«ОТРАРСКАЯ КАТАСТРОФА» и взятие монголами Отрара (по данным письменных и археологических источников)

В статье анализируется что поход на Запад Чингисхана был спровоцирован действиями хорезмшаха и его наместника в Отраре. Оборона Отрара держалась исключительно на действиях войск хорезмшаха, часть отрарцев была на стороне Чингисхана. Результаты археологического исследования развалин города вызывают обоснованное недоверие к сообщениям о масштабах разрушения Отрара монгольскими войсками. После захвата монголами города была разрушена цитадель и срыта большая часть внешней длинной стены, обнаруженная нами в предместьях Отрара. Часть населения города после захвата Отрара монголами вернулись в свои дома.

Одним из известных городов средневекового Казахстана является Отрар, игравший важную роль в истории Центральной Азии. С городом связаны события, которые вошли в мировую историю под названием «Отрарская катастрофа» и послужили поводом для похода Чингизхана на Запад.

В советское время были опубликованы ряд научно-популярных статьей и художественных книг, посвященых «героической эпопее обороны Отрара». Советские историки опирались в основном на те материалы письменных источников, которые подтверждали готовые выводы о действиях Чингизхана. Совсем не учитывались археологические данные, добытые в ходе исследования городища Отрар. Сепаратное использование данных археологии и данных нарративных источников не способствует воссозданию объективной картины. На материале Отрара мы попытались сопоставить данные независимых друг от друга источников, каковыми являются письменные и археологические материалы, и реконструировать на их основе захват монголами города.

Общеизвестно, что дипломатические отношения между хорезмшахом и Чингизханом начались  с обмена посольств. Хорезмшах отправил в Монголию одно за другим два посольства [1, с. 116]. Весной 1218 г. хорезмшах Мухаммед принял посольство Чингизхана, который предложил заключить мирный договор с гарантиями безопасности торговых путей между обоими государствами. Мухаммед согласился подписать мирный договор. По ан-Нисави «Чингисхан этому обрадовался, и [обстановка] оставалась мирной до тех пор, пока из страны Чингисхана в Отрар не прибыли купцы, т.е. Омар Ходжа ал-Отрари, ал-Хаммал ал-Мараги, Фахр ад-Дин ад-Данзаки, ал-Бухари и Амин ад-Дин ал-Харави.

Йинал-хан, сын дяди султана по матери, во главе 20 тысяч всадников наместничал в нем [в Отраре] от имени султана. Его низкая душа возжаждала имущества тех [людей], и он, лживый и лукавый, написал султану письмо, говоря, что эти люди пришли в Отрар под видом купцов, но они не купцы, а сборщики сведений, в которых открывают то, что не относится к их обязанностям. Если случается им быть наедине  с кем-нибудь из простых людей, [они] запугивают его, говоря: «Подлинно, вы в беспечности относительно того, что позади вас, но к вам придет то, против чего вы бессильны», и тому подобное, так что султан разрешил ему принять [меры] предосторожности в отношении их (купцов), пока он не вынесет своего мнения. Но когда [султан] из предосторожности сделал ему это послабление, тот превысил свои права и нарушил свои полномочия, схватил их, а после этого их след пропал, и известия о них прекратились. И помянутый присвоил себе их богатства и различную утварь своей хитростью и вероломством» [2, с. 9192].

Рашид ад-дин считал, что это был не простой караван, а дипломатический: «... дядя по матери султана, по имени Иналчук, которого называли Кайр-хан, неосмотрительно и необдуманно перебил в Отраре мусульманьских купцов, посланных Чингизханом к султану в целях единения и дружбы.  Вследствие  этого Чингизханом овладела такая ярость и гнев, что он позабыл про дела областей Хитая и Чина и Караджана, поспешно двинулся в области Туркестана и землю Ирана ... [3, с. 67].

По мнению В.В. Бартольда, который проанализировал сообщения средневековых летописцев об уничтоженном караване Чингисхане, «ни один из наших источников не говорит, что купцы своим поведением дали какой-нибудь основательный повод к жалобам» [4, с. 466].

