Реализация идеи о евразийской интеграции на постсоветском пространстве

Аннотация

Распад СССР и развал традиционных хозяйственных связей между бывшими союзными республиками только усугубил тот экономический кризис, который наблюдался в последние годы существования советской экономики. В связи с чем возникла необходимость кардинального решения поставленных на повестку дня серьезных задач выживания каждой независимой республики СНГ. После распада Советского Союза каждая республика столкнулась с проблемами экономического развития. Переход с плановой на рыночную экономику в каждой республике осуществлялся по-разному, правительства не имели четко выраженной программы плавного перехода, трансформация осуществлялась жестко и по быстрому. Все это вызвало экономические потрясения практически в каждой республике бывшего Союза. Последствиями экономического кризиса были глубокие социальные противоречия в обществе, непопулярные в народе реформы в социальной сфере, обесценивания капитала, сокращение рабочих мест, своевременную невыплату заработной платы работникам бюджетных организаций, многолетние простаивания многих производств, отток сельского населения в города, который был вызван массовой безработицей на селе. В этой связи многие эксперты и государственные деятели заговорили о возможности некоего сплочения бывших советских республик в экономическом плане для преодоления негативных тенденций социально-экономического кризиса в своих странах.

Прообразами такого сотрудничества стали договора об экономическом развитии, о совместном использовании водных ресурсов, о снятии таможенных барьеров для движения капитала, людей и услуг и т.д., заключенные на многостороннем уровне между постсоветскими республиками. Однако данные многосторонние соглашения, появившиеся сразу после распада СССР, не могли решить кардинально вопрос дальнейшего экономического сотрудничества стран СНГ. Для этого необходимо было сделать более решительные шаги навстречу реальной экономической интеграции стран СНГ, однако многие государственные деятели ряда стран не были готовы к такому обороту событий. Лишь немногие видели в подлинном экономическом интеграционном объединении залог будущего долгосрочного экономического развития своих стран. Одним из первых к такому мнению пришел президент Республики Казахстан Н.А. Назарбаев.

Целью статьи является раскрыть особенности практического применения идеи о евразийской интеграции на постсоветском пространстве в период становления и развития интеграционных процессов 1990-2000-х гг., раскрыть роль Казахстана и рассмотреть инициативу президента РК Н.А. Назарбаева по построению евразийской интеграции, показать особенности реализации Евразийского проекта до 2014 г.

Президент Казахстана первым из всех тогдашних лидеров стран СНГ осознал серьезные последствия развала единой союзной экономики. И в качестве предложения по выходу из глубочайшего экономического кризиса президент Нурсултан Назарбаев заявил о сплочении и сближении государств постсоветского пространства посредством создания Евразийского союза. Именно Н.А. Назарбаев первым предложил идею евразийства Л.Н. Гумилева претворить в жизнь через создания определенной наднациональной структуры в виде конкретного интеграционного объединения. Тем более что органы и институты наспех созданного в декабре 1991 года СНГ не могли справиться с теми экономическими, социальными и политическими проблемами, которые обуревали бывшие советские республики в начале и в середине 90-х годов ХХ века. И как было отмечено Н.А. Назарбаевым «все это говорило о необходимости сочетания процесса национально-государственного строительства  с сохранением и развитием на этой основе межгосударственных интеграционных процессов» [1]. Таким образом, Н.А. Назарбаев оказался чуть ли не единственным лидером стран СНГ который уже к началу 1994 года пришел к выводу, что без прочных интеграционных связей страны Содружества не смогут в полной мере выйти из того социально-экономического кризиса в который были ввергнуты с распадом СССР. После длительных консультаций с ведущими экспертами и учеными, а также исходя  из опыта других межгосударственных объединений,Президент Казахстана Н.А.  Назарбаев пришел к простому и логическому выводу, чтобы быть экономически независимыми, странам СНГ нужно проводить взаимную интеграцию экономик и политических систем путем создания единого межгосударственного пространства на долгосрочной основе.

В итоге президент Казахстана уже ранней весной 1994 года во время своего визита в Великобританию, выступая в Королевском институте международных исследований, кратко озвучил идею создания единого экономического пространства государств Содружества. А в марте 1994 года находясь в городе Москве в стенах старейшего российского вуза – Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова Нурсултан Назарбаев подробно изложил свою идею о создании нового интеграционного объединения на постсоветскомпространстве. В июне 1994 г. был опубликован текст проекта Н.А. Назарбаева о создании интеграционного объединения с условным названием “Евразийский союз” или сокращенно ЕАС.

