История изучения погребальных памятников Карабаха эпохи поздней бронзы и раннего железа

Статья посвящена истории изучения погребальных памятников Карабаха эпохи поздней бронзы и раннего железа. Эта уникальная в физико-географическом, экономическом, культурном, в том числе археологическом плане исторически неотъемлемая область Азербайджана, является одной из центров древней цивилизации. Огромное количество разнотипных, богатых памятников Карабаха привлекало внимание путешественников и исследователей уже с начала XIX в. Эти уникальные по своей конструкции, богатые вещественными материалами могильники, относятся к Ходжалы-Кедабекской культуре и датируются XIV-VII вв. до н.э. Погребальные памятники Карабаха дают ценную информацию как о социальном укладе внутри общества, о жизнедеятельности древних людей, религиозном мировоззрении, экономических и культурных контактах с внешним миром (Древний Восток), так и о военных столкновениях и прочих процессах, обусловивших упадок первобытного общества. 

Карабах, будучи неотъемлемой частью Азербайджана, является одним из уникальных областей Южного Кавказа, как в физико-географическом, экономическом, культурном, так и в археологическом плане.

Карабах включает в себя Карабахское нагорье и Карабахскую равнину, составляющую большую часть Куро-Аракской  низменности. Средоточием археологических памятников древнего  Карабаха является междуречье Гаргарчая и Тертерчая, которое охватывает зону северного Карабаха, а именно большую часть равнинного и горного Карабаха. Исследуемые в статье памятники, в основном находились на территории нынешних Шушинского, Ходжалинского, Кельбеджарского, Агдамского, Тертерского, Бардинского, Агджабединского районов.

Благоприятные природно-географические и климатические условия, богатые водные и минеральные ресурсы, пестрая фауна и флора Карабаха издревле обуславливали заселение ее древними людьми, развитие здесь первобытного и классового общества, а также различных отраслей хозяйства, установление межплеменных связей и т.д. Отражением всех этих процессов являются многочисленные археологические памятники, в частности погребальные памятники Карабаха эпохи поздней бронзы и раннего железа, отличающиеся своей уникальностью, разнообразием и богатством.

Исходя из всего этого неудивительно, что интерес к этим памятникам стал проявляться уже в начале XIX в.

Первые отрывочные сообщения о памятниках Шахбулага и о памятниках, находящихся вдоль почтового тракта у населенного пункта Тертер принадлежат Дюбуа де Монперо (1834 г.) [21, 5; 53] В к. XIX в. по поручению Подготовительного Комитета Пятого Археологического съезда Н.О.Цилосани проводил частичные раскопки в окрестностях Барды и зафиксировал здесь курганы [21, 5].

Первые и наиболее достоверные же сведения о памятниках Карабаха (о курганных памятниках Ходжалы, Уч-тепе, Султанбуд, Баят, Афатлы, Барда и т.д.) принадлежат С.Вейссенгофу, который в начале 80-ых гг. XIX в. в результате разведывательных работ на древних памятниках Мильско-Карабахской равнины и Нагорного Карабаха, можно сказать, составил первую примитивную археологическую карту Карабаха [21, 5].

Но уже первые археологические раскопки памятников Тертерчайского бассейна были проведены Э.А.Реслером (1891-1898 гг.), который в конце XIX в. работал преподавателем немецкого языка в Шушинском реальном училище. Хотя в дореволюционный период методологический уровень археологических исследований был низким, тем не менее, за это время он обнаружил и раскопал большое количество каменных ящиков и курганов, которые дали очень ценные вещественные материалы.

В 1891г. Э.Реслер начал первые раскопки в городе Шуша и в окрестностях Шушакенда, которые продолжались и в 1895-1897 гг. В 1893г. здесь он обнаружил 3 подкурганных каменных ящика XIIXI вв. до н.э. О раскопках Э.Реслера 1891 г. имеются очень поверхностные сведения. Они хранятся в архиве С.-Петербургского отдела Института Археологии Российской АН и изданы в немецком журнале (ZE VBGAEU). В 1893 г., 1895 г., 1896 г., 1897 г. он проводил раскопки у сел. Дашалты, Ченахчи и Мехтикенд [6,72].

В 1893-1894 гг. Э. Реслер работал в районе среднего течения реки Хачынчай, в селе Довшанлы, где исследовал два кургана; в 1894г. и в 1897г.в курганных погребениях сел Баллыкая и Сырхавенд (кстати под курганами Баллыкая вместо каменного ящика и грунтовых могил под насыпью обнаружились остатки бревенчатого помоста на деревянных столбах) [6,72]. В ходе исследований Э. Реслер в 1894 г. проводил раскопки в селе Дамголу, в 1897 г. в селе Ахмахи (из 8 обнаруженных курганов им было раскопано всего 5, а 3уже были разграблены), а в 1897 г. – в Хачынчае [21,5; 6, 74]. Часть бронзовых предметов из Довшанлинского кургана №2, Сырхавендского кургана №1 хранится в Государственном Эрмитаже, остальные бронзовые и костяные предметы, керамика, а также все материалы из курганов Ахмахи хранятся в Государственном Историческом Музее в Москве.

