Об участии казахов восточного Казахстана в восстании 1916 г.

В статье рассказывается об участии казахов Восточного Казахстанав национально-освободительном восстании 1916 г.

В этом году исполняется 100 лет этому крупнейшему восстанию, которое произошло на азиатских окраинах Российской империи.

Россия захватила  богатые  на  природные  ресурсы  Восточный  Казахстан  и стала  заселять  его славянами.

Таким образом, казахский Алтай превратился в колонию и стал обогащать царскую казну.

Богатые пастбища по приказу колониальных властей были отобраны у казахов и переданы русским переселенцам. Социальные условия создавались только русским крестьянам, а казахи оставались в стороне. Казахи на своей родной земле стали изгоями и подверглись жестокому колониальному гнету.

Начавшаяся Первая мировая война ухудшила экономическое положение казахского населения  в разы.  В ряде случаев налоги выросли до 15 раз, кроме того казахи бесплатно выполняли различные повинности. Указ царя от 25 июня 1916 г. взорвал казахскую степь. Казахи всех регионов восстали против призыва на тыловые работы, защищая свои права.

Восстание 1916 г. однозначно стало одной из причин падения царизма.

Указ русского царя Николая ІІ «О мобилизации инородческого населения Астраханской губернии, Сибири и Средней Азии для работ по устройству оборонительных сооружений в районе действующей армии» от 25 июня 1916 г. вызвал протест и волнения в Степном крае.

Казахи Восточного Казахстана тоже встали в ряды восставших. Они отказывались выполнять царскую волю. Взбунтовавшиеся казахи, указывается в справке начальника штаба Омского военного округа А.А. Таубе о ходе восстания в Семипалатинской области, группируются в тысячные отряды и вооружаются, в том числе  огнестрельным оружием, доставленным из Китая[1].

Военный губернатор Семипалатинской области Ф.Ф.Чернцов телеграфировал в канцелярию генерал-губернатора Степного края Н.А. Сухомлинова о том, что при объявлении аксакалам, старшинам и управителям Усть-Каменогорского уезда ВЫСОЧАЙШЕГО повеления о призыве «киргиз» на работы за плату, аксакалы заявили об отказе ехать так далеко, несмотря на уговоры бросались на «киргизских» должностных лиц, «срывали знаки, кричали и угрозой заставили отказаться их от исполнения обязанностей, некоторых старшин избили». Губернатор поручил помощнику уездного начальника выехать с полицейскими на место происшествия и принять решительные меры по немедленному прекращению сопротивления, арестовать всех виновных в подстрекательстве и насилии [2].

В июле 1916 г. ситуация на восточных окраинах Казахстана сильно осложнилась. Волнения стали охватывать одну волость за другой. Сухомлинов был вынужден 7 июля 1916 г. телеграфировать в МВД Российской империи о том, что «киргизы, узнав о призыве … спешно, массами покидают места службы, особенно, страдают пароходные предприятия, обслуживающие, между прочим, перевозку ополченцев и лошадей» и просил срочно разрешить отсрочку лицам, указанным в телеграмме [3].

Степь была полна слухов, которые приводили в замешательство и власти, и мятежное население. Растерянный губернатор Семипалатинской области телеграфировал генерал-губернатору, что по слухам «киргизы» 10 волостей Зайсанского уезда собрались на совещание в Себинской волости и намерены откочевать в пределы Китая. В Зайсанском уезде при объявлении реквизиции рабочих, почетные лица пяти волостей отказались ставить подписи и насильно захватили некоторых управителей и уехали. Зайсанскому уездному начальнику было дано указание, выявить подстре-кателей и арестовать их [4].

Казахи продолжали бросать работу и бежать подальше от места своего проживания, чтобы не попасть в списки мобилизованных. 8 июля Чернцов телеграфировал об отставке казахами работы на разных предприятиях [5].

