Развитие кластеров как направление развития нефтегазового сектора

Согласно Концепции конкурентоспособности страны М. Портера, страны достигают успеха не просто в отдельных отраслях, но в группе взаимосвязанных отраслей или в секторе экономики. По определению Портера, кластер или промышленная группа – это группа географически соседствующих взаимосвязанных компаний и связанных с ними организаций, действующих в определенной среде и характеризующихся общностью деятельности и взаимодополняющих друг друга и совместно обеспечивающих глобальную конкурентоспособность региона. Географические масштабы кластера могут варьировать от одного города или территориально-административной единицы, например, административной области, до всей территории страны или даже ряда соседствующих стран [1].

Основными участниками кластерного развития являются компании (предприниматели), входящие в кластер. Только при активном участии предпринимателей кластер может развиваться и укрепляться. Бизнес-лидеры играют важнейшую роль в процессе повышения конкурентоспособности. Образовательные учреждения также играют большую роль и являются важным катализатором в процессе кластерного развития. Университеты, например, являясь образовательными учреждениями, также могут обеспечивать участников кластера инновациями и продвигать НИОКР деятельность.

В идеале кластер представляется наиболее эффективным механизмом оперативной и результативной модернизации производства. Важнейшим условием этих отношений является то, что кластер может включать в себя малое или большое число различных компаний из разных отраслей, объединяющихся в гибкую, оперативно реагирующую на динамично меняющуюся конъюнктуру, систему мировой экономики и ее производственно-технологические циклы. Все кластеры уникальны, и многих из них отличает специфический колорит национально этнического и географического характера. В отличие от традиционных формальных структур, кластеры и входящие в него производственные структуры, несмотря на тесную интеграцию и высокую степень взаимозависимости, сохраняют юридическую независимость. Преимущественная сторона подобного рода кооперации состоит в том, что объединение фирм в кластеры позволяет каждому из участников получать преимущества от эффекта синергии. Тем самым, развитие кластеров возможно на следующих началах:

  • инновационности;
  • использования общего трудового ресурса высокопрофессиональных специалистов;
  • ускоренного обмена между членами кластера информацией, знаниями, «ноу-хау»;
  • наиболее оптимального использования внутренних и внешних инвестиций;
  • интеграции на своей территории экономической и социальной политики ради создания на ней максимально благоприятного климата для предпринимательства и развития благосостояния всего сообщества.

Кластерное развитие предполагает объединение всех участников цепочки добавленных стоимостей (процессы добавления стоимости от сырья до конечного продукта) какой-либо отрасли, родственные и поддерживающие отрасли, а также другие институты, имеющие отношение к данной отрасли. Кластер подразумевает промышленную группу, ядром которой является одно или ограниченное число ведущих производств.

Кластер является комплексом, который формируется на базе территориальной концентрации взаимосвязанных и взаимодополняющих друг друга предприятий и организаций, которые используют выгоду своего близкого расположения и своей специализации для обеспечения своих конкурентных преимуществ на рынках.

Конкурентоспособность на мировом рынке может обеспечить не один продукт или отрасль, а такой комплекс, где успех одних предприятий вызывает впоследствии успехи предприятий, связанных с ними. Субъекты комплекса объединяются для решения общих проблем, связанных с повышением конкурентоспособности.

В большинстве случаев этот комплекс может быть представлен поставщиками, основными производителями и потребителями, которые связаны технологической цепочкой. Связь между членами кластера может быть не только вертикальной (поставщик-покупатель), но и горизонтальной (общие клиенты, технологии, посредники, инфраструктура и т.д.).

