Экологические аспекты в традиционном хозяйстве

Отношение к природным ресурсам в традиционном обществе зависело от того, кто  эксплуатирует  природные ресурсы – автохтонное население или пришлое. Это предположение формируется в результате изучения опыта земледельцев, скотоводов, а также горняков. Выбор данной отрасли в нашем исследовании обусловлен возможностью сравнения хозяйственной деятельности горняков Саксонии, с их давними традициями, с добычей полезных ископаемых в регионах, где горное дело является новой формой природопользования. Автохтонное население из года в год, проживая в определенной экологической нище, адаптировалось к окружающей среде. Кроме того его благополучие и хозяйственная деятельность полностью зависели от состояния природной среды и способности ее к восстановлению ресурсов, поэтому возникала необходимость сохранения жизненно важных ресурсов и бережного к ним отношения, так, чтобы будущие поколения могли пользоваться ими.

Народы Европы, для которых основным занятием было земледелие, развивали и совершенствовали техники и технологии традиционного земледелия. Подсечно-огневая система земледелия со временем уступает место более прогрессивной паровой системе в виде двуполья и трехполья. Правильное трехполье предполагает разделение земли на три части, одну из которых засевали озимыми, другую – яровыми, третью оставляли под паром. В среднеевропейской полосе с весны до конца июня третье поле использовалось чаще всего как выгон. Затем его пахали под черный пар. Осенью разбрасывали удобрения и пахали под озимое. Когда через год в августе снимали урожай, поле становилось пастбищем. Преимущество трехполья перед двупольем заключалось, прежде всего, в том, что при сохранении той же площади пашни ежегодная запашка увеличивалась с одной второй до двух третей, что давало больший сбор зерна при той же урожайности. Более того, тем же инвентарем можно было вспахивать большую площадь; сельскохозяйственные работы, такие как пахота, сев, жатва, более равномерно распределялись в течение года. Наконец, сокращался риск потери всего урожая в случае стихийных бедствий, так как в оборот вводились яровые культуры с другими сроками посева, уборки и режимом роста; расширился ассортимент культур в севообороте. Кроме того, трехполье впервые поставило успешность сельского хозяйства в прямую зависимость от интенсивности использования земли. При этом главной составляющей интенсификации было поддержание и увеличение плодородия почвы, ее удобрение [1]. Начиная с XIV–XV веков в Западной Европе получили распространение многоотраслевое хозяйство и специализация отдельных хозяйств и районов: развивались садоводство, виноградарство, выращивание технических культур. Развитие скотоводства, луговодства, травосеяния позволило лучше удобрять почву. С XIV века навоз все чаще становится объектом купли-продажи; постепенно налаживается импорт навоза в деревни из городов [2].

Таким образом, земледельцы в течение тысячелетий выработали наиболее оптимальные технологии  традиционного   земледельческого производства, которые позволяли сохранять плодородие и экологическое здоровье почв.

Однако, в Восточной Европе для выхода из кризиса, последовавшего за «великой распашкой» использовали дополнительные резервы колонизации: лесостепные и степные районы юго-востока Европы, Сибирь [3]. Наличие обширных просторов Сибири, Алтая и Казахстана приводило к экстенсивности земледельческого хозяйства крестьянских колонизаторов. По этому поводу Г. Потанин в своих наблюдениях отмечал: «Вообще следует заметить, что во многих частях Сибири существует в народе стремление новой колонизации» [4, с. 309]. «Стремление казаков к переселению на новую землю легко объясняется теми преимуществами, которые заключаются в девственной, нетронутой почве новой страны, и потому стремление бухтарминских казаков к оставлению своих станиц при виде лучших земель совершенно согласно   с законами экономии» [4, с. 310]. Так, жизнедеятельность сибирских казаков в большей степени основывалась на экстенсивном использовании природных богатств края. Земледелие, базирующееся на примитивном наращивании посевных площадей, оказывает на окружающую среды негативное воздействие. В тоже время люди, попавшие в новую обстановку, не зная ее специфических особенностей, экологию видов растений и животных, населявших эти места, старались использовать  во  взаимоотношениях с новой окружающей средой опыт, знания и навыки, приобретенные ими в других, часто значительно отличающихся природных условиях. Это приводило к безграмотному вмешательству в природные процессы, часто их нарушению, уничтожению отдельных видов животных и растений.