В 1896 г. Э.Реслером вблизи с. Гюлаблы Агдамского района было зафиксировано 3 типа могильников: 36 каменных ящиков, названные местным населением «гевур гебирлери», грунтовые погребения, именуемые местным населением «гарачи гебирлери» и группа памятников, состоящая из курганов Наби-тепе и Кирпич-тепе. Точную датировку некоторых из них установить было невозможно [6, 97].

Самым несравнимым и уникальным открытием Э.Реслера безусловно являются Ходжалинские погребальные памятники, находящиеся в месте слияния рек Ходжалычай, Илисучай и Гаргарчай.

В изучении Ходжалы-Кедабекской культуры ходжалинские памятники играют исключительную роль. Нигде на Кавказе не встречается такой насыщенный комплекс памятников, как в Ходжалах, с его разнотипными группами погребальных памятников. Ходжалинские курганы были объеденены Э.Реслером в 5 групп и эта типология курганов актуальна до сих пор, хотя по внешним признакам их можно разделить и на 3 типа: малые земляные курганы, большие земляные курганы и большие каменные курганы. Хронологически самыми древними среди них соответственно являются малые земляные курганы.

Помимо этого Ходжалинский комплекс включает каменные ящики, менгиры, каменные сооружения-заборы типа лабиринта (в районе кургана Хача-тепе) и т.д. и все они относятся к XIV-VIII вв. до н.э., т.е. к периоду поздней бронзы и раннего железа.

Ходжалинские курганы, в основном встречаются на «большом курганном поле», названном так И.И.Мещаниновым и на левом берегу Гаргарчая на «поле валунов».

«Большое курганное поле» на севере заканчивается одиноко стоящим самым высоким (15,5 м) двухвершинным курганом, названным местным населением Хача-тепе, на западе от которого находятся два больших менгира и лабиринтный каменный забор.

Группа малых земляных курганов, в основном, находится на левом берегу Ходжалычая, на берегу Илисучая, впадающего в Ходжалычай.

Каменные ящики встречаются на всех этих территориях, в частности на севере с. Ходжалы, на склонах Боздага.

В 1894-1897 гг. Э.Реслером в Ходжалах были раскопаны 21 курган и 4 каменных ящика [6,84].

В 1896 г. Московским археологическим обществом в Закавказье был направлен А.А. Ивановский, который провел там археологические раскопки на курганах Хачынчайского бассейна, у сел. Дамголу (№ 78-80), Гюльятаг (№81) и Ванк (№ 82), а также в Ходжалах (каменные ящики № 83-86), открыл и исследовал группу богатых Карабулагских курганов (№ 87-91) эпохи поздней бронзы [33, 143-151,153-164].

В отличие от Э.Реслера, исследования которого носили описательный характер, А.А. Ивановский пытался анализировать обнаруженные артефакты, установить их датировку [33,164-184].

В связи с отъездом Э.Реслера в 1899 г. в г. Гянджу (Елизаветпольскую губернию) археологические изыскания на территории Карабаха приостановились [35].

В 1924-25 гг. по поручению Азербайджанского археологического Комитета, ученым секретарем которого был В.М. Сысоев и инструктор Г.Садиги совершили поездки через Евлах в Шушу и Лачин. В 1924г. в Лачине В.М. Сысоевым был исследован один небогатый полуразрушенный каменный ящик эпохи поздней бронзы [21,6].

В 1924 г. Ассоциация Востоковедения при Закавказском ЦИКе снарядила научную экспедицию  в Карабах и Зангезур, в составе которой С.Тер-Аветисян провел разведывательные исследования памятников [21,6].

В 1926 г. Общество Обследования и Изучения Азербайджана снарядило археологическую экспедицию для планомерного исследования памятников Гаргарчайского  бассейна. В 1927 г.,  1929 г.  и в 1933 г. помимо Мильско-Карабахской равнины и горного Карабаха экспедиция вела работы и в других районах страны [46,6-11; 47, 5-29]. Экспедицией, руководимой академиком И.И. Мещаниновым, при участии Дж.Александровича – Насыфи И.Азимбекова, А.Алекперова, И.Джафарзаде, Б.Латынина и Т.Пассек были определены границы Ходжалинского могильника, проведены раскопки на курганах и в каменных ящиках, на большом курганном поле и поле валунов на левобережье Гаргарчая и составлены топопланы [5,13-26; 43, 104-107; 48, 217-240]

В 20-х годах XX в. Дж.Александрович-Насыфи исследовал некоторые ходжалинские памятники, уточнив координаты известных памятников [6,82-83].

Таким образом, раскопки Э.Реслера, а затем планомерные исследования экспедиции И.И.Мещанинова можно считать важным достижением в разрешении многих вопросов древней истории, как Азербайджана, так и всего Южного Кавказа.

Хотя в дореволюционный период результаты раскопок, проведенных в Карабахе, отчасти издавались, однако первые обобщающие труды, положившие начало историографии азербайджанской советской археологии, были изданы в 20-х гг. XX в. К ним относятся труды Т.Пассек и Б.Латынина, посвященные результатам исследований Э.Реслера и А.Ивановского в Карабахе, а также знаменитому Ходжалинскому кургану №11, богатому привозными золотыми украшениями, глазурованными сосудами и особенно, с одной интересной бусиной с именем ассирийского царя Ададнирари. Упомянутой бусине были посвящены также работы И.И. Мещанинова [44, 3-5; 45, 6-11; 51, 112-113, 121-128,146 ; 50; 51, 15-23].

