Детский труд в Казахстане в послевоенный период (1945-1955 гг).

В статье рассматриваются проблемы использования детского труда в Казахстане в 1945-1955 гг. Прослеживаются изменения в государственной политике и законодательстве по детскому труду в обозначенный период. Наряду с этим определены трудности и проблемы, с которыми сталкивались работающие подростки и дети.

В нелегких послевоенных повседневных реалиях дети и подростки быстро взрослели. Труд сыграл в этом процессе не последнюю роль. Труд был не только частью концепции воспитания советского общества, для большинства семей в Казахстане это была стратегия выживания, а для государства в целом частичным решением проблемы с нехваткой  людских ресурсов.

Рассматривается участие детей в общественном труде. На основе архивных источников прослеживаютсяпроизводственные и материально-жилищные условия работающих подростков. Активным трудовым ресурсом страны являлись дети-сироты и несовершеннолетние преступники. 

В послевоенных условиях, когда детские учреждения не всегда справлялись с поставленными перед ними задачами, и не все семьи могли обеспечить беззаботное «счастливое детство», важнейшим фактором социализации советского человека становился труд. Наиболее полно обосновал принципы советского трудового воспитания А.С. Макаренко, чей опыт перевоспитания беспризорников, юных уличных воров и бродяг, детей-сирот внедрялся в повседневную педагогическую практику.

В советской концепции детства посильный труд рассматривался неотъемлемой частью подготовки трудовых ресурсов для народного хозяйства. Труд представлялся важнейшим средством идейнополитического и нравственного воспитания ребенка, даже на каникулах во время отдыха он  составлял неотъемлемую часть. В инструктивном письме ЦК ЛКСМ Казахстана об организации здорового, культурного отдыха пионеров, школьников в период летних каникул прилагался примерный режим дня для пионерских лагерей общего типа, пионерских лагерей санаторного типа и для оздоровительной площадки. В зависимости от типа лагеря, общественно-полезной работе отводилось от 1,5 часов до 3 часов, [1, Л. 122]. Как отмечает исследовательница С.Г. Леонтьева: «Труд для советских детей был одновременно и онтологическим, и этическим понятием. Без труда не то что рыбка не ловится, а попросту жить невозможно. Труд – это и школа жизни, и повседневность, и способ общения со сверстниками, и помощник в самопознании» [2, С.331].

В семье к труду дети приобщались довольно рано, когда они начинали исполнять домашние обязанности и вносить свой вклад в домашнее хозяйство: убирались по дому, стирали, готовили еду, заботились о младших братьях и сестрах, помогали в сельскохозяйственных работах.

В школе дети вовлекались, главным образом, в общественный труд - собирали макулатуру и металлолом, заботились о чистоте учебного помещения и прилегающей к нему территории, вели шефскую работу с младшими школьниками, семьями погибших, инвалидов, стариков. В условиях нехватки рабочих рук, в старших классах ребята помогали колхозам и совхозам в уборке урожая, участвовали в ремонте школы. В письме на имя Секретаря ЦК КПСС Казахстана Тов.Шаяхметова Ж. Министерство Просвещения просит разрешить мобилизацию на уборку риса, учащихся 6-11 классов полностью во всех колхозах следующих районов: Казахского, Армакчинского, Сырдарьинского и Чиликского и т.д. [3, Л.180]. В документе первоначально напечатано учащихся 10-11 классов, но потом от руки исправлено на 6 класс.

В правительственной телеграмме за подписью председателя СНК Казахской ССР Ундасынова и Секретаря ЦК КПК Боркова прямо было указано «…Придавая весьма важное значение своевременной подготовке школ к новому учебному году Совнарком и ЦК партии обязывают областные, районные партийные советские органы…организовать своевременный ремонт школьных зданий, интернатов, учебного инвентаря широко привлекая на эту работу родительскую общественность, комсомол,  коллективы  учителей и учащихся старших  классов [4,Л.24]. Эта деятельность находилась под контролем пионерской или комсомольской организации, а также администрации школы. В старших классах дети определялись со своей будущей профессией, на выбор которой также должно было влиять трудовое воспитание.

