Из истории переселения казахов в Монголию (70 г. XІX – 20 г. XX вв.)

Если взглянуть в глубь веков, то окажется что казахи и монголы не только соседи, но и родственные народы, тысячелетиями живущие единой историей. Ученый З. Кинаятулы пишет:

«Этих двух народов китайцы издревле называли «дунху», или «степные дикари». Один из них происходит от тюрков, то другой от крыла мэнгу Шивэй, т.е. они являются потомками древних 24-х племен, основавших Гунскую империю. Затем судьбы двух народов разошлись. В ХVІІ веке монголы попали в поданство Китая, а казахи ХVІІІ веке – России. После переворота 1917 года оба народа попали под влияние советской империи, социалистической идеологии, и сформировали единую общественную систему», – так пишет ученый в своем труде [1, с. 3-4]. Как сказано выше, по мнению видного ученого, оба народа прошли одинаковый путь развития, разные исторические перепитии, но сегодня являются независимыми странами. Кочевой образ жизни казахов и монголов обусловил общность их культуры и быта. Например, сохраняется множество древних пережитков и магических обрядов касательно огня, почитания молока, солнца [1, с. 4]. Тысячелетиями оба народа связывал общий тип хозяйствования – кочевое скотоводство. Именно данный вид хозяйства стал основной причиной переселения казахов в Монголию.

Во 2-ой половине ХІХ века казахи, кочевавшие в западной части Китая, начали переселяться в монгольскую область Кобда. Для установления причин переселения казахов в Монголию ученые-казахи, выходцы из Монголии, изучили труды и путевые заметки русских путешественников и ученых 2-ой половины ХІХ века. В результате было выяснено, что казахи переселялись в Монголию с конца 60-х гг. и в нач. 70-х гг. XIX века.

Переселению казахов из Алтайского аймака в Кобда послужило несколько причин. Во-первых, когда казахи в середине ХІХ века стали переселяться в Кобда, основой их хозяйства было кочевое скотоводство, которое требовало новых, богатых травостоем и водой пастбищ. К тому же бурное развитие на Алтае земледелия ограничивало масштабы перекочевок. Частыми стали споры из-за земель, пастбищ. Казахи, которые уже бывали в Кобда, были заинтригованы богатыми летними пастбищами  и  зимовыми  местами  для  скота.  Во-вторых, во 2-ой половине усложнилась внутриполитическая ситуация в Китае, который переживал переходной характер. Маньчжурская династия Цин потерпела жестокое поражение в военных столкновениях с Англией и вынуждена была подписать унизительный Нанкинский договор, (заключённый 29 августа 1842 года между Китаем (Цинской империей) и Великобританией,   в результате поражения Китая в Первой опиумной войне 1840-1842 гг.). Нанкинский договор, по которому империя передала пять крупных морских портов, в том числе Гонконг англичанам, а также обязалась выплатить контрибуцию за войну. Китайский народ был возмущен предательским Нанкинским договором, и в итоге в 1850-1864 гг. страна была охвачена крестьянской войной. Это был период начала господства иностранных держав. Большим испытанием для Китая стало восстание тайпинов [2]. Политика шовинизма по отношению к этническим меньшинствам вызвала восстания в национальных окраинах. В 60-70-х гг. в западной части страны восстали уйгуры и дунгане. В этом восстании участвовали все мусульманские народы Китая, в том числе и казахи [3]. Цинское правительство жестоко подавило восстание, для чего многие китайцы были насильно сосланы в отдаленные западные области. В связи с этим был составлен список «вновь осваиваемых земель». В первую очередь, сюда вошли земли казахов Алтая [4,    с. 62-63]. Часть казахских пастбищ превратилась в земельные угодья китайцев, что стало причиной для начала переселения казахов в Монголию. То есть, внутренняя нестабильность в крае способствовала масовому переходу казахов через Монгольский Алтай [5, с. 23]. «Мусульманское восстание в Западном Китае было выгодным для воинственных казахов-киреев. Они перешли реку Кыран, перевалили через Алтайские горы и заняли урянхайские земли до Булгына и Саксая», – пишет путешественник Г.Е. Грумм-Гржимайло [3, с. 720-721].

