Конфискация имуществ баев-феодалов в Атырауском регионе в 20-30-е годы XX в. (на примере денгизского района)

Аннотация

В статье сделан обстоятельный анализ доклада уполномоченного по Денгизскому району Орынтаева в окуржную комиссию по конфискации. В докладе чиновника обозначены все трудности того непростого периода для казахского народа, в связи с отбиранием скота и недвижимости у баев-феодалов и их высылки с насиженных мест в другие области, районы, за пределами республики. На ярких фактах показан весь драматизм конфискации для большей части населения, так как казахские бай-феодалы никогда не были эксплуататорами, как этого хотели большевики, а были заботливыми людьми. Особенно это проявилось в случае с Курманбаевым Кайырлы, который так и не смог доказать свою невиновность новым властям, хотя он не только занимался созидательным трудом, но не участвовал спасении народа во время эпидемии чумы. 

В советскую эпоху под влиянием коммунистической идеологии решения в отношении казахского общества принимались в рамках стереотипов, сформировавшихся в общероссийском масштабе. Не принимались во внимание национальные особенности казахского народа, казахское общество механически делили на два класса: эксплуататоров и эксплуатируемых.

В действительности в казахском обществе, в отличие от Европы и России отсутствовала нещадная эксплуатация баями своих шаруа. Об этом в своё время писали русские исследователи профессор Кушнер и Полочанский. В частности Кушнер, возражая против теории усиления классовой борьбы в казахском ауле писал: “Я тщетно искал социальных классов и классовую борьбу, я не нашёл конкретных примеров деления на классы казахского общества”[1, 67]. В 1926 г. Полочанский писал о том, что существует очень тонкая грань в казахском обществе между состоятельными и простыми шаруа и это не играет значительной роли в их взаимоотношениях. При этом он отмечает большой авторитет и консолидирующую роль баев и состоятельных шаруа в казахском обществе. Далее он пишет: “При отсутствии в массах классового сознания он (бай) возвеличивается как организатор хозяйства, как незаменимый член родового общества, а отнюдь не как эксплуататор” [2, 38]. Эту мысль подтверждают и слова представителей казахской интеллигенции Алихана Букейханова и Ахмета Байтурсынова: «У казахов между баями и кедеями (бедняками) нет классовых разногласий, у них превалируют родовые и всеказахские  интересы» [3, 47-49].

Впоследствии это их мнение было воспринято большевиками как реакционная теория и подвергнуто резкой критике. Это особенно проявилось в ходе кампании по конфискации баев-феодалов. Доказательством этому служат многочисленные материалы из архивных фондов. Ниже приводится один из таких документов, который в течение 88 лет содержится в фонде №3, листе №4 в Атырауском областном государственном архиве. Название дела: «Подготовка к конфискации скота и имущества крупных баев и феодалов в Денгизском районе и меры по их реализации».

В окружную комиссию по конфискации Копия: Центральному комитету ВКП (б) от уполномоченного по Денгизскому району Орынтаева

Доклад

По свидетельству ОКРИК а за №3263 от 9 сентября 1928 г. я 10 сентября выехал вслужебную командировку в Денгизский район с целью конфискации скота и имущества баев и полуфеодалов, но в связи с плохим состоянием дорог добрался только 16 сентября. Несмотря на воскресный день было созвано заседание районного комитета ВКП (б). На нём я информировал собравшихся с целью своей командировки, из среды наиболее ответственных работников создал районную комиссию по конфискации и уполномоченных по аулам. На основе директив вышестоящих органов в состав районной комиссии вошли нижеследующие товарищи:

  1. Дуйсебаев (районный исполнительный комитет), позже он был заменен секретарём райкома партии Саналиевым.
  2. Досмайылов (союз Кошчи).
  3. Дуинов (земельный комитет).
  4. Хайруллин (рабочий комитет).

