Инвестиционный спор в международном праве

Проблемы разрешения инвестиционных споров в современных международных экономических отношениях, с одной стороны, являются отражением несовершенства правового регулирования этих отношений, а именно проблем регулирования международных инвестиционных отношений как основополагающего и особо значимого вида экономических отношений, от которых, в конечном счете, зависит развитие национальной экономики и других видов международных экономических отношений.

Отличительной чертой современного правового регулирования международных инвестиционных отношений, на наш взгляд, является проблема согласования международной инвестиционной политики двух диаметрально противоположных групп государств  –  капиталоэкспортирующих  или  развитых в экономическом отношении и капиталоимпортирующих или развивающихся государств, составляющих большинство государств в мировом сообществе. Данное положение относится также и к странам с переходными экономиками.

С другой стороны, проблемы разрешения международных инвестиционных споров – это, прежде всего, проблемы реализации института юридической ответственности в международном инвестиционном праве, находящемся в стадии становления и развития, а также проблемы становления и развития международного процессуального права.

Многочисленные трудности при улаживании инвестиционных споров связаны с различным толкованием терминов, причем не только в разных правопорядках, но и в рамках одного правопорядка. Из анализа законодательства, судебной и договорной практики следует, что содержания терминов «инвестор»,  «инвестиции»,  «капиталовложения», «иностранные», «осуществление капиталовложений» имеют ключевое значение при разрешении инвестиционных споров. От толкования этих терминов зависит применение особого порядка урегулирования инвестиционных споров, объем предоставляемой инвестору правовой защиты. Не облегчает разрешение инвестиционных споров и тот факт, что каждый инвестиционный спор между государством и инвестором носит индивидуальный характер, так как спорные правоотношения имеют индивидуальное правовое регулирование, а спор, связанный с ними – индивидуальный механизм разрешения.

Процедуру разрешения инвестиционных споров между государством иинвестором часто сравнивали с процедурами улаживания межгосударственных споров, к которым согласно статье 33 Устава ООН относятся «переговоры, обследование, посредничество, примирение, арбитраж, судебное  разбирательство,  обращение к региональным органам или соглашениям или иным мирным средствам». В настоящее время в доктрине и судебной практике преобладает мнение о частноправовой природе инвестиционных споров, хотя единогласие все же не достигнуто.

Специальной процедуры разрешения инвестиционных споров в Республике Казахстан не предусмотрено. Так, типовой проект соглашения между Правительством Республики Казахстан и правительствами иностранных государств о поощрении и взаимной защите капиталовложений указывает лишь на то, что все споры в связи с подобным соглашением должны разрешаться сторонами совместно в порядке, который они сами установили.

Под инвестиционными спорами в широком смысле понимаются  любые  споры,  связанные с инвестициями. Это могут быть споры экономического, технического, технологического, административного и правового характера между различными субъектами. Причем экономические, технические, технологические и административные споры могут иметь самостоятельный характер, а так же могут являться составной частью правового спора.

В нашем законодательстве термин «инвестиционный спор» прямо не используется. Пока в действующих нормативных правовых актах дефиниция «инвестиционный спор» не применена, она имеет собирательное, доктринальное значение. Но из-за международного характера инвестиционных правоотношений, особого механизма разрешения инвестиционных споров и процедуры исполнения принятого решения необходимо учитывать международную законодательную и судебную практику. Согласно статье 25 Вашингтонской конвенции к инвестиционным спорам относятся правовые споры, возникающие непосредственно из отношений, связанных с инвестициями, между принимающим государством (или любым уполномоченным  органом государства, о котором сообщено в МЦУИС) и лицом (физическим или юридическим) другого государства. По мнению М.А. Баратовой, из статьи 25 (4) Вашингтонской  конвенции  следует,  что «государству-участнику Конвенции предоставляется возможность дать определение понятия «инвестиционные споры» в национальном законодательстве... Государство, самостоятельно определяя категории инвестиционных споров, передаваемых для рассмотрения в МЦУИС, косвенным образом дает определение понятия «инвестиционные споры» [1, с. 67].

С.И. Крупко с данным выводом не согласна. По ее мнению, государство всего лишь определяет компетенцию МЦУИС относительно инвестиционных споров со своим участием или с участием лиц, имеющих национальность этого государства [2, с. 28].

В узком смысле под инвестиционными спорами следует понимать правовые споры между государством и инвестором, связанные с инвестициями последнего на территории первого. В доктрине именно такие споры принято называть инвестиционными [1, с. 67; 3, с. 198; 4, с. 187; 5, с. 267]. Это обусловлено наличием квалифицирующих признаков – особым составом участников споров (государство с одной стороны и иностранный инвестор с другой стороны), спецификой предмета и особым порядком урегулирования инвестиционных споров.