Таким образом, Казахстан в лице своего лидера первым на постсоветском пространтсве объявил концепцию и принципы реализации теоретических выкладок евразийской идеи князя Трубецкого и историка Льва Гумилева, тем самым заявив о новой идеи евразийства как освершившейся геополитической реальности современного мира.

Однако в 1-й половине 1990-х гг. многие государственные деятели России и других стран СНГ оставались еще в плену своих иллюзий о независимости экономических систем своих стран друг от друга и во многом придерживались курса на развитие двусторонних/многосторонних хозяйственно-экономических связей, но не конкретных интеграционных объединений. И предложение Н.А. Назарбаева в то время осталось во многом не реализованным. Тем не менее, ситуация стала меняться в экономическом плане. И уже с конца 1990-х гг. Россия, Беларусь, Кыргызстан и Украина, а также в дальнейшем Армения вместе с Таджикистаном стали совместно с Казахстаном проводить постепенную экономическую интеграцию на постсоветском пространстве.

Надо признать, что на современном этапе инициатива президента РК оценивается экспертами как новое воплощение старой идеи евразийства. Исключительной особенностью данной инициативы является политико-экономический контекст, а также реальная внешнеполитическая активность региональных акторов. Так, по мнению ряда российских авторов, евразийская идея Нурсултана Назарбаева воплотилась в жизнь как «система внешнеполитических и внешнеэкономических идей и приоритетов международного сотрудничества», российские эксперты считают, что «для Казахстана евразийство подразумевает недвусмысленную открытость Европе» [2]. Ряд казахстанских экспертов выдвигают следующий тезис, что Казахстану активное участие «в евразийских интеграционных проектах позволит вести равноправный экономический диалог с глобальными рынками КНР, Японии, Индии, которые, как правило, вступают во взаимодействие только с крупными игроками» [3]. Во многом такая постановка вопроса оправданна, так как действительно Казахстан с учетом своего внутриконтинентального расположения и естественного удаления от мировых экономических центров/рынков, а также исходя из внешнеполитического курса на многовекторность пытается использовать свое участие в любых интеграционных инициативах и проектах, и в том числе в евразийской интеграции как канал для продуктивной коммуникации с другими странами и международными организациями на глобальном и региональном уровнях. Все интеграционные объединения, в которых участвует Республика Казахстан, будь то ШОС, ОБСЕ, ОИС, Новый Шёлковый путь, а также Евразийский экономический союз (ЕАЭС)используется им во благо своих национальных интересов, т.е. идея, выдвинутая Н.А.Назарбаевым,направлена в первую очередь на достижение национальных интересов и приоритетов экономического развития страны в рамках целенаправленного развития интеграционных связей с соседними по геополитическому пространству государствами.

Идея о евразийской интеграции Н.А. Назарбаева получило развитие в трех интеграционных измерениях, это: экономическое, военно-политическое и гуманитарное измерения. В виду чего евразийскую интеграцию можно идентифицировать как поддерживающий инструмент общего вхождения Казахстана как независимого государства в мировую экономику и в глобальные хозяйственные отношения [4].

Локомотивом интеграции на постсоветском пространстве стали, прежде всего, вопросы многостороннего экономического сотрудничества стран СНГ. Еще в 1995-м году было подписано Соглашение о Таможенном союзе России, Беларуси и Казахстана. А 26 февраля 1999 г. было декларировано создание Таможенного союза и Единого экономического пространства. Однако, интеграционные инициативы тех лет так и не воплотились в полной мере, тем не менее, они в любом случае сыграли позитивную роль и дали толчок к практической реализации идеи о евразийской интеграции. Надоотметить, что в процессе развития интеграционных инициатив состав стран-участниц в том или ином объединении менялся, однако три участника оставались неизменными, это Казахстан, Беларусь и Россия. Эти страны подлинные вершители всех интеграционных инициатив на протяжении последних более чем 20-ти лет. Они же являются движущими силами по развитию современной евразийской интеграции. Увязка понятия «евразийство» и именного слова «евразийское» началось с подписанием в Астане памятного Договора об учреждении Евразийского экономического сообщества, заключенного главами 5-государств (Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Россия, Таджикистан) 10 октября 2000 года. Именно с этого дня началось современное развитие политического, экономического и гуманитарного измерений евразийской интеграции. Как показало время, ЕврАзЭС стал успешным интеграционным проектом новейшей истории. Именно он послужил базой для дальнейшего углубления интеграции в виде созданных в более поздние годы таких интеграционных объединений как Таможенный Союз ЕврАзЭС, ЕЭП и наконец, ЕАЭС.