На следующий день 17.09.1928 года на Партактиве с участием аульныхуполномоченных я сделал обстоятельный доклад, где ознакомил с директивами Казкрайкома, декретом правительства от 27 августасего года, предложениями Совнаркома КАССР. После тщательного обсуждения моего доклада актив единогласно принял нижеследующее постановление: «Заслушав доклад тов. Орынтаева на собрании актива с участием аульных уполномоченных о значении кампании по подготовке экспроприации единогласно решили, что принципы экспроприации способствуют классовому расслоению аула и является орудием для освобождения бедняков и батраков от эксплуатации баев. При этом отмечалось, что Денгизский район преимущественно промышленный район, где слабо развито кочевое хозяйство с малочисленным скотоводством. Среди населения района немало бывших чиновников царского правительства: волостные правители, писари, советники, депутаты, старшины и.т.д. Многие из них в своё время получали награды за безупречную службу царскому правительству. Они не были заинтересованы в увеличении поголовья скота, стремились превратить их в денежный капитал, распределяли скот среди своих родственников и друзей (фиктивное разделение). Поэтому считаем, что нормы полукочевого района не соответствуют нам. В связи с этим считаем необходимым донести в окружной комитет, чтобы отнесли наш район в разряд оседлых».

Такие решения повсеместно принимались на собраниях бедняков административных районов, конференциях беспартийных бедняков и батраков, утвержденных районными комитетами партии. Соглашаясь с мнениями актива и местного населения районная комиссия решила отнести населенные пункты Мыңтөбе, Дыңғызыл, Қарағайлы в разряд полукочевых аулов, а остальных по виду хозяйств считать оседлыми и срочно телеграфировали в центр за разрешением.

На этих собраниях были обсуждены списки баев и полуфеодалов, их насчитывалось 43. Актив своим постановлением счёл нужным уточнить данный список и поручил аульным уполномоченным в течение 3-х дней определить имущественное состояние подлежащих к конфискации на 1 января 1928 г. и сообщить в районную комиссию. Были направлены уполномоченные в аулы с целью разъяснения плана работы комиссии, предложения также они были снабжены необходимыми положениями и директивами. Агитационно-пропагандистская работа по конфискации баев была запланирована с 19 сентября по 1 октября  1928 года.

Тем не менее как позже выяснилось, несмотря на указания и распоряжения данная работа проводилась очень слабо. Простое население наивно предполагало, что в предстоящей кампании отберут скот у баев и раздадут беднякам. Они не имели понятия о выселении баев в другие районы и области. После повторной разъяснительной работы бедняки, особенно его беднейшая часть стали незаменимыми помощниками конфискации, находили спрятанные баями скот.

Об их положительном отношении свидетельствуют нижеследующие источники.

  • В ауле Ботақан №14, в ауле Олеңті Госрыбтреста, на собрании рабочих товарищества «Каспий» выступавшие активно поддерживали конфискацию. Они призывали всех рабочих и батраков Казахстана сплотиться в борьбе против классовых враговбаев и атқамінеров.
  • Делегат населенного пункта «Шалбар» этого аула, уполномоченная народного суда Наурызова Жақутотмечая в своём выступлении исключительно важное политическое значение конфискации, призвала всех принять активное участие в данной кампании. При этом она потребовала экспроприировать хозяйства Самиева Жумагали, Отепқали, Сұлтанғали Алиевых и др.
  • Член партии Толегенов Қази на районной конференции беспартийных батраков и бедняков подверг беспощадной критике Танашевых иКурманбаевых, раскрыл их злоупотребления во время набора на тыловые работы в 1916 году. Он потребовал не только конфискации их скота и имущества но и выселения их за пределы области.

Такие же источники имеют место и на конференциях бедняков других аулов.

Что касается середняков они были в основном на стороне бедняков и поддерживали кампанию по конфискации, обеспечивали лошадьми членов комиссии для поездки в аулы.Например, они помогали членам комиссии в ауле Бірлік и др.

Некоторые середняки, а именно секретарь ячейки №10 Зормата Оразбаев Айып, секретарь аульного совета Ботақан Алекешов, председатель профсоюзного комитета №14 Госрыбтреста Нугыманов категорически потребовали освободить конфискованных баев Самиева Нургали, Жубатырова Шамиша, Абишева Хайдара. Поскольку это препятствовало работе комиссии пришлось их в срочном порядке освободить от работы а дело Нугыманова было передано в районный комитет партии, где поставлен вопрос о пребывании его в рядах партии.

При определении людей, подлежащих к конфискации учитывались состояние их собственности, социальная опасность, прежняя и настоящая работа, авторитет среди населения, их отношения к ханам, султанам и полу феодалам.

