Особенности становления гражданского самосознания у представителей молодого поколения

Показана ведущая роль семьи, образовательного и культурного ценза родительской референтной группы как факторов влияния на формирование гражданского самосознания в молодом возрасте. Наивысший уровень гражданской активности наблюдается у тех респондентов, чьи семьи также характеризуются активной гражданской позицией, участвуют в общественной и политической жизни общества. Можно резюмировать, что в молодом возрасте огромное значение на формирование патриотических чувств и гражданских настроений оказывают различные государственные культурные и социальные проекты, где молодежь не только приобщается к культурным и патриотическим источникам, но и сама активно получает возможность участвовать в различных акциях и мероприятиях. Непосредственная активность как форма проявления совместного с родителями, учителями, сверстниками, общественными и государственными деятелями участия в различных общественных акциях также рассматривается респондентами как мощный психологический фактор, оказывающий влияние на формирование активной гражданской позиции молодежи. 

Одним из важнейших приоритетов современной политической и общественной жизни Азербайджана является построение развитого гражданского общества, что невозможно выполнить, не формируя гражданского самосознания у жителей страны и, в первую очередь, у представителей молодого поколения.

Формирование развитого гражданского самосознания молодежи рассматривается как важная прикладная образовательная задача, поскольку именно от умонастроений и ценностных ориентаций молодого поколения зависит в будущем не только социальная и экономическая стабильность общества, но и благополучие, процветание нации и государства в целом. Поэтому проблема изучения ментальной детерминации процессов формирования и трансформации структурных компонентов гражданского самосознания современной азербайджанской молодежи рассматривается как актуальная исследовательская задача.

Отметим, что в наиболее общем варианте гражданское самосознание можно рассматривать как гражданский образ себя и отношение к себе как к гражданину общности. Несмотря на то, что гражданское самосознание  начинает  формироваться  в  раннем  детстве  под  воздействием  социальных  и культурных факторов, на примере поведения лиц с референтным статусом (родители, родственники, учителя, школьные друзья, кумиры, публичные люди и пр.), как психологическая характеристика личности гражданское самосознание не является константным, т.е. раз и навсегда сложившимся новообразованием.

Формируясь на протяжении детства и юношества, а также апробируясь в молодом возрасте как система  гражданских  ориентиров  и  регуляторов,   обеспечивающих  полноценную  инкультурацию и социализацию молодежи в любой общественно-политической системе, гражданское самосознание подвержено разнообразным изменениям содержательного, структурного и динамического характера на протяжении всей взрослой жизни человека. К системообразующим условиям в данном случае относится не только субъективный опыт инкультурации, но и опыт конструктивного переживания критических жизненных ситуаций.

Являясь структурным компонентом индивидуального и общественного сознания, гражданское самосознание репрезентирует комплекс отношений между индивидом, обществом и государством. Гражданское самосознание имеет широкий спектр проявления: от узкоутилитарных и прагматических взаимоотношений в системе «субъект» — «общество» до проявления патриотических чувств     и состояния безусловной ценности государства как Родины [1, 2].

Как личностное структурное образование гражданское самосознание рассматривается в виде ценностно-смыслового комплекса, системы субъективных социальных представлений и политических ориентаций, естественно изменяющихся под воздействие жизненных обстоятельств и опосредующих включенность субъекта в систему разнообразных жизненных (политических, социальных, профессиональных) отношений. Основными структурными компонентами гражданского самосознания личности являются ценности и порождаемые ими смыслы, потребности гражданской и политической активности в обществе.

К основным же функциональным характеристикам относятся: регуляция общественной и политической активности, детерминация нравственных представлений и морально-этических ценностей, активация личностного роста, определение профессионального выбора и направлений дальнейшего профессионального развития. Поскольку гражданское самосознание, как и любая другая форма самосознания личности, является частью модели ее жизненных отношений, образ жизни личности и ее гражданское самосознание можно рассматривать с позиций идентичности структурных характеристик.

Так же как и социальные поведенческие паттерны, обслуживающие их ценностно-смысловые характеристики с течением времени под воздействием определенных культурно-бытовых и социально-исторических условий способны автоматизироваться, воплощаясь в типичные для личности, комплементарные ее ментальным структурам сознания, автоматизированные, социально адаптивные модели гражданского поведения.

