Политические репрессии в южном Казахстане периода перехода политике сплошной коллективизации

Наиболее крупной акцией в проведении курса на внесудебные экономические репрессии стала реализация в регионе постановления о конфискации и выселении крупнейших байских хозяйств и полуфеодалов. Проект декрета по данному вопросу рассматривался на объединенном заседании «Казакского Центрального Исполнительного комитетеа У1-го созыва и Казакского Совета народных Комиссаров» 27 августа 1928г. по докладу Нурмакова.

Автор в статье на источниковой базе показывает, что оговоренная в декрете цифра – 700 крупных хозяйств, конечно-же не могла решить задачу «парализовать влияние» при относительной малочисленности населения КАССР такое количество хозяйств подлежащих конфискации могли лишь стать прецедентом к более масштабным массовым экспроприациям на селе и в ауле. 

Наиболее крупной акцией в проведении курса на внесудебные экономические репрессии стала реализация в регионе постановления о конфискации и выселении крупнейших байских хозяйств и полуфеодалов.  Проект  декрета  по  данному  вопросу  рассматривался  на  объединенном   заседании «Казакского Центрального Исполнительного комитетеа У1-го созыва и Казакского Совета народных Комиссаров» 27 августа 1928г. по докладу Нурмакова. Применительно к региону упомянутый Декрет предусматривал, в частности его нераспространение на «хлопководческие районы бывшей Сырдарьинской губернии.» Такое исключение, вероятно, было особым военно-стратегическим и экономических значением хлопка как сырья для текстильной и пищевой промышленности. Произвольно устанавливаемые нормы определения скотоводов как баев и /или/ полуфеодалов, по количеству скота в переводе на крупный не учитывали другие факторы – применение наемного труда, приоритетное владение земельными угодьями – пастбищами, сенокосами и т.д. Декрет предусматривал конфискацию всего имущества связанного с сельским хозяйством»...в чем бы оно не заключалось и где бы оно не находилось... за исключением необходимого для ведение трудового  хозяйство  минимума скота и сельхозинвентаря».(1) Распоряжение конфискованным имуществом предусматривало, « урегулирование платежных обязательств по отношению к батракам и бедноте», передаче бедняцким хозяйствам коренного населения, создание на его основе при достаточной экономической силе, колхозов.  В  директивах  по  проведению  конфискации  отмечалось  ее  самостоятельное  значение – «единовременное мероприятие, долженствующее в кратчайший срок парализовать влияние полуфеодальной байской верхушки аула... наступление на кулака и бая является длительным мероприятием, которое должно проводиться на основании НЭПа путем напряженной борьбы батрацко – бедняцких и середнящих слоев против кулаков и баев».(2) Оговоренная в декрете цифра – 700 крупных хозяйств, конечно-же не могла решить задачу «парализовать влияние» при относительной малочисленности населения КАССР такое количество хозяйств подлежащих конфискации могли лишь стать прецедентом к более масштабным массовым экспроприациям на селе и в ауле.

Согласно директиве «конфискация направлена не против баев вообще а против того типа бая, который своим влиянием в ауле поддерживает патриархальшину, и остатки полуфеодализма, и родовых отношений».

Устанавливаемый порядок конфискации предусматривал определенные ограничения. Так подчеркивалось, что конфискации не подлежали предметы домашнего обихода не входящие в состав принадлежности к сельскому хозяйству, а также предметы питания. Саму акцию предполагалось провести традиционно, в сжатые сроки – 1 – е сентября публикация Декрета, а уже 1 – го ноября весь процесс включая выселение должен был быть завершен.

В Сырдарьинский округ в качестве краевого уполномоченного направлялся У.Исаев, в то время председатель СНК КАССР. Общее количество конфискуемых по округу хозяйств составляло 80 по первой категории, то есть «крупнейшие баи-полуфеодалы», и по второй категории, 9 хозяйств «лиц ранее принадлежавших к привилегированным группам, связанных с антисоветской деятельностью. По Кызылординскому округу, к тому времени выделившемуся из состава Сырдарьинской губернии предусматривалось соответственно конфискация 35 и5 хозяйств. Характерно, что 80 хозяйств по Сырдарьинскому округу были самой большой группой среди других округов республики, а вместе с Кызылординским округом составлял соответственно 115 и14 хозяйств, 18,4% от общего количества, распределяемого на 12 округов республики. Стремление провести конфискацию в предельно сжатые сроки, в том числе и по причинам недопущения возможности принятия контрмер со стороны владельцев хозяйств предполагало на местах, создание комиссий содействия набираемых на общих собраниях бедноты и батрачества, окончательно список утверждался Крайкомам ВКП /б/ . Распределение конфискованного скота должно было исходить « ...из того чтобы обеспечить лощадь безлощадному, корову безкоровному / то же с верблюдом/, что же касается мелкого скота , то целесообразно исходить из цифры в 10 баранов на отдельное хозяйство /не получившее крупного скота/.(3) Подчеркивалось, что конфискованное имущество не должно было передаваться родственникам и друзьям бая, а также не допускалось «получение скота работающими в советском или партийном аппарате », считалось что «, Окружкомы должны обеспечить недопущение каких бы то ни было привилегий в отношении партийцев».(4)

