Колесничные комплексы северного и центрального Казахстана

Статья посвящена рассмотрению колесничных комплексов Северного и Центрального Казахстана, которые расскрывают высокую степень развития племен бронзового века. Развитость населения отражаетпогребальный обряд, верования народа, бытовые предметы.В работе показан процесс раскопок колесничных памятников Берлик, Сатан, Ащису. Колесничные комплексы широко известны в степной Евразии, какпрогрессивная техника своего времени. Они были многофункциональны, использовались в виде транспорта передвижения, имели большое военное и религиозное значение.

Исследованием рассматриваемых памятников занимались как российские, так и отечественные археологи. В ходе изучения были охвачены материалы касающиеся колесниц бронзового века Центрального и Северного Казахстана. Археологические раскопки выявили особенности погребальных комплексов, такие какостатки  колес от колесниц вместе с ободками и спицами, также найдены костяки как крупно рогатого скота, так и собаки. Этопоказываетхорошо развитое скотоводство и прирученность домашних животных, а также знания построения колесниц.

Колесничный комплекс рассматриваемый в статье датируется в пределах 3-2 тысячелетия до н.э. 

Появление легкой колесницы, запряженной лошадьми, вызвало настоящий переворот в социальноэкономической и духовной жизни степных обществ Евразии. Колесницы разрабатывались для военной и ритуальной цели, основная масса колесниц использовалась как средство управления огромными стадами домашних животных.

Работа посвящена сравнительному анализу и рассмотрению двух культур, где были найдены сложные по строению погребальные памятники, которые дают нам сведения о богатой культуре. В  это время племенные объединения профессионально владели колесницей на уровне греко-римской культур. Например, изучение комплекса можно разделить на некоторые категории. Колесницы использовались в военной технике, как транспортное средство,религиозная атрибутика, и по ним можно было определить социальный статус.

На данный момент в азиатской части Евразийской степи уже известна большая серия могильников и группа курганов с остатками колесниц. Среди них колесничные памятники в Северном (Кенес, Улубай, Берлик II, Новоникольское), Западном (Танаберген 2) и Центральном Казахстане (Сатан, Ащису, Нуртай, Аяпберген, Бозинген и др.)[1; С. 248]. Все известные находки колесниц на территории Казахстана происходят из петровских и алакульских памятников Западного, Серевного и Центрального Казахстана.

Изучением казахстанских, урало-казахстанских колесничных комплексов занимались Генадий Зданович, Владимир Генинг, Валерий Евдокимов, Алексей Ткачев, Андрей Епимахов, Илья Кукушкин и другие[2; С. 10].

Мнения исследователей по данной проблеме имеет разные ракурсы. Среди них особо можно отметить Николауса Бороффко, который полагает что колесницы должны рассматриваться в большей степени какпредмет роскоши для демонстрации социального статуса определенной группы людей, а не как собственноесредство войны или охоты[3; С. 80].В доказательство можно привести пример, с колесницами хоронили не только мужчин, но и детей и женщин. Николай Виноградовна основании изучения синташтинских комплексов придерживается такого заключения, что при интерпретации погребений с остатками колесниц необходимо учитывать высокую степень значимости погребальной обрядности. Помещение некоторым людям в могилу двухколесных повозок может быть связано с верой в индоевропейский миф о путешествии души[4; С. 264].Религиозная атрибутика древнего мира очень сложна, и требует отдельного исследования. Должно быть люди верили в загробную жизнь,и предпологали, что умершемумогут понадобиться определенные вещи и в ином мире.

В связи с этим научная работа рассматривается на основе двух разделов, которые раскрывают военную базу, особенности жизненного и бытового уклада племен на основе погребальных памятников.