По мнению экспертов, приоритетными направлениями развития ЕврАзЭС как интеграционного объединения являлись: 1) проведение согласованной экономической политики и взаимодействие в реальном секторе экономики; 2) организация и совместное развитие энергетического рынка; 3) формирование транспортного союза и реализация транзитного потенциала стран-участниц сообщества; 4) взаимодействие в агропромышленном секторе; 5) создание общего финансового рынка и развитие валютной интеграции; 6) создание общего рынка услуг; 7) сотрудничество в социальногуманитарной сфере и в области миграционной политики; и др. [5]. Если рассмотреть как пример одно их указанных направлений. Транспортный союз и реализация транзитного потенциала является одним из актуальных и наиболее сложных в реализации направлений государственной политики всех стран-участниц ЕврАзЭС. По мнению казахстанских производителей, учреждение в 2000 году ЕврАзЭС, а также создание в 2010 году на его базе Таможенного Союза (ТС) благоприятно повлияло на приток российского бизнеса и инвестиций в казахстанскую экономику,  и непосредственно  в сферу железнодорожных перевозок и металлургии (пример: крупный российский контейнерный оператор «Трансконтейнер»). Однако до 2013 года оставалась проблема различия тарифов на железнодорожные грузоперевозки в странах ТС ЕврАзЭС. В Казахстане тарифы на внутренние грузоперевозки были на 1,7 раза ниже российских, и в два раза ниже белорусских. Данная проблема путем взаимных договоренностей была решена. И с 01.01.2013 г. на территории Таможенного Союза стали действовать единые тарифы на железнодорожные грузоперевозки. Тем не менее, в виду этого казахстанские внутренние тарифы заметно подросли. Согласно экспертной оценке, у казахстанских производителей имеются опасения в том, что «низкая стоимость транзитных перевозок даст россиянам возможность снижать транспортные издержки, тем самым удешевляя товар», также рост тарифа для ряда отечественных производителей может быть критически не выгодным, так как «в угольной промышленности доля услуг железной дороги составляет две трети от конечной себестоимости продукта, … аналогичная ситуация с себестоимостью складывается и у большинства компаний горно-металлургического комплекса, т.к. более половины их грузов транспортируются из РК железнодорожным транспортом» [6].

Как мы видим, проблем во взаимодействии между странами-участницами в одной только транспортной сфере хватает, тем не менее, многие из них решаются и/или найдут свое дальнейшее решение в рамках интеграционных проектов ЕАЭС.

Еще в 1990-е годы были попытки создания действенной интеграционной системы стран Центральной Азии (ЦА). Были последовательно созданы такие интеграционные объединения как ЦАЭС, ЦАС, ОЦАС. Однако фактор отсутствия динамики в отношениях между государствами ЦА фактически отложил реализацию Центрально-Азиатской модели интеграции. В виду чего в 2005 году номинально существующая Организация «Центрально-Азиатское сотрудничество» влилась в ЕврАзЭС. За десять лет после своего создания Евразийское экономическое сообщество укреплялась новыми участниками и развивалась институционально. Еще в 2004 г. ЕврАзЭС официально получил статус наблюдателя при Ген. Ассамблее ООН, был налажен диалог с учреждениями и программами ООН. Таким образом, Сообщество было признано глобально как постоянно действующая международная организация.

К 2013 г. доля ЕврАзЭС в мировом ВВП оценивалась примерно в 4%, при том, что экспорт продукции стран Сообщества был в пределах 3% от мирового экспорта. К этому времени страны-участницы ЕврАзЭС потенциально покрывали «8,5% мировых разведанных запасов нефти, 22% запасов природного газа и угля, более 20% мировых запасов пресной воды и лесного покрова Земли» [7].

Тем не менее, к концу 2000-х годов в ЕврАзЭС накопилось много нерешенных проблем межгосударственной кооперации стран-участниц, это вопрос о едином таможенном тарифе, совместное использование водно-энергетических ресурсов ЦА, снятие таможенного контроля на границах и другое. В виду этого главами государств ЕврАзЭС в 2006-2007 гг. было принято и реализовано предложение о создании Таможенного Союза в рамках границ Сообщества. Однако стоит заметить, что согласно своему экономическому потенциалу к функционированию Таможенного Союза были готовы только экономические лидеры в ЕврАзЭС, это такие страны как Казахстан, Беларусь и Россия. Как отмечают эксперты, «…это обстоятельство лишний раз подтверждает заметное отличие странучастниц ЕврАзЭС друг от друга по методам, темпам, направлениям и показателям экономического развития, а также внешнеполитическим интересам» [8].