Как известно, в современной психологии гражданское самосознание рассматривается в виде сложного, полидетерминированного, иерархически организованного ценностно-смыслового структурного образования, которое состоит из признаваемых в рамках определенного социокультурного сообщества общественных ценностей и убеждений.

К обусловливающим жизнедеятельность субъекта гражданским ценностно-смысловым образованиям различного уровня иерархической локализации мы относим: глубинные ментальные структуры сознания личности, систему ведущих жизненных ценностей и смыслов, порождаемых опытом переживания критических жизненных ситуаций, а также систему актуальных оперативных ценностносмысловых ориентиров, обслуживающих текущую деятельность субъекта по ситуации.

Так же как и Л.С.Выготский, который рассматривал динамическую смысловую систему как единство аффективных и интеллектуальных процессов сознания [3; 3, 4], представляется целесообразным понимать ценностно-смысловую структуру гражданского самосознания как относительно устойчивую и иерархически организованную систему, включающую в себя смысловые структуры разного уровня, которые функционируют как единое целое [4, 5].

Отметим, что гражданское самосознание определяет для каждого человека социальные потребности и гражданские настроения, порождает жизненные и политические смыслы [6; 23-45]. Гражданское самосознание —  это  своеобразная функциональная основа для формирования  политической     и социальной зрелости личности в молодом возрасте, для проявления ее самостоятельности в социальных суждениях и политических действиях [7, 8].

Вследствие этого,  вслед за  Ю.Б.Швалб,  И.Н.Некрасовой,  И.Т.Левыкиной, В.И.Толстых  [9-12] в структуре гражданского самосознания, как и в структуре образа жизни личности, можно выделить содержательно-смысловые и  эмоционально-динамические  структурные  характеристики.  При  этом к основным содержательным модусам объективации гражданского самосознания можно отнести систему субъективных отношений личности к себе как к гражданину общества, к другим, как к согражданам, а также систему представлений относительно своих возможностей влиять на окружающую социальную жизнь и преобразовывать ее в соответствии со своей гражданской позицией [9; 276, 277]. 

Несмотря на то, что субъектный опыт социализации и инкультурации признается исследователями  основным  регуляторным  компонентом,   детерминирующим   объективацию,   формирование и возможную дальнейшую трансформацию гражданского самосознания личности, тем не менее ценностно-смысловым ядром гражданского самосознания, запечатленным в форме ментальных структур сознания личности, является ментальный родовой опыт как набор паттернов социального взаимодействия, выносимых из семьи.

В качестве системных образующих условий автоматизации социально адаптивных моделей гражданского поведения авторы выделяют эмоциональные переживания, систему эталонных оценочных нравственных понятий  и  чувств  (национальная  гордость,  патриотизм,  верность  идеалам  свободы и процветания родного края, социальная толерантность и ответственность, гуманистические ценности, любовь к отечеству), а также  этнический (национальный) менталитет той культурной общности, к которой принадлежит человек. Психологическим условием автоматизации определенного типа гражданского поведения выступает константность внешних культурных, политических и социальноэкономических условий жизнедеятельности личности, психологическим инструментом — человеческий поступок как форма объективации индивидуального социального выбора (например, проявить определенную гражданскую позицию, участвовать в общественной акции, принять политическое решение и т.п.) [12].

Таким образом, можно обобщить, что в наиболее благоприятном варианте гражданское самосознание — это набор нравственных ценностных эталонов и представлений — ориентиров, на основе которых формируются гражданские убеждения и представления личности как патриота своей страны. В крайне неблагоприятном же варианте всегда приходится сталкиваться с ценностно-смысловой аномией личности как ее моральным и культурным распадом, что неизбежно приводит к политической и социальной маргинализации личности [13].

Таким образом, современная молодежь видит два пути прогрессивного преобразования общества как реализацию ценностей и смыслов своего гражданского самосознания:   гражданское участие

«снизу», как пример патриотического служения своей родине, и гражданское участие «сверху», как пример участия в политическом обустройстве и государственном управлении. Следует отметить, что субъективный выбор респондентами стратегии реализации ценностей гражданского самосознания во многом определяется ментальными характеристиками жизни респондентов.

