК в соответствии с ч. 1 ст. 179 началом досудебного расследования является регистрация заявления, сообщения об уголовном правонарушении в Едином реестре досудебных расследований либо первое неотложное следственное действие. В соответствии с ч. 5 ст. 181 при отсутствии достаточных данных, указывающих на признаки уголовного правонарушения, заявления и сообщения, требующие проведения ревизий и проверок уполномоченных органов для установления признаков уголовного правонарушения, без регистрации в Едином реестре досудебных расследований в течение трех суток направляются для рассмотрения уполномоченным государственным органам.

Между тем проблема выявления экологических преступлений невероятно сложна и поэтому нуждается в специальной процессуальной и криминалистической разработке. Необходимо сразу же оговорить, что среди экологических преступлений особенно серьезные проблемы имеют место в отношении преступлений 1 и 2 групп, поскольку эти правонарушения сочетают в себе сложный комплекс факторов, включая не только пространственные, когда территория, подвергшаяся загрязнению, занимает десятки, сотни километров, но и метеорологические, которые вносят изменения, причем весьма существенные и могут нивелировать изменения. Усложняет процесс выявления признаков преступления в биологических объектах, поскольку их иммунная система противодействует внешним негативным водействиям и существует временной фактор, он может оказаться продолжительным – недели, месяцы, иногда годы проходят, прежде чем биологическая особь погибает из-за произошедшего экологического правонарушения. Поясним это на нескольких примерах,   получивших  большой  общественный   резонанс. В 2000 году на Каспийском побережье в Мангистауской области нашли тела тысяч  тюленей. Причиной их гибели назвали хронический токсикоз. В местной прессе озвучивалось официальное заключение, что несколько  лет  в силу биологических особенностей в организме животных накапливались нефтяные токсины и сельскохозяйственные пестициды, что привело к резкому падению иммунитета у тюленей и подверженности их инфекционным заболеваниям. Весной 2006 года погибло по меньшей мере 330 тюленей. Тогда, по версии комиссии, наиболее вероятной причиной явился вирус чумы. Кроме этого, назывались также неблагоприятные погодные условия. Но представители Института микробиологии и вирусологии предположили, что массовая гибель тюленей в Мангистауской области произошла в результате интенсивного рыболовства. В 2007 году трагедия повторилась, количество найденных на берегу мертвых тюленей приблизилось к тысяче.

Мертвых тюленей находили на побережье между нефтяными месторождениями Каламкас и Каражанбас, в районе водозащитной дамбы «Каламкас». В мае 2009 года на побережье Каспия насчитали сотни погибших тюленей. В этом же Тюб-Караганском районе Мангистауской области было обнаружено более 350 тушек мертвых тюленей. В марте 2010 года, по данным сайта Aktau-news, вице-министр охраны окружающей среды Э. Садвакасова заявила, что основной причиной сокращения популяции тюленей в Каспийском море является человеческая деятельность. «Самая первая причина в том, что мы ведем активный вылов рыбы в Каспийском море, а это основной продукт питания тюленей. Популяция тюленей на нашей территории – около 8000 особей, и она катастрофически сокращается каждый год», – заявила тогда Эльдана Садвакасова. В мае 2010 года депутат парламента  Виктор  Киянский обратился с запросом на имя премьер-министра страны. В своем обращении депутат заявил, что «избиратели отмечают, что ослабление профилактических, предупредительных и реабилитационных мероприятий приводило и приводит к массовой гибели тюленей на Каспии, заморам рыбы, а теперь сокращению уральской популяции сайги». В отношении тюленей были проведены многочисленные исследования, приглашены были не только казахстанские специалисты, но и ученые их Германии, России, Англии и т.д. Результаты не были озвучены.

Позднее, в 2014 г. в прессе появилась информация о замене труб на   Кашагане. Как известно, Кашаган уникальное месторождение, находящееся в шельфе Каспия, и опасность добычи нефти на ней заключается в том, что сопровождается выбросами высокосернистого газа, губительного для живых организмов. В средствах массовой информации появились публикации об утечке газа из труб, проложенных в Кашагане. В других публикациях было указано, что трубы будут заменены к 2016 г. Таким образом, возникает вопрос, чья вина в использовании негодных труб, которые привели к экоциду? Возбуждены ли уголовные дела против тех лиц, которые использовали заведомо непригодные трубы, грубо нарушая технологический процесс, приведший к колоссальным потерям? Ответа нет!! Аналогичная ситуация с сайгаками, причину массовой их гибели ученые связывают с результатами человеческой деятельности. Согласно последним данным МСХ РК, этой весной 2015 г. в Казахстане погибли свыше ста тысяч сайгаков. Только в Костанайской области утилизировано более 80 тысяч туш, однако проблема не выяснена. В истории «сонной болезни» в селе Калачи в Казахстане учеными были получены результаты экспертиз почвы, подземного воздуха и воды, взятых ими из 12 скважин в Калачах.

После этого у специалистов появилась рабочая версия феномена «сонного села», которую предстоит проверить в дальнейших исследованиях. «В пробах из почвы Калачей обнаружены повышенное содержание угарного газа CO и углеводорода СН. Причину «сонной болезни» я бы сформулировал так: периодическое вдыхание воздуха с пониженной концентрацией кислорода и повышенной концентрацией угарного газа и углеводорода», – считает замгендиректора НЯЦ Казахстана Лукашенко. Он подчеркнул, что это пока только рабочая версия. Он добавил, что «сонную болезнь» вызывает не какой-то один фактор, а именно совокупность трех факторов – недостаток кислорода плюс избыток CO и СН», – полагает Лукашенко. Так, например, по результатам проб оказалось, что концентрация угарного газа (СО) в подземном воздухе находится на уровне предельно допустимой. Углеводород (СН) не превышает уровень предельно допустимой концентрации, он находится  примерно на уровне половины от ПДК.  Кислород  – ниже нормы, «но не очень смертельно», отмечает ученый. «Каждый из этих трех компонентов по отдельности находится почти в пределах нормы – поэтому каждый из них не вызывал никакого подозрения, и причину «сонной болезни» долго не могли  выяснить.

А при   совокупности трех факторов возникает классический синергетический эффект. Сами по себе не очень значительные факторы усиливают друг друга и только тогда вызывают «сонную болезнь», – объясняет ученый. Долгое время ученые шли по ложному следу – Калачи находятся рядом с закрытыми рудниками, из которых в советское время добывали урановую руду. Ученые пытались выяснить связь между «сонной болезнью» и радиацией из рудников. Версия ученых такая, что связь между рудником и «сонной болезнью» есть. Дело в том, что при работах в шахте использовалось  много дерева – для крепежа, настилов и так далее. Когда скважина была закрыта, она стала заполняться водой. При контакте дерева с водой и стал выделяться угарный газ. А когда его накопилось достаточное количество, газ стал постепенно выходить на поверхность», – объясняет ученый [5]. Оценка всех перечисленных информаций в приведенных примерах предусматривает применение комплекса знаний, прежде всего экологических, криминалистических, технических, потом только правовых. Проверка информации включает одновременную работу по нескольким направлениям, в частности: выявление и получение следов загрязнений; исследования животных, исследования людей, выявление предприятий; выявление и получение нужных документов и их копий в этих предприятиях; выявление причастных лиц; прослеживание движения загрязняющих веществ и мн.др. Это только первичная информаци.

При проверке первичной информации природоохранной прокуратурой совместно с различными службами, например с Министерством сельского хозяйства РК, осуществляются разнообразные мероприятия: организация проведения проверок, получение официальных справок от природоохранных служб; опрос граждан; исследования диких животных; истребование, исследование и сравнительный анализ документов; использование конфиденциальных источников информации; проверка фактического наличия очистных средств и их состояния; оперативное наблюдение; прослушивание телефонных переговоров и снятие информации с каналов связи; оперативное обследование сооружений, помещений, участков местности и тому подобное.

Таким образом, расследования преступления в сфере экологии занимают особое место, поскольку выявление последних определяется существенной спецификой и требует применения и сочетания комплекса биологических, химических, физических, даже экономических и правовых мероприятий.

Криминалистическое значение деятельности относительно рассмотрения материалов об экологических преступлениях имеет два аспекта: процессуальный и оперативно-розыскной. В данном случае идет речь о рассмотрении оперативных материалов органами, осуществляющими ведение дела оперативно-розыскными функциями, и уголовно-процессуальная деятельность, которая осуществляется в соответствии со ст. ст. 179-186 УПК РК о регистрации уголовного дела путем использования имеющихся процессуальных средств. Криминалистический аспект такой деятельности именуется «проверочные действия». В новом УПК РК понятие «проверочные действия» отсутствует. В других нормативных актах, юридической литературе и среди практических работников такая деятельность именуется по-разному: «доследственная проверка», «первичная проверка», «рассмотрение сообщений о преступлениях» [3].