По сведениям уполномоченных, направленных в населенные пункты были определены 26 человек. Сведения о них были телеграфированы в Окружную комиссию 22.ІХ.28 г.

Учитывая малое количество людей, подлежащих к конфискации и выселению за пределы округа, было отобрано 15 человек. Телеграфом нами было направлено прошение о санкции 20 сентября 1928 года, но до 3 октября нами не получено ответа. Такая медлительность Окружного центра вызвала сопротивление антисоветских элементов, имели место враждебные действия против конфискации (бедняки аула Ботакан). Секретарь данного аулсоветаАлекешов оказался байским прихвостнем. Об этом отмечалось ранее. Баи этого аула Шандыбаеви Байтеленов пригрозили отомстить беднякам в случае их выселения.

Учитывая активизацию байских элементов, их определенное влияние среди бедняков, опорына родственников,«на некоторыхлжекоммунистов(например Оразбаев, Нугыманов)», мы вынуждены были принять строгие меры, взяв под домашнийарест некоторых и арестовать 11 человек.

В целом по району было проведено 66 общих собраний с участием 4670 человек. Из них: 4001 мужчин, 669 женщин, 239 коммунистов, 2232 бедняка, 723 середняка, 710 рабочих и батраков, 180 рабочих и батраков-женщин 180, 81 члена ВЛКСМ, 475 бедняков – женщин. Казахи составляли 30% всех избирателей. Это было связано отсутствием надлежащей связи, большим расстоянием между аулами и занятости населения на различных хозяйственных работах.

Кампания по конфискации была воспринята положительно и русским и бедняками, но не обошлось и без эксцессов. Так 28 сентября 1928 г. на собрании рабочих бухгалтер Госрыбпрома Аполихин при обсуждении вопроса конфискации заявил, что это грабеж и призвал не допустить конфискацию. Он был тут же привлечен к ответственности и его дело было передано в комитет госбезопасности Денгизского района.

В Денгизском районе насчитывается 11 административных казахских аулов, в них были созданы комиссии из 191 человек ( по 18-25 человек в каждой).Из них 106 бедняков, 25 рабочих и батраков, 9 женщин, 41 коммунист и 10 комсомольцев. Работу членов комиссии по конфискации в целом можно считать удовлетворительной На общих собраниях выступавшие выразили поддержку политике партии и правительства по конфискации, о необходимости избавления от враждебных элементов и предлагали на основе конфискованных скотов и имуществ создать коллективные хозяйства.

Конференции беспартийных проводились с 1 октября 1928 года. На повестку дня были вынесены следующие вопросы:

  • О конфискации и результатах компании по конфискации.
  • Об очередных задачах Партии и Советского правительства в аулах и деревнях.
  • Отчёт о делении сенокосных угодий и сельскохозяйственных налогах.

Руководствуясь Декретом правительства от 27 августа, ведя беспощадную борьбу против баев и их прихвостней призвали к конфискации или к выселении нижеследующих враждебных элементов:

  1. ТаналиеваХусаина. аул Бирлик.
  2. Отепқали и Султангали Алиевых
  3. СамиеваЖұмағали
  4. Жубатырова Шамиша. аул Зормата
  5. Артыкова Хариса. аул Нуржау
  6. Таналиева Отегали. аул Ботакан
  7. Исатаева Отепкали. аул Мынтобе
  8. Курманбаева Кайырлы. аул Забурун
  9. Сарсенгалиева Сырыма. аул Забурун
  10. Байменова Амиргали. аул Ботакан
  11. Кұдайбергенова Алпана. аул Забурун
  12. Ондыбаева Мұхамеджана. аул Забурун
  13. Кондыбаева Касыма. аул Морской.
  14. Усибалиева Махмуда. аул Оленті
  15. Бекбаева Мухамедшарипа. аул Нуржау

Также конференция сочла нужным отправить торжественную телеграмму нижеследующего содержания в адрес Казкрайкома ВКП (б) и Казахскому исполнительному комитету:

«Конференция бедняков Денгизского района от имени аульной бедноты заявляет о полной поддержке конфискацию скота имущств байских элементов и царских полуфеодалов и считает эти меры путём к советизации и дальнейшему укреплению союза бедноты и середняка. Бедняки района заверяют руководство, что не пожалеют сил в деле конфискации крупных баев и феодалов. Да здравствует истинное классовое  расслоение аула!