На степных просторах Евразии еще древние насельники Степи выработали четкие  признаки организации скотоводческого производства, научились гибко и оперативно реагировать на изменчивость природной среды, в совершенстве овладели методами генетического улучшения стада и целевого управления концентрацией и структурой стада [5, с. 200]. В эпоху средней бронзы племена андроновской культуры переходили к яйлажному (отгонному) скотоводству в целях сохранения экологии близлежащих к поселению пастбищ. На протяжении столетий скотоводы казахстанских степей вырабатывали способы интегрирования хозяйственной деятельности в аридную экосистему. В результате само скотоводческое хозяйство превратилось в носителя вполне определенной экологической функции [5]. Традиционное кочевое, полукочевое скотоводство казахов нуждалось в вовлечение широких просторов лесостепей, степей, полупустынь и пустынь. Функционирование кочевого типа хозяйственной деятельности во многом детерминировалось специфическими природными ресурсами среды обитания, поэтому оно могло функционировать лишь в определенных пространственно исторических границах с определенной амплитудой условий жизнедеятельности [6, с. 6]. Н. М. Ядринцев, описывая хозяйство кочевников, отмечал, «что самый кочевой быт весьма разнообразен… Климатические  влияния и флора каждой местности дают себя чувствовать. На границе Сибири мы видим все переходы кочевников от степей к горам и лесам. Наконец, появляются зимние стоянки. Номад снимается только ранней весной и идет до середины лета, а затем возвращается к осени и зимой стоит на одном месте, наблюдая за стадами. Кочевание возможно только благодаря постоянному подножному корму». Кочевничество, по мнению Н.Э. Масанова, следует понимать как форму взаимодействия и динамического равновесия естественно-природных и социально-экономических процессов, которая базировалась на максимально возможной утилизации природных ресурсов среды обитания как биологическими, так и небиологическими по своей природе средствами. Таким образом, в традиционном хозяйстве казахов развивалась тенденция к сохранению окружающей природной среды и бережному использованию ее ресурсов.

Автохтонное население любого региона, контактируя  не  одно  столетие  с  окружающей природной средой, выработало оптимальные способы адаптации к ней, рациональные способы утилизации природных ресурсов и способы сохранения качества своей экологической ниши. Совершенно иная картина взаимоотношений общества с природной средой складывается во второй половине XVIII века в районах Верхнего Прииртышья, где начинается активная добыча руд различных полиметаллов. На рубеже веков активно использовались месторождения Колыванских горных промыслов, а с 20 годов XIX века начались активные разработки месторождений Зыряновское, Риддерское. Геолог Б. фон Котты, посетивший Алтайских горный округ в 1868 году, писал о перспективах разработки Зыряновского рудника: «Зыряновский рудник в настоящее время самый богатый на всем Алтае. Он доставляет до 4/5 всего количества серебра, выплавляемого в алтайском округе» [7, c. 255]. Развитие горнозаводской промышленности в Прииртышье вовлекало в активный хозяйственный оборот другие природные ресурсы, в первую очередь лесные, водные. Лесные массивы региона использовались не только в качестве строительного материала, но также и в качестве горючего. Обусловленное этим уменьшение объемов лесных массивов уже в начале ХIХ века вызывало беспокойство. «При большом недостатке в лесе, который во многих местах Алтая уже теперь ощущается и со временем угрожает иметь более и более вредное влияние на горнозаводскую промышленность, должно энергично преследовать всякую надежду на замену древесного  горючего  материала  каменным углем» читаем в выдержках из отчета об Алтае геолога Б. фон Котты [7, с. 257]. С XVIII-XIX веков река Иртыш используется в новом качестве как артерия для транспортирования различных грузов, прежде всего, добытой руды. На судах сплавляются руды собственно Зыряновского и Заводинского рудников, вниз рекой Иртышом от верхней Бухторминской пристани до нижней Усть-Каменогорской [8, с. 247].