Надо отметить, что активные участники экспедиции И.М. Джафарзаде и А.К. Алекперов в дальнейшем заложили основу отечественной археологической науки [1,19-26; 5,13-26].

В 1938 г. у с. Ашаги Оратаг Тертерского района на курганном памятнике Кара-тепе эпохи поздней бронзы археологическими раскопками занимался С.М. Казиев [21,8].

В 1938 и 1939 гг. в междуречье Гаргарчая и Тертерчая проводил раскопки Я.И. Гуммель, который исследовал памятники Ханкенди, Кяркиджахана, находящегося на юге Ханкенди и в Ходжалах [2, 67; 3, 209-214; 4,141-142].

Несмотря на то, что Я.Гуммель по профессии не был археологом, он также, как и А.А.Ивановский старался анализировать, трактовать, датировать обнаруженные материалы и памятники, даже если его периодизация (многие памятники он относил к периоду развитой и поздней бронзы, а некоторые – к раннебронзовому периоду) и некоторые выводы не соответствуют сегодняшней реальности, что объясняется тогдашней хронологической шкалой, методикой и др. причинами.

С 50-х гг. XX в. начинается новая веха в исследовании памятников Карабаха. Совместная археологическая экспедиция Института Археологии АН СССР и Института истории АН Азерб. ССР под руководством А.А. Иессена проводила тщательное обследование и изучение памятников МильскоКарабахской равнины и юго-восточных склонов Малого Кавказа (поселения и могильники Наргизтепе, Гей-тепе, Расултепе, Узерликтепе, Учтепе, Ходжалы, Малый курган), определила точные координаты и типы памятников, обнаружила новые памятники от периода энеолита до средневековья включительно [34, 10-35, 22-30, 125; 40, 135-177].

Следует подчеркнуть заслуги Б.Б. Пиотровского, который в своем курсе лекций «Археология Закавказья», изданном в 1949 г., выдвинул практически первую археологическую периодизацию Южного Кавказа, отчасти основанную на памятниках Карабаха [52, 8,12, 39-40, 55-56, 58,68].

Среди исследователей данного региона отметим также имя Кушнаревой К.Х, которая не только участвовала в археологических раскопках памятников исследуемого региона, но и посвятила этим памятникам, как свою кандидатскую работу, так и многие статьи (1954г., 1957г., 1970г., 1973г. и 1983г.) и монографии (в соавторстве с Т.Н. Чубинишвили) [37, 11-19; 38, 9-15; 39; 40, 135-177; 41, 109-124; 42].

В статьях, опубликованных в 1954 г. и в 1957 г. она предложила свою периодизацию памятников Нагорного Карабаха III-I тыс. до н.э., основанную на анализе артефактов, обнаруженных до конца 30-х годов [40, 135-177].

В 1980 г. Институтом истории АН Азерб. ССР был создан отряд Мильско-Карабахской экспедиции, возглавляемый Г.Ф.Джафаровым. Главной целью экспедиции было систематическое и планомерное исследование памятников данного региона, установление связи между поселениями и погребальными памятниками, горными и равнинными регионами и т.д., на что раньше не обращалось особого внимания.

В 1980-1981 гг. в бассейне реки Тертерчай были обнаружены группа курганов: у сел. Бурудж, Аджы Гервенд (Едди-тепе), Хорузлу, Саров и Беимсаров, Борсунлу, Джамилли, Демирчилер-Тертерского района, Хангервенд, Гараманлы – Евлахского района, Шатырлы, Етимляр – Бардинского района [11, 421; 12, 56-61].

Среди погребальных памятников, выявленных Мильско-Карабахской экспедицией под руководством Г.Ф. Джафарова, следует перечислить курганные поля у сел. Максудлу, Гей-тепе, КызыллыКенгерли, Уч-оглан, Кузанлы, Сарычобан (Агдамский район), Эвоглы, Гюсенлы (Тертерский р-н), Наиблы, Диванлы (Бардинский р-н), Гюсеюлы, Тайнак, Баят (Агджабединский р-н) и т.д [21, 10].

Одним из уникальных памятников Тертерчайского района является курганное поле у с. Борсунлу, находящееся в среднем течении р. Инджечай. Здесь было раскопано более 30 курганов всех трех этапов бронзового периода. Курганы Карабаха различных форм и размеров, в основном, в виде правильных конусообразных земляных, каменных и смешанных холмов. Под насыпями находились могилы (грунтовые, четырехугольные, удлиненно-овальные, круглые в плане, иногда с дромосом, редко сложной конструкции), в которых покойники захоронены различными погребальными обрядами (одиночное захоронение в рядовых могилах, коллективное – в могилах высшего сословия общества) с сопровождающим их инвентарем. По внешним признакам, по конструкции могильной камеры и по погребальному обряду курганы, предназначенные для вождей племени и племенной знати, отличаются от остальных. В них отчетливо прослеживается процесс возникновения и углубления имущественного и социального расслоения, начатый уже в раннебронзовый период, т.е. в III тыс. до н.э. Тщательными работами экспедиции в 1981-1983 гг. и в 1986 г. были изучены многие вопросы истории раннебронзового периода (периода Куро-Аракской культуры) вплоть до периода развитого железа [11, 418, 421; 12,56-61; 13, 433-434; 14, 485; 24; 49,462-463]

В 1982г. вторым отрядом Мильско –Карабахской экспедиции Института Истории АН Азерб. ССР на курганном поле у с. Борсунлу был исследован знаменитый курган №8 (XIV-XIII вв.до н.э.) с огромной могильной камерой, площадью 256 кв. м (32 х 8 х 4м), диаметр курганной насыпи которого равнялся 80м, а высота 7м.