Колесничные комплексы Северного Казахстанакак показатель жизнедеятельности и мировоззрения населения региона

Погребения мужчин-войнов или воинов-колесничих, представляющих особую социальную  группу, исследованы в могильниках Кенес, Улубай, Берлик, Новоникольское. Наиболее интересным колесничным захоронением в Северном Казахстане является курганный могильник Берлик, поэтому  в данном разделе жизнедеятельность населения рассматривается по двум курганам могильника Берлик II. Памятник расположенна левом берегу реки Ишим, в 130 км к юго-западу от Петропавловска[5; С. 73].Колесничная атрибутика Берликского могильника отмечена в курганах № 2 и № 10.

Курган 2 диаметром 18 м, высотой до 0,2 м. На подкурганной площадке зафиксировано шесть ям. Вокруг центральной ямы прослеживается кольцо глины, толщина глиняного слоя площадки к периферии уменьшается. На глине вдоль каждой из длинных сторон ямы ногами в противоположные от ямы стороны лежат два конских скелета головами на запад. Ноги коней подогнуты, позвоночники выгнуты дугой. У восточного края ямы лежат два черепа и четыре пары конечностей крупного рогатого скота. Яма 1 имеет погребальную камеру, стены которой сложены из светлой вязкой глины. В заполнении ямы, ближе к ее центру, на глубине 1 м зафиксирован участок рухнувшей сверху глиняной площадки, на котором сохранилось два скелета собак без черепов и несколько резцовых зубов животных, а также три пары жаберных крышек крупных рыб. На уступе северной стены обнаружены ребра и зубы лошади, в северо-восточном углу – конский череп, ориентированный на север. На дне погребальной камеры найдены бронзовая проколка и крупная скрепка, в заполнении на разных глубинах – обломки 16 сосудов. Судя по находкам больше одного сосуда, гончарное дело в этом регионе было хорошо развито.

В восточной половине погребальной камеры обнаружены две параллельные ямки от колес. В разрезе на фоне глиняного заполнения в северном углублении зафиксированы часть обода и две спицы, в южном-фрагмент обода и отпечатки трех спиц. По скольку были найдены лишь фрагменты колес от колесниц, а не полный его состав, можно смело утверждать, что курган плохой сохранности или же изночально хоронили части колес в виде имитации колесницы. В яме 4 найдено несколько костей взрослой особи лошади, на дне ямы 6 – прокал и мелкие кусочки обожженного дерева[5; С. 74]. 

Захоронение покойного не просто на сырой земле, а на глиняной площадке показывает высокую значимость погребального обряда. Умершего ориентировали головой на запад, тоесть в сторону заката солнца, что характерно традициям бронзового века, которое демонстрирует уход из этого  мира. Также в кургане выявлены останки крупно рогатого скота, собаки, и жаберные крышки крупных рыб.

Как известно, скотоводство зародилось в эпохе бронзы, чему и свидетельствуют эти находки. Артефакты показывают, что и рыболовство было хорошо развито, и занимало неотемлимую часть жизнедеятельности народа.Помимо этого имеются следы приручении домашних животных, собаки считались защитником и проводником человека на пути в загробный мир.