Наиболее привлекательным трудовым ресурсом для государства оказывались дети-сироты, за которыми не было родительского надзора. Например, в Каракунгузском детдоме в 1944 г. дети летом занимались сбором дикорастущих растений, в специально организованном туристическом лагере [5, Л.16]. И таких фактов в архивных документах встречается очень много. В условиях послевоенной экономики и недостаточной помощи властей труд воспитанников детских домов использовался не только в воспитательных целях, он помогал детдомовскому хозяйству выжить. Кроме того, дети приобретали необходимые в самостоятельной жизни профессиональные навыки. Конечно, подобная «эксплуатация» детей не рассматривалась в качестве нормы, поскольку противоречила законодательной базе охраны детства в Советском Союзе, которая, по крайней мере, формально, оставалась одной из самых прогрессивных в мире.

В основе перевоспитания несовершеннолетних преступников также лежало трудовое обучение. Все колонии имели профильные производственные мастерские, где воспитанники могли получить профессию. Однако производственные условия оставались весьма небезопасными для обучающихся подростков.

В послевоенные годы некоторые дети начинали трудиться на производстве, в колхозе уже с 12-13 лет. Как отмечает российская исследовательница Ромашова М.: «Для них труд был стратегией выживания, а для советского правительства частичным решением проблемы с рабочей силой и материальным обеспечением иждивенцев» [6, С.189]. Вспоминает одна респондентка из сельской местности: «Моей работой была стрижка овец, в 13 лет я закончила 7-летку, дальше учиться у нас не было возможности, так в интернат брали только детей животноводов. После этого, начала заниматься работой в ауле, стала членом колхоза, в 13 лет взяв в руки ножницы, стала стричь овец. Это меня научил председатель нашего колхоза аксакал по имени КожахметовИбраимжан, который также  вырос сиротой. После чего в течении 15 лет во время сезона стригла овец. Постричь 80-60 баранов, для меня не представляло трудности. Каждые 3 минуты стригла по одному барану» [7, С.114-115].

В одних случаях, ребенка могли заставить работать родители, поскольку семья не могла выжить без того дохода, который он приносил, в других -трудоустройство было добровольным решением помогать родителям, стремлением к экономической независимости. Так или иначе, но заработок подростка иногда был единственным семейным доходом.

Мобилизация молодежи в школы ФЗО, в ремесленные и железнодорожные училища проводилась таким же путем как мобилизация в Трудовую Армию – на основе правительственных документов [8, С.140]. Всего рабочих подростков и учащихся школ ФЗО и РУ по республике на конец 1950 года насчитывалось 29763 человека, в том числе учащихся школ ФЗО, РУ по республике 13459 чел. и учащихся школ ФЗУ 1657 чел. [9, Л.2].

Условия, в которых подростки жили и работали, долгое время оставались тяжелыми. В течение 57 послевоенных лет встречались одни и те же нарушения: антисанитарное состояние общежитий, их переполненность, отсутствие одежды и обуви, смены белья, неорганизованное питание, медицинской и лечебной помощи, пьянство работников и воспитанников, избиения, увеличение продолжительности рабочего дня подростков (до 10 часов), ночные сверхурочные работы, несвоевременная выдача зарплаты, высокий травматизм из-за отсутствия спецодежды, несоблюдение техники безопасности. В годовом отчете подростковых кабинетов за 1950 год Министерства здравоохранения Казахской ССР указывалось: «…Однако существует ряд предприятий, где условия труда подростков остается из года в год неудовлетворительной (ЧСЗ,ФЗУ Чулочной фабрики г.Чимкента, Трикотажная, Обувная фабрика г.Алма-Ата) и в большинстве артелях системы пром.кооперации (Артель им.Чкалова, «30  лет Каз.ССР», «Новый строй» г.Алма-Ата) в которых отмечается антисанитарное состояние цехов, недостаточная вентиляция, неотепленность помещений отдельных цехов и неприспособленность их для работы в зимних условиях… Нам кажется, требует рассмотрения, вопрос перевода на 8 часовой рабочий день, наряду с этим и в ночную смену подростков не достигших 17 летнего возраста, так как это не может не повлиять на рост и развитие молодого организма, если одновременно учесть неблагоустроенность условий труда подростков некоторых предприятий.. » [10, Л. 6-7].

Но если производственные условия можно было назвать сносными, то жилищные, материальнобытовые просто катастрофическими, что вынуждало молодых рабочих убегать с предприятий. В этой ситуации хуже всех приходилось детям-сиротам. После рабочей смены подростки, проживавшие в общежитиях, сталкивались с бытовыми трудностями, решение которых от них не зависело. Старые бараки-общежития плохо отапливались. Отсутствовала необходимая мебель, смена белья, средства для поддержания личной гигиены. Низкие заработки не позволяли подросткам приобретать одежду, обувь. На некоторых предприятиях питание в столовой было организовано только раз в сутки. После работы они вынуждены были питаться только хлебом или вообще голодать.