Могильная камера была перекрыта более 200 бревнами из твердых сосновых пород в два и три (местами – в четыре) наката, между которыми находился толстый слой настила из хвороста и камыша. Таким же слоем было покрыто и все могильное дно камеры. Этот Большой Борсунлинский курган, получивший такое название из-за своих размеров, являлся погребением племенного вождя, которого сопровождали 9 людей (дружинники, наложницы и слуги) и 8 лошадей с уздечками и богатыми украшениями. В могиле были найдены кости крупного и мелкого рогатого скота. В западной части могилы на деревянном помосте-ложе (не сохранился полностью), украшенном бронзовыми (возможно и золотыми) пластинками, с вбитыми в него бронзовыми гвоздями с золотыми шляпками, лежал сам вождь. Такие помосты-ложа встречались в ходжалинских и в довшанских погребениях тоже [13, 433-434; 9,1-12]. Несмотря на то, что погребение было ограблено еще в древности, здесь все же было найдено много интересных материалов. В могиле были найдены керамические сосуды (кувшины, блюда, котел) чернолощеные с буро-сероватыми оттенками, один краснолощеный котел, одна глазурованная чаша, расписанная бирюзовой краской «ассирийского типа», красивой орнаментации, не имеющие близких аналогий среди местных памятников исследуемого периода (за исключением грибовидных выступов, характерных для Ходжалы-Кедабекской культуры). Металлические предметы состоят из бронзовых топоров-секир, плоских топоров, долот, удил, стамесок, позолоченных бронзовых пуговиц, булавок и гвоздей, блях, наконечников копий и стрел, панцирных пластинок, различных узлов от конской узды, золотой пряжки, украшенной рельефными колосьями и др. Очень много в погребении стеклянных бус шаровидной формы зеленого, синего, серого и черного цветов, пастовых и сердоликовых бус, украшений из слоновой кости и раковин крупных моллюсков круглой формы, инкрустированных бронзой и золотом, орнаментированных в виде трилистика-лотоса, декора характерного для Передней Азии, Египта и Индии. Отличаются изяществом костяные псалии с изображениями человеческого лица. Они также как изделия из слоновой кости не имеют аналогов на Кавказе. Редкими находками считаются мраморная булава каплевидной (грушевидной) формы и стеклянные пуговицы.

На основе оригинального инвентаря из данного погребения, относящегося как к Ходжалы-Кедабекской  культуре,  так и редко  встречаемого на Кавказе (сюда  относятся как некоторые формы  и орнаменты керамических изделий, так и наконечники копий и стрел, бляшки из слоновой кости  и раковин моллюсков, с разными элементами декора, костяные псалии с человеческим изображением), Г.Джафаровым были выделены, так называемые, «памятники Борсунлинского круга». Эти памятники представляли собой локальный вариант Ходжалы-Кедабекской культуры.

В 1984 г. Г.Джафаровым были проведены археологические раскопки в 19 каменных ящиках Ходжалинского могильника у с. Ходжалы при слиянии трех рек (Илису, Ходжалы и Гаргарчай), самые поздние из которых датированы VII-VI вв. до н.э.

Было обнаружено два новых некрополя на левобережье р. Илису, левого притока Ходжалычая и ряд памятников в Аскеранском районе [15, 418].

В 1985-1986 гг. были проведены раскопки одного кургана в сел. Беимсаров Тертерского района и еще одного кургана в сел. Сарычобан Агдамского района с целью установить ареал распространения «памятников Борсунлинского круга», датированных XIV-X вв. до н.э. [16,155-170; 17,191-207; 25, 21-23; 27, 457-458; 32, 14-15].

Сравнительный анализ памятников показывает, что несмотря на многочисленность некрополей периода к. II – нач. I тыс. до н.э., поселений эпохи поздней бронзы и раннего железа очень мало (Кара-тепе, Мисир кышлак, Гевур тепе), и даже количество многослойных поселений, содержащих культурные слои данного периода также незначительно (Гей-тепе, Ак-тепе, Намазлы, Уч-оглан 2).

Такой парадокс Г. Джафаров объясняет «расцветом полукочевого или же яйлажного скотоводства, которое по этнографическим данным, было ведущим до к. 40-х гг. XX в. в этом регионе» [21,11].

В деле изучения и исследования памятников Карабаха и в целом Ходжалы-Кедабекской культуры заслуги Г.Ф.Джафарова непременно следует особо подчеркнуть. После долгих исследований на территории данного региона в 1987-1988 гг. Г.Джафаровым были систематизированы все известные к тому времени основные археологические памятники, уточнены их координаты и хронология,  обнаружены новые поселения и некрополи, определены соотношения отдельных типов памятников, составлена археологическая карта Карабаха [6; 36, 14-16]

С его именем связаны раскопки таких уникальных на Кавказе курганов и некрополей, как Борсунлу, Беимсаров и Сарычобан, отличающихся своими размерами, конструкцией, погребальным обрядом и археологическими материалами [11,421; 13, 433-434; 8, 31-35; 23,133-135; 7, 56-61].

Перу исследователя принадлежат многочисленные статьи и монографии, посвященные результатам его собственных раскопок, исследованиям своих предшественников, а также работы, посвященные конкретным актуальным вопросам древней истории.

Так например, одним из волнующих автора вопросов является проблема древних путей сообщения, взаимоотношений с сопредельными странами, торговых связей т.д. И это не случайно. Среди археологических материалов, найденных в памятниках Карабаха, обнаруживались предметы, как местного производства со спецификой Ходжалы-Кедабекской культуры, так и импортного производства, что естественно вызывало ряд вопросов.

В монографии «Связи Азербайджана со странами Передней Азии в эпоху поздней бронзы и раннего железа» Г. Джафаров на основе керамики, кинжалов, цилиндрических печатей, раковин моллюсков, оловянных предметов и др. выделяет несколько центров, в частности Иран, Ассирию, Сирию, Палестину, поддерживающих торгово-экономические, культурные связи с племенами на территории Азербайджана [26].

Вопрос же путей сообщения между Кавказом (в том числе Азербайджаном) и Древним Востоком, по которым поддерживались эти связи, рассматриваются им в статье «О древних путях сообщений Азербайджана» [18, 127-128].

Интересны работы автора, посвященные конским снаряжениям, золотым изделиям позднебронзового и раннежелезного периодов, найденным на территории Азербайджана, в частности в погребениях Карабаха [19,75-76; 10,11-12].

В своей докторской работе, изданной в виде монографии в 2000 г. под названием «Азербайджан в конце IV – начале I тысячелетия до н.э. (на основе материалов из памятников бассейна рек Гаргарчай и Тертерчай Карабаха)», Г. Джафаров привлек к исследованию огромное количество археологических памятников Карабаха, охватывающих широкий хронологический диапазон, на основе которых были прослежены этно-культурные процессы, культурно-экономические связи, развитие различных отраслей хозяйства, ремесла и общественного уклада [6].

С конца 80-х – нач. 90-х гг. XXв. в связи с началом боевых действий Армении на территории Карабаха, к сожалению, все его историко-культурное наследие оказалось в эпицентре боевых действий, сотни бесценных культурных памятников старины оказались под угрозой варварского уничтожения оккупационных войск. В Шуше и Ходжалах при помощи боевой техники сепаратисты стерли с лица земли уникальные курганы и многие другие памятники Ходжалы-Кедабекской культуры.

Только после 20-летнего перерыва, в 2008 г. «Мильско-Карабахская археологическая экспедиция» Института Археологии и Этнографии НАНА возобновила систематические полевые археологические исследования на территории Агдамского района и в прилегающей к нему зоне. Наряду со стационарными раскопками целью экспедиции, руководимой Г.Ф.Джафаровым (в экспедиции принимали участие Д. Джафарова и Н. Алиев), являлось исследование степени сохранности и защищенности памятников на территории близких районов – Барды и Агджабеди [20,125-127].

Основным объектом исследования был, случайно обнаруженный во время хозяйственных работ некрополь «Палыдлы» эпохи поздней бронзы и раннего железа. Некрополь находится между селами Юхары Юзбашлы и Мирашелли Агдамского района. Синхронного поселения здесь не было [20,125-127].

Примечателен тот факт, что, несмотря на более чем вековой период исследования могильников Карабаха, некрополь, состоящий из грунтовых погребений, был выявлен впервые. Безусловно, вопрос полного отсутствия грунтовых погребений в таком интересном крае не мог не вызывать сомнения у исследователей. Причиной же этому возможно служило то, что погребения не имели никаких наземных признаков, таких, как бугорки, холмики, ямы, каменные скопления, могильные перекрытия и т.д.

В течение 5 лет, с 2008 по 2014 гг. в некрополе было обнаружено и исследовано 29 погребений, в основном четырехугольной конструкции с округленными углами.

В 2009 г. здесь было раскопано 4 погребения (№ 1,2,3,4) различных размеров (2,5 х1,5 х 0,8м; 3х1,7х1м; 3,5х2,5х1,2м) [28, 89-93].

В 2010г. археологические изыскания проводились на площади свыше 200 кв.м. В результате были очищены остатки 4 погребений (№ 5,6,7,8) [29, 90-94].

В 2012г. в некрополе Палыдлы было раскопано еще 5 грунтовых погребений. Погребения №12  и №13 были ограблены еще в древности (это первые ограбленные погребения в Палыдлы) [31, 122- 127].

В 2013 г. в некрополе было исследовано 9 погребений (№ 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20,21, 22), из которых погребения под №17,18,22 были также ограблены еще в древности [30,127-132].

В 2014 г. было раскопано еще 7 погребений (№23,24,25,26,27,28,29). Размеры погребений колеблются между 2х1,5х0,8м; 2х3,5х1м; 3х4х1,5-1,8м. Погребения №23,24,26 были ограблены в древности [30,127-132].

В могилах в основном наблюдается обряд ингумации, в одном погребении № 21 – парное захоронение, редко встречается только череп без челюсти и зубов (№9) и детский череп (№27).

Одним из самых интересных погребений некрополя, наверное, является погребение №11, где была захоронена женщина с младенцем в области брюшной полости. Такой случай на территории Карабаха встречается впервые.