Монгольский народ в результате национально-освободительной борьбы получил автономию в 1911 году. Надо отметить, что между Китаем и Монголией не была установлена официальная граница. Некоторые казахские роды, воспользовавшись этим, уже в середине ХІХ века пасли свои скота на летних пастбищах западной Монголии. Так, например, казахи из керейских родов Шеруші и Жантекей, привлеченные свободными монгольскими пастбищами, переселились в самом начале 2-ой половины ХІХ в. Наши утверждения  подтверждаются  многими историческими источниками. Об этом имеются сведения в трудах русских ученых, работавших в Западной Монголии в 60-70-х гг. ХІХ века: Г.Е. Грумм-Гржимайло, Г.Н. Потанина, А.М. Позднеева. Так, Г.Е. Грумм-Гржимайло пишет: «Казахи перешли Алтайские горы в 60-х годах, и сейчас их кочевья простираются от Буянты до Кобда» [6, с. 413]. В 1960 г. А. Минис и А. Сарай в своем труде, опираясь на исторические документы, пишут о времени переселения казахов в Монголию следующее: «Несомненно, казахи переселились в область Кобда в 1868-1869 гг. и с тех пор вот уже 91-92 года живут здесь» [7, с. 14]. Первыми в Кобда пришли казахи родов Шеруши, Жантекей,  Каракас  керейского  племени.  К ним позже присоединились казахи из родов Жадик, Ители, Шубарайгир. Освоение казахами западномонгольских земель встревожило цинские власти, т.к. вместе с кочевниками китайцы теряли их скот, поступления от налогов. Также переселение казахов в Монголию не отвечало интересам местного населения. Необходимость совместного кочевания вызвало протест у монголов. Поэтому цинские власти и местные акимы всячески противились переселению казахов, старались вынудить казахов возвратиться на бывшие кочевья. А. Сарай так пишет об этом в своем труде: «Уже тех казахов, которые переселились за Алтайские горы, маньчжурско-китайские власти под предлогом, что они не заплатили налоги, насильственно пытались вернуть на бывшие земли, однако казахи стойко стояли на новых землях и были даже согласны на жесткие условия, но не стали возвращаться обратно» [5, с. 19]. Также автор сообщает, что в 20-е гг. ХІХ в. китайцы три раза нападали на казахские аулы, требовали оплату кабальных  налогов,  а по причине несвоевременной их сдачи пленили сына Кобеша, укирдая рода Жантекей [5, с. 21]. Причина того, что большинство казахов Кобды состоит из рода Шеруши, именно в этом.

С переселением казахов в Кобда земельные проблемы решались не в их пользу. Сильные,  но малочисленные урянхайцы начали  всячес-  ки притеснять казахов. Их вожди стали требовать у казахов платы за пользование пастбищами. С одного скота брали одну скотину, со ста баранов двух баранов, даже вымогали плату за устройство юрты или зимовки [8]. Казахи, оказавшие в таком сложном положении, были вынуждены в 1882 году официально обратиться к Цинским властям с просьбой выделить им земли для кочевания в районе Кобда. Китайские власти,  дав  добро  на  заселение  казахами  данного района, ничего не сделали для решения земельных вопросов [9]. Спустя некоторые время численность казахов и количество скота на новых землях стали расти, что вынуждало расширять пастбища и угодья. До тех пор пока Монголия не избавилась от поданства Цинской империи страна, да и собственно сам Китай находились во власти маньчжуров. Поэтому, до поры до времени, не поднимался вопрос о переходе казахов Кобды в гражданство Монголии, но когда страна получила незавсимость, то этот вопрос стал очень остро [10]. На решение данной проблемы Китай и Монголия отнеслись с учетом собственных интересов. Авторитетный би рода Шеруши Килан принял решение о переходе в поданство Монголии и написал прошение о принятии его с 400 членами семей рода в гражданство. Также просители заявили, что большинство казахов готовы принять монгольское поданство при условии официального выделения им земель.