О кластерах как таковых в нефтегазовой отрасли на сегодняшний момент говорить не приходится, так как в мировой практике они пока отсутствуют. В современной структуре мирового нефтяного бизнеса, которая сформировалась в 30-е годы двадцатого столетия, доминируют вертикально интегрированные нефтяные компании, которые являются наиболее конкурентоспособными. Под вертикальной интеграцией понимают объединение на финансово-экономической основе различных технологически взаимосвязанных производств. В нефтяном деле сюда входят предприятия, относящиеся к последовательным стадиям технологического процесса: разведка и добыча нефти – транспортировка переработка – нефтехимия – сбыт нефтепродуктов и нефтехимикатов.

В 1960-1970-е годы в мировом нефтяном бизнесе произошли серьезные изменения. Страны-экспортеры нефти, входившие в ОПЕК, сумели в значительной степени установить контроль над своими нефтяными ресурсами. Сейчас практически во всех нефтедобывающих странах существуют мощные национальные нефтяные компании. Однако даже добившись права распоряжаться большей частью добываемой нефти, страны-производители не смогли получить справедливую долю в общих доходах, обусловленных эксплуатацией нефтяных ресурсов. Главная причина этого заключалась в отсутствии или ограниченности доступа к рынкам сбыта конечной продукции.

Поэтому в 1970-х годах сначала для самообеспечения нефтепродуктами, а затем и с целью выхода с ними на внешние рынки Саудовская Аравия, являющаяся крупнейшей нефтяной державой, а также многие страны-производители приступили к строительству нефтеперерабатывающих и нефтехимических заводов.

В данном случае процесс вертикальной интеграции развивался в направлении от разведки и добычи нефти к сферам ее переработки и маркетинга продукции. Важнейшими предпосылками такого процесса можно считать стремление овладеть рынками конечного спроса и повысить конкуренцию в сфере нефтедобычи в условиях достаточно насыщенного рынка.

В другом направлении шла интеграция в нефтяных компаниях некоторых западноевропейских стран. Например, во Франции и Италии нефтеперерабатывающая и нефтехимическая промышленность сильно зависела от поставок сырья из крупнейших нефтяных стран. Используя конкурентные противоречия между транснациональными нефтяными корпорациями и правительствами нефтедобывающих стран, европейские государственные и частные компании сумели внедриться в сферу нефтедобычи добывающих государств на концессионных условиях. Толчком для данного интеграционного процесса явилось стремление к преодолению зависимости от поставок сырья. В результате этого сложились крупные нефтяные компании, как французская «Тоталь» и итальянская «ЭНИ», которые на сегодняшний день входят в двадцатку лидеров.

Одной из самых мощных интегрированных нефтегазовых компаний США является «Мобил», основные активы которой превышают 46 млрд. долларов США. Компания осуществляет свою деятельность в 125 странах мира и обеспечивает работой более 40 тыс. человек. За пределами США добывается 70% ее продукции.

Компания владеет 21 нефтеперерабатывающим заводом во многих странах мира, причем только 4 из них находятся в США, средняя загрузка которых составляет 91%. Одна треть производственных нефтеперерабатывающих мощностей компании находится на быстрорастущем рынке сбыта углеводородной продукции Азиатско-Тихоокеанского региона. Среди ее зарубежных заводов самый крупный находится в Сингапуре. Компания «Мобил» имеет более 18 тысяч автозаправочных станций (АЗС), которые реализуют 130 тыс. т бензина, 7,2 тыс. т первосортных смазочных материалов для автотранспорта и промышленности в год.

Химическая компания «Мобил Кемикл» широко представлена по всему миру, ею эксплуатируется 30 установок в 11 странах, продукция продается в более чем 100 странах мира. Основными видами производимой продукции являются продукты нефтехимической промышленности, пластические массы, добавки и синтетические продукты, а также упаковочная пленка из пропилена. Кроме того, она производит такие специальные продукты, как добавки и синтетическое сырье для различных смазок.

Происходящие в 90-х годах ХХ в. в мировой экономике интеграционные процессы стали все отчетливее проявляться и в нефтегазовой отрасли. Так, например, произошло слияние «Эксон» и «Мобил», благодаря чему появилась такая мощная вертикально-интегрированная компания «Эксон Мобил». В качестве другого примера можно привести компанию «Шеврон», которая была основана в 1926 г. в г. Денвере (США) путем слияния компаний «Стандарт Ойл оф Калифорния» и «ПасификКоустойл».

