Казахская диаспора, историография проблемы

В научной статье раскрываются поэтапное расширение историографической базы о формировании и причинах миграции казахской диаспоры, также дан анализ поэтапного становления историографических сведений. Изучение исторических и современных проблем казахских диаспор в разных странах, различная помощь им в сохранении и развитии национального и культурного наследия казахской культуры, открытие для представителей казахской диаспоры новых рубежей во многих отраслях жизнедеятельности – все это стало одним из векторов внешней политики страны, обретения ей своей национальной идентичности. Этой политики, основы которой заложил еще в самом начале глава государства Нурсултан Назарбаев, Казахстан неуклонно придерживается все эти годы. Актуальность исследования данной проблематики, заключается в том, что в казахстанской историографии восполняется пробел в изучении проблем части казахского народа, проживающего за рубежом, что обогащает всю историю казахов. Исследование данной темы, необходима для развития консолидации нации, которая в свою очередь связана с проблемами национального возрождения, суверенитета и национальной безопасности Республики Казахстан. Как отмечает Н.А. Назарбаев, «для казахских гуманитариев нет сегодня задачи более актуальной, нежели проложить дорогу в колоссальном поле взаимодействия национальной идентичности и динамичных императивов времени». 

Казахская диаспора является объектом внутренней политики и субъектом международных отношений, «связующим мостом» между внутренней и внешней политикой нашего государства, поэтому в настоящий момент в политической науке особенный интерес представляют исследования проблемы воздействия диаспор на международные отношения и как фактор интеграции Казахстана в мировое сообщество [1].

Пристальное внимание исследователей диаспоры стали привлекать лишь с конца 1970-х годов. Именно тогда появился ряд работ, в основном американских ученых, послуживших отправной  точкой для дальнейших исследований широкого круга проблем, порождаемых диаспоризацией. Но по-настоящему широкий размах диаспоральная тематика получила лишь с 1990-х годов, когда диаспоры стали приобретать черты транснациональных сообществ. Как отмечает известный специалист по этническим проблемам, профессор Калифорнийского университета Р.Брубейкер, если в 1970-е годы слово «диаспора» или сходные с ним слова появлялись в диссертациях в качестве ключевых слов лишь один–два раза в год, в 1980-х годах – 13 раз, то в 2001г. – уже 130 раз. Интерес к этой тематике не ограничивается академической сферой, а распространяется также на бумажные и электронные средства массовой информации. В настоящее время поисковая система Google содержит более миллиона отсылок на слово «диаспора[2].

На данном этапе историографические сведения отечественных исследователей, по проблеме становления казахской диаспоры за рубежом, приобретают масштабный характер и набирают обороты, так как, данная тема получила свою актуальность, только во второй половине 1990-ых годов, после обретения и становления суверенитета РК. До этого момента данная проблема не изучалась, в связи с цензурой и идеологическими запретами на многие исследования, связанные с этнополитическими и не только процессами. Многие исследования, которые были проведены в советский период, по изучению казахов за пределами СССР, не то, чтобы, не находили своей актуальности, при некоторых «раскладах» они не доходили до печати, так как подвергались жесткой критики по идеологическим  соображениям,  а  авторы  данных  исследований,  зачастую  были,   под  теперь уже «пристальным взглядом», и соответственно правительственным давлением, при котором далее не могли продолжать, свою исследовательскую деятельность.

В советской историографии эта была одна-единственная монография о казахской ирреденте в Китае, Г.В. Астафьева «Казахи Синьцзяна, но опять же в угоду интернационализму, миру и дружбе с КНР важные в территориально-политическом отношении вопросы были сглажены, и казахи Синьцзяна из ирреденты превратились в диаспору.

Говоря о статьях, посвященных историческим и этнографическим проблемам казахов Китая, следует отметить статью Н.Н. Мингулова «Национально-освободительное движение народов Синьцзяна  как  составная  часть  китайской  революции  (1944-1949  годы)»,  опубликованную  в сборнике «Вопросы истории Казахстана и Восточного Туркестана», а затем, переведенную на английский язык и изданную, в журнале «Центральноазиатское обозрение» под названием «Восстание в северозападном Синьцзяне, 1944-49». Н. Н. Мингулов[3].