Таможенный Союз официально стал функционировать с 01.01.2010 года. Тогда же был введен единый таможенный тариф. В том же году был принят Таможенный кодекс, который закрепил новые таможенные правила регулирования и прохождения через границы трех стран товаров, капитала, и услуг. А с 2011 года отменен таможенный контроль на границах между странами ТС ЕврАзЭС.

Основными структурными элементами функционирования Таможенного Союза являются единый таможенный тариф, единая торговая политика в отношении третьих стран, также «открытость границ» или отсутствие таможенного контроля [9]. Ряд казахстанских экспертов утверждает, «что в первые годы функционирования ТС были выявлено неравное положение экономик, эффективности нормативов, и взаимной торговли стран. К примеру, во взаимной торговли РК с РФ преобладали российские товары обрабатывающей промышленности, а во взаимной торговли РК и РБ – белорусская продукция тяжелого машиностроения. РК во взаимной торговли со странами ТС поставляла до 80% продуктов сырьевого сектора» [10]. Тем не менее, в рамках ТС сохранялась позитивная динамика интеграционных процессов.

Для Казахстана наиболее эффективное развитие в рамках ТС заключается в достижении макроэкономических показателей, а также в увеличении внутреннего товарооборота, приросте ВВП на душу населения и расширении общего для стран ТС рынка товаров, капитала и услуг. Достижимость показателей интеграции позволяет Республике Казахстан усилить свою инвестиционную привлекательность [11]. Согласно экспертному мнению, важным для стран ТС остается диверсификация их экономик. Тем не менее, в рамках Таможенного Союза формирование общей диверсификационной стратегии было невозможно, т.к. каждая из стран имела собственную стратегию, например, «Казахстан – 2050» или «Россия – 2030». Общим в этих стратегических документах является их направленность на «диверсификацию со сходной конечной целью». В виду схожести производственной структуры экономик стран ТС отрасли государств «с самого начала находятся в острой конкурентной борьбе» [12]. Однако конкуренция во многом является естественным двигателем позитивных факторов развития, к примеру, конкуренция на общем рынке может подстегнуть отдельных производителей и даже целые отрасли национальных экономик к модернизации своих производств, новым нестандартным решениям и пересмотру прежних рыночных стратегий. Также экономики стран ТС имели и имеют в рамках уже ЕАЭС высокий ресурсный потенциал к проведению дальнейшей диверсификации, даже используя для этого разноплановые стратегии развития.

Несмотря на имеющиеся неразрешенные вопросы, но имея в целом позитивные отклики бизнеса и населения стран ТС на интеграционные инициативы 2006-2007 гг., главы трех государств в 2009 году принимают поистине революционное решение о создании Единого экономического пространства (ЕЭП) Беларуси, Казахстана и России, тем самым форсируя события связанные с формированием и функционированием Таможенного Союза ЕврАзЭС.

Таким образом, евразийская интеграция прошла практические этапы формирования зоны свободной торговли, таможенного союза и вышла на уровень создания основ единого экономического пространства. С созданием общего экономического пространства и в дальнейшем союза постепенно открываются возможности обеспечения свободного и равного доступа стран-участниц к транспортным и энергетическим ресурсам, гармонизации норм антимонопольной политики государств, формированию институтов влияния по реализации согласованной макроэкономической политики, и др. [13].

В течение 2009-2010 гг. были разработаны 17 базовых документов ЕЭП, и к концу 2010 г. па-  кет основных согласительных документов, декларирующих создание Единого экономического пространства, был одобрен и принят тремя государствами. Ратификация соглашений прошла в 2011    г., а с 01.01.2012 года Единое экономическое пространство стало официально функционирующей структурой. Также с 2012 г. высшим органом ЕЭП и ТС ЕврАзЭС стал Высший евразийский экономический совет на уровне глав трех государств [14]. Однако к тому времени интеграционные устремления трех государств уже пошли дальше, т.к. с осени 2011 года начал реализовываться новый этап проекта интеграции Беларуси, Казахстана и России – началась практическая реализация идеи евразийской интеграции в экономическом измерении.

В ноябре 2011 года впервые в истории была принята официальная декларация о Евразийской экономической интеграции. 18 ноября 2011 г. в Москве на заседании глав государств Беларуси, Казахстана и России было анонсировано стремление трех государств построить экономический союз, путем заключения Договора о создании Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), тем самым фактически начался промежуточный этап перехода от ТС и ЕЭП к формированию ЕАЭС.

Данный этап был проблемным, 19.03.2012 г. на заседании Высшего евразийского экономического совета и Межгосударственного совета ЕврАзЭС лидерами России и Беларуси была предпринята попытка преобразования ТС и ЕЭП в ЕАЭС, однако в виду тех проблем, с которыми все еще сталкивался ТС и которые были идентифицированы на основе многочисленных оценок представителей госструктур, бизнеса и НПО РК, руководство Казахстана отвергло чрезмерное форсирование в вопросе о создании экономического союза. В виду чего принятие решения было отложено до 2015 г. [15].

Ряд казахстанских экспертов считает преждевременным со стороны руководства России политизировать процесс формирования и развития Евразийского интеграционного проекта. Казахстан, прежде всего, руководствуется национальными интересами и не допускает политических функций, которые бы ущемляли его государственный суверенитет [16].Также в общественном сознании некоторых слоев казахстанского общества имеется протестное настроение в отношении ЕАЭС, в котором они пытаются увидеть возврат к великодержавному советскому прошлому. Имелись попытки создания антиевразийской позиции среди ряда общественных и политических объединений республики.

Тем не менее, несмотря на возникшие разногласия, общий путь к формированию единого экономического союза продолжился. Так как «новое объединение призвано открыть дополнительные возможности для эффективной кооперации в технологической, модернизационной и инновационной сферах, в области науки и образования» [17]. Проект практической реализации евразийской интеграции действительно направлен на поступательную модернизацию национальных экономик стран-участниц. По мнению российского эксперта, «модернизационный потенциал евразийского проекта заключен не только в темпах роста формальных показателей, но и в совершенствовании самой экономической модели Казахстана, России и Беларуси», далее эксперт подытоживает, что согласно эффективности и прозрачности работы экономических механизмов и модернизационному потенциалу у Республики Казахстан есть чему поучиться остальным. При этом особый фокус делается на достаточно эффективном казахстанском налоговом законодательстве и на очень приемлемых условиях для открытия и ведения бизнеса в РК [18].

Таким образом, несмотря на имеющиеся проблемы, но исходя из будущего перспективного экономического сотрудничества главами государств Казахстана, Беларуси и России 29 мая 2014 г. в Астане был одобрен новый интеграционной проект и подписан Договор о создании Евразийского экономического союза, который вступил в свое действие с 01.01.2015 года.

Однако все еще проблемным вопросом остается создание общего рынка нефти и нефтепродуктов, а также электроэнергетики, решение данного вопроса отложено до 2025 г. Выше рассмотренный вопрос тарифов грузоперевозок на железнодорожном транспорте также все еще требует более комплексного решения. Т.к. высокие тарифы на ж/д перевозки выгодны только России, при том, что грузоперевозки на дальние расстояния не субсидируются. Не получила свое решение проблема равного доступа к трубопроводам и разработку единых тарифов на транспортировку энергоресурсов [19].

В 2011-2014 гг. выявились следующие проблемы для Казахстана в реализации Евразийского интеграционного проекта: «рост цен на продукты питания и товары народного потребления, негативное влияние на отечественный малый и средний бизнес, односторонние действия России по защите своего внутреннего рынка, ограничение возможностей на российском рынке для казахстанских предпринимателей, отсутствие единой системы технического регулирования», и др. В политическом плане широкие массы общественности воспринимают Евразийский проект как политический проект России, который развивается «в соответствии с ее геостратегическими интересами на постсоветском пространстве» [20]. Начиная с середины 2014 года для казахстанской экономики возникнет еще одна проблема напрямую не зависящая от самого Казахстана – это политика санкций ЕС и США в отношении РФ, в виду российского вмешательства в Украине. С учетом взаимосвязи двух экономик, последствия антироссийской санкционной политики задевали, и задевают в экономическом плане интересы РК.