  • июля 1916 г. в Омск сообщается о неповиновении «киргизов» Таинтинской волости, которые, отказываясь повиноваться ВЫСОЧАЙШЕМУ повелению, устроили бунт, арестовав и избив управителя, старшин, писаря. Уездному начальству был дан приказ принять меры к подавлению беспорядков и произвести расследование [6].
  • июля в Кокпекты казахи угнали городской конский табун в 800 голов. Местные власти попросили помощи в возвращении угнанных лошадей. А 19 июля 1916 г. Семипалатинский губернатор Чернцов просил выслать в Кокпекты дополнительные военные силы, вооруженные пулеметом, против взбунтовавшихся «киргизов», которые успели создать уже многотысячные вооруженные отряды. У них также имелось огнестрельное оружие, закупленное в Китае [7].

Волнения перекинулись в Курчумскую волость Усть-Каменогорского уезда, крестьянский начальник которого, Смирнов, подвергся нападению и был вынужден бежать под защиту управителя волости. Под угрозой нападения оказались селения переселенцев [8].

Семипалатинский губернатор также сообщал, что вУсть-Каменогорском уезде казахи, рабочие рудников, массами переходят границу Китая.«Киргизская» администрация тоже покинула  свои  места. Зайсанские «киргизы» угнали назад в степь лошадей, приготовленных для нужд армии. Они быстро откочевывали к границе Китая с намеренные бежать, подстрекаемые «киргизами» УстьКаменогорского уезда.

Казахи в массовом порядке откочевывали и в Монголию, поэтому губернатор области просил генерал-губернатора отдать приказ об установлении казачьих постов на пути главных кочевий и переходов в сторону границ Монголии, а также, просить консулов Кобдо, Чугучака и Шарасумэ принять меры по выдворению укрывающихся там «киргизов». Об этом свидетельствовало сообщение Чернцова от 5 июля 1916 г. в г. Омск и телеграмма  Сухомлинова от 11 июля 1916 г. в МВД России [9].

«Киргизы пограничных волостей Манракской, Чиликтинской, Хабарсуйской и Терсайрыкской бежали в Китай» гласила другая телеграмма,оказав при этом сопротивление казакам, попытавшимся задержать  их. Положение серьезное».

Исполнявший обязанности военного губернатора Семипалатинской области Савримович просил Зайсанского уездного начальника, откомандировать необходимый отряд для установления порядка и дал указание начальнику местного гарнизона, организовать охрану и безопасность русского населения и их имущества по пути движения «киргиз».

Из Чугучака консул передавал, что «киргизы» Терс-Айрыкской волости самовольно начали откочевку в Китай, и часть «киргиз» уже расположилась в пределах Китая, в 20 верстах от русской границы. Причина ухода опасение быть привлеченными к воинской повинности. Консул просил задержать тех, кто еще не успел достичь китайской границы. Генерал губернатор распорядился выслать туда  сотню казаков [10].

События, связанные с мобилизацией на тыловые работы, внесли определенные сложности во взаимоотношения с соседними государствами. Например, в телеграмме МВД к Степному генералгубернатору сказано, что не стоит просить китайские власти выдворять насильно российских инородцев, т.к. скорее всего китайцы ограбят их, и они вернуться без скота. Лучше ждать естественного  хода событий, когда бежавшие инородцы сами пожелают вернуться в русские пределы.  «Нам нужно, сказано в телеграмме, чтобы они возвратились не грабленные, а со стадами»,[11].

Местные предприниматели, выполнявшие военные поставки, были очень обеспокоены мобилизацией казахов, работавших на них, и просили им отсрочки от призыва. Поэтому Биржевой комитет Семипалатинской области просил генерал-губернатора в интересах всего края отсрочить призыв инородцев хотя бы до 1 октября, до окончания сельскохозяйственных работ, так как  в данное время «киргизы» остались единственными работниками в хозяйствах из-за мобилизации русского населения на войну. «Немедленная мобилизация повлечет собой полное разорение живущих сельским хозяйством», указывалось в их телеграмме. «Биржевой комитет позволяет себе особенно настаивать на этой мере ввиду чрезвычайных последствий для края, которые вызовет немедленная  мобилизация, и считает необходимым указать, что даже для уборки 1915 г. администрацией области были привлечены киргизы»,[12].