Более в советской историографии научных исследований о казахах, проживавших за пределами СССР, не было, не считая статьи С.И. Брука об этническом составе народов, проживавших в Синьцзяне в 1950-е гг., с приведением статистических данных, и статьи Г.П. Сердюченко, посвященной классификации языков народов Китая, в которой также приводятся данные о численности казахов на 1953-1954 гг., извлеченные автором из Первой всекитайской переписи населения 1954 года.

Несмотря на запретность данной темы, некоторые советские и казахстанские историки исследовали, в той или иной связи, вопросы, имевшие отношение к отдельным историческим причинам, послужившим отправной точкой для возникновения казахской ирреденты, например, в Китае, а затем волею судьбы и крупномасштабных миграций ставших диаспорой в других странах мира. Одной из таких научных разработок стало изучение истории международных отношений в Центральной Азии в XVII-XVIII веках.

Историографию проблем непосредственно по истории возникновения и современного развития казахской диаспоры берет свое начало вследствие эмиграции казахов из Синьцзяна в 1930-1950-х гг., а затем уже в Индию и Пакистан, Турцию и уже потом миграции в Европу и Америку.

Анализируя и систематизируя труды по проблемам истории возникновения и современного развития казахской диаспоры, Г.М. Мендикулова, предлагает разделить их на 6 этапов.

К первому этапу относятся материалы русских и зарубежных географов, ученых, путешественников, в чьих трудах можно найти сведения о казахах, проживавших в странах Востока до 1950-х гг.. Существенный вклад внес, исследователь Сибири и Средней Азии Г.И. Спасский, который сделал обстоятельное историко-этнографическое описание основных казахских этнотерриториальных объединений. Значительные сочинения по истории и этнографии казахов были созданы историком-востоковедом, почетным членом С.-Петербургской АН В.В. Вельяминовым-Зерновым. В главном труде Вельяминова-Зернова "Исследование о касимовских царях и царевичах" содержатся обширные исторические сведения о казахах.

Огромное значение для исторического и этнографического изучения Казахстана и Средней Азии в этот период имели труды Чокана Валиханова. Валиханов. Чокан Валиханов собирал казахский фольклор, изучал сведения о верованиях и обычном праве казахов. Наиболее древние и устойчивые корни казахского менталитета нашли отражение в ряде его исследований, в частности, в статьях "Следы шаманства у киргизов (казахов)", "О мусульманстве в степи". Устному народному творчеству казахов посвящены статьи "Предания и легенды большой Киргиз-Кайсацкой орды", "Очерки Джунгарии" и другие[4].

Второй этап характеризуется работами советских ученых, в которых рассматривались лишь отдельные вопросы истории казахов, проживавших за рубежом. Одной из причин отсутствия в советской историографии комплексных трудов, посвященных казахской диаспоре и ирреденте, являлся идеологический запрет на научную разработку данной проблематики в СССР. Другой важнейшей причиной практически отсутствия научных исследований по теме являлась малочисленность источников в архивах СССР, проблематичность научных командировок советских ученых в зарубежные страны, где сосредоточены документы по истории казахской диаспоры из-за "жесткой" табуированности данной проблематики.

К третьему этапу относятся научные изыскания западных ученых в 1950-1960-е гг., т.е.  сразу после трагических событий в Синьцзяне, Тибете, Индии и Пакистане; материалы социологических исследований немецких ученых, проводившихся в лагерях и первых поселениях казахских политических беженцев из Восточного Туркестана (Синьцзяна) в Турции в данный период, а также исследования казахских поселений в Анатолии турецким учеными в 1960-х гг..

Четвертый этап характеризуется выходом ряда исследований и мемуаров, написанных казахами: или самими участниками трагических событий Восточном Туркестане (Синьцзяне) или их родственниками. Значимость этих монографий и мемуаров для исследований, а в большей степени для самих казахских политических беженцев из Восточного Туркестана (Синьцзяна) огромна и бесценна. Особенностью всех этих книг является пронизывающая боль, незаживающая рана от потери "золотой колыбели родной земли".

К таким относится монографии Бекмахановой Н.Е. «Формирование многонационального населения Казахстана и Северной Киргизии», написанная в 1980 г. Данная монография имеет большое значение для расширения источниковой базы историко-этнографических исследований территории Казахстана.