Массовые прогулы и дезертирство молодых рабочих карались Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 г. (за самовольный уход с предприятий, учреждений и прогулы).

Последствия детского труда могли быть самыми тяжелыми для неокрепшего организма, а больные дети вряд ли могли бы стать полноценной рабочей силой. Проверки здоровья подростков Министерством здравоохранения Казахской ССР выявили «..Хотя производится большой отсев по поводу отставания в физ.развитии медицинскими комиссиями при наборе подростков на обучение в школы ФЗО, РУ и при приеме на работу, однако % отставания в физ.развитии среди подростков остается еще высоким, что требует самого серьезного внимания на условия труда, быта и питания подростков, проверки анализа влияния физического развития подростков существующих нормативов и режимов труда» [10, Л. 6-7].

Безусловно, нельзя утверждать, что во всех учебных заведениях Министерства трудовых резервов подростки сталкивались с неустроенностью быта. К примеру, одна из респонденток вспоминает, что поступала в 1946 г. в ремесленное училище завода только ради хорошей еды и денег. Оказавшись в училище, она эти желания осуществила [11, Л.16].

Приобщение детей к труду в послевоенные годы не было связано только с педагогическими изысканиями в области советского трудового воспитания, но и вынужденной необходимостью, материальной нуждой. Руководство предприятий таким образом пыталось решить проблему нехватки трудовых ресурсов. Условия, в которые попадали подростки, нередко были тяжелыми: подростки использовались на тяжелых работах, жили в неприспособленных условиях, нередко наталкивались на грубость и непонимание со стороны начальства. Изнурительный трудовой режим, материальнобытовая необеспеченность, плохое медицинское обслуживание, жестокость начальников, не считавшихся ради выполнения производственных программ с силами подростков, сказывались на здоровье молодого поколения. Власти, не имея возможности справиться с ситуацией, ужесточали репрессивные меры по отношению к молодым рабочим.

В 1950-е гг. ситуация меняется, только в единичных случаях на предприятиях работали подростки до 16 лет. Отход от практики применения детского и подросткового труда в середине 1950-х гг. был связан с улучшавшейся социально-экономической обстановкой в стране, нормализацией повседневной жизни. Происходившие изменения были закреплены Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 декабря 1956 г., который запрещал приём на работу подростков моложе 16 лет [12].

В нелегких послевоенных повседневных реалиях дети и подростки быстро взрослели. Труд сыграл в этом процессе не последнюю роль. Труд был не только частью концепции воспитания советского общества, для большинства семей в Казахстане это была стратегия выживания, а для государства в целом частичным решением проблемы с нехваткой  людских ресурсов.

 

  1. АП РК. Ф. 812, Оп. 1, Д. 2882, Л.122
  2. Леонтьева С.Г. Трудовое детство // Отечественные записки. – 2003.№3. С. 323-332.
  3. АП РК. Ф. 708, Оп. 12, Д. 1440, Л.180
  4. АП РК. Ф. 812, Оп. 1, Д. 2879, Л.24
  5. АП РК. Ф. 812, Оп. 1, Д. 2882, Л.16
  6. Ромашова М.В. Трудовое взросление в СССР во второй половине 1940-х гг.// Власть. 2012. № 10. С.187 190 7 {азаyстан yоғамныy əлеуметтік тарихы (ХХ ғ): Ғылыми маyалалар мен деректік  материалдар жинағы – Алматы: Соло баспасы,2012. 195 бет
  7. Калыбекова М.Ч. История депортированных народов Казахстана (1937-1956 гг.). Алматы: Lem, 2008. 187 с. (дата последнего обращения 13.03.2015).
  8. ЦГА РК.Ф.1473,Оп.4, Д. 253, Л.2
  9. ЦГА РК.Ф.1473,Оп.4, Д. 253, Л.6-7
  10. Из интервью с респондентом (1933 г.р.). Алматы 2012. 17 л.
  11. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 13 декабря 1956 г. «Об усилении охраны труда подростков» URL: http://www.libussr.ru/doc_ussr/ussrhtm (дата последнего обращения 13.03.2016).
Год: 2016
Город: Алматы
Категория: История