В целом, развитие горнозаводской промышленности в Прииртышье было новым явление в экономике края и требовало преодоления многих препятствий, таких как технологические, технические, транспортные, а также социальные. «Производительность Зыряновского рудника могла бы быть значительно более, если большое расстояние от заводов не препятствовало его обработке и если бы вследствие сложной и неудобной перевозки не терялась бы часть богатых руд или часть содержащегося в нем серебра. Малейшая возможность устроить заводы в близи рудника и снабдить их дешевым горючим материалом или по крайней мере учредить более правильную перевозку значительно подняла бы производительность рудника» – отмечено в «Отчете об Алтае» [7, с. 255-256].

Из донесения начальника Алтайского округа Н.И. Журина управляющему Кабинетом его императорского величества К.Г. Рериндеру о состоянии заводов и рудников по итогам их личного осмотра по прибытии на место (10 ноября 1883):

«Сортировка руд во многих случаях найдена неудовлетворительной, а в одном случае прямо нарушался принцип ее: богатая руда доводилась до сметного содержания, более бедного, добавлением руд, плавки и перевозки не стоящих. В Зыряновском руднике … водяной отлив действовал неудовлетворительно, нижние горизонты рудника были затоплены и руда была добыта более бедного содержания; этот же факт повторяется и ныне. За истощением запасов свинцовых руд, необходимо предпринять поиски новых месторождений» [9, с. 279].

В одном из отчетов по обзору рудников говорится: «В большинстве рудников, алчность человеческая преждевременно приступает к очистной добыче. Большие вынутые пространства, хотя и заложенные, садятся,  и через  это самый  доступ к полезному ископаемому становится иногда невозможным. Во всяком случае, преждевременные очистные работы значительно облегчают приток атмосферной воды в рудник и производят колебания почвы, компрометирующие прочность рудничных построек» [10, с. 275].

Кроме того, развивающаяся горнозаводская промышленность Алтая постоянно испытывала недостаток в рабочей силе. Об этой проблеме в своем отчете писал член ревизионной комиссии горный инженер Г.Н. Майер: «Особенность горной работы на рудниках региона состоит в том, что горнорабочие законтрактованы, что указывает на опасения технического начальства остаться без рабочих, опасение это основательно, так как при избытке плодородной земли в регионе люди легко находят занятия помимо горного дела [10, с. 262]. Горное дело развивалось в долине верхнего Иртыша при применении обязательного труда; с уничтожением сего последнего оно стало падать, обстоятельство это доказывает, что горный промысел не вызывается потребностями населения [10, с. 274-275]. Земледелие стало базовой отраслью хозяйства у каменщиков Бухтарминской долины – свидетельствуют материалы отчетов ревизионных комиссий. 

Так, в ряде документов отмечены сложности при организации горного дела в регионе, такие как: отсутствие удобных коммуникаций, отдаленность обогатительных заводов, сложности транспортировки добытой руды, постоянный дефицит рабочих рук. Функционирование новой для региона отрасли сопровождалось конкретными недостатками, среди них: примитивные технологии добычи, нарушения технологических режимов, использование леса в качестве горючего. Возможно, указанные сложности и недостатки в некоторой степени имели место из-за того, что данная отрасль не была вызвана насущными потребностями населения.

С целью увеличения доходов горнозаводской промышленности и улучшения использования месторождений цветных руд правительством Российской империи организовывались ревизионные комиссии. Здесь уместно привести выдержки из Отчета по обзору рудников Змеиногорского края Алтайского округа, члена ревизионной комиссии горного инженера Г.Н. Майера, посетившего край в ноябре 1882 года:

«В расстоянии 50 верст к северу от Белоусовска расположен медный прииск «Чудак». На этом прииске производятся подготовительные работы в продолжении 20-ти лет. С точки зрения исключительно горнотехнической, это самый разумный способ пользоваться богатствами недр земли и «Чудак» в этом отношении, единственный рудник России. На прииске «Чудак» ежегодно расходуется 10 000 рублей, сумма относительно ничтожная по сравнению с затратами на подготовительные и разведочные горные работы в Германии и Австрии [10, с. 274].