Курган 10 диаметром 12 м, высотой до 0,1 м. Северо-западная часть насыпи не вскрыта, так как она оказалась в пределах ограды современного казахского кладбища. В центральной части подкурганной площадки зафиксирована прямоугольная могильная яма ориентированная по линии западвосток. Вокруг ямы кольцом расположена глиняная площадка толщиной до 10 см. На слое глины у южной стены могилы обнаружен скелет лошади, лежащей на правом боку с подогнутыми конечностями, головой на запад. Лошадь была неотъемлемой частью жизни людей, и имела много функций в жизнедеятельсности населения. В основном племена рассматриваемого региона занимались скотоводством, поэтому и роль лошади, как транспорта передвижения была велика.На расстоянии 0,7-1,0 м от черепов найдены два сосуда баночной формы. Скорее всего, в этих сосудах была погребальная пища для умершего. Стены и пол могильной ямы обрамлены слоем светлой глины толщиной до 20  см. На полу погребальной камеры у восточной стены четко зафиксированы два узких овальных углубления расположенных параллельно друг другу. При вскрытии углублений обнаружено, что их стенки покрыты слоем глины. В разрезе северной ямки у дна зафиксированы мелкие фрагменты дерева от обода колеса. Изначальное покрытие стенки углубления глиной показывает имитацию колес. Колесницы были не дешевым транспортом, по этому вместо захоронения колесницы, делались ее имитация или погребение части колес. В западной части южного углубления найдены четыре каменных наконечника стрел. Пятый наконечник обнаружен в норе рядом с углублением[6; С. 139141]. По скольку, наконечники были сделаны из камня, можно предположить, что металлургия еще не была хорошо налажена, и люди использовали проверенные временем каменные  наконечтики стрел. На глубине 0,7 м у западной стены погребальной камеры найдено три костяных псалия-два археологически ценных и один во фрагментах. В центре ямы на полу расчи-щены кости стопы и фрагменты черепа человека, что свидетельствеут о плохой его сохранности. У восточной стены найдено бронзовое шило, должно быть, и ремесленничество было хорошо развито в этот период.

Исследованием могильных курганов с колесничными комплексами Северного Казахстана на данный момент никто не занимается. Но ранее изучением такого рода памятников занимались отряды Северо-Казахстанской археологической и Урало-Казахстанской археологической экспедиций.

По этим курганам мы видим, что в жизнедеятельности населения просматриваемого региона высокую роль играло скотоводческое хозяйство, было развито рыболовство и гончарное дело. Также у людей было широкое мировоззрение, они смотрели на вещи с разных ракурсов. Например, колесница была не только транспортом передвижения, но и играла роль в захоронении умершего, по их верованиям, отправлялась вместе с хозяином в загробный мир.

Колесничные комплексы Центрального Казахстана как фактор военного искусства

В Центральном Казахстане колесничные захоронения можно встретить в курганных группах: Сатан, Ащису, Нуртай, Аяпберген, Бозинген[1; С. 248].В данном разделе военное дело исследуемого региона рассмотрено по могильникам Сатан и Ащису.

Могильник Сатан включает три подкурганные захоронения войнов-колесничих. Курганы расположены на вершине сопки. Как известно в древности людей хоронили или на другом берегу озера, что отделяло мир мертвых от мира живых по их верованиям или умершего старались хоронить выше, что и показывает памятник.

В могилах найдены испорченные, сломанные фрагменты орнаментированных глиняных сосудов, костяной псалий прямоугольной формы от уздечного набора, фрагмент позолоченного кольца, бронзовая очковидная подвеска, пастовые бусы, кремневый наконечник стрелы[7; С.102–108].Памятник был разграблен, возможно эти вещи не представили ценность для грабителей, и в ходе они были испорчены или же они изначально были в таком виде, что может быть связано с другими факторами жизни людей.

Изумление археологов вызвали остатки двухколесных боевых повозок или колесниц. Благодаря тому, что колеса вкапывались примерно на одну четверть в канавки на дне могильной ямы, удалось зафиксировать четкие отпечатки обода и спиц. Там сохранились полусожженые остатки колес, платформы и, вероятно, боковых стенок.

В бронзовом веке в Центрально Казахстанской традиций захоронения умершего была его кремация, полусожжение колес может быть связана с верой в переход колесницы вместе с погибшим в загробный мир. Колеса были поставлены в грунтовые ямы в западной части могилы. Удалось выяснить такие дополнительнные детали, как обтягивание обода кожей, вероятнее всего сырой, которая при высыхании стягивала последний и служила шиной в современном понимании. Сохранившийся кусочек кожи имел красный цвет, что может свидетельствовать и о ритуальном назначении колесниц. Кожа крепилась с внутренней стороны костяными гвоздиками. По центру внутренней плоскости обода был круговой паз, внутри которого были выдолблены круглые ямки, куда вставлялись спицы колеса. Сохранился тлен одной ступицы (втулки), где крепились спицы и проходила ось, на которую насаживали колеса. Из всего этого заметно мастерство в созданий колесницы, определенно, этот вид транспорта был хорошо знаком и широко использовался племенами региона.