Как один из наиболее спорных аспектов уголовного судопроизводства, проверка касается тех вопросов, где сталкиваются процессуальное право и криминалистика. При этом наблюдается существенное отставание регламентации этой деятельности в УПК РК (как в старом так и в новом) соответствующих криминалистических рекомендаций относительно ее проведения.

Отдельные криминалисты считают, что вопросы, которые касаются рассмотрения первичных материалов и возбуждения уголовного дела, должны относиться к науке уголовного процесса, а не к методике расследования и криминалистики вообще. Мы поддерживаем мнение В.А. Образцова, который считает, что решение вопроса о достаточности имеющихся данных для возбуждения уголовного дела, потребность провести их проверку касается уголовного процесса. Вместе с тем исходные данные, по которым возбуждено уголовное дело, являются объектом специфической криминалистической оценки с точки зрения следственных  ситуаций и версий, возникших на начальном этапе расследования, и определяют характер и направленность решаемых на этом этапе поисковопознавательных задач [6, с. 351].

Тактические  и  методические   особенности проведения проверки определяются, в частности, видовыми (групповыми) особенностями преступлений; спецификой задач проверки, ограниченностью ее средств и сроков проведения; особенностями поступившей  информации, источниками этой информации (например, информации, полученной путем проведения оперативно-поисковых мероприятий, и информации, полученной из заявлений граждан, материалов проверок контролирующих органов и тому подобное); отраслевой спецификой субъекта проведения проверки (природоохранной прокуратурой); особенностями ситуации, возникающей при проверке (возникновения разных конфликтных ситуаций, трудности в получении нужных документов, противодействие заинтересованных лиц и тому подобное).

Решающую роль на стадии проверки  играет информация о преступлении, выступающей поводом к возбуждению уголовного дела. Поскольку основания выясняются уже в ходе процесса, то возникновение повода как начального момента процесса предшествует установлению этих оснований. Следовательно, процессуальная деятельность относительно выяснения оснований к возбуждению уголовного дела всегда начинается с проверки и оценки повода. Сущность проверки материалов об экологических преступлениях заключается в исследованиях специалистов.

Анализ дел позволяет определить перечень материалов, составляющих первичный материал, нужный для обоснованного возбуждения уголовного дела, перспективного расследования и судебного разбирательства:

  • материалы специальных проверок природоохранной прокуратурой;
  • письменные заявления органов, осуществляющих государственный экологический контроль за состоянием окружающей природной среды;
  • письменные заявления представителей общественных экологических организаций;
  • рапорт работника оперативного подраздела (обобщающий письменный вывод проведенной работы относительно выявления и документирования преступления или отдельного его эпизода, где четко определяются установленные данные о преступном событии и причастных к нему лицах);
  • публикации средств массовой информации;
  • заявления отдельных граждан. Уголовные дела о преступлениях в сфере экологии, как свидетельствует следственная практика, отмечаются особой сложностью, что сказывается уже на стадии проверки. Для обеспечения судебной перспективы дела об экологических правонарушениях нужно выполнить  колоссальную проверочную работу, прежде  всего с целью контроля полноты тех материалов, которые поступали от граждан, средств   массовой информации, представителей общественных экологических организаций и необходимости устранения пробелов.

 

Литература 

  1. Герасимов И. Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. – Свердловск: Средне-Уральское кн. изд-во, – 184 с.
  2. Иванова Л.А. Криминалистическая характеристика и первоначальный этап расследования преступлений, связанных с загрязнением вод и атмосферы: Автореф. дис. канд. юрид. наук / Урал. ГЮА РФ. – Екатеринбург, – 22 с.
  3. Образцов В.А. и др. Расследование преступных загрязнений водных объектов и атмосферного воздуха. – М., – 64 с.
  4. Зорин, Г.А. Теоретические основы криминалистики. – Минск: Амалфея, 2000.416 с.
  5. https://www.google.kz/m kz/post/132671
  6. Образцов В.А. Криминалистика: Курс лекций / Ассоциация работников правоохранительных органов РФ. – Г.,– 448 с.
Фамилия автора: Даубасова С.Ш.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция