Исламский  радикализм в проблематике международного терроризма: к вопросу обеспечения национальной безопасности

Международный терроризм в новых условиях: общие тенденции и черты

Усиление процессов глобализации оказывает непосредственное влияние на активизацию и распространение международного терроризма, на формы и способы его проявления в XXI веке, а «сценарии» развития событий практически не отличаются друг от друга, имеют тенденцию к повторению аналоговых действий. Международный терроризм уже не имеет национальную и страновую принадлежность, в его среде доминирует тенденция к интернационализации формирований. Глобализация привела к размыванию территориальных границ, они легко преодолеваются различными преступными группами, а для достижения своих целей они используют новейшие технологии. За последнее десятилетие создана достаточно разветвленная сеть террористических группировок, которые могут мобильно перемещаться в разных регионах мира, способных к быстрой передислокации своих баз. Международный терроризм оперирует глобально, он не признает международно-правовые нормы, не подчиняется легитимному правительству, ему присуще полное отрицание существующих норм морали.

Еще одна типичная черта международного терроризма – это широкий охват и территории, и людей, прямо или опосредованно работающих на террор. Людские потери среди таких группировок не представляют собой серьезную проблему, так как их ряды благодаря изощренной идеологии способны пополняться новыми добровольцами. Международный терроризм, рассматриваемый как политически мотивированное насильственное действие криминального характера, направлен против гражданских лиц и власти, он ориентирован на психологический эффект, на дестабилизацию политической обстановки.

Сегодня международный терроризм сопряжен с локальными и даже региональными конфликтами. «Политический терроризм»какявлениеикакпрактикапоявляетсянааренеборьбы «за справедливость» в периоды трансформации государств, обновления политических систем и государственного строя. Так, арабский Восток продолжает испытывать последствия так называемых  «цветных  революций»  и  настроений  «арабской весны». Такие «весенние» настроения распространяются на нестабильные страны, где происходят    события    по    однотипному   сценарию «свержения» неугодной власти. В 2004–2006 гг. в республиках Центральной Азии ощущалась обеспокоенность «довольно высоким уровнем терроризма и экстремизма со своей спецификой проявления  в  регионе»  [1].  Через  десять   лет«исламская» специфика терроризма еще более усилилась, деятельность радикального ислама, или, как его называют, «исламского терроризма», осуществляется под прикрытием религиозных ценностей и верований. Такого рода терроризм имеет большой накопленный опыт в афганских событиях и Аль-Каиде, смешанный с идеями ИГ. Международный терроризм, выйдя за пределы национальных государств, приобрел новые, четко выраженные транснациональные характеристики. Такая угроза стала вызовом не для одного отдельно взятого государства, а для группы стран, связанных общими идеями, экономическими и политическими интересами. Транснациональные террористические группировки базируются одновременно в разных странах, они связаны единой сетью, сотрудничают между       собой. Сращивание   международного терроризма с деятельностью криминальных структур, наркокартелей, экстремистских групп остается одной из наиболее опасных. Актуальна повестка дня международного сообщества о путях пресечения доступа террористических организаций к финансовым источникам.

Религиозная нетерпимость увеличивает вероятность возникновения межконфессиональных конфликтов; необычно высока активность всплеска религиозного и этнического терроризма, «идейное мотивирование» действий террористов. Наступление западных ценностей вызывает серьезное раздражение  со  стороны иных этнических групп и наций, что умело используетсярадикальнымисламом. Стремление к сохранению культурной идентичности совершенно неожиданно послужило идеологической основой, оправданием преступлений для террористических групп и течений. Убеждение в исключительной правильности миссии террора для «борьбы с неверующими» – апробированный метод, который используется для идеологической обработки и вербовки своих сторонников, что свидетельствует о достаточно большом энергетическом потенциале радикального ислама. В данном контексте вновь внимание обращено к феномену радикального ислама или исламского фундаментализма. Возможно, прогнозы С. Хантингтона в его концепции «Столкновение цивилизаций» оправдываются, где развивается мысль о том, что «почвой для будущих конфликтов» могут стать последствия осознания идентичности. Вне зависимости от форм действий и вовлечения в эти процессы радикалов их объединяет цель разрушения миропорядка, создание полного хаоса и неопределенности.

Исламский радикализм «ИГИЛ/ИГ» и «Боко Харам» как «нетипичный» международный терроризм

В 2014 г. террористическая организация мусульман-суннитов «Исламское государство Ирака и Леванте» (ИГИЛ), воевавшая против правительственных сил в Ираке и Сирии, против курдских вооруженных формирований «пешмерга» (Иракский Курдистан) и «герилья» (Сирийский Курдистан), объявила о создании на захваченных территориях своего «халифата» под названием «Исламское государство» (ИГ). Первоначально ИГИЛ совершало террористические атаки против мирных граждан Ирака (курдов и арабов-шиитов) и считалось иракским филиалом известной террористической организации «АльКаида». ИГИЛ, терпя поражение от американцев и их союзников, консолидировалось в Сирии, где воевало как против сил правительства Башара Асада,   так   против   официального   отделения «Аль-Каиды» в Сирии – «Фронта ан-Нусра». После разрыва с «Аль-Каидой» ИГИЛ снова вернулось в Ирак [2].

Новые террористические образования ИГИЛ/ ИГ   и   радикальная   нигерийская  группировка «Боко Харам» имеют сходные идеи, стратегии [3]. В своей деятельности они оперируют такой установкой, как неприятие и отторжение всех компонентов западной культуры, включая светский государственный строй. Сравнение новых террористических образований с «Аль-Каидой» и   другими   подобными   группами  приводит Е. Карина к выводу о том, что это «не типичные террористические группировки». ИГИЛ названо «военным формированием, действующим на определённой территории. «ИГ не имеет определенной цели проведения каких-либо действий на территориях других государств цели. Задача ИГИЛ состоит в том, чтобы закрепиться на конкретной территории» [4]. Если Аль-Каида является некоей корпорацией террористических группировок, то ИГ представляет собой армию, которая действует на определённой территории, и проводит военные операции.

Отмечена новая и опасная тенденция в деятельности Исламского государства (ИГ),  его активность в информационном поле. Здесь ИГ задает определенный тренд, которому следуют остальные информационные источники. Новейшие электронные технологии, социальные сети с их безмерным охватом населения сразу множества стран служат радикальным идеям. Информируя общество о событиях, наводящих ужас и страх, в широких масштабах демонстрируются террористические акты, а террористы добиваются своей цели: вызывают своими действиями чувство незащищенности, ставят под сомнение стабильность и работоспособность властных структур, развертывают кампанию за свержение власти. Наглядным примером является затянувшаяся на годы «арабская весна», и как следствие активизация международного терроризма.

Подготовка боевиков ИГИЛ идет в Сирии  и в Ираке, причем в условиях продолжающейся войны. Захватывая населённые пункты, города, онисовершаютграбежи, получаябогатыетрофеи, зарабатывая немалые деньги. По сравнению с гонорарами рекрутов и боевиков в Пакистане (около 50 долл. в месяц), в Сирии гонорары значительно больше. В качестве устрашения общества боевики ИГ совершают показательные массовые и единичные казни, выкладывая свои злодеяния в СМИ и социальные сети. К примеру, всего  за  один  день  4  апреля  2015  г.   новости «Euronews» передавали о терактах в Кении; о продолжении операции нигерии, Чада и нигера против «Боко  Харам»;  об  углублении  кризиса в Йемене; о наступлении иракских сил против «ИГИЛ» и  пр.  [5].  Тем  самым  они  стремятся к достижению своей цели – деморализовать общество, создать психологический хаос на фоне того, что мировое сообщество пока не имеет инструментов давления, противодействия, кроме ведения открытой войны.

ИГ: опасность и вызов для Центральной Азии Прогнозы экспертов относительно расширения сферы влияния  Исламского государства и распространения идей ИГ вызывают обеспокоенность в странах ЦА. ИГИЛ «доберется» до России, Казахстана и Азербайджана, поскольку идеи этого наднационального государства слишком привлекательны, чтобы «не переманить мусульман» постсоветского пространства. «Многих социально   «обездоленных»   мусульман  привлекает эта радикальная идея Проект ИГИЛ наднационален и объединяет людей только по религиозному признаку» (генеральный директор Института каспийского сотрудничества С. Михеев) [6]. По мнению главного редактора журнала «Проблемы национальной стратегии» А. Куртова, «руководство халифата ведет очень продуманную политику – поощряет переселение, привлекает не только специалистов в военном деле, но и тех, кто может быть полезным в разных областях народного хозяйства». «Проблема не столько в участии казахов и азербайджанцев в ИГИЛе, сколько в том, что потом они привозят на родину «радикальный элемент» – идеи и методы реализации исламского государства». Казахстанский эксперт Т. Омурзаков опасность распространения идеи ИГИЛ видит в том, что «в Казахстане мусульмане активно поддерживают ИГИЛ – по крайней мере, весомая часть». Напротив, Е. Карин считает опасность со стороны новых формирований террористических групп не в угрозе военного вторжения отрядов ИГ в Центральную Азию, а в том, что выходцы из различных стран ЦА выезжают на территорию Сирии и Ирака. Из их числа в структуре ИГ формируются этнические отряды узбеков, таджиков и представителей других стран. Возрастает вероятность возвращения получивших боевые навыки граждан на родину [6]. В операциях ИГИЛ участвует немало выходцев из постсоветских государств. По данным МИД  РФ,  в  рядах  «Исламского   государства» – десятки россиян (на самом деле их сейчас больше), а самыми эффективными бойцами считаются чеченцы [7]. В Таджикистане общая численность задержанных по подозрению в экстремизме и терроризме за 2014 г. составила порядка 150 человек. В Кыргызстане ГКНБ выявил деятельность 217 лиц, причастных к террористическим организациям, в республике ужесточается наказание за участие в войне в Сирии. Имеются данные, что в Сирии уже погибли около 70 казахстанцев. «Как мы собираемся противостоять угрозе терроризма и откуда в лагерях ИГИЛ наши дети?» [8]. Председатель КНБ Казахстана Н. Абыкаев озвучил данные о казахстанцах, находящихся в ИГ, «их более 300, причем из них создан так называемый «Казахский жамагат». Половина из этих трехсот – женщины», – говорится в сообщении, опубликованном на официальном сайте КНБ [9]. После возвращения из Сирии эти люди оказываются носителями радикальных и экстремистских идей, и встает вопрос о том, что именно из региона Ближнего Востока идет давление и деструктивное воздействие на общество стран ЦА. Данная проблема распространяется уже на весь мир.

Идеи ИГ получили широкое распространение, численностьбоевиков ЦРУСШАоцениваетв  тыс. человек, среди них более 12 тыс. являются иностранцами из 81 государства мира. Основу иностранных джихадистов в армии ИГ составляют выходцы из арабских государств. Из стран Запада в  рядах  боевиков  воюют более 3 тыс. человек. Наибольшее количество джихадистов являются выходцами из России, по разным оценкам до 700-800 человек. Около 900 граждан Франции воюют на стороне террористов в Сирии и Ираке; около 500 джихадистов являются гражданами Великобритании и 400 – гражданами Германии [10]. Деятельность ИГ запрещена во многих странах мира. Власти Германии  ввели   запрет   на   любые   действия в поддержку ИГ. Членство в ИГ в Германии считается нарушением закона, включая участие в его интернет-сообществах, также проведение митингов, агитация, сбор средств в помощь радикалам из ИГ. В США Госдепартамент объявил награду за информацию о четырех ключевых лидерах из террористической группировки ИГ. Госсекретарь одобрил вознаграждения до

$7 млн за информацию об Абд аль-Рахмане Мустафе аль-Кадули, до $5 млн за информацию об Абу Мохаммеде аль-Аднани и Тархане Таймуразовиче Батирашвили и до $3 млн за информацию о Тарике бен аль-Тахаре бен аль Фалихе аль-Авни аль-Харзи. Денежные премии будут выделены в рамках программы «Награды для правосудия», которая работает с 1984 г. [11]. В декабре 2014 г. Верховный суд России признал исламистские группировки «Исламское государство» и «Фронт Джабхат аль-Нусра» террористическими организациями. Согласно постановлению суда, деятельность группировок официально запрещена на территории России. Весной 2015 г. Октябрьский районный суд Бишкека  (Кыргызстан) вынес  решение о запрете организации «Исламское государство» и признал ее террористической и экстремистской. В апреле 2015 г. в Казахстане уже трое жителей ЗКО были осуждены за попытку присоединиться к террористической группировке «Исламское государство» по статьям «Приготовление к преступлению  и  покушение  на преступление», «Участие в иностранных вооруженных конфликтах» и «Умышленное незаконное пересечение государственной границы» [12]. 

Совет Безопасности ООН предпринимает усилия в противодействии ИГ. Согласно совместному Докладу Миссии ООН по оказанию содействия Ираку и Управления Верховного комиссара ООН по правам человека (2 октября 2014 г.), действия боевиков ИГ в отношении религиозных меньшинств в Ираке ставят «целью подавить и уничтожить эти группы или очистить от них захваченные территории». Речь  шла    об уничтожении езидов, к чему призывало ИГИЛ, что «может привести к геноциду». Езиды – монотеисты, последователи единобожия; у них синкретическаявера. Помнениюученых, религия езидов (после реформы в XII в.) представляет собой уникальное сочетание элементов зороастризма, ислама, иудаизма и христианства. Но для  радикальных  исламистов  езиды  являются «язычниками»,     «последователями    дьявола», «неверными» (kufara), которые должны быть убиты или обращены в ислам. Они считают, если убьют езида, «то автоматический  попадут в рай». В отличие от других общин езиды – самое уязвимое меньшинство Ирака. Они живут в горах и столкнулись с «ужасным выбором»: или спускаться с горы и быть убитыми, или оставаться в горах и медленно умирать от жажды и голода. С трибуны ООН было заявлено, что преследование гражданского населения в Ираке может быть приравнено к преступлениям против человечности [13].

Верховный комиссар ООН по правам человека Нави Пиллэй осудила чудовищные систематические нарушения прав человека в Ираке, которые совершает террористическая группировка «Исламское государство Ирака и Леванта». В специальном заявлении Управления ООН по правам человека говорится, что боевики совершают целенаправленные убийства, изнасилования, похищают людей, насильно заставляют их принимать ислам, разрушают объекты религиозного и культурного значения, осаждают целые общины, имеющие отличную этническую и религиозную принадлежность. Среди тех, кто подвергся преследованиям, оказались христиане, езиды, иракские туркмены [14]. Совет Безопасности ООН призывает помочь иракскому правительству в борьбе с террористами.

Нормативный аспект международного участия Казахстана в противодействии терроризму Казахстан рассматривает противодействие терроризму и экстремизму как одну из важнейших задач своей внешней политики, выполнение которойвозможнотольковсотрудничествесмеждународным сообществом, и признавая «основополагающее значение принципа верховенства права для политического диалога». Казахстан одним из первых в СНГ заложил правовые и организационные основы борьбы с преступлениями такого рода, приняв в 1999 г. «Закон о борьбе с терроризмом». В последующие годы в связи с требованиями времени был принят    ряд других актов и дополнений к ним [15].

Угрозой для национальной безопасности и подрывающей ее основы являются «терроризм, экстремизм и  сепаратизм  в  любых  их формах и проявлениях», – говорится в Законе о национальной   безопасности   Республики Казахстан.

«В целях получения международных гарантий национальной безопасности Казахстан участвует в обеспечении международной (глобальной, региональной)  безопасности,  составной частью которой является национальная безопасность Казахстана» (Ст. 25). Международное участие Казахстана означает, прежде всего, его ответственность за безопасность международного сообщества, его участие в формировании и укреплении эффективной системы коллективной безопасности в геополитическом окружении Казахстана, отвечающей интересам национальной безопасности Республики Казахстан» (ст.25) и т.д.

«Концепции внешней политики РК на 2014– 2020 гг.» определяет направления по укреплению региональной и глобальной безопасности. Для этого «совместно с другими государствами на двусторонней и многосторонней основе Казахстан предпринимает решительные меры по противодействию терроризму, экстремизму, незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, торговле людьми и нелегальной миграции, организованной преступности и коррупции». Здесь же предусмотрено обеспечение международной информационной безопасности и борьба с кибертерроризмом [16]. Координирующий орган РК в сфере борьбы с терроризмом Комитет национальной безопасности (КНБ) наладил тесное взаимодействие с более чем с 30 спецслужбами иностранных стран, в том числе Великобритании, Германии, США, Китая, Турции, Республики Корея и т.д.

В контексте  регионального сотрудничества в области противодействия терроризму активизировалась антитеррористическая деятельность ОДКБ и ШОС. Так, координирующая деятельность Антитеррористического центра при ШОС распространяется на всех участников: обмен информацией, представляющих оперативный интерес для спецслужб, проведение совместных учений. Очередное учение состоялось весной 2015  г.   в  Кыргызстане  на  учебном   полигоне «Скорпион», где бойцы специального назначения государств-членов ШОС прошли совместный курс антитеррористической подготовки: блокирование и уничтожение незаконных бандформирований, работа с высотным и горным оборудованием, наведение навесной переправы в условиях горной местности в ущелье Шамси. В составе межнациональных групп участвовали подразделения спецназа Казахстана, России, Кыргызстана, Китая и Таджикистана [17].

Таким образом, признание того, что терроризм эволюционировал, требует выработки нового антитеррористического подхода, совместной координации, взаимодействия стран и усиленногосотрудничества. Вполнепонятно, почему терроризм занимает особое место в списке угроз и вызовов, которые обозначены в концепциях национальной безопасности большинства стран мира. В этом смысле проблема терроризма актуальная для нашего региона, она требует внимательного изучения, комплексного анализа. 

 