В таких же по конструкции могилах иногда совершались погребения женщин с богатым набором инвентаря, в том числе многочисленными украшениями, такими как желобчатые браслеты, подвески в полтора оборота, металлические бусы и бисер, сложные накосники с орнаментированными пластинами ожерелья из кости[8; С. 182].Захоронения в таких же могилах и женщин свидетельствует об отдельном сословий в которое входили войны-колесничие, и статус которого переходил по наследству. В военном деле войны-колесничие занимали особую позицию, поэтому в полне вероятно, что они относились к особому сословию.

Наиболее существенные результаты были получены при исследовании четырех курганов могильника Ащису, относящихся к эпохе бронзы. Все курганы имели земляную насыпь и были окружены кольцевым рвом, разомкнутым с западной стороны. На месте погребения устраивалась глиняная площадка, обычно ограниченная округлой в плане оградой из небольших плит, установленных на ребро.  Погребения  сопровождались  захоронениями  лошадей,  уложенных  на  глиняную площадку.

Причем в двух случаях зафиксированы сравнительно хорошо сохранившиеся парные костяки лошадей, символизировавших колесничную запряжку[9; С. 28].В этом кургане была имитация колесницы при помощи лошадей, но без самой колесницы.

Захоронения парных «упряжных» лошадей, уложенных на боку, в западном секторе кургана за пределами или на краю погребальных камер характеризует в большой мере центрально-кахастанскую традицию. При проведений этого ритуала нередко использовался огонь, отмечаемый, как правило, в виде золистого слоя, подстилающего костяки лошадей. Огонь не редко использовался в бронзовом веке в этом регионе при захоронении умершего, это связано с культом огня в которое верил народ. На определенную петровскую окрашенность погребений может указывать расположение костяков лошадей, уложенных по краям погребальных камер[9; С. 29].

Погребальный инвентарь могильника представлен оружием, орудиями труда и украшениями, изготовленными из бронзы, резной костью в виде щиткового орнаментированного псалия и муфты стрекала, кремневыми наконечниками стрел, коллекцией острореберной керамической посуды с геометрическим орнаментом, а также медным острореберным сосудом на кольцевом паддоне. Прежде всего колесничные комплексы-это захоронения войнов-колесничих, поэтому вполне ясно присутствие боевого оружия среди погребального инвентаря. В виде дистанционного оружия в захоронениях присутствуют наконечники стрел, что так же указывает на умершего война, а не рядового члена племени.

Таким образом, погребения Центрального Казахстана с колесничной атрибутикой совершались только в курганах. В одном кургане были зафиксированы остатки колесницы, в четырех других найдены парные костяки «упряжных» лошадей, причем в трех случаях выявлены ритуалы, связанные с использованием огня. Во всех колесничных погребениях присутствует оружие дистанционного боя в виде костяных или кремневых наконечников стрел. В двух погребальных комплексах отмечены находки двух щитковых псалиев, подтверждающих широкое использование лошадей в качестве упряжных животных. Из всего этого мы видим, что исследуемые погребения  дают  много информации о военном искусстве бронзового века региона. 

Заключение

До распространения верховой езды, запряженные колесные повозки являлись основным средством передвижения и транспортировки,они широко использовались ввоенном деле, применялись для ведения боя в открытой местностиЦентрального и Северного Казахстана.

По двум рассмотренным разделам можно заключить, что в жизнедеятельности племен бронзового века высокую роль играло скотоводство, рыболовство и ремесленничество. В курганах присутствуют захоронения лошади в месте с щитковыми псалиями, что свидетельстует их приручению. Также найдены жаберные крышки рыб, возможно предназначавшиеся для ритуала или использовались в качестве украшения.