В настоящее время она является одной из крупнейших международных интегрированных нефтегазовых компаний мира. Основными областями деятельности компании являются разведка, обустройство и эксплуатация нефтяных и газовых месторождений; транспортировка нефти, газа и нефтепродуктов по нефтеи газопродуктопроводам, нефтеналивными судами и специальными танкерами, а также железнодорожным и автомобильным транспортом; переработка нефти и газа и производство базовых нефтепродуктов и нефтехимической продукции; сбыт сырой нефти, природного газа, конечной продукции нефтехимии и нефтепереработки.

Компания «Шеврон» осуществляет активную деятельность с целью приобретения новых участков для разведки продуктивных скважин и действующих месторождений. С 1992 г. она ведет разработку Тенгизского нефтяного месторождения в Казахстане.

Основные нефтеперерабатывающие мощности компании (8 заводов) находятся в США. Еще четырнадцать НПЗ расположены в 10 странах мира. Объем поставляемых компанией нефтепродуктов на рынок США составляет 10% от внутреннего потребления США. Объем поставок нефтепродуктов, осуществляемых компанией с учетом доли дочерних предприятий «ИрвингойлКо.» и «Калтекс Петролеум Корпорейшн», составляет 5% от всего потребления нефтепродуктов развитых стран.

Компания «Шеврон» в различных формах обладает долей участия почти в 622 компаниях, филиалах и отделениях и постоянно стремится расширить поле своей деятельности. Компания имеет 29 дочерних предприятий и филиалов, владеет трубопроводами длиной 13 тыс. миль, крупнотоннажными современными морскими судами и более чем 12 тысячами автозаправочных станциями. Приведенные данные о компании «Шеврон» свидетельствуют о больших возможностях компании, значительном объеме ее производственной деятельности, осуществляемой во всех регионах мира.

Компания «Тексако», образованная в 1902 г., участвует в 34 проектах по поиску и добыче нефти в 18 странах мира, что ставит ее в число лидеров этого направления нефтяного бизнеса. Она владеет семью нефтеперерабатывающими заводами, расположенными в США, и 20 заводами за рубежом, собственностью компании являются нефтеи продуктопроводы длиной 11 тыс. миль. Кроме того, компания имеет свою долю в активах других компаний, владеющих нефтеи продуктопроводами длиной 20 тыс. миль. Для компании характерны большие доходы от продажи нефтепродуктов и высокий объем реализации бензинов в США. В нефтехимическом производстве преобладает продукция, получаемая непосредственно на НПЗ (ароматические и олефиновые углеводороды, бутан-бутиленовая фракция, кислородсодержащие соединения).

Для обеспечения технологической конкурентоспособности нефтяной отрасли Казахстана необходима реализация кластерной политики в ее развитии. Воплощение в жизнь этого направления позволит увеличить производственные показатели нефтяных компаний, снизить их издержки и издержки обслуживающих компаний, будет способствовать возрастанию инновационной восприимчивости нефтяной отрасли [2].

Несмотря на положительные тенденции в развитии отрасли, нельзя не отметить тот факт, что доля государства в общем объеме добычи нефтегазового сырья составляет 24%. Кроме того, значительные объемы извлеченных ресурсов (до 80%) экспортируются по различным направлениям, что создает серьезные проблемы в отечественном перерабатывающем секторе.

В Казахстане же по-прежнему приоритетом остается развитие нефтяного бизнеса, ориентированного на экспорт углеводородов. В этой связи слабо осуществляется модернизация нефтеперерабатывающих предприятий республики, вследствие чего основной объем их продукции составляют автобензин, дизтопливо и мазут, в то время как нефть, поставляемая на зарубежные заводы, проходит стадии глубокой переработки. Иностранные компании, активно участвовавшие в приватизации предприятий сырьевого сектора республики, не участвуют в реализации проектов, относящихся к нефтехимии.