Да здравствует краевые организации Партии и Советов!» Письмо в Президиум конференции о ходе конфискации.

В соответствии с телеграммой №96 от 4 октября товарища Кулшурина мы приступили и конфискации скота и имуществ Танашева Хусаина, Курманбаева Қайырлы,Отепкали и Султангали Алиевых. Обнаружилось, что баи заранее подготовились к данной мере, попрятали скот, записали их на родственников. Например хозяйство Танашева записано на своё имя и на имя младшей жены Күлжамал. Скот Курманбаева записан на имя сыновей. Несмотря на это местная власть решила эти меры незаконными.

В ходе конфискации Танашев выехал в Марфинскийрайон Астраханского округа, Сұлтанғали Алиев в Красноярский район, это вызвало определенные трудности в работе комиссии. Преодолевая их комиссия достигла следующих результатов.

Сначала о Танашеве:

  1. Танашев Хусаин, гражданин аула Бірлік Денгизского района, 63 лет, бай, бывший старшина и помощник волостного управителя, крупный владелец рыбной промышленности, торговец, трайбалист, влиятельный человек не только в Денгизском районе но и во всем округе. Во время набора на тыловые работы в 1916 году занимался грабежом простого народа. В последнее время живёт в Марфинском районе Астраханского округа с целью сокрытия своих богатств. В семье имеется 5 человек, на собраних всех уровней его признали как опасный элемент, подлежащий выселению за пределыГурьевского округа. Конфискация его скота и имуществ была поручена секретарю Нуржауской ячейки ВКП (б) Толегенову, работнику райкома партии Оспанову. Они доложили: на первое января этого года в собственности Танашева только крупного рогатого скота было70 голов, а на момент конфискации их оказалось 37 ( включая мелкого скота). Остальные был раскиданы следующим образом:
  2. По показания жителя аула Бирлик Бутаева 5 голов было найдено у жителя аула Байды Мухамбетқали Төлегенова.
  3. По показаниям председателя аульного Совета Бирлик Дарабаева у жителя аула Байды Хареса Жугинисова обнаружили одну корову Танашева, одну сенокосительную машину, одну сеноуборочную машину и девятикрыльную юрту.
  4. По показаниям Шонановой Ажар у жителя аула Бирлик Алипқали Нұржанова отобрана одна корова с телёнком.
  5. По показаниям пастуха Танашева вернули 10 голов скота, спрятанных в джайляу.
  6. По показаниям жителя аула Бирлик Отегена Ниязгалиева один баран был отобран у жителя аула Зормата Аубакира Кұдайбергенова.
  7. По показаниям жителя аула Бірлік Сайытова Уали 4 головы мелкого скота, 2 арбы были найдены у брата младшей жены Ахметова Зулфухара, проживающего в Марфинском районе.
  8. У родного брата ТанашеваХисара были отобраны две лошади.

У конфискованного Танашева 53 голов скота 11 голов согласно положению были возвращены ему. 18 голов были переданы колхозам Бирликского аульного совета, 20 голов были распределены между 9 хозяйствами.

Из имуществ были конфискованы: 6-ти комнатный дом, двухкомнатный дом со столовой, магазин, большой шолан, 1 сенокосительная машина, 1 грабля, 2 арбы, 1 ковёр, одна лодка со стоимостью 1200 рублей, 1 плуг, 1 грабля для трав. Юрта была передана школе, остальные дома в ведение испольнительного  комитета.  Сельскохозяйственные  орудия  и лодка  были   переданы   новому колхозу «Жайық» [4].

Самиев Жумагали – по итогам общего собрания был признан крупным баем.Торговец, до настоящего времени занимается созданием группировок, эксплуатирует бедняков, 37 лет, в семье имеет 14 членов. Все участники собрания признали его подлежащим к конфискации и выселению. Для его конфискации были откомандированы Ажигереев и Умбеталиев.

На 1 января 1928 года в его собственности было 170 голов скота, а на момент конфискации – 110 голов. Из них по указанию Казсовнаркома 40% – 37 голов передано колхозу «Талды-муше-Орал», остальные 55 голов были распределены в личные хозяйства. В состав вышеназванного скотоводческого коллектива вошли 25 хозяйств: 22 союза Кошчи, 3 члена партии.Из имуществ были конфискованы 1 саманный дом, две юрты, 2 ковра, они были переданы в ведение исполнительного комитета.