Как правило, в обряде погребения наблюдается закономерность: покойники, в основном, уложены на левом и правом боку, скорченно, руки согнуты в локтях, ноги – в коленях, головой к западу, ногами на восток. Археологический материал некрополя, в основном состоит из керамических сосудов серого, черного и красного цветов различного типа, назначения и размеров, оружий, предметов украшений, среди которых имеются и привозные с Ближнего Востока и Индийского океана и др. Оружия, главным образом, биметаллические и железные кинжалы иногда с ажурными головками (№4,5,19, 25) также проливают свет и на вопросы появления железа.

Обнаружение в некрополе, как бедных, так и богатых погребений говорит о социальном расслоении внутри общества. По мнению Г.Джафарова здесь захоронены члены кочевого скотоводческого племени.

Анализ археологического комплекса некрополя «Палыдлы», его аналогии с материалами из погребений горного Карабаха и Мингечевира, позволили предварительно датировать грунтовые погребения XII-XI вв. до н.э., что относится ко второму этапу развития Ходжалы-Кедабекской археологической культуры.

Таким образом, на сегодняшний день некрополь «Палыдлы» является последним объектом исследования среди погребальных памятников Карабаха позднебронзового и раннежелезного периодов.

Раскопки некрополя важны тем, что помимо выявления нового типа погребений на территории Карабаха, они проливают свет на вопросы появления железа, социального и имущественного неравенства среди соплеменников, контактов с внешним миром, идеологии и религиозного мировоззрения и т.д.

Было установлено, что горная и равнинная территории Карабаха составляли культурное единство.

Подытоживая все вышесказанное, безусловно, надо еще раз подчеркнуть значимость памятников Карабаха в изучении древней истории, как Азербайджана, всего Южного Кавказа, так и Древнего Востока. Погребальные памятники Карабаха дают ценную информацию, как о жизнедеятельности древних людей, религиозном мировоззрении, о социальном укладе внутри общества, экономических и культурных контактах с внешним миром, так и о военных столкновениях и прочих процессах, обусловивших упадок первобытного общества. [22,41-43].

 

Список использованной литературы:

  1. Алекперов А.К. История материальной культуры за 15 лет. (стр. 19-26) // Исследования по археологии и этнографии Азербайджана. изд. АН Азерб. ССР. Б., 1960 г. (249 с.)
  2. Гуммель Я.И. Археологические раскопки в районах Азерб. ССР (отчеты за 1938г.) (стр.67) // Известия Азербайджанского филиала Академии Наук СССР, 1939 г., №3
  3. Гуммель Я.И. Из памятников материальной культуры древнего Азербайджана (стр. 209-214) //Вестник древней истории 1(10), М. 1940 г. (299 с.)
  4. Гуммель Я.И. Раскопки в Нагорно-Карабахской автономной области в 1938 г. (стр. 141-142) // Вестник древней истории №1, М. 1940 г. (304 с.) Отдельный оттиск из «Известий Азербайджанского филиала Академии наук СССР» №4 за 1939 г.,(стр.77-90), изд., Азфан. Баку.
  5. Джафарзаде И.М. «Ходжалинская экспедиция» (стр.13-26) // Известия Азербайджанского филиала Академии Наук СССР, №2, 1941 г. (105 с.)
  6. Джафаров Г.Ф. Азербайджан в конце IV – начале I тыс. до н.э. (на основе материалов бассейна рек Гаргарчай и Тертерчай Карабаха), Б., «Элм» 2000г., (187с.) (на азерб. яз.) (H.F.Cəfərov – “Azərbaycan e.ə. IV minilliyin axırı – I minilliyin əvvəllərində (Qarabağın Qarqarçay və Tərtərçay hövzələrinin materialları əsasında), B., “Elm” 2000, 187səh.)
  7. Джафаров Г.Ф. Археологические исследования в бассейне реки Тертерчай (стр.56-61) // Археологические и этнографические изыскания в Азербайджане (1980-1981 гг.). Б., 1986 г. (160 с.)
  8. Джафаров Г.Ф. Археологические исследования в предгорной зоне Карабаха (стр.31-35) // Археологические и этнографические изыскания в Азербайджане (1982 г.). Б., 1990 г. (97 с.)
  9. Джафаров Г.Ф. Борсунлу – погребение племенного вождя Б., Элм. 1986, 12 с. (12 с.)
  10. Джафаров И.Ф. Золотые изделия позднебронзового и раннежелезного периодов (стр. 11-12) // Итоги полевых археологических и этнографических исследований за 1972 г. в Азербайджанской ССР (тезисы) Б.,1973 г. (71 с.)
  11. Джафаров Г.Ф. Исследования в бассейне Инджачая (стр. 421) // Археологические открытия 1981 года.М., 1983г. (517 с.)
  12. Джафаров Г.Ф. Исследования в бассейне реки Тертерчай (56-61)// АЭИА (1980-1981 гг.) Б., 1986 г.
  13. Джафаров Г.Ф. Исследования в Карабахе (стр. 433-434) // Археологические открытия 1982 года. – М., 1984 г. (527 с.)
  14. Джафаров Г.Ф. Исследования у сел. Борсунлу (стр. 485) // Археологические открытия 1983 года. – М., 1985г. (599 с.)
  15. Джафаров Г.Ф. Исследования в Ходжалах (стр.418) // Археологические открытия 1984 года. – М., 1986 г. (509 с.)
  16. Джафаров Г.Ф. Курган у села Беимсаров в Азербайджане (с. 155-170) // Российская Археология. – М., 1992, №2
  17. Джафаров Г.Ф. Курган эпохи поздней бронзы вблизи Сарычобан (стр.191-207)//Российская Археология, 1993, №3
  18. Джафаров Г.Ф. О древних путях сообщений Азербайджана (стр.127-128) //Археология, этнография, фольклористика Кавказа. Новейшие археологические и этнографические исследования на Кавказе. Махачкала, 2007г. (414с.)
  19. Д жафаров Г.О некоторых видах конского снаряжения из кургана племенного вождя Сарычобан (стр. 75-76) // Археология, этнология, фольклористика Кавказа. Тбилиси, 2007г. (448с.)
  20. Джафаров Г. – Об археологической поездке в районы Тертер – Барда – Агдам (стр.125-127) //Археологические исследования в Азербайджане 2008, Б., 2008г. (143с.) (на азерб.яз.) (Cəfərov H. – “TərtərBərdəAğdam rayonlarına arxeoloji səfər haqqında”(стр. 125-127) // “Azərbaycanda arxeoloji tədqiqatlar 2008”, B., 2008.(143s.))-
  21. Джафаров Г.Ф. Очерк археологического изучения древнего Карабаха (стр.5-16)// Azərbaycan arxeologiyası və etnoqrafiyası, №2, 2006. (266с.)
  22. Джафаров Г. Первобытнообщинный строй или классовое общество (41-43)// 2006-2007-ci illərdə Azərbaycanda aparılmış arxeoloji və etnoqrafik tədqiqatların yekunları, B., 2007, (201s.)(на азерб. яз.)
  23. Джафаров Г.Ф. Предварительные итоги исследований в Борсунлинском могильнике» (стр. 133-135) // Всесоюзная археологическая конференция «Достижения советской археологии в XI пятилетке» (тезисы докладов) Б., 17-21 мая 1985 г. (217 с.)
  24. Джафаров Г.Ф. Работы второго отряда Миль-Карабахской археологической экспедиции // Тезисы докладов сессии, посвященной археологическим и этнографическим изысканиям в Азербайджане в 1986 г. Б., 1987 г.
  25. Джафаров Г.Ф. Сарычобан – новое погребение племенного вождя (стр.21-23) // Тезисы докладов конференции «Великий Октябрь и развитие археологической и этнографической науки в Азербайджане». 1988 г.(184 c.)
  26. Джафаров Г.Ф. Связи Азербайджана со странами Передней Азии в эпоху поздней бронзы и раннего железа (по археологическим материалам). – Б., 1984 г. «Элм» (106с.)
  27. Джафаров Г.Ф., Ахундов Т.И. Раскопки кургана Сарычобан (стр. 457-458) // Археологические открытия 1986 года. М., 1988 г. (542 с.)
  28. Джафаров Г., Джафарова Д., Алиев Н. Полевые исследования Карабахской археологической экспедиции (Агдамский район) (стр.89-93)//Археологические исследования в Азербайджане 2009, Б., 2010г. (310с.) (на азерб.яз.) ( Cəfərov H., Cəfərova D., Əliyev N. – “Qarabağ arxeoloji ekspedisiyasının 2009-cu il çöl-tədqiqatları (Ağdam rayonu)”(стр. 89-93)// “Azərbaycanda arxeoloji tədqiqatlar 2009”, B., (310s.)