В стране практически отсутствует действенная программа взаимоувязки всех составляющих звеньев нефтегазового производства – добычи, переработки, инфраструктурных и смежных производств, использования отечественных научных разработок, подготовки специалистов. Не изменив этого состояния, мы не сможем войти в число лидеров, так как снабжение зарубежных потребителей все большими объемами углеводородных ресурсов не изменит сырьевой направленности в развитии как конкретной отрасли, так и всей экономики страны.

Поэтому необходимым и единственно возможным условием гармоничного развития нефтедобывающей промышленности и всех смежных секторов экономики является разработка программы формирования взаимосвязанных региональных кластеров.

Исходя из понимания всей важности решаемых в регионе задач, как правило, имеющих стратегическое значение не только для Казахстана, но и для всех Прикаспийских государств, главный приоритет должен быть отдан комплексному и экологически безопасному развитию структурных звеньев хозяйства. Круг решаемых при этом задач достаточно широк: обоснование экономически и экологически допустимых объемов ежегодной добычи различных видов полезных ископаемых, глубины их переработки, качественных изменений в структуре промышленности. [3]

В этой связи назрела настоятельная необходимость в корне пересмотреть всю стратегию развития отечественной нефтегазовой отрасли, в основу которой до настоящего времени закладывается как главный приоритет интенсивное извлечение углеводородных ресурсов и их экспорт на мировые рынки. Одним из направлений развития, способным повысить эффективность и конкурентоспособность функционирования отрасли, представляется реализации кластерных инициатив, благодаря которым может быть значительно увеличен удельный вес перерабатывающего сектора в общей структуре промышленного производства и выпуск товарной продукции с высокой долей добавленной стоимости. [4]

В Республике Казахстан имеется ряд условий, которые могут как способствовать, так и препятствовать развитию территориальных кластеров. К позитивным результатам внедрения кластерного подхода в региональное развитие следует отнести расширение технологической, научной и информационной инфраструктур; готовность субъектов бизнеса к кооперированию; мобильность в использовании местных ресурсов; повышение устойчивости межрегиональных связей; усиление партнерских отношений во внешнеэкономическом сотрудничестве и ряд других [5].

Проблема формирования кластеров в нефтяной промышленности заключается в необходимости создания цепочек взаимоувязанных производств от геолого-поисковых и разведочных работ до переработки извлеченных углеводородных соединений и реализации товарной продукции.

Реальная возможность формирования кластеров, в основу которых будет положено использование нефтегазовых ресурсов, существует в регионах Западного Казахстана. Первый из них может быть образован с учетом существующего промышленного и научного потенциала в Атырауской области. Учитывая предстоящий ввод в промышленную эксплуатацию нефтегазовых месторождений в казахстанской части шельфа Каспийского моря, следует заблаговременно создать здесь цепочку взаимосвязанных отраслей – нефтегазодобыча, нефтепереработка, нефтехимия с тем, чтобы нефть и газ с новых месторождений с первых же лет их разработки использовались квалифицированно и комплексно.

В основу формирования второго кластера должны быть положены существующие мощности по нефтедобыче (месторождения Мангистау и Бузачи), по переработке углеводородных ресурсов (завод пластмасс, Казахский газоперерабатывающий завод, а в перспективе – Мангистауский нефтеперерабатывающий комплекс).

Третий кластер должен быть ориентирован на использование газоконденсата Карачаганакского месторождения, а в последующем и на сырье, которое в перспективе будет добываться на новых месторождениях Западно-Казахстанской области – Тепловская, Токаревская и иные структуры.

