Хозяйственно-бытовая повседневность спецпереселенцев-чеченцев восточно-казахстанской  области

Аннотация

В данной статье на основе анализа впервые вводимых в научный оборот архивных документов, а также материалов интервью анализируется хозяйственно-бытовое обустройство спецпереселенцев-чеченцев Восточно-Казахстанской области в первые годы вселения. Выявлены основные проблемы, с которыми сталкивались спецпереселенцы региона. Следует отметить, содержание архивных материалов показывает, несмотря на то, что принимались меры по обустройству спецпереселенцев-чеченцев, некоторые председатели колхозов  под  различными  предлогами вопросами наделения приусадебными участками спецпереселенцев не занимались, а исполкомы райсоветов не оказывали нужного воздействия на таких руководителей. 

В исторической науке становится все более заметной тенденция к антропологизации, появляется интерес к истории простого человека, его повседневной жизни. Особую значимость при рассмотрении повседневной жизни в условиях спецпоселения представляет синтез материалов, включающий архивные материалы и данные «устной истории», представленные в виде воспоминаний очевидцев.

В повседневной жизни в хозяйственно-бытовом обустройстве спецпереселенцев-чеченцев немаловажное значение имели приусадебные участки и индивидуальные огороды. Это был немаловажный вопрос, обеспечение спецпереселенцев-чеченцев землей и посевным фондом способствовало бы решению продовольственной проблемы. В целях обеспечения спецпереселенцев приусадебными посевами 3 апреля 1944 г. Совнаркомом СССР было принято постановление за №350-102 с «Об отпуске семян на весенний сев 1944 г. спецпереселенцам», согласно которому Совнаркомы Казахской ССР и Киргизской ССР обязаны были не позже 15 апреля 1944 г. обеспечить выделение спецпереселенцам  приусадебных участков за счет земель госфонда или неиспользуемых земель совхозов и колхозов в районе, а также семенной ссудой для посева на условиях возврата из урожая 1944г. [1, с.77].

Следует отметить, что государством принимались меры по хозяйственно-бытовому и трудовому обустройству спецпереселенцев-чеченцев. Однако реальная картина в  отношении  организации, снабжения спецпереселенцев оказалось далекой от принятых решений. Так, в постановлении Бюро ЦК КП(б)К «О трудоустройстве спецпереселенцев» от 17 мая 1944 г. отмечалось, что исключительно медленно проходит нарезка приусадебных участков и обеспечение спецпереселенцев семенами, в том числе в Восточно-Казахстанской области не отведены приусадебные участки 2138 семьям [2, с.105].

Судить о наделении приусадебными участками позволяют архивные материалы. По данным на 1 сентября 1944 г. проживало в области 6906 семей спецпереселенцев-чеченцев, из них приусадебные участки получили 3238 семей, а засеяли только 2044 семей. Согласно архивным данным, наделение приусадебными участками спецпереселенцев-чеченцев по районам области выглядело следующим образом:

Таблица 1 Наделение приусадебными участками спецпереселенцев-чеченцев на 1 сентября 1944 года [3, л.62]. 

Районы

Количество семей получивших приусадебные участки

Количество

семей засеявших участки

1

Лениногорск

648

167

2

Шемонаиха

519

128

3

Предгорное

634

227

4

Таврия

-

1

5

Верх-Убинский

525

496

6

Кировский

838

699

 

7

Зыряновский

-

-

8

Уланский

34

309

9

Аблакетка кирп.завод

40

17

 

Итого:

3238

2044

Как показывают данные таблицы, несмотря, что спецпереселенцам-чеченцам были отведены приусадебные участки, посев приусадебных участков неудовлетворительно был организован в основном Лениногорском, Шемонаихинском, Предгорненском районах.