Колесничные комплексы главным образом свидетельствуют о развитости боевой техники и о профессионализме в ее конструкции в бронзовом веке. Колеса обтягивали сырой кожей, чтобы при высыханий она стягивала колесо, и служила защитой. Вместе с колесницей хоронились и наконечники стрел ввиде дальнего оружия, что также показывает военную атрибутику памятников.

В колесничных могильниках помимо захоронения мужчин, присутствуют женские и детские захоронения. Возможно статус войнов-колесничих передовался наследственным путем, и был отдельным сословием в иерархном обществе того времени.

Можно отметить, что в обоих регионах захоронения производились на глиняной площадке, а также в некоторых курганах была имитация колесницы, а не ее присутствие. Имитацию представляли конные упряжки и ямы для колес колесницы. Предпологается, что все это связано с общими понятиями того времени и традициями характерными культурам этих регионов.

При проведений археологических раскопок было много проблем связанных с плохой сохранностью и разграбленностью памятников. Колесница деревянное сооружение, поэтому сохранение ее в целом виде практически невозможно. Все детали колесницы сохранены лишь по частям, а это в свою очередь затрудняет работу. Большинство памятников всегда встречаются в разграбленном виде, поэтому некоторые вещи невозможно определить какими они были изначально. При ограблений портится и сама конструкция захоронения, поэтому часто трудно представить изначальный облик погребальной камеры.

Хотелось бы отметить малоизученность колесничных комплексов Казахстана, недостаток материала для анализа данных с другими комплексами Евразийских степей. Дальнейшие исследования памятников данной категории позволят наметить пути решения целого спектра таких проблем  как хронология и переодизация, этнокультурная атрибутика, динамика и направленность андроновского культурогенеза.

 

Список литературы

  1. Новоженов В.А.Азиатские   колесницы(к   проблеме   выделения   азиатского   колесничного  комплекса) //Археология Казахстана в эпоху независимости: итоги, перспективы: Материалы международнойнаучной конференции, посвященной 20-летию Независимости Республики Казахстан и  20-летиюИнститута археологии им. А.Х. Маргулана КН МОН РК. – Алматы, 2011.Т. 1. – С. 247-255.
  2. Евдокимов В. Варфоломеев В. Эпоха бронзы Центрального и Северного Казахстана. – Караганда: Издательство КарГу, 2002. – 138 c.
  3. Бороффка Н.Некоторые культурные и социальные взаимосвязи в бронзовом веке Евразии // Комплексные общества Центральной Евразии в IIIII тыс. до н.э. – Челябинск-Аркаим, 1999. – С. 80-83.
  4. Виноградов Н. Могильник Кривое озеро в Южном Зауралье, Челябинск: Южно-Уральское книжное издательство. – 362c.
  5. Зданович Г.Б. Бронзовый век Урало-Казахстанских степей (основы периодизаций), Свердловск: издательство Урал, 1988 –184c.
  6. Худяков Ю. Боевые колесницы в Южной Сибири и Центральной Азий // Северная Евразия в эпоху бронзы: пространство, время, культура: Сборник научных трудов / Под ред. Кирюшина Ю. И Тишкина А. Барнаул, 2002 год. – С. 139-141.
  7. Сотникова С.В. Образ колесницы и колесничего в ритуальной практикенаселения эпохи бронзы Евразийских степей: опыт реконструкции ритуала ипредставлений //ВестникТомского государственного университета. № 380. – С. 102-108.
  8. Бочкарев В.  С.,  Бужилова  А.П.,  Епимахов  А.В.  Кони,  колесницы  и  колесничие  степей  Евразии.  Екатеринбург-Самара-Донецк: Рифей, 2010. –229 с.
  9. Кукушкин И. Колесничные комплексы Центрального Казахстана // Известия НАН РК серия общественных наук. – № 1.– С. 25-31.
Год: 2016
Город: Алматы
Категория: История