Формирование по крайней мере этих трех кластеров, имеющих взаимосвязи как по добыче и использованию в процессах переработки сырья, так и по той инфраструктуре, которая должна быть создана (нефтяное машиностроение, социальная сфера, нефтепроводный транспорт, научно-техническое сопровождение и др.), позволит поэтапно реализовать задачи комплексного социально-экономического развития регионов.

Развитие собственной разветвленной базы нефтегазопереработки и нефтехимии необходимо республике, во-первых, в связи с ростом своих потребностей в исходных ресурсах углеводородов, во-вторых, вследствие того, что конечная продукция этих производств – от индивидуальных углеводородов до полимерных материалов представляет собой достаточно выгодную статью экспорта, о чем свидетельствует постоянно растущий спрос на нее на мировых рынках [6].

Казахстан, обладая крупными углеводородными ресурсами, являющимися важнейшим стратегическим многокомпонентным нефтехимическим сырьем, не располагает современными технологически увязанными нефтехимическими производствами, которые позволили бы ему выйти на мировой рынок в качестве конкурентоспособного производителя продукции нефтехимии.

Крупные инвестиции в проекты по разработке месторождений позволили значительно увеличить объемы текущей добычи, но не смогли качественно изменить структуру нефтегазового комплекса, в связи с чем нефтегазопереработка так и не получила должного развития. Хотя вполне понятна непреложная истина необходимости комплексного использования углеводородного сырья путем внедрения передовых технологий по его глубокой переработке.

Реализация проектов, предусматривающих глубокую и комплексную переработку нефтегазовых ресурсов с применением современных деструктивных процессов, могла бы дать возможность увеличения производства светлых продуктов, наладить выпуск конкурентоспособных продуктов таких, как смазочные масла, парафины, церезины, концентрированный пропилен, ароматические углеводороды и многие другие [7].

Реальные перспективы в достижении эффективных коммерческих результатов просматриваются и в тех случаях, когда первичные сырьевые ресурсы такие, как нефть и газ вовлекаются в процессы переработки по углубленной схеме извлечения конечных продуктов. Реализация такого направления возможна тогда, когда создаются новые объекты переработки, ориентированные на долговременное поступление качественно однородного сырья. Даже укрупненная оценка стоимости нефтепродуктов, полученная в результате углубленной переработки исходного сырья, убедительно доказывает необходимость придания главного приоритета в развитии экономики Казахстана скорейшему созданию отечественного нефтехимического кластера.

Несмотря на высокую капиталоемкость строительства нефтегазоперерабатывающих и нефтехимических комплексов, кластерное направление развития должно получить всемерную поддержку, так как оно является основой развития обрабатывающих отраслей промышленности, продукция которых востребована на внешнем и внутреннем рынках.

 

Литература 

  1. Портер М. Конкуренция. – М., 2002. – С.
  2. Надиров Н.К., Дальян И.Б. Нефтебитуминозные породы и тяжелые нефти в Западном Казахстане – образование и методика поисков // Нефть и газ. – №1. – 2005. – C. 5-7. 
  3. Киинов Л. Будущее начинается сегодня. Роль НК «КазМунайГаз» в развитии нефтегазового сектора Республики Казахстан // Нефть и газ Казахстана. Нефтегазовая вертикаль. Специальный выпуск. – 2002. – №15. – С.36.
  4. Кусаинов Н. Конкурентные преимущества Казахстана в условиях интеграции в глобальную экономику // Казахстан в глобальных экономических процессах. Материалы международной конференции. – Алматы: Дайк-Пресс, – С. 33-50.
  5. Егоров О.И. Приоритеты развития нефтегазового комплекса Казахстана. В кн. Экономика Казахстана в условиях глобализации: механизм модернизации и функционирования. – Алматы: Институт экономики МОН РК, – С. 265-270.
  6. Интернет-ресурс: http:www.kmg.kz.
  7. Виноградова О. Нефтяная отрасль Республики Казахстан // Нефтегазовая вертикаль. – 2004. – №13. – С. 66-83.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: Экономика