  29. Джафаров Г., Джафарова Д., Алиев Н. Предварительные итоги полевых исследований «Карабахской археологической экспедиции» (Агдамский район) (стр.90-94) // Археологические исследования в Азербайджане 2010, Б., 2011г. (362с.) (на азерб.яз.) (Cəfərov H., Cəfərova D., Əliyev N. – “Qarabağ arxeoloji ekspedisiyasını2010-cu il çöl-tədqiqatların ilkin nəticələri (Ağdam rayonu)”(стр. 90-94)// “Azərbaycanda arxeoloji tədqiqatlar 2010”, B., 2011.(362s.))
  30. Джафаров Г.Ф., Джафарова Д.Г. Исследования в некрополе «Палыдлы» 2013-2014 гг. (Агдамский район) (стр.127-132) // Археологические исследования в Азербайджане 2013-2014, Б., 2015 г. (419 с.)(на азерб.яз.) Cəfərov H.F., Cəfərova D.H. – ““Palıdlı” nekropolunda və ətraf ərazidə 2013-2014-cü illərdə aparılmış tədqiqatlar haqqında (Ağdam rayonu)” (стр. 127-132) // “Azərbaycanda arxeoloji tədqiqatlar 2013-2014”, B., 2015 (419 s.)
  31. Джафаров Г.Ф., Джафарова Д.Г. Исследования Карабахской археологической экспедиции в некрополе «Палыдлы» (Агдамский район) (стр.122-127) // Археологические исследования в Азербайджане 2012, Б., 2013 г. (374с.) (на азерб.яз.) (Cəfərov H.F., Cəfərova D.H. – “Qarabağ arxeoloji ekspedisiyasının Palıdlı” nekropolunda apardığı tədqiqatlar (Ağdam rayonu)”(стр. 122-127)// “Azərbaycanda arxeoloji tədqiqatlar 2012”, B., 2013.(374s.)
  32. Джафаров Г.Ф., Махмудов Ф.Р. Итоги работы второго отряда Миль-Карабахской археологической экспедиции (стр.14-15)// Археологические и этнографические изыскания в Азербайджане (1985 г.). Б., 1986 г. (184 с.)
  33. Ивановский А.А. По Закавказью. МАК. – М., 1911, вып. 2
  34. Иессен А.А. Из исторического прошлого Мильско-Карабахской степи/ / МИА СССР, 1965, вып. 125
  35. Известия Императорской Археологической Комиссии, вып. 16-й, С.-П., 1905 г., «типография Главного Управления Уделов, Мохован, 40», (123стр. 8 табл. и 91 рисунком)
  36. Исмаилов Г.С., Даниелян О.А., Джафаров Г.Ф. Исследование памятников эпохи бронзы и раннего железа Карабаха (стр.14-16) // Тезисы докладов конференции «Великий Октябрь и развитие археологической и этнографической науки в Азербайджане». 1988 г.(184 c.)
  37. Кушнарева К.Х. К вопросу о социальной интерпретации некоторых погребений Южного Кавказа (стр. 11-19) // КСИА, 1973 г., вып. 134
  38. Кушнарева К.Х. К проблеме выделения археологических культур периода средней бронзы на Южном Кавказе (стр. 9-15) // КСИА, 1983, вып. 176
  39. Кушнарева К.Х. Культура Нагорного Карабаха по археологическим источникам (конец III-середина Iтыс. до н.э.) Автореферат. диссерт. канд.ист. наук, Л.1951 г.
  40. Кушнарева К.Х. Некоторые памятники эпохи поздней бронзы в Нагорном Карабахе (стр. 135-177) //Советская археология XXVII, М. 1957 г. (383 с.)
  41. Кушнарева К.Х. Ходжалинский могильник (стр.109-124) // Историко-филологический журнал №3 1970г., Ереван (318 с.)
  42. Кушнарева К.Х.,Чубинишвили Т.Н. Древние культуры Южного Кавказа (V-III тыс. до н.э.)   Л. 1970 г.(189 с.)
  43. Мещанинов И.И. Археологическая экспедиция Общества Обслед. и Изучения Азербайджана в Нагорный Карабах и Нахичеванский край (стр.104-107)// Изв. ООИА, Баку, 1927, №4
  44. Мещанинов И.И. Ассирийская вотивная бусина из Азербайджана (стр.3-5) // Отдельный оттиск из «Общества Обследования и Изучения Азербайджана» Б.,1926г.
  45. Мещанинов И.И. Бусина с клинописью из Ходжалинского могильника (стр.6-11) // Отдельный оттиск из «Общества Обследования и Изучения Азербайджана» Б.,1926 г.
  46. Мещанинов И.И. Изучение доисторических памятников Азербайджана за последние пять лет (стр.6-11)// Изв. «Общества Обследования и Изучения Азербайджана» №8 вып.2, Б.,1926 г. отдельный оттиск Б., 1929г. (15с.)
  47. Мещанинов И.И. Краткий осведомительный отчет о работе Мильской экспедиции 1933г. (с. 5-29)//Труды Аз.ФАН СССР, историческая серия, 1936 г., т. ХХВ
  48. Мещанинов И.И. Краткие сведения о работах археологической экспедиции в Нагорный Карабах и Нахичеванский край, снаряженной в 1926г. обществом изучения Азербайджана (стр.217-240)/ Сообщение ГАИМК, Л., 1926г.
  49. Нариманов И.Г., Джафаров Г.Ф., Джафарова А.Д. О работе Мильско-Карабахской экспедиции (стр. 462-463) // Археологические открытия 1986 года. М., 1988 г. (542 с.)
  50. Пассек Т.С., Латынин Б.А. Очерки до истории Северного Азербайджана // ИООИА, 1926, №3
  51. Пассек Т., Латынин Б. Ходжалинский курган №11 (стр.15-23) // Отдельный оттиск из «Общества Обследования и Изучения Азербайджана», №2 Б.,1926 г.
  52. Пиотровский Б.Б. Археология Закавказья с древнейших времен до 1 тыс. до н.э., Л., 1949 г.
  53. Путешественники об Азербайджане. Т.2, 1961 г..

 

 

1-2 – планы Большого Борсунлинского кургана; 3 – план погребения в кургане №2 близ сел.

Довшанлы (по Э.Реслеру); 4-6 – орнаментированная керамика Большого Борсунлинского кургана; 7-14 – бронзовые наконечники копий из Большого Борсунлинского кургана; 15 – бронзовый топор-секира из Большого Борсунлинского кургана; 19-21 – бронзовые двусоставные удила с псалиями из Большого Борсунлинского кургана; 18 навершие из кургана №1 близ сел. Довшанлы; 17 – кинжал из кургана №2 близ сел. Довшанлы; 16 – вилы из кургана №2 близ сел. Довшанлы; 22-32 – орнаментированные костяные парадные псалии из Большого Борсунлинского кургана; 33 – бляха-обойма из слоновой кости из Большого Борсунлинского кургана; 34-40 – панцирные пластины из Большого Борсунлинского кургана

Год: 2017
Город: Алматы
Категория: История