Такое определение  инвестиционного  спора следует из анализа основных международно-правовых актов, так или иначе касающихся вопросов регулирования инвестиций и инвестиционных споров. Основным документом, который чаще всего используется в определении понятия «международный инвестиционный спор», является Вашингтонская  конвенция,  принятая в 1965 году и в соответствии с которой создан Международный центр по разрешению инвестиционных споров (МЦУИС) – International Center for Settlement of Investment Disputes (ICSID). Юрисдикция Центра распространяется на все непосредственно связанные с инвестициями правовые споры между Договаривающимся Государством (или любым подразделением или учреждением Договаривающегося Государства, указанным Центру этим государством) и физическим или юридическим лицом другого Договаривающегося Государства, которые стороны в письменной форме согласились передать Центру (ст. 25 Вашингтонской конвенции).

Небезынтересно мнение Е.В. Попова о том, что под инвестиционным спором необходимо понимать комплекс правоотношений, возникающих в связи с разрешением разногласия или поиском оптимального варианта по урегулированию спорных ситуаций, которые   появляются в рамках осуществления инвестиционной деятельности [6].

Вместе с тем в юридической науке существуют и другие подходы к определению инвестиционного спора. Так, предлагается деление инвестиционных споров на две группы. К первой группе относятся споры, под которыми в международной практике понимаются споры между иностранным частным инвестором и государством, принимающим частные инвестиции. Ко второй группе относятся иные споры, которые могут возникать между участниками (партнерами) совместного предприятия, споры одного из участников с совместным предприятием  [3, с. 162].

С.И. Крупко при классификации инвестиционных споров использует критерий характера требований, критерий основания возникновения спора и критерий предмета спора [2, с. 30].

По характеру требования инвестиционные споры она делит на частноправовые, публичноправовые и смешанные. Споры о возмещении убытков, о взыскании неустойки, о внесении изменений в инвестиционное соглашение носят характер частноправовых. Примером публичноправовых споров являются споры о соблюдении принципов экспроприации, о соблюдении принципов выплаты компенсации, установленных в международных договорах – межправительственных соглашениях о поощрении и взаимной защите капиталовложений, о предоставлении режима наиболее благоприятствуемой нации.

Как правило, инвестиционные споры имеют смешанный характер, когда инвестор одновременно предъявляет требования публично-правового и частноправового характера.

По основанию возникновения инвестиционные споры делятся на две группы. К первой группе относятся споры, связанные с односторонними суверенными актами  государства по вмешательству в инвестиционную деятельность – изменение условий осуществления инвестиционной деятельности через изменения в законодательстве принимающего государства, экспроприация инвестиций или меры, подобные ей; иные действия государственных органов и должностных лиц, ущемляющие права инвесторов; предоставление фискальных льгот и привилегий. В данной категории споров государство, в первую очередь, выступает как суверен и доминирует,  таким  образом,  публично-правовой аспект отношений принимающего государства и иностранного инвестора. Для рассматриваемой категории споров будут характерны два вида требований. Это требования об установлении юридического факта (например, подтверждение факта ухудшения условий осуществления инвестиционной деятельности) и требования о выплате компенсации.

Вторую группу образуют споры,  связанные с инвестиционным соглашением (преддоговорные споры, толкование условий инвестиционного соглашения, неисполнение или ненадлежащее исполнение стороной обязательств по инвестиционному соглашению, изменение инвестиционного соглашения, прекращение инвестиционного соглашения). В данной категории споров на первый план выходят частноправовые правоотношения принимающего государства и иностранного инвестора и соответственно роль государства как стороны договора.

По критерию предмета спора инвестиционные споры можно разделить на три категории:

  • споры, связанные с допуском инвестора к осуществлению инвестиционной деятельности;
  • споры, связанные с реализацией инвестиционного проекта, то есть возникающие непосредственно при осуществлении инвестиционной деятельности;
  • споры, связанные с прекращением инвестиционной деятельности [2, с. 32].

Наиболее наглядно специфика инвестиционных споров проявляется именно в этих трех категориях инвестиционных споров.

Исходя из вышеизложенного, можно заключить, что легального определения инвестиционного спора в инвестиционном законодательстве не существует. Его разработка требуется и в качестве основополагающего элемента инвестиционного законодательства, и для определенности данного института для участников инвестиционных отношений.

Также необходимо учесть, что инвестиционное законодательство, содержащее особые процедуры разрешения данной категории споров, должно раскрывать их юридическое содержание. В ином случае правовой механизм не будет иметь предмета регулирования. То есть механизм разрешения инвестиционного спора будет существовать без четкого представления, что же такое инвестиционный спор, который он призван разрешать (регулировать).

 

Литература 

  1. Баратова М.Л. Инвестиционные споры: понятие, виды, способы разрешения // Законодательство. – 1998. – № 4.
  2. Крупко С.И. Инвестиционные споры между государством и иностранным инвестором: дис. …на соискание ученой степени канд. юрид. наук. – М., 2002.
  3. Богуславский М.М. Правовое положение иностранных инвестиций. – М., 1993.
  4. Международное частное право: учебник для вузов / под ред. д.ю.н. Н.И. Марышевой. – М., 2000.
  5. Звеков В.П. Международное частное право. Курс лекций. – М., 1999.
  6. Попов Е.В. Разрешение международных инвестиционных споров // Правоведение. – 2000. – № 4.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция