940-лет  «Дивану»  Махмуда Кашгари-Барскани (штрихи  к исследованиям востоковеда, профессора  Т.К.  Чоротегина)

Аннотация

Данная статья посвящена анализу исследованиям и трудам известного кыргызского историка-востоковеда, профессора Тынчтыкбека Чоротегина (Чороев) посвященным труду великого учёного-энциклопедиста Махмуда Кашгари Барскани “Дивану лугати т-түрк”. Данное издание профессора Т.К. Чоротегина является очередным  плодом его многолетнего неустанного научного и творческого изыскательского труда на востоковедческой, тюркологической и кыргызоведческой стезе. Уходящий 2017-год примечателен тем, что ознаменован 940-летием словаря «Дивану лугати т-түрк» пера Махмуда ибн Хусейна аль Кашгари-Барскани. Особое место в научной тюркологии, связанной с изучением наследия Махмуда Кашгари-Барскани, принадлежит известному кыргызстанскому востоковеду, профессору Тынчтыкбек Кадырмамбет уулу Чоротегину. На научной стезе профессор Т.К. Чоротегин издал более 200 научных трудов, подавляющее большинство из которых посвяшено словарю «Дивану лугати т-түрк». Особенностью вышедшего издания является то, что в ней на основе «Дивана» комплексно и подробно показаны этногенетические, этнокультурные и этнополитические взаимотношения средневековых тюркских народов Центральной Азии периода X-XI вв. В процессе написания монографии автор, который в совершенстве владеет кыргызским и несколькими иностранными языками (турецким, уйгурским, казахским, английским, русским, чешским, средневековым арабским и др.), тщательно и скрупулезно  изучал письменные источники и исследования на различных языках мира. Данное обстоятельство, вкупе с многолетними исследованиями и глубочайшими познаниями проблем тюркологии автором, безусловно, повышают научную ценность издания. 

На днях в научной среде кыргызстанских ученых, занимающихся изучением этнической истории тюркских народов, произошло заметное событие – издана монография профессора Тынчтыкбека Кадырмамбет уулу Чоротегина (Чороева) «Дивану лугати т-түрк» Махмуда Кашгари Барскани – неиссякаемый  источник  истории  тюркских  народов:  научное  издание»  на  кыргызском  языке  (в  оригинале: «Махмуд Кашгари Барсканинин «Дивану лугати т-түрк» эмгеги – түрк элдеринин тарыхы боюнча көөнөргүс булак: илимий басылыш» [Редколлегия: К.С. Молдокасымов (төрага), ж.б.; илимий редакторлор профессор Т.Өмүрбеков, доцент К.С. Молдокасымов. – Бишкек: «Турар» басмасы, 2017. – 376 б., сүрөт, карта. – «Мурас» фонду. [«Тарых жана мурас» түрмөгү]. «Кыргыз Тарых Коому» эл аралык коомдук бирикмеси].

Данная новая монография востоковеда, кыргызоведа, историка-этнолога, профессора Т.К. Чоротегина является очередным плодом его многолетнего неустанного научного и творческого  изыскательского  труда на востоковедческой, тюркологической и кыргызоведческой стезе. Нет сомнений, что материалы из данного научного труда будут востребованы исследователями (востоковедами, кыргызоведами, историками, филологами, политологами, географами), а также вызовут живой интерес у широкого круга читателей интересующихся оригинальными трудами средневековых мусульманских ученых.

Уходящий 2017-год примечателен тем, что ознаменован 940-летием словаря «Дивану лугати т-түрк», принадлежащего перу Махмуда ибн Хусейна аль-Кашгари Барскани. В словаре,  по праву признанной как этнолингвострановедческой, помимо тюркского языкознания, содержатся данные по целому ряду отраслей науки – истории, литературы, культуры, географии, медицины, философии, политики. Именно это  обстоятельство  придает  словарю  шедевральную  монументальность.  Содержащееся  в  ней наследие предков остаются актуальными и в наши дни. Более того, пройдет еще не одно тысячелетие, но мысли изложенные в словаре по-прежнему будут будоражить воображение будуших исследователей и простых обывателей. В несомненности вышесказанного говорит тот факт, что словарь переведен и увидел свет на разных языках мира (турецкий, иранский, арабский, узбекский, уйгурский, азербайджанский, русский, немецкий, английский и др.). Не остались в стороне и кыргызстанские ученые. В разные годы благодаря усилиям двух научных коллективов словарь переведен на кыргызский язык и дошел до рук ученых и читателей. Процесс по переводу и изданию энциклопедического памятника «Дивану лугати т-түрк» в разных уголках мира продолжается.

Особое место в научной тюркологии, связанной с изучением наследия Махмуда Кашгари-Барскани, принадлежит известному кыргызстанскому востоковеду, профессору Тынчтыкбек Кадырмамбет уулу Чоротегину. На научной стезе профессор Т.К. Чоротегин издал более 500 научных трудов, подавляющее большинство из которых посвяшены словарю «Дивану лугати т-түрк». В круг научных интересов профессора попали изложенные в словаре историко-этнологические, этногенетические, лингвистические, географические, фольклорные и философские аспекты средневековых тюрских народов.

В настоящее время профессор Т.К. Чоротегин признанный в мировом научном сообществе ученый – исследователь личности Махмуда Кашгари-Барскани и его наследия. Его труды связанные как с исследованиями «Дивана», так и личности Махмуда Кашгари-Барскани получили отражение в различных авторитетных научных изданиях.

Профессор Т.К. Чоротегин еще будучи молодым ученым увлекся творчеством Махмуда КашгариБарскани. Богатейшим источником для рукописей его диссертаций, кандидатской1  и  докторской2,  которые посвящены исследованию этнической ситуации средневековой Центральной Азии, послужил словарь «Диван». Научные изыскания3 профессора Т.К. Чоротегина по вопросам этнической истории коренных народов Центральной Азии, вопреки предвзятого и попустительского (а порою откровенно недоброжелательного) отношения к данной тематике советских партийных функционеров по истории, в свое время получили живой отлик в научной среде.

Наставниками будущего профессора, который своими смелыми научными откровениями несогласился  с устоявшейся в советской отечественной истории идеологией, являлись кыргызский профессор-востоковед Өмүркул Караев и узбекский профессор-тюрколог Бори (Бөрүбай) Ахмедов. Под научным руководством знаменитых корифеев, которые щедро делились своими ценными знаниями и богатым опытом, молодой ученый Т.К. Чоротегин методично усваивал этнологическую науку, изучал языки – арабский, турецкий и фарси. Прозорливость ума позволило ему быстро вникнуть в сложную этническую проблематику Центральной Азии, что и послужило в конечном итоге выбором для избрания тематики его научной работы. В поисках ответов поставленным задачам он штудировал труды российских и немецких тюркологов – К.Броккелмана, В.В. Бартольда, В.В. Радлова, С.Е. Малова и др. Но особенное вдохновение он получал от изучения рукописей средневековых восточных и мусульманских ученых, в том числе словаря Махмуда Кашгари-Барскани.

В  процессе  создания  своих  трудов,  в   том   числе   кандидатской   и   докторской   диссертаций,   Т.К. Чоротегин информацию и материалы по «Дивану» черпал из зарубежной литературы. Особенно ценными оказались рукописи турецких ученых – Килисли Муаллим Риф'ата, Рифат Билге, Бесим Аталай, Ш.Үлкүташыр, Фуат Көпрүлү, Зия Гөкалп, Зеки Велиди Тоган, Ф.Сумер и др. Хорошее знание английского языка позволило ему ближе познакомится с трудами американских исследователей – этнографа Роберта Данкоффа и лингвиста Джеймса Келли, которые исследовали наследие Махмуда КашгариБарскани.

В разные годы профессору Т.К. Чоротегину посчастливилось встречаться и пообщаться с Реми Дором, Омельяном Прицаком, Луи Базеном, Жераром Клоссоном, А.Шербаком, Б.Орузбаевой, К.Шаниязовым, Э.Трыярским, Решатом Генчем, К.Жусуповым, Ю.С. Худяковым, В.Я. Бутанаевым, которые своими советами и консультациями оказали ему неоценимую помощь в его научной работе.

К сожалению, в период существования Советского Союза турецкие и советские ученые не могли в должной мере обмениваться научным опытом. Этот процесс на высоком уровне наладился только с падением «железного занавеса». А как известно в Турции наследие Махмуда Кашгари-Барскани глубоко исследовано. Кстати сказать, профессор Т.К. Чоротегин вот уже на протяжении 40 лет неустанно и плодотворно продолжает изучение наследия Махмуда Кашгари-Барскани и связанные с ним этногенетические, этнокультурные и этнополитические взаимотношения средневековых тюркских народов.

Изданное им в этом году монография «Махмуд Кашгари Барсканинин «Дивану лугати т-түрк» эмгеги – түрк элдеринин тарыхы боюнча көөнөргүс булак: илимий басылыш» очередная творческая высота на данном поприще. В изданном труде автор глубоко проанализировал и отразил историю, этнографию, культуру, языковые особенности (диалекты), а также экономическое и политико-социальное положение средневековых тюркских народов.

Особенностью вышедшего издания является то, что в ней на основе «Дивана» комплексно и подробно показаны этногенетические, этнокультурные и этнополитические взаимотношения средневековых тюркских народов Центральной Азии периода X-XI вв. В процессе  написания  монографии  автор, который в совершенстве владеет несколькими иностранными языками (арабским, фарси, турецким, английским и др.), тщательно и скрупулезно изучал источники на различных языках мира. Данное обстоятельство автора, вкупе с многолетними исследованиями и глубочайшими познаниями проблемы, безусловно, повышают научную ценность издания.

Основной целью автора монографии являлось глубокое изучение личности Махмуда Кашгари Барскани и его энциклопедического наследия. Задачами ставились рассмотрение таких вопросов как например: основные вехи жизни Махмуда Кашгари-Барскани; уточнение даты написания его основного труда «Дивану лугати т-түрк»; исторический путь кочевания рукописи на Ближний Восток; история варианта “Дивана” переписанный ас-Сави ад-Дымашки; сравнительный анализ историко-географических и картографических сведений Махмуда Кашгари-Барскани и последующий перевод карты «Дивана» на кыргызский язык; рассмотрение и анализ этнографии, ономастики, политико-социальной и этнической ситуации тюркских народов обитавших во Внутренней Азии и Тенгир-Тоо по материалам «Дивана». Автор также попытался дать исчерпывающую характеристику историческому периоду творческой жизни Махмуда Кашгари-Барскани: особенностям политической и этнической ситуации в Караханидском каганате, Сельджукском великодержавии, Аббасидского халифата.

Забегая вперед отметим, на наш взгляд, автор монографии сумел дать вполне исчерпывающие ответы на поставленные задачи. Однако автор справедливо признает, что по данной проблематике нужно объединить усилия ученых многих отраслей – языковедов, литераторов, философов, историографов, географов, ономастов и др. Между тем подчеркнем, профессор Т.К. Чоротегин является одним из первых кыргызстанских ученых, который начал глубокое изучение личности Махмуда Кашгари-Барскани и его энциклопедического наследия.

Автор монографии к «Дивану», которое стало широко известно ученому миру в 1915-г., пристальное внимание обратил изучая труды мусульманских ученых (географов, путешественников, богослужаших). Многие из них являлись современниками Махмуда Кашгари-Барскани. Махмуд Кашгари-Барскани был хорошо знаком с трудами мусульманских ученых как например Ибн Хордадбех (820912/13), Истахри (849/50-934), Ибн Хаукал, Ибн ал-Факих, Абу Дулаф. Впоследствии сведения из их трудов были обобщены и использованы Махмудом Кашгари-Барскани при написании «Дивана».

Профессор Т.К. Чоротегин особое место уделил основным вехам жизни Махмуда Кашгари-Барскани и историографии изучения «Дивана». В монографии рассказывается об истории написания словаря, месте и времени ее переписывания, об известных переводчиках и исследователях словаря разных лет. В частности, автор подчеркивает, что труд Махмуда Кашгари-Барскани «Диван лугат ат-турк» такое же эпохальное явление в истории культуры восточных тюрков, каковыми были все датированные и синхронные с ними орхоно-енисейские памятники VIII-IX вв. Данный лингвистический труд энциклопедического характера одновременно стал первоклассным и наиболее важным историко-этнографическим источником по истории тюркских племен и народов X-XI вв. Единственный список труда (1266 г.) был введен в научный оборот по изданию Килисли Риф'ата. После немецкого перевода в виде индекса-словаря (1928 г.) вышли полные переводы на турецкий, узбекский и английский языки, готовится к изданию китайский перевод. Имеется полный перевод «Дивана» на русский язык, подготовленный к изданию А.Рустамовым (Ташкент). Профессор Т.К. Чоротегин также замечает, что самые важные достижения в текстологическом изучении сохранившейся рукописи сочинения Махмуда Кашгари-Барскани принадлежат американским переводчикам-исследователям, сумевшим выявить поздние вмешательства в огласовки тех или иных слов

«Дивана» и определившим около 15-ти почерков в рукописи.

Автор   изучая  значительные   по  объему  источники   установил   приблизительное   время  написания «Дивана» – 1072-1077 гг.. При этом, профессор Т.К. Чоротегин усомнился в том, что Махмуд КашгариБарскани похоронен в местечке Опал в Восточном Тенгир-Тоо. Он опираясь на надежные источники показал, что данный средневековый кумбез принадлежит позднесредневековому шейху, а не ученомуэнциклопедисту XI века. В то же время, автор убедительными фактами дал опровержение о принадлежности создателя словаря к лишь уйгурам. Как подчеркивается в монографии, Махмуд Кашгари-Барскани по происхождению являлся «хаканским тюрком», т.е. караханидским тюрком, а не «уйгуром», и, следовательно, энциклопедическое наследие Махмуда Кашгари-Барскани является общетюркским  достоянием.

В монографии говорится о том, что Махмуд Кашгари-Барскани родился на берегах священного озера Иссык-Куль в городе Барскан. Отец будущего ученого в свое время являлся акимом данной местности. Профессор Т.К. Чоротегин изучая сведения о караханидской династийной знати отраженной в мусульманских источниках, рассматривая материалы нумизматики, а также опираясь на труды Омеляна  Прицака, пришел к выводу, что предки автора «Дивана» являлись основателями Караханидского государства.

Таким образом, можно  констатировать,  что  точки  зрения  ряда  известных  ученых  –  О.Прицака, Ө.К. Караева, Р.Данкоффа, Дж.Келли, позднее Т.К. Чоротегина – о происхождении Махмуда КашгариБарскани нашли соприкосновения.

По данным автора монографии структура «Дивана» состоит из восьми глав, а начинается со вступительного слова. В словаре Махмуд Кашгари-Барскани отмечает кому посвящен сей труд и о важности изучения тюркского языка, какие методы он использовал при написании словаря и указывает на алфавит. Махмуд Кашгари-Барскани говорит о путешествии по местам обитания тюркских народов.

Профессор Т.К. Чоротегин подчеркивает, что Махмуд Кашгари-Барскани в своем «Диване» оставил поистине бесценные сведения об этническом составе населения Средней и Центральной Азии XI в. Его данные о чигилях, йагма, тухси, джумулах (чёмуль), ограках, чаруках, йемеках, басмылах, кенджеках, кыргызах, кыпчаках, уйгурах и других народах и племенах от Южной Сибири и Дальнего Востока до Малой Азии и Венгрии, особенно среднеи центральноазиатского региона, красноречиво свидетельствуют, что «тогузгуз» мусульманских авторов является только лишь книжным термином, точно не отражающим этническую ситуацию в упомянутом регионе в IX-XIII вв. Как справедливо отметил В.В. Бартольд, данный караханидский этнолог «ничего не знает о тугузгузах», т.е. не признает этот термин по указанной выше причине его книжности.

Таким образом, как далее пишет профессор Т.К. Чоротегин, арабои персоязычные источники домонгольского периода (VIII-нач. XIII вв.), переживавшие эволюцию в смысле фиксации все более новых этнологических фактов относительно истории восточных тюрков того периода, требуют критической трактовки термина «тогузгуз». По мнению автора монографии, следует вычленить такие его значения и компоненты, как: 1) та часть населения Восточного Туркестана и Центрального Тянь-Шаня с VIII до сер. IX в. (тюрки-шато, басмылы, йагма и другие), которая до сер. VIII в. была причастна к бывшей токузогузской конфедерации: 2) собственно уйгуры Турфанского идикутства (со столицей в Кочо и временами в Бешбалыке), отчасти восточные (дуньхуанские, ганьчжоуские, эдзингольские) уйгуры; 3) все тюркские этносы сер. IX-конца X в., обитавшие к востоку от Мавераннахра и от западно-карлукских и восточноогузских владений (уйгуры, басмылы, йагма, чаруки, кенджеки, тянь-шаньская ветвь кыргызов, отколовшиеся от карлуков чигили, тухси и другие).

Наиболее полно в монографии профессор Т.К. Чоротегин остановился на этнониме «кыргыз» по данным Махмуда Кашгари-Барскани. Автор отмечает, что наиболее известными тюркскими этносами Центральной Азии (восточнее владения Караханидов и Уйгурско-Турфанского идикутства) в эпоху Махмуда Кашгари-Барскани оставались кыргызы и уйгуры, этническое ядро которых в IX в. было раздроблено на части, что требует более пристального внимания к историческим известиям о них. О кыргызах Махмуд Кашгари-Барскани упоминает в пяти местах своего «Дивана», в частности, среди тех тюркских народов, которых он лично посетил (здесь, очевидно, имеются в виду караханидские кыргызы), и  среди  тех  тюрков,  языки  которых  отмечены  автором  как  «чисто  тюркские».  В  словарной  статье «Тэмур» («Железо») им указан ценный факт об одном из общих обычаев «кыргызов, йабаку, кыфчаков и других» близких друг к другу народов. В другом месте кыргызы (здесь имеются в виду центральноазиатские, в т.ч. енисейские кыргызы) были локализованы по соседству с ас-Сином, географическим районом, где в XI в. господствовали хитаи (кидане) и отчасти тюрко-монгольские племена под главенством татар. Представляет интерес вопрос о графической передаче этнонима «кыргыз» у Махмуда Кашгари-Барскани. Этот частный вопрос, по мнению профессора Т.К. Чоротегина, имеет важную методологическую сторону, ибо нередко в этнографической литературе делается упрек в адрес некоторых кыргызоведов в том, что якобы они, при изучении этногенеза современных кыргызов, неправомерно следуют за этнонимом.

Тем не менее, далее подчеркивает автор монографии, «кыргыз» является эндоэтнонимом, т.е. самоназванием, которое совершенно отличается от экзоэтнонима – наименования, данного этносу со стороны и   не всегда адекватно отражающего реальные этнические границы как у современных кыргызов, так и у одного из его главных ранне-средневековых компонентов. Тем самым комплексное исследование средневековой истории кыргызов требует, как верно отмечено М.В. Крюковым об аналогичном случае, «всестороннего учета ведущего этнического признака – самосознания этноса, проявляющегося в его самоназвании». Как известно, самоназванию кыргызов и их одноименных предков посвящена обширная литература, где дан ряд порою взаимоисключающих этимологических толкований. Несомненно одно, что этот термин, зафиксированный в китайских, византийских, латиноязычных, тибетских, арабских, персидских, монгольских, русских и собственно тюркоязычных ис-точниках, в своих компонентных  основах  (кыргыз, кыр-г-ыз) отражает отчетливо тюркоязычный пласт этнического наиме-нования, а сохранение его в качестве общего самоназвания у современных алатооских и фуюйских кыргызов и в качестве генонима, антропонима и топонима у ряда саяно-алтайских, центральнои среднеазиатских, поволжских тюркских  и, отчасти, монголоязычных народов указывает на степень этнической преемственности, т.е. этноним служит определенным индикатором участия кыргызов в этногенезе ряда исторически взаимосвязанных народов азиатских степей.

Самоназвание кыргызов, по мнению автора монографии, первоначально у мусульманских авторов передавалось в форме «хирхйз». Из дошедших до нас источников эту форму мы встречаем начиная с труда Ибн Хордадбеха, использовавшего в своем сочинении оригинальные сведения мусульманских путешественников, посетивших места обитания центральноазиатских тюрков. Форма «кыркыз», убедительно относимая к раннесредневековым и домонгольским кыргызам, впервые отмечается в «Диване» у Махмуда Кашгари-Барскани. Эта форма, что важно подчеркнуть, идентична с передачей данного этнонима в раннесредневековых орхоно-енисейских эпиграфических памятниках. Как верно отмечает Л.Лигети, форма «кыркыз» позднее также была зафиксирована в персидских источниках послемонгольского времени – у Джувейни (1226-1283) и Рашид ад-Дина (1243-1318). Как теперь стало известно, форма была зафиксирована еще в домонгольских источниках, таких, как аноним «Муджмал ат-таварйх ва-л-кысас» и генеалогический труд Мубарак-шаха Мерверруди. Многие этнонимы, отмеченные у последнего автора, имеют параллели со сведениями Махмуда Кашгари-Барскани, поэтому можно считать, что Мерверруди мог пользоваться списком тюркских народов и племен, восходящим к этнографическим традициям эпохи Махмуда Кашгари-Барскани. Тем самым становится очевидной роль Махмуда Кашгари-Барскани в фиксации и развитии данной традиции в восточномусульманской местной историографии. Что касается этнонимической формы «хирхйз», то она может оказаться диалектным вариантом произношения данного термина у самих тюркских народов. Сведения «Дивана» Махмуда Кашгари-Барскани позволяют предполагать из какого же первоначального источника черпали мусульманские историографы форму «хирхйз». Махмуд Кашгари-Барскани в словаре отмечает: «Огузы и кыпчаки заменяют [звук] к на х ... Если тюрки говорят «кызым» («моя дочь» или «моя рабыня». – Т.К.Ч.), то у них [произносится это]  «хызым».  В другом месте он сообщает, что арабское слово «амир» («правитель», соответствующее тюркскому «бек») произносится огузами как «хамир». Как известно, огузы и близкие к ним среднеазиатские тюрки (халаджи, тюргеши и др.) имели с арабами более тесные отношения, чем кыргызы VIII-IX вв. Политическое влияние  огузов  на  Среднем  Востоке  возросло  и  в  последующих  веках.  В  эпоху  Махмуда  Кашгари-Барскани они стали общепризнанным фактором в политической системе халифата. Примечательно, что Махмуд Кашгари-Барскани перечисляет все основные подразделения огузов, считая это необходимым в политической практике, и отказывается от такого подхода по отношению к родо-племенным подразделениям  других  тюркских  народов.  Западные  тюрки,  описанные  Махмудом Кашгари-Барскани «проогузскими», часто являлись проводниками путешественников, торговцев, послов и выступали в качестве первых и основных информаторов о восточных тюрках. Тем самым не без их влияния возникла в арабографической историографии традиционная в IX-XIII вв. форма «хирхйз».

Как далее отмечает профессор Т.К. Чоротегин, появление другой формы передачи самоназвания кыргызов впервые именно в работе Махмуда Кашгари-Барскани отнюдь не случайно. Академик В.В. Бартольд высоко отозвался об этом труде как о сочинении по этнографии Средней и Центральной Азии, написанном не по книгам, а «на основании личного знакомства автора со страной и ее населением». В позднесредневековый период в литературе параллельно существовали как компилятивные варианты написания этнонима (в том числе и иранизированные), так и формы, графически адекватно передающие самоназвание кыргызов и их предков. Примечательно отметить, что поздние среднеазиатские ученыеэнциклопедисты недоумевали, почему данный этноним имеет различные варианты написания.

В частности, Махмуд ибн Вали (XVII в.) своеобразно толковал это явление: «Хирхиз – из области тюрков... По-видимому, хирхиз от частого употребления стал киргизом». Как видно, Махмуд ибн Вали не учитывает,  что  традиционная  с IX  в. письменная  передача  этнонима  у мусульманских авторов в форме «хирхйз» постепенно была изменена в пользу формы “кыргыз” только благодаря все более близкому их знакомству с притяньшаньскими носителями данного самоназвания, потому и связывает графическую трансформацию этнонима лишь с книжной традицией. Пожалуй, всякие эндоэтнонимы (самоназвания этносов), переданные в иной этнической среде графически (буквенно), сообразно с их произношением, хотя бы минимально могут отклониться от оригинала, и в известной степени приобретают значения экзоэтнонима (в данном случае – фиксация этнонима кыргызов в восточных и западных источниках в формах хирхиз, херхис, хергуд, кергис, гянь-гунь , хя-гя-сы, ки-ли-ки-цзы и т.д.), становясь одновременно этническим, политическим и географическим термином.

Приобретенный этнонимом полисемантический характер своеобразно отражается в компилятивной литературе: 1) либо в ней фиксируются вновь появившиеся народы (благодаря миграциям, диффузным расселениям  и  т.д.)  под  этническим  названием  бывших  хозяев  региона  (ср.  средневековые  термины «гунны» и «скифы» у византийских авторов); 2) либо для отдельных народов и племен традиционно указывают в качестве государственной и основной территории тот регион, который давно перестал быть эпицентром их обитания. Обычно, появление части племени или народа в других, новых местностях фиксировалось постольку, поскольку это имело значение для политической жизни государства и культурного центра, к которому принадлежал тот или иной историограф.

Поэтому важным этапом этнологических исследований является дальнейшее привлечение как непосредственных, так и побочных, в том числе ономастических и других, несколько формализированных, данных по этнической истории. В современной историографии на правах одной из старых концепций существует мнение о том, что енисейские кыргызы непосредственно участвовали в этногенезе современных кыргызов.

Учитывая фрагментарные сведения некоторых весьма авторитетных восточных авторов, в том числе Махмуда Кашгари-Барскани, профессор Т.К. Чоротегин поддерживает тех исследователей, которые  первые компактные (не спорадические) появления кыргызов в Притяньшанье относят к периоду до монгольских нашествий, главным образом, к IX-XII вв.

По мнению кыргызского историка из КНР Анвара Байтура, отдельные группы кыргызов в Притяньшанье появились еще в конце I в. н.э., а более крупные – во второй пол. IX в. Не все концепции автора корректны, в частности, кыпчаков «Дивана» Махмуда Кашгари-Барскани он недвусмысленно относит к кыргызам, а самостоятельных йагма – к уйгурам. Танский император, как отмечает Анвар Байтур, имел намерение использовать усилившихся кыргызов против самостоятельных владений Восточного ТаньШаня и других центральноазиатских регионов. Однако кыргызы проводили суверенную, независимую политику.

Как было указано выше, Махмуд Кашгари-Барскани лично посетил западных кыргызов. Политическая изоляция Караханидского каганата в XI в., сложившаяся в условиях «священной войны» его как против уйгуров, так и против других северо-восточных тюрков, выступавших под главенством йабаку, очевидно, не могла дать Махмуду Кашгари-Барскани возможность лично посетить Кыргызский каганат (на Енисее   и в соприкасающихся с ним районах).

Таким образом, на взгляд профессора Т.К. Чоротегина, побочным подтверждением своего  тезиса  могут служить следующие соображения, вытекающие из факта фиксации Махмудом Кашгари-Барскани этнонимической формы «кыркыз»:

  1. Автор «Дивана» действительно мог побывать среди притяньшаньских кыргызов и благодаря этому им была восстановлена арабской графикой более правильная форма передачи их самоназвания (здесь мы не учитываем такие формы, как «Кыркыр-хан» в персидском анониме «Худуд ал-'алам», имеющие противоречивые варианты прочтения);
  2. Он мог оказаться также и под влиянием письменных наддиалектных традиций восточных тюрков, в т.ч. уйгуров и кыргызов, в буквенной передаче тюркских этнонимов (включая самоназвания последних двух народов). Примечательно также, что так называемый «уйгурский алфавит», описанный в «Диване» побуквенно, отмечается им только как тюркский, что еще раз подчеркивает преемственность орхоноенисейских руноподобных и уйгурского писем и письменных традиций для всех восточнокараханидских тюрков X-XIII вв.;
  3. Именно традиция компилятивности у восточных тюрков могла быть основной причиной фиксации второго слога данного этнонима через твердое к, а не через . Как известно, термин “кыркыз” есть хрестоматийная форма у орхоно-енисейских тюрков, а «кыргыз» – совершенно точная передача эндоэтнонима в фонетико-графическом отношении, зафиксированная лишь начиная с послемонгольских источников. Как уже было указано у Л. Лигети, впервые форма «кыргыз» встречается у персидского историка Джувейни (XIII в.) наряду с формой «кыркыз». (Трудно судить, насколько важна форма «хя-гясы» Танского времени для предпочтительного прочтения второго слога этнонима – через «г» или «к»).

Завершая отметим, профессор Т.К. Чоротегин, на протяжении многих лет неустанно и плодотворно изучая энциклопедическое наследие величайшого этнолога, языковеда, историка, философа, географа Махмуда Кашгари-Барскани, внес свой весомый вклад в мировую тюркологию  и  кыргызоведение.  В свою очередь, пожелаем ученому дальнейших научных и творческих успехов на избранной стезе.

 

Список литературы:

  1. Чороев Т.К. Этнические ситуации в тюркских регионах Центральной Азии домонгольского времени: По мусульманским источникам IX-XIII вв. Автореферат. канд. дисс. –Ташкент, 22 с.
  2. Чороев Т.К. Этноним «кыргыз» по данным Махмуда Кашгари // Вопросы этнической истории киргизского народа. – Фрунзе: Илим, – С. 113-121.
  3. Чороев Т.К. Топонимические данные Махмуда Кашгари (XI в.) и миграция тюрков раннего средневековья // Проблемы истории и культуры народов  Средней  Азии и стран Зарубежного  Востока. – Ташкент: Фан, 1991. –   С. 107-114.
  4. Чоротегин Т.К. Этнические ситуации в тюркских регионах Центральной Азии домонгольского времени: По мусулманским источникам IX-XIII вв. / Науч. ред. Б.А. Ахмедов. – Бишкек: Фонд «Сорос-Кыргызстан», – 208 с. 5 Чороев Т.К. «Диван лугат ат-турк» Махмуда Кашгари как источник по истории тюркоязычных народов Средней и Центральной Азии // Ориенталистика в Киргизии / Отв. ред. М.Я. Сушанло. – Фрунзе: Илим, 1987. –С. 12-26.
  5. Чоротегин Т.К. Барскоон шаары – Махмуд Кашгари-Барсканинин туулган жери // «Махмуд КашгариБарсканинин дçйнøлçк илимге кошкон салымы» аттуу 2-эл аралык илимий-практикалык конференциянын баяндамаларынын жыйнагы. – 21-23-апрель, 2016-жыл, Бишкек шаары. – Чыгыш университети; Тçрк дçйнøсç шаарлардын акимияттарынын биримдиги. Карабçк университети. Б. 23-31.
  6. Чоротегин Т. Махмуд ибн Хусейин ал-Кашгаринин «Дивану лугати т-тçрк» эмгеги (1072-1077 жж.) Теyир-Тоо жана Ички Азия тçрк элдеринин тарыхы боюнча булак катары: Тарых илимдеринин доктору окумуштуулук даражасын алууга талаптанып жазылган дисс. авторефераты. – Бишкек: Кыргыз Респ. УИАсынын Тарых институту, 1998. – 48 б.
  7. Çorotegin Т. Kaşgarlı Mahmut // İpekyolu. – İstanbul. – – Eylül. – Sayı 21. – S. 62-64.
  8. Çorotegin, Tınçtıkbek. Kaşgarlı Mahmud'un Devri ve "Divanındaki" Bazı Malumatlar Üzerine Notlar // Türk Tarih Kongresi (Ankara, 12-16 Eylül 1994). Kongreye Sunulan Bildiriler: II. Ankara: TTK Yay., 1999 içinde. S. 313-316.
  9. Çorotegin, Tınçtıkbek. Kaşgarlı Mahmud'un Divanı ve Manas Destanında Doğu Türklerinin Savaşları // Bozkırdan Bağımsızlığa Manas / , Emine Gürsoy-Naskalı. Ankara: Türk Dil Kurumu, 1995 içinde. S. 160-164.
  10. Çorotegin Mahmud Kaşgarinin «Divanının» orto kılımdarda cana caňi doordo maalım boluşu tuuraluu // Dil Dergisi. – Ankara, – 1995. – No 27. – S. 33-37. (TÖMER).
Год: 2017
Город: Алматы
Категория: История