В Богемии и Саксонии, странах давних традиций горного дела, горный промысел есть промысел народный. Почти все население  живет им в продолжение многих столетий. Саксонии   и Богемии обращаются осторожно с металлоносными жилами, бескорыстно расходуя, в продолжении многих лет значительные  капиталы на разведку и подготовку месторождения. Саксонское правительство, делая затраты на горное дело, обеспечивает в будущем благосостояние народа, для того «чтобы грядущим поколениям досталось бы пользоваться этим даром Божьим возможно продолжительное время» [10, с. 274275]. Со второй половины XVIII века, примерно с 1770 года, в Саксонии разрабатывались более бедные руды, но в качественном отношении горная промышленность страны получила за счёт создания Горной академии во Фрайберге в 1765 году принципиально новые научные и технологические импульсы [11]. Активное использование достижений науки и техники могли обеспечить рациональную и бережную эксплуатацию природных ресурсов, от которых зависело благосостояние саксонского народа.

Таким образом, выдвинутая и  осознанная  во второй половине 80-х годов ХХ века идея об устойчивом развитии, при котором удовлетворение потребностей настоящего времени не ставит под угрозу способность будущих поколений удовлетворять свои собственные потребности, не нова. Этот принцип – устойчивости развития получил свою реализацию в более раннее время, в традиционных обществах земледельцев, скотоводов-кочевников и у горняков, у которых горный промысел есть промысел народный.

 

Литература

  1.  История крестьянства в Европе. Эпоха феодализма. Т. – М.: Наука, 1986. – 694 с.
  2. Бобровский М. Земледелие в Европе//http://www.trizway.com/content/007 (5.09.2015)
  3. Традиционный опыт природопользования в России. – М.: Наука, – 527 с.
  4. Потанин Г. Заметки о Сибирском казачьем войске // История Казахстана в русских источниках 16-20 вв. Т.7. Потанин Г.Н. Исследования и материалы. – 600 с.
  5. Абылхожин Ж.Б., Традиционная структура Казахстана: социально-экомические аспекты функционирования и трансформации (1920-1930). – Алма-Ата: Ғылым, 1991. – 240 с.
  6. Масанов Н.Э. Проблемы социально-экономической истории Казахстана на рубеже 18-19 веков. – Алма-Ата, – 176 с.
  7. Выдержки из «Отчета об Алтае» геолога Б. фон Котты. История Казахстана и России в документах: Прииртышье и Приобье в XVIII – начале XX в.: сб.док./под ред. Т.К.Щегловой, Барнаул. – Павлодар: АлтГПА, 2013. – 440 с.
  8. Из сведений об Алтайский горных заводах. История Казахстана и России в документах: Прииртышье и Приобье в XVIII – начале XX в.:сб.док./под ред.Т.К. Щегловой, Барнаул. – Павлодар: АлтГПА, 2013. – 440 с.
  9. Из донесения начальника Алтайского округа Н.И.Журина управляющему Кабинетом его императорского величества К.Б. Ребиндеру о состоянии заводов и рудников по итогам их личного осмотра по прибытии на место. История Казахстана и России в документах: Прииртышье и Приобье в XVIII – начале XX в.:сб.док./под ред. Т.К.Щегловой, Барнаул. – Павлодар: АлтГПА, 2013. – 440 с. 
  10. Выдержки из «Отчета по обзору рудников Змеиногорского края Алтайского округа». . История Казахстана и России в документах: Прииртышье и Приобье в XVIII – начале XX в.: сб.док./под ред. Т.К.Щегловой. Барнаул. – Павлодар: АлтГПА, 2013. – 440 с.
  11. http://dic.academic.ru/dic.(29.08.2015)
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: История