Интересным представляется факт, что в Уланском районе приусадебные участки получили всего 34 семей, а засеяли участки 309 семей. Как свидетельствуют воспоминания многих информантов, очевидцев тех событий, это возможно связано что спецпереселенцы-чеченцы, размещенные в домах местных жителей, вместе сеяли огороды и были учтены как засеявшие участки. Респонденты отмечают, что в сельской местности преобладали подселения. Важно отметить, не только спецпереселенцы и местное население испытывало тогда острую нужду в продовольствии и товарах, но делали все возможное, чтобы облегчить участь депортированных. По рассказам жителя аула Обалы Уланского района (ныне с. Шымкора Уланского района) Мырзагалиева Б., 1941 г.р.,: «Когда привезли чеченцев, их стали расселять в домах местных жителей. В основном чеченцы были расселены в аулах Обалы, Корпебай, Партсъезд по 10-12 семей в каждой местности. Мои родители, имея небольшой дом из трех комнат, приняли чеченскую семью, освободив им одну комнату. Их привезли, можно сказать без ничего, в калошах… В то время сами местные жители испытывали нужду, родители помогали чем могли, даже отдали свои валенки.  У нас дома они жили где-то два года. Вместе вели хозяйство» [4].

О том, как местное население и спецпереселенцы вместе сажали огороды вспоминает житель с. Солдатово, Уланского района Атаханов Ш.О., 1937 г.р., (ныне проживающий в п. К.Кайсенова): «Привезли чеченцев с Усть-Каменогорска и на колхозных бричках размещали в каждый дом. Колхоз назывался «Национальная дружба», так как в колхозе жили люди разных национальностей, казахи, русские, украинцы, немцы, чеченцы. с. Солдатово располагалось между Таргыном и Скалистое, сейчас не существует. Мой отец был председателем колхоза. Тогда пустующих домов не было. Мы приняли бабушку чеченку Бушай апа с двумя дочерьми. Они у нас дома около двух лет жили. Материальное положение чеченцев было очень тяжелым, по их рассказам, из дома не успели ничего взять. Для посадки картофеля земли хватало, однако в колхозе для выделения чеченцам не было семян, поэтому в первые годы чеченцы вместе с нами сажали картофель» [5].

Как спецпереселенцы-чеченцы занимались огородничеством в первые годы вселения вспоминает житель п. Шемонаиха Барсуков С.П., 1937 г.р.,: «Жилось всем нелегко в то время, мы сами на одной картошке... Интересный факт помню, чеченцы привезли с собой семена своей кукурузы. Посадили кукурузу, и она выросла высокая, но плодов не дала, не вызрела, так как вегетационный период у нее большой и в наших условиях она не прижилась. Чеченцы стали использовать нашу кукурузу, она хоть низкорослая и початки маленькие, но дает плоды. У чеченцев кухня построена на кукурузе, и они активно использовали нашу кукурузу» [6].

Данные Похозяйственных книг (карточки лиц, состоявших на учете Таргынского поссовета Уланского района за 1940-1945 гг.) показывают, что процент чеченских семей, имевших в хозяйствах скот, был незначительным, при этом количество скота на одну семью не превышало одной головы крупного рогатого скота. Похозяйственные книги Уланского района, с. Таргын, показывают, что спецпоселенцы-чеченцы имели незначительные земельные участки. Площадь посевов в хозяйствах чеченцев составляла в среднем 0,05 га на семью. Чеченцы сажали в основном картофель, овощи. Следует отметить, что и местное население особо не отличалось, площадь огородов составляло 0, 15 га, содержали в основном одну корову и молодняк [7].

Снабжение, условия труда и быта спецпереселенцев в значительной степени зависели от предприятий, колхозов, где они обязаны были трудиться. Следует отметить, в некоторых районах прилагали усилия по обеспечению спецпереселенцев огородами. Например, в Лениногорском районе для работающих в заводоуправлении была выделена земля под огороды в количестве 5 га, семена ячменя, а некоторые цеха частично выделяли по 10 кг. картофеля. Лесоучасток «Журавлиха» для спецпереселенцев в количестве 79 семей, в них 390 человек посеял 8,62 га ячменя и 1,0 га картофеля [3, л.17]. В этом же районе в колхозе  им. «Тохтарова» из семенного фонда выделялось 13 кг ячменя и по 3 кг. проса. В колхозе «2-я пятилетка» все спецпереселенцы засеяли огороды, активно участвовали в весенне-посевной работе, многие из них были передовиками и премированы колхозом деньгами [3, л.18].

Следует отметить, содержание архивных материалов показывает, несмотря на то, что принимались меры по обустройству спецпереселенцев-чеченцев, некоторые председатели колхозов под различными предлогами вопросами наделения приусадебными участками спецпереселенцев не занимались, а исполкомы райсоветов не оказывали нужного воздействия на таких руководителей. Например, председатели колхозов Шемонаихинского района, обещая не задерживать нарезку приусадебных участков, на деле с выполнением не торопились, заявляя: «что же на этих участках будут сеять спецпереселенцы? Мы (т.е. колхозы) помочь семенами за неимением их не сможем, а своих семян, спецпереселенцы не имеют» [3, л.4].

Аналогичная ситуация наблюдалась в Предгорненском районе отдельные председатели колхозов к нарезке приусадебных участков и обеспеченности спецпереселенцев семенами отнеслись пренебрежительно, в колхозе им. Буденного, им. Чапаева и ряд других колхозов вообще не выделяли приусадебных участков [3, л.7].

Кроме того, почти во всех районах обеспечение семенами, со стороны хозруководителей работы почти не проводилось, а в ряде случаев руководители предприятий, колхозов и совхозов этой работой заниматься совершенно не желали, как это произошло, например, в Лениногорском районе, начальник  Бутаковского лесоучастка треста «Алтайстрой» тов. Красноштанов коменданту поселка заявлял: «Мы заинтересованы только в заготовке леса, что касается огородов и обеспечения спецпереселенцев, то этим вопросом я не занимаюсь, и не буду заниматься. Можете чеченцев взять обратно, так как у нас нет для обеспечения их подсобных фондов» [8, л.14].

Проблемы были связаны как с общей сложной социально-экономической ситуацией военного периода, так и с откровенным пренебрежением некоторых руководителей предприятий, колхозов. Ввиду несвоевременной раздачи спецпереселенцам семян, а в некоторых случаях невыдачи семян приусадебные участки и огороды оставались незасеянными. Так, например, проведенная проверка по наделению спецпереселенцев огородами и обеспеченности семенами, показала явно ненормальное положение, т.к. абсолютное большинство спецпереселенцев никаких семян не имели, а также не полностью были наделены приусадебными участками и огородами. В целом, по области в 1945 году было наделено землей 5931 семья, не наделенной оставались 389 семей. Обеспечивались семенами из 6320 семей только зернобобовыми 1880 семей, картофелем 2201 семья, огородными 1312 семей, остальные семьи никаких семян  не имели и реальных мер в районах по этому вопросу не принималось. Как выявила проверка, во многих предприятиях, колхозах и совхозах имелись полные возможности оказать помощь семенами. В справке отмечалось, что «в частности трест «Алтайстрой» за счет имеющегося значительного запаса картофеля, зернобобовых в ОРС-е не определил к выдаче спецпереселенцам. Такие же возможности были по подхозу завода №10, но тов. Таранов не определил, что может выдать» [8, л.14].

Аналогичная ситуация фиксируется и в других районах области. Так, например, в ОСМУ-3 Кировского района всем спецпереселенцам были отведены приусадебные участки, которые до 12 мая 1945 года не были засеяны.  Рабочие  чеченцы  для посадки  не имели картофель,  за исключением 2-3 семей. В колхозе «Красная заря» выделялись огороды, но их большинство чеченцев не копали, так как не имели для посева семян [9, л.20].

Положение усугублялось еще и тем, что некоторые спецпереселенцы-чеченцы надеялись на скорейшее возвращение на Кавказ и не приступали к обустройству своего положения, а руководители отдельных предприятий смотрели на спецпереселенцев-чеченцев как на временную рабочую силу, не принимая должных мер к созданию им нормальных хозяйственно-бытовых условий. По воспоминаниям чеченки Сельмурзаевой Р.Х., г. Риддер.: «Родители рассказывали, многие чеченцы жили в таком состоянии ожидания, что их вот-вот отправят на Кавказ, в первый год даже ничего не сажали, женщины все вещи держали в узелках, в тюках, все было упаковано, как будто, у них билеты на руках. До последнего моя свекровка жила так, что у нее все запаковано было. Родители вспоминали, один из чеченцев, собрал своих детей, начал сажать картошку, все мимо проходящие чеченцы, говорили ему: «нас  сегодня-завтра  отправят на Кавказ, кому ты сажаешь картошку?»[10].

При проведении комендантами поселков разъяснительной работы о подготовке посевов огородов, в 1945 году отмечалась значительная активность к посевам огородов и многие  спецпереселенцы-чеченцы  не имея семян, приступали к копке огородов [8, л. 14].

Необходимо отметить, что некоторыми предприятиями принимались меры по улучшению обустройства спецпереселенцев-чеченцев. Так, например, в ОСМУ-2 спецпереселенцам было отведено 43 га земли под коллективные и индивидуальные огороды, кроме того было выделено 9 га приусадебной земли. Для посева огородов выделялись следующие семена: картофеля 5 тонн, фасоли 200 кг, гречихи 70 кг, проса 35 кг.,   в   качестве   ссуды   выделялось   1722   кг   проса   [11,   л.35].   Спецпереселенцы   закрепленные   за Горкомхозом наделялись индивидуальными огородами по 0,06 га на каждую семью, которые были засеяны огородно-бахчевыми культурами. Кроме того, подхозом для спецпереселенцев было  засеяно  – 2,5 га просо, 0,15 га подсолнуха [11, л.36].

Наряду с положительными примерами, бездушное отношение со стороны руководства к спецпереселенцам-чеченцам подтверждают выявленные комиссией следующие факты: «Проживающие в бараках на Бабкиной мельнице 15 семей спецпереселенцев-чеченцев, закрепленные за Облторгом, несмотря, что Облторг ходатайствовал о получении людей в Промкомбинат, при этом обещали благоустроить жильем, однако директор наотрез отказался заниматься жилстроительством. Кроме того, в мае месяце 1945 года председатель огородной комиссии тов. Сорокина, собрав со спецпереселенцев деньги для оплаты за вспашку земли под огороды, на собранные деньги со спецпереселенцев вспахали огороды рабочим Облторга. Когда время посадки огородов прошло, по заявлению директора Кубицкого деньги возвратили, а землю вспахать отказались. В справке отмечалось, что в результате с большим опозданием спецпереселенцы сами ручным способом вскопали по 0,5 га земли под огороды и посадили огородно-бахчевые культуры» [11, л.36]. В аналогичной ситуации оказались закрепленные за Облпотребсоюзом спецпереселенцы, так как отведенная земля под огороды располагалась за ст. Защита на расстоянии 15 км, из-за отсутствия предоставления транспорта оставалось не обработанной, поэтому 9 семей – 41 человек оказались без огородов [11, л.36].

Со стороны отдельных руководителей отмечались случаи ущемления интересов спецпоселенцевчеченцев. По имеющимся архивным данным, например, в 1946 году в Верх-Убинском районе в колхозах «Гигант», «Передовик», «18 партсъезд» земельные участки под огороды спецпереселенцам отводились на неудобных местах, далеко от воды [12, л.5].

Государством принимались меры по улучшению обустройства спецпереселенцев-чеченцев. Так, приусадебные земельные участки, индивидуальные огороды и скот, находящиеся в личном пользовании спецпереселенцев с Северного Кавказа, наравне с местным населением должны были облагаться сельскохозяйственным налогом, подоходным налогом и обязательными натуральными поставками сельскохозяйственных продуктов. В целях хозяйственного устройства и закрепления по месту нового поселения было принято постановление СНК СССР №1927 «О льготах спецпереселенцам» от 28 июля 1945 г., по  которому освобождались в 1945 и 1946 гг. спецпереселенцы с Северного Кавказа, из Крыма, Грузинской ССР и калмыки. По первому пункту: а) от обязательных поставок сельскохозяйственных продуктов государству; б) от уплаты сельскохозяйственного налога, подоходного налога по доходам от сельского хозяйства в городских поселениях. По второму пункту: Списать с упоминаемых спецпереселенцев задолженность по сельскохозяйственному налогу, подоходному налогу по доходам  от  сельского хозяйства в городских поселениях и по обязательным поставкам сельскохозяйственных продуктов государству, образовавшуюся за ними в местах нового поселения [13, с.565-566].

Следует отметить, учитывая, что хозяйства спецпереселенцев, вселенных в Казахскую  ССР  в 1944 году еще не успели экономически окрепнуть ЦК КП(б) Казахстана ходатайствовала освободить спецпереселенцев от сельскохозяйственного налога, подоходного налога от сельского хозяйства, а также  от поставки сельских продуктов в 1947 и 1948 гг. [14, л. 16-17].

Ситуация по обеспечению спецпереселенцев приусадебными участками и индивидуальными огородами улучшается в послевоенное время. Так, например в 1946 году приусадебные участки получили 2037 семей, которые в основном проживали в сельской местности. Из 6069 семей спецпереселенцев-чеченцев, расселенных в области индивидуальные огороды имели 5833 семьи. Не имеющие индивидуальные огороды 236 семей, в основном являлись одиночками и малосемейными работающими в городах на промышленных предприятиях [15, л.2].

В совхозах и промпредприятиях приусадебные участки получили только  те  спецпереселенцы, которым были предоставлены отдельные одноквартирные дома, а также индивидуальные застройщики. Все остальные спецпереселенцы, устроенные в совхозах и предприятиях и проживающие в многоквартирных домах и бараках, получили участки под огород [2, с.141].

Повседневная жизнь спецпоселенцев постепенно улучшалась, но это происходило крайне медленно. Это зависело не только от распоряжений центральной и деятельности местной власти, но и от ряда других обстоятельств, к числу которых можно отнести приспособление к суровому климату, общий невысокий уровень жизни населения.

 

Литература:

  1. Бурзаканов Я.У. Территория расселения и материально-бытовое обустройство чеченцев и ингушей в 19441946 гг. /Бурзаканов Я.У// Вайнах.Грозный. – №4. – С.75-79.
  2. От депортации к интеграции: документы и материалы, посвященные 60-летию депортации чеченцев и ингушей в Казахстан.: Международный фонд гуманитарной помощи  «Нур»  /  Составители:  Е.М.  Грибанова,  А.А. Гунашев, А.С. Зулкашева, Л.Н. Сапонова. – А: Дəуір, 2004 – 256 с.
  3. Государственный Архив ВКО (ГАВКО). – Ф. 1п. – Оп.1. – Д.2750. – Л.
  4. Казбекова А.Т.  Полевые  материалы  автора.  Полевой  дневник  экспедиции  в  г.  Усть-Каменогорск  2017  г.Информант Мырзагалиев Б.
  5. Казбекова А.Т. Полевые материалы автора. Полевой дневник экспедиции в п. К.Кайсенова 2017 г. Информант Атаханов Ш.О.
  6. Казбекова А.Т. Полевые материалы автора. Полевой дневник экспедиции в п. Шемонаиха 2017 г. Информант Барсуков С.П.
  7. Государственный Архив ВКО (ГАВКО) – Ф. Государственный Архив ВКО (ГАВКО) – Ф.920 – Ф.920 – Оп.2 –Д.13.
  8. Государственный Архив ВКО (ГАВКО). – Ф. 1п. – Оп.1. – Д. – Л. 14 9 Государственный Архив ВКО (ГАВКО). – Ф. 1п. – Оп.1. – Д. 3420. – Л. 20.
  9. Казбекова А.Т. Полевые материалы автора. Полевой дневник экспедиции в г. Риддер 2017 г. Информант Сельмурзаева Р.Х.
  10. Государственный Архив ВКО (ГАВКО). – Ф. 19п. – Оп.1. – Д. – Л.35-36. 12 Государственный Архив ВКО (ГАВКО). – Ф. 309п. – Оп.3. – Д. 2. – Л. 5
  11. Сталинские депортации 1928-1953 сост. Поболь Н.Л., Полян П.М. Серия: (Россия. ХХ век. Документы) М., 2005.
  12. Архив Президента РК (АП РК) – Ф. О 1/1. Д.22. – Л. 16-17
  13. Государственный Архив ВКО (ГАВКО). – Ф. 1п. – Оп.1. – Д.3887. – Л.2
Год: 2017
Город: Алматы
Категория: История