Реальное осуществление конфискации в районах Кызылординского округа с самого начало вступало противоречия с директивой Казкрайкома ВКП/б/. Заседание комиссии «По выселению и конфискации имущества крупных баев сохранивших полуфеодальные, патриархальные и родовые отношения в ауле» в Аральском районе отметила, что не был своевременно составлен список конфискуемых хозяйств. Комиссия отметила «трудные условия работы по конфискации в районе территориальная разбросанность, дальность местонахождения баев, отсутствие юридического оформления о разделе байского имущества, запутанность этого вопроса». Далее отмечается: «Отсутсвует достаточно четкое разрешение вопроса о разделе байских хозяйств, что послужило неправильной конфискации скота родственников баев... ».(5) Отмечались также «... наличие большого расхождения между контрольными цифрами преподанным уполномоченным по конфискации с действительным наличием скота у баев. Это явилось следствием того, что во время учета скота в одно хозяйство включались все родственники бая...». Имел место случай внесения в список лиц не проживающих в данном районе, родственнику же бая подлежающего крнфискации скот был возвращен. В Казалинском районе так же на заседании комиссии предлагалось создовать в аулах комиссии содействия из числа бедноты, которым вменялось в обязанность «... выявить байство, аткаминерство и социально вредный элемент..., выявить скрытие скота и другого имущества байства... земельные и сенокоснопахотные угодия».(6) В Чиилийском районе при активном участии аульной бедноты выдвигались к конфискации также баи и аткаминеры «вредные для бедноты и советизации аула», хотя они по инструкции конфискации не подлежали. Всего в районе подвергались конфискации 3 чел., в том  числе 1 по второй группе «как аткаминер и группировщик среди аула». Характерно, что количество скота у баев определяется как должное быть, но не как реально зафиксированное. Приведенная таблица конфискованного имущества включает юрты, ковры, кошмы, что не допускалось декретом и директивами.(7) Далее в документе отмечается, что «Конфискованный скот баев распределен следующим путем: самим баям по 16 голов в переводе на крупный, существующим 4 – м артелям 181 гол. В переводе на крупный, из них 450 баранов и 150 коз, а остальой крупный скот, т.е. верблюды, лошади и рогатый скот... между артелями. Остальной конфискованный скот распределен на 105 батраков и бедняков... на каждого хозяина по 5 голов в переводе на крупный и так же по 6 голов». Характерным является то обстоятельство, что нередко конфискуемый скот находился за сотни и даже тысячи верст от стоянки аула и тем немение был вероятно частично конфискован с учетом трудностей его нахождения в полупустынной и пустынной местности.(8) В числе недостатков и ошибок в проведении кампании на заседании секретариата Кзылординского Окружкома ВКП/б/ отмечались «…несвоевременность в высылке конфискованных крупных баев, промедление в распределении конфискованного скота» в Кармакчинсском районе, далее отмечалось что в районе создалась «обстановка благоприятствующая конфискованных баям для проявления ими своей активности, которая фактически выражалась в составлении приговоров от имени бедняцкой части населения / то есть включение в список конфискуемых хозяйств/ оказавшихся ложными за исключение одного хозаула / в приговорах фигурируют 6 – летний мальчик, больные находящиеся в отлучке вне аула, а также ведение агитации «имевшей в некоторой степени дезорганизующеевлияние на психологию массы»/

.(9) Соответствующим образом, наказующие меры предусматривали. «Весь материал в отношении тов. Караходжаева – председателя РИК а и других партийцев, проявивших халатное  отношение к делу  конфискации  и  замеченных  в  том  или  ином  неблаговидном  деянии  передать  ОкрКК  для привлечения к партийной ответственности. Предложить Облпрокуратуре в срочном порядке начать судебное расследование в отношении лиц, являющихся инициатором и застрельщиками, в составлении ложных документов и собрании подписей…».(10) Интересно обращение к прокуратуре по вопросам расследования в свете того, что в ходе самой конфискации представителям прокуратуры предоставлялось лишь право совещательного голоса среди всех членов районных комиссий и комиссий содействия. В отношении привлечения к партийной ответственности проявлялось также исключительная оперативность – так Окружная контрольная комиссия затребовало предоставить материалы «по делу халатного отношения и искривления линии по проведению конфискации имущества баев» и предложила «… выслать весь материал … по делу Пред РИКа Караходжаева» уже через 10 дней после заседания Секретариата.(11)

