Клеточный состав лимфоидных органов при экспериментальном воспалении у крыс

Известно, что постоянство внутренней среды организма — его эндоэкологическое пространство — поддерживается функциями лимфатической системы. Лимфатическая система вовлекается первой во все патологические процессы, поэтому нарушение ее функций влияет на возникновение, развитие и исход заболеваний, т.к. именно она обеспечивает процессы саногенеза в тканях за счет дренажнодетоксикационной функции. Лимфатические узлы, наряду с другими органами, определяют постоянство внутренней среды организма, и признаки их морфофункционального реагирования при действии дестабилизирующих факторов внешней среды дают информацию о механизмах и пределах адаптации организма [1].

Лимфатическая система обеспечивает дренаж интерстиция на уровне тканевого микрорайона и сосредоточивает основную массу лимфоидных клеток. Цепь клеточных взаимодействий в лимфоидной ткани, индуцированная процессами антигенного распознавания, запускает каскад воспалительных реакций, характеризующихся преобладанием активности провоспалительных цитокинов. Цитокины стимулируют мембранную экспрессию молекул адгезии на лимфоцитах, макрофагах и клетках эндотелия, что приводит к усилению межклеточных взаимодействий, продукции хемокинов и интегринов, активирующих миграционные процессы различных типов клеток, в том числе из сосудистого русла трансэндотелиально в ткани. Исследование молекулярных механизмов регуляции этих процессов позволит разработать эффективные методы их коррекции [2].

Поэтому целью нашего исследования было изучить клеточный и субпопуляционный состав центральных и периферических лимфоидных органов на разных стадиях воспалительного процесса в эксперименте.

Методика исследований

В качестве объекта исследования использовали крыс-самок линии Вистар массой 240–260 г. Модель воспаления создавали путем введения патогенной культуры St. aureus в дозе 3 млн микробных тел под слизистую влагалища. Материал (тимус, селезенку, подвздошные, паховые, парааортальные лимфатические узлы) забирали на 6-е и 16-е сутки после заражения. После забоя животных брали отпечатки органов на стекла, затем из них приготавливали клеточную суспензию по общепринятому методу. Количество клеток в 1 мл суспензии подсчитывали в камере Горяева, а затем пересчитывали на количество клеток в органе. Из суспензии готовили мазки на предметных стеклах, высушивали и проводили иммуногистохимическую реакцию для выявления клеток CD3+, CD4+, CD8+, CD25+ лимфоцитов.

Результат исследований

На 6-е сутки развития острого воспалительного процесса в половых органах крыс-самок в тимусе повышалось абсолютное количество всех форм лимфоцитов, общее количество Т-лимфоцитов (CD3+) и тимоцитов, экс-прессирующих рецепторы к ИЛ-2 (CD25+), что может быть отражением усиления процессов активации и дифференцировки. Процент CD8+, CD4+ клеток снижался, возможно, за счет миграции их на периферию.

В селезенке повышалось общее количество клеток, абсолютное и процентное содержание средних лимфоцитов, а также абсолютное число малых лимфоцитов, что может быть отражением их активации, пролиферации и дифференцировки. Подтверждением этому может свидетельствовать значительное увеличение процента CD8+, CD4+ и CD25+ субпопуляций. Увеличивалось процентное и абсолютное количество моноцитов и макрофагов, возможно, в связи с антигенной стимуляцией, сопровождающейся активацией фагоцитоза и презентацией антигена. Активация иммунных процессов в селезенке, вероятно, происходит за счет усиления периферических иммунных реакций и связана с выбросом цитокинов.

В подвздошном лимфоузле появлялись бластные клетки, повышалось абсолютное и относительное количество незрелых и зрелых плазматических клеток, нейтрофилов и эозинофилов, тогда как абсолютное и процентное содержание макрофагов и средних лимфоцитов снижалось. Это может быть отражением иммунного ответа в лимфоузле, регионарном к очагу воспаления, и миграцией им мунекомпетентных клеток в инфицированные ткани. В подвздошном лимфатическом узле увеличивалось содержание всех исследованных субпопуляций Т-лимфоцитов.

В паховом лимфоузле повышалось количество больших и средних лимфоцитов, но снижалось количество малых. Также понижалось количество бластов, незрелых и зрелых плазматических клеток, но увеличивалось количество макрофагов, нейтрофилов, общее количество Т-лимфоцитов (CD3+), появлялись эоэинофилы. Эти изменения можно интерпретировать как клеточные проявления воспалительной реакции.