13 июля 1916 г. Правительству пришлось дать губернаторам широкие полномочия по предоставлению отсрочки призывникам. Власти предоставили отсрочку казахам, выполнявшим самые разные работы, имеющие оборонное значение. Это почтово-дорожная служба, пастьба скота, уборка урожая, навигационные работы, работа на рудниках, шахтах, солепромыслах и т.п. Кроме того, всех состоящих на казенной службе, священнослужителей и обучающихся полностью освобождали от воинской обязанности [13].

Вместе с тем, среди казахской знати были изъявлявшие покорность и согласие с ВЫСОЧАЙШИМ повелением, и обещавшие властям помочь в установлении порядка и исполнении царской воли. Это, например, почетные аксакалы Чарской, Колбинской, Сулусаринской и Карабужурской волостей Усть-Каменогорского уезда. Об этом указывалось в сообщении в канцелярию Степного генерал-губернатора  от 15 июля 1916 г. [14].

Из Петрограда 23 июля 1916 г. Степному генерал – губернатору была отправлена телеграмма, где указывалось, что на ВЫСОЧАЙШЕЕ ИМЯ поступила телеграмма от 46 почетных лиц из Зайсанского уезда, за которых расписался некий АбильТулкабаев. В ней говорилось о неожиданности для казахов мобилизации и паники в связи с этим. Откочевавших в Китай казахов вернуть невозможно, пока существует призыв. В результате массами угнан скот, свыше 20 000 тыс. десятин посева брошено на произвол судьбы. Тысячи киргизских хозяйств будут разорены, солдатские ополченские семьи, которым казахи помогали, также останутся без помощи. Поэтому они просили не трогать казахов, выражая готовность оказывать помощь фронту деньгами и трудовым вкладом.

По распоряжению генерал-губернатора в Семипалатинск для руководства действиями воинских сил и усмирения беспорядков 21 июля 1916 г. выехал генерал Ягодкин. Он организовал охрану русских поселков. Казакам было дано указание – отобрать у «киргиз» оружие, арестовать главарей, провести дознание, заставить их вернуть русскому населению награбленный скот и имущество, а также  возместить им убытки [15].

Из Омска для подавления восстания было отправлено огнестрельное оружие. Так, например, только в Кокпекты было отправлено 70 винтовок и к ним 3798 патронов [16].

Для решения поставленной задачи, власти решили использовать и местные ресурсы. Стали формироваться ополчения из числа казаков, не обязательных к воинской службе. Это были несовершеннолетние, отставные, признанные негодными к воинской службе представители русского населения, в основном из среды казачества. Такие сотни и полусотни были сформированы в Кокпекты, Каркаралинске, Баян-Ауле, Павлодаре, Акмолинске, Атбасаре. На них возлагалась защита русского населения от восставших казахов. Они, практически, даром обошлись казне, так как пришли полностью экипированными [17].

Наряду с карательными отрядами, посылаемыми на места, распространялись Объявления (приказы) Степного генерал-губернатора где говорилось, что за распространение злонамеренных слухов среди «киргизского» населения смутьяны будут привлекаться к ответственности, а также объяснялось, где будут использовать труд реквизированных «инородцев». Первое такое  Объявление  вышло 12 июля 1916 г. [18].

Объявление генерал-губернатора от 19 июля 1916 г. было более грозным. В нем мятежному населению доводились сведения о тех карательных мерах, которые будут применяться к ним. К ослушавшимся царской воли, было указано в нем, согласно законам военного времени применяется смертная  казнь. Все нарушения общественного порядка передавались на рассмотрение военного суда [19].

Затем, 21 июля 1916 г., генерал-губернатор Н.А. Сухомлинов издал Обязательное постановление, запрещающее стачки и забастовки. Лица, виновные в нарушении сего обязательного постановления, должны были подвергаться ответственности в административном порядке: тюремному заключению или аресту до 3-х месяцев или денежному взысканию до 3-х тысяч рублей [20].

Между тем,  напряжение в Степи стало настолько взрывоопасным, что 30 июля 1916 г. царь был вынужден издать Указ об отсрочке повсеместно призыва до 15 сентября 1916 г. Он был подан в виде особой царской милости своим подданным в честь дня рождения царского наследника, Великого князя Алексея Николаевича. Собранных на пункты сбора, но не посаженных в поезда призывников  было велено распустить по домам до означенного срока [21].