Судя по сообщению ан-Нисави обвинение в шпионаже можно было предьявить и противоположной стороне. Так во время пребывания первого посольства Чингисхана сам хорезмшах предлагал Махмуду хорезмийскому – посланнику Чингисхана сообщить ему всю правду о правителе монголов и впоследствии оставаться шпионом хорезмшаха при дворе хана; за это ему была обещана награда, и в залог исполнения обещания султан тут же передал ему драгоценный камень [4, с. 464].

Таким образом летом 1218 г. уничтожением большого каравана из 500 верблюдов был нарушен заключенный хорезмшахом весной того же года мирный договор с предводителем монголов. Убито  449 человек, среди которых был и монгольский посол по имени Ухуна [Бартольд, с. 466]. Убийство дипломатов уже могла послужить поводом для войны. Как пишет В.В. Бартольд: «Поступок хорезмшаха даже с точки зрения современного международного права дал Чингисхану более чем достаточный повод для войны» [4, с. 467].

Однако Чингисхан проявил сдержанность и попытался решить конфликт мирным путем. Предводитель монголов направил к хорезмшаху нового посла, через которого потребовал выдачи Иналчика с обещанием в этом случае сохранить мир. Но хорезмшах не только не исполнил этого требования, но и велел убить неповинных послов.

Действия хорезмшаха Мухаммада сделали поход Чингисхана на запад неизбежным. Более года потребовалось Чингизхану для подготовки большого войска. Поход начался только в сентябре 1219 г., к правителю монголов присоединились семиреченские правители Арслан-хан и Сукнак-тегин со  своими отрядами.

Археологические данные о событиях 1219 г. неоднозначны. Авторы монографии «Древний Отрар», подводя итоги описания стратиграфических наблюдений культурных наслоений Отрара 1969 г., выразили удивление отсутствием следов осады города: «В материалах стратиграфического раскопа не зафиксированы какие-либо следы «Отрарской катастрофы», т.е. следы пожарищ и разрушений в слое ХІІ нач. ХІІІ  вв. отсутствуют. Почему, пока не совсем ясно. Джувейни и Рашид-ад-дин  утверждают,  что  монголы после взятия Отрара разрушили лишь цитадель города. Не исключено, что во время штурма не весь город был разорен [5, с. 83].

По  мнению  Р.З.  Бурнашевой,  исследовавшей  денежное  обращение  Отрара  монгольского  времени, «масштабы разрушений и размеры ущерба, нанесенного населению Отрара, считавшиеся некоторыми исследователями катастрофическими и надолго прервавшими развитие городской культуры, следует, видимо, пересмотреть в свете новых нумизматических данных» [6, с. 33].

В ходе дальнейших исследований в центре шахристана Отрара на участке раскопа ІІІ были выявлены следы пожара на уровне 2 пола и кое-где на уровне 3 пола V горизонта. Л.Б. Ерзакович, основываясь на находках монет правителя Отрара начала ХІІІ в. Хасана б. Абд аль-Халика, считал, что «пожар произошел во время разгрома Отрара монголами в начале 1220 г. [7, с. 15-19]. Подводя итоги своим многолетним исследованиям Отрара, Л.Б. Ерзакович пришел к заключению, что в исторических сочинениях преувеличены повествования о трагической участи его жителей, что «археологические данные корректируют сведения письменных источников. Шахристан уцелел в ходе бурных событий и после короткого периода запустения жители вернулись в дома» [8, с. 179]. Шурфы, заложенные на территории рабада, показали, что она была обжита и в монгольское время [5, с. 80-81].

Достаточно подробный рассказ об осаде города приводит Джувейни. Согласно переводу Дж. Бойля, который обычно используется археологами, «Цитадель и стены были сравнены с землей» [5, с. 35]. По мнению востоковеда М.Х. Абусеитовой английский перевод Джувейни Дж. Бойля представляет собой «скорее пересказ и толкование оригинального персидского текста, чем перевод» [9, с. 108]. Примечательно, что, в переводе главы «История покорителя мира» об «Отрарской катастрофе», выполненной М.Х. Абусеитовой с персидского текста, изданного Мирзой Мухаммадом Казвини 1912-1937 гг., т.е. с того же текста, с которого сделал английский перевод Дж. Бойль, отсутствует отмеченное выше сообще-ние о разрушении стен Отрара монголами.