Курманбаев Кайырлы – в течение 10-15 лет был волостным правителем округа №1. Он тоже как Танашев занимался грабежом в ходе восстания 1916 года, социально опасен, поэтому все выступавшие на собраниях потребовали конфискации его скота и имуществ и выселения его за пределы Гурьевского округа. За многолетнюю преданную службу Құрманбаев Қайырлыполучал от царского правительства многочисленные знаки отличия и награды: к 300-летию романовской династии, за участие в переписи населения 1897 года, за активную борьбу против чумы. Ему 54 года, в семье 15 человек. Для конфискации скота и имуществ Құрманбаева был направлен председатель общеста питания Денгизского района Шынтемиров.

По данным общего собрания бедняков у Курманбаева На 1 января 1928 года насчитывалось 60 голов скота, но на момент конфискации оказалось 51. 11 голов скота были оставлены Курманбаеву, 1 верблюд отобран для налога, остальные 39 голов были распределены четырнадцати хозяйствам: четырём членам партии, двум комсомольцам, четырём членам Кошчи и четырём беднякам [5].

При делении скота и имущест баев бедняки были в особом приподнятом настроении, радости  их не было предела, даже те, кому не достался скот тешили себя тем, что байский скот стал общим достоянием.

Всего по району было конфисковано 337 голов скота.

  1. Под непосредственным руководством партийных организаций Денгизского района была успешно проведена подготовительная работа по конфискации, в результате чего конфискованный скот справедливо распределен между бедняками.
  2. Во время конфискации поддержавшие баев ответсвенные работники, такие как секретарь партийной ячейки Зорматы Оразбаев, секретарь аульного Совета Ботакан Алекешов, председатель профсоюза №14 ГосрыбтрестаНугманов сняты с работы и привлечены и ответственности.
  3. Чтобы отобранный скот давал приплод и размножался необходимо ставить вопрос перед Центром о предоставлении займа каждому хозяйству в размере 5 тысяч рублей с возвратом в течение двух лет.
  4. Чтобы образованные колхозы не распадались надо приглашать специалистов Окружной земельной комиссии с тем, чтобы они давали нужные указания.
  5. Проведенная кампания по конфискации на мой взгляд, способствовала солидаризации бедняков и середняков, помогла выявить враждебные настроения баев, атқамінеров, отпрысков ханов и султанов, тем самым положительно повлияла на ход подготовительной работы очередных выборов Советов.
  6. Я против мнений некоторых членов районного комитета ВКП (б), которые выступили в пользу байских элементов, напротив считаю, что в условиях обострения классовой борьбы конфискацию надо провести не только против отдельно взятых баев, а против всего байства.
  7. Отношение бедняков и середняков к конфискации считаю положительным. В ходе конфискации, проведенной в Денгизском районе они показали свою готовность к борьбе против эксплуататоров.

Уполномоченный Окрисполкома: Орынтаев

Мы описали ход конфискации баев и феодалов в Денгизском районе Гурьевского округа в 1928 году. Эти сведения были изъяты с фонда №3, списка №4, дела №1 Атырауского областного архива. Название дела:

«Подготовка к конфискации крупных баев и феодалов в Денгизском районе и ход её осуществления»

Эти сведения в течение 88 лет лежали в архиве без движения. Возникает вопрос: что нам даёт изъятие и исследование данных источников?

Мы недавно отмечали 25 лет Независимости нашей страны. В связи с этим наши соотечественники, в особенности молодое поколение должны знать своё прошлое, как жили в советскую эпоху наши отцы и деды и какие трудности они преодолевали. Конфискация баев и насильственная коллективизация крестьянских хозяйств являются одной из наиболее трагических страниц истории казахского народа. По докладу уполномоченного округисполкомаОрынтаева, приведенного нами, отчётливо прослеживается политика Советского правительства. Отравленные коммунистической идеологией активисты наподобие Орынтаева агитировали бедняков и батраков: «Время Ваше, отберите скот и имущество у баев и делите между собой».