Правительство Монгольской автономии в письме министру обороны Западного  края  от 22 июля 1912 г. разрешало принять казахов в поданство, а вопрос о выделении им земель относил к рассмотрению местных акимов. Данное постановление правительства было заверено печатью хана Монголии Богды Жавзандамба. Министр Западного края в своем письме от 26 июля 1915 г. сообщает, что казахи, живущие по берегам рек Кобда и Саксай под предводительством Сукирбайулы Дорбетхана числом 100 семей, подали прошение монгольскому правительству о принятии их в поданство. Процесс перехода казахов под юрисдикцию монгольского правительство затянулся на десять лет – 1911-1921 гг. В постановлении правительства Монголии №53, ст. 4-я от 1912 г. (дата не указана) удостоверено, что 3 хошуна рода Шеруші были приняты в поданство. Также имеется запись, что вождь рода Кошак – Ахмади со подвластными казахами подал прошение о поданстве, которое было удовлетворено правительством [11]. К сожаленью, у нас нет достоверных сведений о числе казахов, принявших монгольское гражданство, а также о количестве у них скота. После победы народной революции в Монголии, в 1923 г. была проведена перепись населения, согласно которой численность кобдоских казахов оценивалась в 1870 семей. Опираясь на эти данные, монгольский ученый Ж. Цэвээн так оценивает число казахов, переселившихся в Кобда в конце ХІХ – начале ХХ вв.: «если считать, что в каждой семье было по четверо человек, то приблизительно казахов было 7 тысяч, если допустить, что семья состояла из пятерых, то около 11 тысяч казахов переселилось» [12, с. 131].

Так как долгое время не было границы между западным Китаем и Монголией, то казахи свободно кочевали. Поэтому весьма сложно установить точное число казахов Монголии, их можно дать только приблизительно.  Ученный А. Сарай, сравнив различные сведения, приходит к выводу, что первоначально переселилось около 6-7 тысячи казахов [7, с. 31]. Мы считаем данную цифру наиболее достоверной. Нет также достоверных сведений о количестве скота, прибывшего вместе с казахами в регион Кобда. Известен только один более менее достоверный источник. Г.Е. Грумм-Гржимайло утверждает, что «в 1900 г. в среднем хозяйстве Киреев было окло 20-ти голов скота» [5, с. 47]. Если брать данную цифру за основу, выяснится, что количество скота у переселившихся в Кобда казахов не превышало 15-20 тысяч голов. Известно, что подавляющее большинство казахов Кобда составляли киреи, однако исследователь И. Кабышулы в своей работе утверждает, что также были казахи из племен найман и аргын [13, с. 169].

Казахи из племени керей подразделяются на два отделения: Абак и Ашамайлы. Так, подавляющее число кобдоских казахов принадлежит  к абак-киреям. По сведениям Г.Н. Потанина, роды были названы по именам сыновей Абака [14, с. 3]. Абак-киреи подразделяются на 12 родов: Жадик, Жантекей, Шеруши, Ители, Каракас, Молки, Шубарайгир, Меркит, Консадак, Жастабан, Сарибас, Шимойын. Эти роды, в свою очередь, делятся на средние, малые и мелкие подразделения. Из 12 родов абак-киреев в Кобда расселились 7 родов: Шеруши, Ители, Шубарайгир, Молкы, Жәдик, Жантекеи, Каракас. Несомненно, среди казахов Кобда были казахи из других племен, в первую очередь это найманы. Также встречались казахи из племен уаков и аргынов.

Найманы представлены  родами  Байжигит  и Бура, которые смешались с киреями с начала 1860-х гг., также родом каракерей, которые после подавления восстания 1916 г. перешли Иртыш и направились в западную Монголию [15, с. 46]. После жестокого подавления общеказахского восстания руководители были повешены, а часть найманов бежала в соседний Китай, причем их скот и домашний скарб достались русским войскам, преследовавшим их. В 19191920 гг. часть казахов-беженцев переселилась в Монголию. Подытоживая наше исследование, можно  резюмировать,  что  казахи,  переселившиеся в 60-70-х гг. ХІХ в. из Алтайского аймака в Кобда, составили часть современной казахской диаспоры Монголии. В начале ХХ века казахи приняли поданство Монголии, получили  земли для ведения кочевого хозяйства и окончательно закрепились здесь. В наши дни казахи из племен керей, найман, уак и аргын проживают в Монгольской республике.

 

Литература 

  1. Қинаятұлы З. Моңғолиядағы қазақтар. – І кітап. – Алматы: Дүниежүзі қазақтарының қауымдастығы, «Атажұрт» баспасы, 2001. – 318 – б.
  2. Хуа Ган. История революционной войны Тайпинского государства: пер. с китайск. – М.: Изд. иностр. лит., – 304 с.; Илюшечкин В.П. Крестьянская война тайпинов. – М.: Наука, 1967. – 394 с.
  3. Гуревич Б.П. История Илийского вопроса и ее китайские фальсификаторы // Документы опровергают. против фальсификации истории русско-китайских отношений.– М., – С. 430; Сушанло М. Дунганское восстание второй половины XIX века и роль в нем Бай Янь-ху. – Фрунзе: Киргиз. гос. изд-во, 1959. – 119 с.
  4. Қинаятұлы З., Қылаңбайұлы Ш. Моңғолиядағы қазақтар. – ІІІ кітап. Қобдалық қазақтар. – Алматы: «Тарих тағылымы», – 2012. – 280 – б.
  5. Сарай А. Революциядан бұрынғы қазақ халқы. – Өлгий. 1991. – 116 б.
  6. Грумм-Гржимайло Г.Е. Западная Монголия и Урянхайский край. – Т. – Исторический очерк в связи с историей Средней Азии. – Л.: Ученый Комитет МНР, 1926. – 840 с.; Т. 3. – Антропологический и этнографический очерк этих стран. Торговая и колонизаторская в них деятельность китайцев и русских. Дополнения и поправки. – Л.: Ученый Комитет МНР, 1930.
  7. Мініс Ә., Сарай А. МХР Бай-Өлгей аймағының қазақ халқы тарихынан. – Бай-Өлгей: Аймақ баспаханасы. – 134 6.
  8. МХРП Орталық комитетінің архиві, 1 – қор, 3тізім, 11іс.
  9. МХРП Орталық комитетінің архиві, 1 – қор, 3тізім, 16іс.
  10. Моңғол мемлекетінің (ММ) Орталық тарихи мұрағаты. – А-3 қ., 333іс.
  11. Моңғол мемлекетінің (ММ) Орталық тарихи мұрағаты. – А-3 қ., 617іс.
  12. Цэвээн Ж.Ұсақ ұлттардың шығу тегі туралы (моңғол тілінде). – Ұлан-Батор,1924. – 131 б.
  13. Қабышұлы И. Қазақ қауымы: Қазақ ұлысының 2200 жылдық тарихы.– Алматы: Жазушы, 1997. – 169 б.
  14. ПотанинГ.Н. Очерки Северо-Западной Монголии. Результаты путешествия, исполненные в 1876-1877 гг. по поручению ИРГО.-Вып.І-ІІ.–СПб.:Тип. Киршбаума,1881.– 425с.; Вып ІІІ-ІV.– СПб.: Тип. Кришбаума, – 1023. – С. 15.
  15. Қинаятұлы З. Жылаған жылдар шежіресі.– Алматы: Мерей, – 1995. – 297 б.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: История