О разрушении укреплений Отрара пишет Рашид ад-дин: «крепостную стену и крепость превратили в прах» [3, с. 199]. Однако заложенные на ряде участков шахристана раскопы выявили хорошей сохранности крепостные стены караханидского времени [8, с. 178]. Возможно, стена шахристана была разрушена частично. Сообщения источников о полном разрушении цитадели подтверждается. Археологи до сих пор не могут найти место цитадели Отрара караханидского времени. Возможна, она была разрушена до основания. Есть определенные признаки ее существования на месте цитадели тимуридского времени в юго-восточной части шахристана городища Отрар.

Разрушенная  по  Рашид  ад-дину  «крепостная  стена»  Отрара  скорее  всего  является  внешней стеной города. Наши изыскания в предместьях Отрартобе привели к обнаружению остатков стены в виде вала, расположенной в некотором отдалении от центральных развалин городища. Данная стена оказалась вне поле зрения археологов, отсутствует ее описание в публикациях по топографии Отрартобе, не указана она на новейшем плане городища, выполненной лазерным теодолитом в ходе реализации программы ЮНЕСКО-Япония-Казахстан «Сохранение древнего Отрара».

Нами прослежен участок вала длиной около 1,2 км, имеющий общее направление с запада на восток. Восточная участок стены лучшей сохранности. Замеры на расстояний 48 м от восточного края стены показали, что здесь вал имеет ширину 27 м, высоту 2,7 м. В 65 м от восточного края участка стены прослеживается проход шириной 16 м. В 101 м к западу от первого прохода прослеживается еще один проход шириной 13 м. Замеры на ближайшем участке стены показали, что вал на данном участке имеет основании равное 28 м, высоту 2,3 м. Участок вала, примыкающий к селу Талапты подвергнут большим разрушениям. Вал уменшаясь в размерах теряется в приусадебных полях. На всем протяжении стены прослежены 5 проходов. Возможно, часть из них прорыта местным населением для прохождения автотранспорта к ближайшим полям.

В микрорельефе вала прослеживаются следы башен. Опросы старожилов села Талапты показали, что в середине ХХ в. в восточном направлении вал тянулся до с. Баялдер, однако этот участок был разрушен в ходе планировки местности под поля в советское время. К сожалению, других остатков, скорее всего, кольцевой стены вокруг Отрара, не сохранились.

Обнаружение новой «длинной» внешней стены Отрара позволяет понять сообщение Джувейни об укреплениях города: «Цитадель, внешние укрепления и городская стена были хорошо укреплены» [5, с. 34]. Обнаруженные остатки внешней стены, скорее всего, и представляют часть «внешних укреплений» Отрара, разрушенных монголами. Стена вокруг рабада и части третьей «длинной» стены Отрара хорошо прослеживается и на космоснимке.

По Джувейни «султан выделил Гайр-хану пятьдесят тысяч человек внешних войск и послал ему в подкрепление Карача-хас-хаджиба с другими десятью тысячами» [9, с. 110]. На весьма ограниченном участке в рамках стен только рабада, которые воспринимались до обнаружения «длинной» стены как внешние укрепления Отрара, было бы трудно понять размещение и проживание в течение почти пяти месяцев 60 тысячного войска, в составе которой была и каваллерия. Кроме того общее население города Отрара в ХІХІІ вв., по подсчетам К.М. Байпакова, составляло 15500-17460 жителей [10, с. 45]. Такое скопление людей и их проживание вполне возможно на территории, ограниченной «длинной» стеной города.