Нынешний читатель, ознакомившись с докладом советского бюрократа может чувствовать себя в горниле трагикомических событий. Иначе как можно понять людей, которые испокон веков жили вместе, делили радость и горе и вдруг отказались от людей из за того, что они богаче, в миг позабыли их добрые дела, единогласно потребовали конфискации и выселения.

Особенно поражает факт обвинения Құрманбаева Қайырлы, который 10-15 лет был волостным управителем, совершил многие добрые дела, его медаль за борьбу против чумы Советская власть посчитала преступлением. Разве можно встретить более абсурдного и воздорного обвинения? Чтобы наиболее ясно показать картину того времени предлагаем вниманию читателей заявление Курманбаева Советскому правительству.

Гурьевской окружной комиссии по конфискации от гражданина аула Забурун Денгизского района

Гурьевского округа Курманбаева Кайырлы 

Заявление

Местная комиссия и уполномоченный окрисполкома на основании Декрета Казахского правительства от 28 августа с.г. о конфискации скота и имуществ баев и феодалов и их выселении приняли решение о конфискации моего скота и имуществ. Считаю неправильным данное решение.

Я выходец из простой казахской семьи, рода Беріш, племени Есен. Обучался в аульной школе, работал писарем в различных волостях, поднялся до участкового волостного правителя. В общей сложности при царском правительстве служил около 17-18 лет. Особых наград не имею, кроме знака к 300-летию дома Романовых, за участие в переписи населения и за борьбу против чумы. Разве это можно вменять мне в вину?

Во время царского режима я не показывал идеологического рвения, это была обычная работа для поддержания семьи. Меня использовали как грамотного человека. Октябрьский переворот 1917 года как и все казахские трудящиеся встретил с большой надеждой и радостью. Когда в 1919 году наш район захватили белогвардейцы нас, прежних служителей царского правительства пытались насильно использовать в деле обложения налогом местного населения. Вынужденно исполняя их требования мы всячески старались облегчить страдания простого народа. А после освобождения красными нашего района от белогвардейцев честно выполнял все поручения Советского правительства. В 1920 году я был избран руководителем агитационно – пропагандистского отдела, затем работал в органах юстиции, с 1920 по 1922 годы работал народным судьей. До настоящего времени честно тружусь в органах Советского правительства. Сейчас мне 54 года, в семье имеется 9 человек, из них трое до 14 лет, трое больные. Не имею особых имуществ кроме землянки, имею 36 голов скота, в собственности нет земельного участка. Не имею и никогда не имел работников по найму.  С моей стороны никогда не было противодействий против политики Советов и не будет. Учитывая вышеназванные факторы прошу меня освободить от конфискации и выселения. Выселение в Петропавловский округ для меня смерти подобно, ибо половина семьи больные да и переехать в столь далёкий регион у меня нет экономических возможностей. В связи с этим если уж нет возможности оставить меня на родной земле, то с мольбой прошу окрисполком, учитывая моё тяжелое положение, разрешить мне выселиться в соседние русские районы. Ответ на данное заявление прошу сообщить по адресу: Гурьевский округ Денгизский район Аул Забурун Курманбаеву К.

Нам неизвестно какого содержания ответ дали данному гражданину руководители Гурьевского округа. Остаётся только надеяться, что если у них сердце не каменное, крик души Қайырлы был услышан. Найденный нами в Атырауском архиве документ представляется как эхо того сурового времени, нависшего над нашим народом.

Данную статью хочется закончить словами Сервантеса: «История-кладезь наших деяний, свидетельство прошлого, образец настоящего и предупреждение будущему».

 

Список  использованной литературы:

  1. Абылхожин Ж.Б. Традиционная структура Казахстана. Социально-экономические аспекты функционирования и трансформации ( 1920-1930-е гг.). – А:
  2. Алланиязов Т. О некоторых вопросах методологии и историографии коллективизации в Казахстане. //Мысль. – 2002.№5.
  3. Козыбаев М.К., Алдажуманов И.С. Тоталитарный социализм: реальность и последствия.Алматы: 1997.
  4. Атырауский областной архив, фонд №3, оп .№4, д. №1 л.3
  5. Атырауский областной архив, фонд №3, оп .№4, д. №1 л.7
  6. Атырауский областной архив, фонд №3, оп .№4, д. №1 л.11
Год: 2017
Город: Алматы
Категория: История