Таким образом, клеточный состав подвздошного и пахового лимфоузлов позволяет предположить определенную очередность вовлечения этих органов в иммунные процессы, направленные против стафилококковой инфекции. Стафилококк вводили под слизистую оболочку влагалища, к которой паховый лимфоузел является регионарным. Поэтому он, видимо, вовлекается в иммунный ответ в первую очередь, и образовавшиеся в нем плазматические клетки к 6-м суткам после инфицирования, вероятно, уже мигрируют в ткани первичного очага воспаления. Появление инфекции в тканях матки происходит несколько позже, поэтому в регионарном к ней лимфатическом узле (подвздошном) к 6-м суткам еще происходит образование и накопление плазматических клеток. В парааортальном лимфатическом узле повышалось абсолютное и процентное количество больших, средних и малых лимфоцитов, макрофагов, бластов и незрелых плазматических клеток при снижении процентного содержания зрелых плазматических клеток. Повышался процент CD4+ лимфоцитов. Это может быть связано с началом иммунного ответа в лимфоузле, не являющемся регионарным к очагу воспаления. Таким образом, по-видимому, отдаленный лимфоузел тоже вовлекается в иммунный процесс в ответ на инфекцию в нижележащих отделах полового тракта, но без развития в нем воспалительной реакции.

При хроническом воспалении (на 16-е сутки после заражения) в тимусе возрастало абсолютное и процентное содержание больших и малых лимфоцитов, CD3+ и CD25+ клеток, что может свидетельствовать об активации процессов пролиферации и дифференцировки в центральном органе иммунитета в связи с повышенным запросом с периферии (очаг воспаления). Снижение количества лимфоцитов с фенотипом хелперов (CD4+) может свидетельствовать об их миграции в направлении инфицированных тканей.

В селезенке увеличивалось абсолютное и процентное количество малых лимфоцитов, снижалась численность больших и средних лимфоцитов, а также моноцитов/макрофагов. Оставалось повышенным содержание CD8+ (эффекторных клеток), CD25 + (активированных клеток), но оно было менее выражено по сравнению со стадией острого воспаления. Таким образом, в стадии хронического воспаления в селезенке, по-видимому, формируется эффекторная фаза клеточного иммунного ответа.

В подвздошном лимфатическом узле снижалось содержание всех форм лимфоцитов, появлялись бластные клетки и повышалось количество зрелых плазматических клеток. Количество нейтрофилов также оставалось повышенным по отношению к контролю, но достоверно снижалось по сравнению с их содержанием при остром воспалении. Сохранялся высокий процент CD3+, CD4+, CD8+, CD25+ лимфоцитов. Все эти изменения могут быть связаны с продолжающимся клеточным и гуморальным иммунным ответом на фоне снижения остроты воспалительного процесса.

В паховом лимфатическом узле возрастало процентное содержание больших и малых лимфоцитов, бластных форм, незрелых и зрелых плазматических клеток, макрофагов. Процентное содержание нейтрофилов оставалось повышенным, но абсолютное их количество снижалось. В отличие от острого воспаления снижался процент CD8+, повышался — CD25+ и оставался повышенным процент CD3 +клеток.

В парааортальном лимфатическом узле при хроническом воспалении повышалось абсолютное и процентное содержание больших лимфоцитов, бластов, незрелых плазматических клеток, эозинофилов. Значительно повышалась численность лимфоцитов с рецепторами к ИЛ-2 (CD25+) и снижалось количество CD4+ и CD8+ лимфоцитов. В этих лимфоузлах при остром и хроническом воспалении количество нейтрофилов не повышалось. Возможно, что стафилококк фильтровался в регионарных паховых и подвздошных лимфатических узлах, в связи с чем воспалительный процесс в отдаленных лимфоузлах не развивался, а активность иммунных реакций могла быть связана с поступлением в орган растворимых антигенов в виде бактериальных токсинов и продуктов клеточного распада.

Таким образом, к l6-м суткам, наряду с продолжающейся воспалительной реакцией в регионарном лимфатическом узле, сохраняется повышенная активность иммунной системы на уровне всех ее органов — от центрального (тимус) до периферического (селезенка, лимфатические узлы). При этом в селезенке, и особенно в регионарном лимфатическом узле, обнаруживается значительная выраженность и клеточного, и гуморального иммунитета (повышенное количество CD8+ цитотоксических эффекторных лимфоцитов и плазматических клеток). Гиперактивация иммунитета в хронической фазе воспаления может создавать условия для развития аутоиммунных процессов в тканях очага воспаления и регионарных лимфатических узлах, что приводит к поддержанию воспаления, рубцовых изменений соединительной ткани, нарушению лимфодренажной функции лимфатического региона, а в дальнейшем может способствовать полисистемным нарушениям на уровне организма.

 

Список литературы

  1. Бородин Ю.И. Функциональная морфология. — Новосибирск, 1992. — С. 12–17.
  2. Григорьев В.С. Возрастные изменения ретикулярной ткани и клеточного состава брыжеечных лимфатических узлов // Учен. зап. Казан. вет. ин-та. — Казань, 1975. — Т. 120. — С. 170–174. 
Год: 2009
Город: Караганда
Категория: Биология