Однако эта отсрочка не отменяла царского Указа. 6 сентября 1916 г. было опубликовано дополнительное Объявление, в котором говорилось, что 16 сентября текущего месяца мобилизация будет продолжена, а все лица, замеченные или заподозренные в подстрекательстве «киргиз» к неисполнению Высочайшего повеления будут немедленно высланы за пределы края на срок действия положения чрезвычайной охраны [22].

Отсрочка, данная царем, несколько успокоила население, зачинщики были схвачены властями, телеграфировал в Петроград 13 августа генерал-губернатор Сухомлинов, ссылаясь на генерала Ягодкина, командированного в Семипалатинскую область для подавления восстания. Генерал Ягодкин докладывал, что волнения охватили все пять уездов области, особенно сильным они были в УстьКаменогорском уезде, где казаки были вынуждены применять оружие сразу в трех точках. Общее количество убитых и раненных «киргизов», не выяснено, однако оно невелико [23].

Таким образом, архивные сведения позволяют сделать следующие выводы: восстание казахов Восточного Казахстана началось стихийно под воздействием царского Указа от 25 июня 1916 г., однако, протест казахского населения был направлен против колонизаторской политики Российской империи в целом и настоящие причины событий гораздо глубже. Об этом свидетельствуют факты избиения чиновников, нападения на переселенцев, иногда доходившие до убийств.

Межэтнические конфликты следствие земельной политики Российского правительства, из-за которой казахи лишались своих лучших пастбищных и пахотных угодий. Повстанцы были недовольны не только политикой царизма, но и поведением казахской феодальной знати и их пособников, которые, кстати, освобождались от реквизиции.

Казахи Восточного Казахстана не остались в стороне от всеказахского восстания 1916 г. и продемонстрировали свой боевой дух, горячий патриотизм и готовность бороться против колониального гнета Российской империи, за национальное освобождение.

 

  1. 1 Документ № 316. // Сборник документов: Восстание 1916 г. в Средней Азии и Казахстане. М., 1960.С.487-488.
  2. 2 Ф.64.Оп.1.Д.1303-а.Л.46.
  3. 3 Ф.64.Оп.1.Д.1303-а.Л.36.
  4. 4 Ф.64.Оп.1.Д.1303-а.Л.94.
  5. 5 Ф.64.Оп.1.Д.1303-а.Л.50.
  6. 6 Ф.64.Оп.1.Д.1303-а.Л.95-96.
  7. 7 Ф.64.Оп.1.Д.1303-а.Л.152-153.
  8. 8 Ф.64.Оп.1.Д.1303-а.Л.159.
  9. 9 Ф.64.Оп.1.Д.1303-а. Л.39, 58.
  10. 10 Ф.64.Оп.1.Д.1303-а.Л.95-96.
  11. 11 Ф.64.Оп.1.Д.1303-а.Л.59.
  12. 12 Ф.64.Оп.1.Д.1303-а.Л.37-38.
  13. 13 Ф.64.Оп.1.Д.1303-а.Л.24, 91, 98, 13-17.
  14. 14 Ф.64.Оп.1.Д.1303-а.Л.125-96.
  15. 15 Ф.64.Оп.1.Д.1303-а.Л. 202.
  16. 16 Ф.64.Оп.1.Д.1303-а.Л.197.
  17. 17 Ф.64.Оп.1.Д.1303-а.Л. 370.
  18. 18 Ф.64.Оп.1.Д.1303-а.Л.110.
  19. 19 Ф.64.Оп.1. Д.2696.Л.247.
  20. 20 Ф.64.Оп.1.Д.2696.Л.251.
  21. 21 Ф.64.Оп.1.Д.1303-а.Л.246.
  22. 22 Документ № 33. В Сборнике документов: Восстание 1916 г. в Средней Азии и Казахстане. М., 1960. С.55.
  23. 23 Ф.64.Оп.1.Д.1303-а.Л.442, 368.
Год: 2016
Город: Алматы
Категория: История