Надо заметить, что на Западе среди экспертных и политических кругов во многом укоренилось мнение, что идея о евразийской интеграции хоть и была впервые представлена мировой общественности именно Казахстаном в лице его президента Н.А. Назарбаева, но в ее практической реализации (особенно в 2011-2014 гг.) явно доминировало влияние российских геополитических интересов. Так как ряд западных экспертов до сих пор рассматривает РФ как единственную политическую и экономическую силу в Евразии, способную развивать экономический союз, тем самым противопоставляя его влиянию Европейского союза и ТНК. Разумеется, это в корне неправильная формулировка. Так как ЕАЭС это чисто экономический проект, согласованный и одобренный его всеми участниками исходя из их национальных интересов, а не геополитических устремлений России. Однако необходимо признать доминирующую роль российского государства и ее бизнеса в развитии экономической интеграции.

Разрешимость ряда проблем возникающих на пути евразийской интеграции во многом зависит от позиции правительств, бизнес сообществ и народов государств-членов ЕАЭС. Неоспоримым является факт обоюдной выгоды всех государств-членов от дальнейшего развития интеграционных процессов в рамках практической реализации Евразийского экономического союза. В виду сложной мировой и региональной конъюнктуры, государствам ЕАЭС, прежде всего надо сфокусироваться на решении экономических и социальных проблем, а также на развитии наукоемких технологий и инноваций.

 

  1. Назарбаев Н.А. На пороге XXI века. – А.: Атамұра, 2003. – С.
  2. Винокуров Е., Либман А. Евразийская континентальная интеграция. – СПб.: Центр интеграционных исследований и при ЕАБР, – С. 19.
  3. Сыздыкова Е. ЕЭС и стратегические интересы Казахстана //ЕвразИС. Евразийские исследования. –№1(1) – 2013. – С. 53.
  4. Байзакова К., Кемебаев А. Роль Казахстана в современной евразийской интеграции //Вестник КазНУ. Серия международные отношения и международное право. – №2 (70) – 2015. – С. 203-204.
  5. Мансуров Т. Развитие современной евразийской интеграции //ЕвразИС. Евразийские исследования. –№1(1) – 2013. – С. 16.
  6. Радостовец Н. Трамплин для эффективной интеграции // ЕвразИС. Евразийские исследования. – №1(1)– 2013. – С. 32-33.
  7. Мансуров Т. Развитие современной евразийской интеграции //ЕвразИС. Евразийские исследования. –№1(1) – 2013. – С. 17.
  8. Чеботарёв А. Казахстанское измерение евразийской интеграции: неоднозначные тенденции //Мысль. –№6 – Июнь – 2014. – С. 37.
  9. Радостовец Н. Трамплин для эффективной интеграции // ЕвразИС. Евразийские исследования. – №1(1)– 2013. – С. 31.
  10. Казахстан в глобальном мире /интервью Ю. Барсукова с академиком А. Кошановым //Мысль. – №1 – Январь -2014. – С.
  11. Сыздыкова Е. ЕЭС и стратегические интересы Казахстана // ЕвразИС. Евразийские исследования. –№1(1) – 2013. – С. 54.
  12. Кошанов А. Этапы интеграции Казахстана в ЕЭС //Мысль. – №10 – Октябрь – 2014. – С.
  13. Солозобов Ю. Евразийский Союз: от замысла к созиданию //ЕвразИС. Евразийские исследования. –№1(1) – 2013. – С. 27.
  14. Мансуров Т. Развитие современной евразийской интеграции //ЕвразИС. Евразийские исследования.  –№1(1) – 2013. – С. 19.
  15. Чеботарёв А. Казахстанское измерение евразийской интеграции: неоднозначные тенденции //Мысль.– №6 – Июнь – 2014. – С. 39.
  16. Казахстан в глобальном мире /интервью Ю. Барсукова с академиком А. Кошановым //Мысль. – №1 – Январь –2014. – С.
  17. Мансуров Т. Развитие современной евразийской интеграции //ЕвразИС. Евразийские исследования.  –№1(1) – 2013. – С. 21.
  18. Власов А. Будущее евразийской интеграции: экономика, социальная модернизация, новые стандарты качества жизни //ЕвразИС. Евразийские исследования. – №1(1) – 2013. – С.
  19. Кошанов А. Этапы интеграции Казахстана в ЕЭС //Мысль. – №10 – Октябрь – 2014. – С.
  20. Чеботарёв А. Казахстанское измерение евразийской интеграции: неоднозначные тенденции //Мысль.– №6 – Июнь – 2014. – С. 39.
Год: 2017
Город: Алматы
Категория: История
loading...