К пятому этапу можно отнести монографические исследования западных историков, этнологов, изучавших историю и современное развитие казахских обществ в России, Китае, Турции, Швеции в 1970-1990-х гг.

Например, А.Т. Толеубаев одним из первых среди казахстанских этнологов занимался изучением этнографии Казахской диаспоры. В 1984,1985 годах им были организованы две крупные экспедиции в Оренбургский и Астраханский области РСФСР. По результатом этих и последующих полевых, архивных  исследований  совместно  с  докторантом  Д.Б.  Ескекбаевым  им  выпущены  монография «Казахи Южного Приуралья» и подготовлена книга «Астраханские казахи»[5].

Также в работе Н.М. Фролкина «Трудовая иммиграция во Франции в новейшее время» автором были раскрыты проблемы и причины трудовой иммиграции казахов во Францию. Существенный вклад в данный период содержится в монографии Н.Н. Ксендзыка «Турецкая трудовая иммиграция в странах Западной Европы (1970-1980 гг.)» рассматривает причины возникновения иммиграции из Турции в Западную Европу.

Шестой этап характеризуется трудами казахстанских ученых историков, философов, демографов, социологов и др., получивших возможность исследовать данную проблему только в период независимости. Первым научным исследование в казахстанской историографии проблем казахской диаспоры стала монография Г.М. Мендикуловой «Исторические судьбы казахской диаспоры. Происхождение и развитие» опубликованная в 1997 г. В своих работах автор рассматривает различные аспекты процесса исторического формирования и современного развития казахской диаспоры и ирреденты. Данная работа является фундаментальной в данной области. В 2006 оду выходит ее работа «Казахская диаспора: история и современность», еще один огромнейший вклад, который восполняет «белые пятна» в истории современного Казахстана, и если учитывать статистику, по которой за переделами РК проживают около 5 млн. казахов, что составляет около 34% от всего числа коренного населения Казахстана. При условии падения уровня деторождаемости, факт возвращения хотя бы 2 млн. казахов, а это 12,1% от всего числа населения Республики Казахстан, важен Астане как демонстрация мировому сообществу, что в Казахстане происходят интеграционные процессы, связанные с нормализацией социально-экономической ситуации в Республике[6].

Одной из последних работ по данной проблеме в городе Алматы Всемирная ассоциация казахов презентовала коллективный научный труд «Казахская  диаспора  и  репатриация.  1991-2012».  Авторы издания – кандидат исторических наук Кулгазира Балтабаева, первый заместитель председателя Всемирной ассоциации казахов Талгат Мамашев, доктор исторических наук Жарас Ермекбай  и кандидат философских наук Айтбала Баймагамбетова.

Характерной чертой современности в рамках глобализации мира становится усиление миграционных потоков. Если в 1960 г. во всем мире насчитывалось 75,5 млн. человек, проживающих вне страны своего рождения, то в 2000 г. – 176,6 млн., а в конце 2009 г. их стало уже 213,9 млн. Согласно  оценкам экспертов ООН, в настоящее время каждый 35-й житель земного шара является международным мигрантом, а в развитых странах – уже каждый десятый[7].

На сегодняшний день, когда в зарубежных странах идут нескончаемые войны, этнический фактор, как фактор консолидации, приобретает все большее значение в межгосударственных отношениях, проблемы диаспоры приобретают масштабный характер. 

 

  1. Назарбаев Н.А. В потоке истории.  Алматы: Атамура. 1999 г,. – С. 286. 2  Brubaker R. The “diaspora” diaspora //Ethnic and racial studies. N.Y., 2005.
  2. Мендикулова Г. М. Исторические судьбы казахской диаспоры. Происхождение и развитие. – Алматы: Гылым. 1997 г. – С.
  3. Кусаинова А. Дороги, унесенных ветром. – 30. 11. 2000г. режим доступа: www.navigator.kz 5 Толеубаев А.Т. биография. 10.05.2011, режим доступа: http://www.kaznu.kz/
  4. Сейдин Н. Б. Казахи за рубежом как объект национальной политики. 03.01.2003 г. режим доступа: http://www.centrasia.ru/
  5. Trends in total migrant stock: The 2005 revision //http://esa.un.org/migration
Год: 2016
Город: Алматы
Категория: История