Так, те респонденты, которые выбирали стратегию гражданского участия «снизу» характеризовались такими статусными, материальными и культурными характеристиками, которые значительно отличались от тех респондентов, которые выбирали стратегию гражданского участия «сверху», и обе эти группы качественно отличались по своим ментальным характеристикам от тех респондентов, кто характеризовался пассивной гражданской позицией, диффузной гражданской идентичностью или гражданской идентичностью в стадии моратория.

Выводы. Главными акцентами такой работы следует обозначить следующие направления организации образовательной и воспитательной работы с учащейся молодежью:

  • знание, любовь и уважительное отношение к истории родного края, истории государственности, ее лидерам и видным общественным деятелям;
  • уважение к национальным традициям, изучение национальной культуры, приобщение к истории народа посредством почитания духовных и культурных традиций собственного народа;
  • формирование чувства национальной гордости на примерах осмысления славных традиций истории, современных экономических достижений и политических реформ, проводимых в своей стране;
  • осознание этнической уникальности себя как представителя нации, как субъекта ее исторического развития;
  • верность семье и семейно-родовым традициям, желание защищать духовные традиции и приумножать экономические и промышленные достижения как основу для обеспечения стабильности каждой отдельной семьи, каждого отдельного человека как члена общности;
  • в качестве элементов операционализации содержательно-смыслового компонента гражданского самосознания можно выделить: этноментальную и гражданскую самоидентичности, систему ведущих жизненных ценностей и смыслов, автоматизированные модели социального поведения;
  • в качестве элементов операционализации эмоционально-динамического компонента гражданского самосознания можно выделить: чувство принадлежности к этнической общности, степень выраженности этноцентризма, проявляющейся в определенной эмоционально-динамической направленности этнических аттитюдов и этнических стереотипов поведения.

 

Список литературы

  1. Ерохина Ю.А.  Социальные   детерминанты   формирования  гражданского   общества  в   условиях   современности / Ю.А. Ерохина // Труды членов Ставропольского отделения Российского философского общ. — Вып. 1. — М.; Ставрополь: РФО, СГУ, 2004. — 148 с.
  2. Некрасова I.Н. Методологічні проблеми дослідження ментальних трансформацій в умовах соціальної нестабільності / I.Н.Некрасова // Соціальна Психологія. — 2009. — № 6(38). — С. 54–68.
  3. Братусь Б.С. К проблеме человека в психологии / Б.С. Братусь // Вопросы психологии. — — № 5. — С. 3–14.
  4. Выготский Л.С. Развитие высших психических функций / Л.С. Выготский. — М.: Изд-во АПН РСФСР, — 492 с.
  5. Леонтьев Д.А. Психология смысла / Д.А. Леонтьев. — М.: Смысл, 2003. — 487 с.
  6. Здравомыслов А.Г. Потребность. Интересы. Ценности / А.Г. Здравомыслов. — М.: Мысль,
  7. Зайцев И.В. Проблема формирования политической идентичности: опыт социально-психологического исследования / И.В.Зайцев // Социология и социальная работа. Вестн. Нижегородского ун-та им. Н.И.Лобачевского. Сер. Социальные науки. — 2007. — № 2(7). — С. 40–46.
  8. Некрасова И.Н. Этническая ментальность как регулятор жизненной перспективы в молодом возрасте // Сб. науч. тр. Института психологии им. Г.С.Костюка АПН Украины / И.Н.Некрасова; под. ред. С.Д.Максименко и др. — Киев: Гнозис, 2008. — Ч. 2. — С. 79–88.
  9. Швалб Ю.М. О соотношении категорий «жизненный путь» и «образ жизни, личности» / Ю.М.Швалб // Актуальні проблеми психології. — Т. 7. — Вип.
  10. Левыкин Т.И. Социальное благополучие — интегральный показатель уровня и качества жизни / Т.И.Левыкин. — М.: Наука, 1987. — 281 с.
  11. Толстых В.И. Образ жизни: понятие, реальность, проблемы / В.И. Толстых. — М.: Политиздат, — 184 с.
  12. Некрасова И.Н. Трансформация образа жизни: психологический механизм и показатели субъективной готовности /И.Н.Некрасова // Соціальна Психологія. — 2012. — № 4(56). — С. 54–68.
  13. Маркин А.В. Функции отклоняющегося  поведения  в условиях  информационной аномии: моногр. / А.В.Маркин. —М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2006. — 159 с.
Год: 2017
Город: Караганда
Категория: История
loading...