Для выявления юго-западной границы «длинной» стены представляет определенный интерес сообщение Джувейни о воротах Суфи-хане, через которые вышел из города Карача со своим войском и вошли в город монголы [9, с. 111]. Примечательно, что рядом с трассы с. Когам г. Туркестан близ кладбища Арыстанбаб располагается небольшой холм с могилой святого Сопы Данышпан – Суфи Данишменд. По данным родословных «Насаб-наме» могила Суфи Данишменда располагается в Суфи-хане [11, с. 77]. Т.е. холм с могилой святого Сопы Данышпан является ориентиром, указывающим на местоположение в данном   участке   ворот  Суфи-хане.   Из  этого  можно   предполагать,   что  на  юго-западе,   скорее всего, «длинная» стена немного не доходила до автомобильной трассы близ кладбища Арыстанбаб.

Если сопоставить данные летописцев о действиях населения городов Средней и Нижней Сырдарьи против монголов, то увидим,что письменные источники прямо указывают на непосредственное участие в обороне Сыгнака, Ашнаса городского населения. При описании обороны Сыгнака не  упоминаются  войска хорезмшаха и речь идет о жителях города «злодеи, чернь и бродяги». В Ашнасе оборону взяли в свои руки городские низы – «бродяги и чернь» [1, с. 118]. При описании Отрара отсутствуют сведения об непосредственном участии в обороне города самих жителей.

По Джувейни «Султан выделил Гайр-хану пятьдесят тысяч человек внешних войск и послал ему в подкрепление Карача-хас-хаджиба с другими десятью тысячами. И укрепили они как следует цитадель и крепостные стены, и башни города и собрали много военного снаряжения. И Гайр-хан внутри города занимался подготовкой к военным действиям и назначил воинов и отряды ко [всем] воротам» [1, с. 110]. Сопротивление монголам оказывал Гайр-хан с верными ему войсками, его ближайшее окружение: «Гайр же с двадцатью тысячами отважных мужей и подобных львам витязей укрылся в цитадели ...

[Затем] все они примирились со смертью и, отрекшись от жизни, группами по пятьдесят человек по  очереди стали выходить наружу и разили тела ударами копий и мечей...

И длились непрерывно сражения ... Не осталось у него оружия. Тогда служанки стали подавать ему кирпичи из стены дворца» [1, с. 111].

Когда  монголы  вошли  в  город,  то  «всех  развратников  и  праведников  Отрара,  из  облачающихся в покрывало и носящих кулах и чалму, выгнали из города наружу как стадо баранов и разграбили все, что было из тканей и товаров...

... И из тех, кто остался в живых еще от меча из крестьян и ремесленников, некоторых увели в хашар, а часть [увели], чтобы [занимались они] ремеслом и промыслом» [1, с. 111]. Т.е. фактически горожане не оказали сопротивление.

Необходимо отметить, что исторические события в Отраре, предшествовавшие монгольскому захвату города, не способствовали единению отрарцев против монголов. Необходимо учесть, что в 1210 г. караханидское владение, центром которого был Отрар, был насильственно включен в состав государства хорезмшахов. Хорезмшах вероломно убил правителя Отрара и захватил его богатства: «В сокровищницу султана из его (убитого) сокровищницы доставили столько драгоценных камней, что о подобных им по ценности и количеству не слыхивали» [2, с. 88].

Якут ал-Хамави, говоря о состоянии Тараза, Саурана, Саникета и Фараба в период, непосредственно предшествующий приходу монголов, пишет о губительных для упомянутых городов действиях хорезмшаха: «Он овладел Мавераннахром и уничтожил царство ханидов ( караханидов), а их было несколько, и каждый охранял свой край. Когда не осталось из них никого, он не смог охранять эти города из-за обширности их области, разрушил своими руками большинство пограничных крепостей и отдал их на разграбение своим войскам. Жители их выселились оттуда ... И остались эти сады, опустевшими полностью, заставляя плакать глаза и скорбеть сердца из-за разрушенных замков и пустых жилищ и домов. Заблудился проводник этих каналов и они стали течь, блуждая во все стороны без выбора (подчеркнуто нами -  М.К. )» [12, с. 86-87]. Таким образом еще до прихода монголов по оседло-земледельческой и городской культуре Южного Казахстана и Семиречья был нанесен сокрушительный удар, подорвавший ирригационную сеть – основу жизнедеятельности оседлых поселений.