Литература 

  1. Специфика проявлений терроризма и экстремизма в ЦА: итоги 2004 года. Доклад Центра антитеррористических программ (ЦАП)// Исследовательский центр Agentura.Ru, 2004: [http://studies.agentura.ru/centres/cap/report2004/];
  2. «Специфика проявлений терроризма и экстремизма в ЦА: основные тенденции и итоги 2005-2006 гг» // АНТИ-ТЕРРОР. Доклад ЦАП, 2006: [http://www.counter-terror.kz/ru/article/view?id=37]
  3. См.: Кочои С.М. «Исламское государство»: от терроризма к геноциду // Журнал российского права. – – № 12.– С. 61-62
  4. ИГИЛ и «Боко Харам»: сходство идей, целей и стратегий // ИноСМИ, 09.11.2014 [http://inosmi.ru/ world/20140911/222924979.html]
  5. Карин Е. Шумиха вокруг ИГ активизирует ячейки в Средней Азии // ИА REGNUM, 04.2015 [http://regnum.ru/ news/polit/1913836.html]
  6. Боевики «Исламского государства» совершили массовую казнь езидов в Ираке // NEWSru, 10.2014 [http://newsru. co.il/mideast/16aug2014/iraq_101.html]; Euronews, 04.04.2015
  7. Деловой портал Kapital.kz. «В мире», 14.10.2014 // http://kapital.kz.world/
  8. МИД: в рядах «Исламского государства» – десятки россиян // BBC. «Русская служба», 29.09.2014: [http://www.bbc. co.uk/russian/international/2014/09/140929_islamic_state_russians]; Самые эффективные бойцы ИГИЛ – закаленные в боях чеченцы // Голос Америки, 29.09.2014: http://www.golos-ameriki.ru/content/tlisova-kalandadzefighters-isis-cheches/2466651. html
  9. Reuters: (Erlan Karin) http://mobile.reuters.com/home?irpc=932 (RATEL.KZ. 06.02.2015); Терроростатистика:[http:// facebook.com/erlan.karin/posts/843285242381837], 12.01.2015
  10. ИА Zakon.kz, 18.12014; [http://www.zakon.kz/4668911-bolee-300-kazakhstancev-javljajutsja.html]
  11. Barrett R. Foreign Fighters in Syria // THE SOUFAN GROUP, June 2014: [http://soufangroup.com/wp-content/uploads/2014/06/TSG-Foreign-Fighters-in-Syria.pdf]; ИТАР ТАСС: [http://itar-tass.com/mezhdunarodnaya-panorama/1378488]; Бер-лин внес «Исламское государство» в список террористов // BBC,12.09.2014: [http://www.bbc.co.uk/russian/ rolling_news/ 2014/09/140912_rn_germany_islamic_state.shtml]
  12. Власти США готовы потратить миллионы за информацию о лидерах ИГИЛ // ИА REGNUM. Новости, 05.2015: [www.regnum.ru/news/polit/1921696.html]
  13. [http://www.altyn-orda.kz/v-kyrgyzstane-zapretili-islamskoe-gosudarstvo/],03.2015; [https://news.mail.ru/inworld/kazakhstan/incident/21740605/],16.04.2015
  14. Report on the Protection of Civilians in Armed Confl ict in Iraq 6 July – 10 September 2014 // [www.ohchr.org/Documents/ Countries/IQ/UNAMI_OHCHR_POC_Report_FINAL_6July_10September2014.pdf].Р.12–16; Новый верховный комиссар ООН по правам человека осудил «Исламское государство» // Голос Америки, 8,09.2014 [http://www.golos-ameriki.ru/content/ new-rights-chief-blasts-islamicstate/2443016.html]
  15. ООН: преследование гражданского населения в Ираке может быть приравнено к преступлениям против человечности // Центр новостей ООН, 25.08.2014: [http://www.un.org/russian/news/story.asp?NewsID=22175#.VCzpivl_vng]
  16. «О мерах по предупреждению и пресечению проявлений терроризма и экстремизма». Указ Президента РК № 332, 10.02. 2000; «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам борьбы с терроризмом»// Закон Kz [Эл. ресурс]: [http://adilet.zan.kz/rus/docs/U000000332]; Закон РК «О национальной безопасности Республики Казахстан», от 6 января 2012 г. № 527-IV (с изменениями и дополнениями по состоянию на 07.11.2014) // ИС Параграф: [http://online.zakon.kz/Document/?doc_id=31106860]
  17. Концепция внешней политики РК на 2014 – 2020 гг. // Официальный сайт Президента Республики Казахстан: [http:// www.akorda.kz/ru/page/page_215843], 01.2014
  18. Противодействие терроризму и религиозному экстремизму // Сайт КНБ РК: [http://knb.kz/kz/video.htm]; КАЗИНФОРМ (пресс-служба Министерства обороны РК), 24.04.2015: [http://www.inform.kz/rus/article/2769155]
Фамилия автора: Губайдуллина М.Ш., Батталов Н.Н.
Год: 2015
Город: Алматы
Яндекс.Метрика