Поэтому вряд ли отрарцы воспринимали врагов хорезмшаха как своих. Возможно, поэтому одна из важных для нашей темы глав «Тарих-и Джахангушай» Джувейни называлась «Об отправлении [Чингизхана] покорителя мира во владения султана и освобождение Отрара». В самом Отраре были противники хорезмшаха. В.В. Бартольд, сравнивший несколько источников  об этом, пришел  к выводу, что в Отраре, вероятно еще до падения города, местный представитель гражданской власти Бедр ад-дин Амид, наместник Сафи Акра (последнего называет «везиром султана в области тюрков»), перешел на сторону Чингиз-хана; его отец и дядя были казиями в Отраре и вместе с другими родственниками были казнены при взятии Отрара султаном [4, с. 474-475]. Он сказал Чингизхану: «Пусть хан знает, что султан для меня ненавистнее всех творений Аллаха за истребление многих из моей семьи» [2, с. 94].

От Бадр ад-Дина Чингисхан получил подробные сведения о политическом состоянии во владениях хорезмшаха, о вражде Туркан-хатун и военной партии к султану, чем потом воспользовался для своих целей [4, с. 474-475]. Повидимому, не случайно в обоих посольствах Чингизхана фигурируют купцы с нисбой Отрари. Возможно, следы пожара на участке раскопа ІІІ шахристана на уровне 2 пола V горизонта связаны с захватом Отрара войсками хорезмшаха.

Подводя некоторые итоги анализа источников можно сделать вывод, что поход на Запад Чингисхана был спровоцирован действиями хорезмшаха и его наместника в Отраре. Оборона Отрара держалась исключительно на действиях войск хорезмшаха, часть отрарцев была на стороне Чингисхана. Результаты археологического исследования развалин города вызывают обоснованное недоверие к сообщениям о масштабах разрушения Отрара монгольскими войсками. После захвата монголами города была разрушена цитадель и срыта большая часть внешней длинной стены, обнаруженная нами в предместьях Отрара. Часть населения города после захвата Отрара монголами вернулись в свои дома.

 

  1. Султанов Т.И.  Завоевание  монголами  территории  Казахстана  //  История  Казахской  ССР.  Т.  ІІ. –Алма-Ата, 1979.
  2. Материалы по истории киргизов и Киргизии. Вып. – М., 1973.
  3. Рашид ад-дин. Сборник летописей. Т.І. Кн.2. Перевод с персидского О.И. Смирновой. Примечания Б.И.Панкратова и О.И.Смирновой. Редакция проф. А.А. Семенова. Изд-во АН СССР. М.-Л.,
  4. Бартольд В.В. Туркестан в эпоху монгольского нашествия. Соч.: в 9-ти томах. – М., – Т.1. 5 Акишев К.А., Байпаков К.М., Ерзакович Л.Б. Древний Отрар. Алма-Ата, 1972.
  5. Бурнашева Р.З. Денежное обращение Отрара в монголо-тимуридское время (ХІІ-ХV вв.) // Известия АН КазССР. Серия общественных наук. 1986. №6.
  6. Акишев К.А, Байпаков К.М., Ерзакович Л.Б. Отрар в ХІІІ-ХV веках. – Алма-Ата,
  7. Ерзакович Л.Б. О периодизации развития средневекового Отрара // Маргулановские чтения. М., 1992.
  8. Абусеитова М.Х. Джувайни об «Отрарской катастрофе». Вопросы истории (КазГУ). Вып.7 Алма-Ата,
  9. Байпаков К.М., Терновая Г.А. Религии и культы средневекового Казахстана. Алматы,
  10. Исламизация и сакральные родословные в Центральной Азии: Наследие Исхак Баба в нарративной и генеалогической традициях. Алматы-Берн-Ташкент-Блумингтон,
  11. Волин С. Сведения арабских источников ІХ – ХVІ вв. О долине реки Талас и смежных районах // Труды института истории, археологии и этнографии. – Алма-Ата: Издательство Академии наук Казахской ССР, 1960. – Т. VІІІ.
Год: 2016
Город: Алматы
Категория: История
loading...