Пристальный контроль за ходом компании по конфискации байских хозяйств осуществлял Кзылординский окружком партии направивший на места 24 своих уполномоченных. Отмечался факт недостаточности проведенной разъяснительной работы и вызванной этим дестабилизации обстановки в аулах – «…наблюдались случаи большого притока скота на рынок, являющиеся результатом … боязни значительной части трудовых, главным образом, середняцких масс незнанием – подпадают ли они под действие закона». В этом же смысле интересен факт того, что «…артели возчиков перевозящие грузы со станции Джусалы в Карсакпай разбежались по аулам из-за боязни не подпадают ли они под действие декрета о конфискации …».(12) Приведенные примеры показывают, что середняцкие массы имевшие непростой опыт периодов продразверстки, усиленного налогооблажения не хотели верить, что декрет касается лишь утвержденного количества и объявленного списка хозяйств, но не имеет массового характера. Отмечая работу Аральского райкома, окружком подчеркивал, что в ходе реализации декрета увязывалось и работа по решению других проблем. «При снабжении батраков и бедняков конфискуемым скотом использовать их настроения … на организацию колхозов и совхозов. Привлечь бедноту и батрачество к выявлению случаев укрытия скота в ходе учета объектов обложения». (13) Сюда же подключались вопросы призывав в ряды Красной Армии, организации работы с жалобами и запросами, «разъяснение важности и значения покупки облигаций 2 – го Займа индустриализации».

Активная пропагандистская работа может быть охарактеризована на примере Терень – Узякского района. «…Массу взбудоражили, их внимание целиком в данное время сосредоточено вокруг кампании и закона о конфискации. Бедняцкая масса везде идет встречной волной к правительственному мероприятию, проявляет большую инициативу и активность. Почти все бедняцкие собрания поднимают вопрос о своих баях и аткаминерах совершенно по своей собственной инициативе и выносят единодушное твердое решение о дополнительном включении их в список подлежащих конфискации  и  выселению».  В  других  районах  и  по  округу  в  целом  выдвигались  аналогичные  требования: «Подвергнуть конфискации не только крупных баев, но и всех аткаминеров и писарей бывших управителей». Так же нередко «батраки служившие у богатых баев, в деле обнаружения укрытого скота принимают самое активное участие». Отмечается и «крупный факт, характеризующий активность батрачества и бедноты, это заготовка ими в ауле № 3 сена сверх потребного количества,  надеясь на могущий быть выделенный на их долю скот из числа конфискованного /Кармакчинский район/».(14) Подобная активность беднейших слоев казахского аула, равно как и переселенческой деревни объясняется не только и не столько эффективностью «разъяснительной работы». Ее корни лежат гораздо глубже, в исторической ментальности – за многовековое существование крестьянских сообществ так и не сформиравался ни в ауле ни в деревне признанный всеми институт частной собственности, иммунитет к любым призывам на его посягательство. Гораздо более были понятны и легко восприимчивы такие действия как поджечь хозяйство кулака – «мироеда», или угнать скот у«зажравшегося бая».

Позиции же середнячества в силу отмеченной уже боязни оказаться в списке конфискуемых, дополнялись тем, что: «…середнячество занимает выжидательную позицию и молчит, участвует в собраниях бедноты в общем относясь сочуственно/ Кармакчинский район/.(15) В других случаях и местностях отмечалось, что середняки выступая на собраниях бедноты говорили: «баи приносят не мало вреда для хозяйства середняка захватывая лучшие пастбища и сенокосные угодия и своим родовым влиянием всячески используют середняка для осуществления своих личных интересов. Два середняка в аулах № 2 и № 4 совершенно добровольно вошли в комиссию содействия и отправились на верблюдах совместно с бедняками в Кустанайский округ для доставления байских хозяйств подлежащих конфискации».(16) «Выжидательность» и «молчание» середняков может быть  пояснено их более взвешенным отношением к собственности, пониманием того, что для ее создания и накопления прилагается труд целых поколений. Участие же их в акциях бедноты и батрачества  скорее подходит на стремление устранить конкурентов, воспользоваться их реальным ослаблением. В качестве иных причин «недостаточного участия середняков в кампании» в документе объясняется  так: «… большинство середняков все еще не вернулось из кочевок, во вторых кампания совпала с периодом горячих полевых работ – уборка хлеба, заготовка сенофуража …. поэтому середняки, как более перегруженные работой в своем хозяйстве, чем остальные не могли принять участие в различных собраниях».(17) Соответствующим образом «более свободные», то есть не имеющие собственности и хозяйства бедняки и батраки проявляли удивительную решимость в содействии конфискации. 10 батраков членов комиссии содействия вместе с уполномоченными выехали в КзылКум за скотом двух баев. Комиссия должна будет проехать не менее 1.600 верст степью. /Кзылординский район/. …Часть членов комиссии содействия аула № 7 /Терень – Узякский район выехали за доставление части хозяйства бая, находящегося на литовке в 200-300 верст от аула. … Комиссия содействия аула №20 того же района выехали к летовке в 300-400 верстах от аула.(18) В данных случаях очевидны такие обстоятельства, как невозможность установить реальное количество скота, как и невозможность перегона без потерь на большие расстояния при незнании точного маршрута кочевки, местонахождения водопоев, расходы на содержание экспедиции и неизбежные потери скота при доставке его к районным центрам.

Позиция самих баев, хозяйство которых подлежало конфискации основывались на разработке и осуществлении контрмер с целью сохранить, полностью или хотя бы частично принадлежавший им скот, или что было более предпочтительным скрыть истинное количество скота и тем самым не попасть под действие декрета».(19) Одной из форм укрытия скота – дробление хозяйства по существующим и не существующим родственникам /Карсакпайский, Терень – Узякский и Кармакчинский районы/. «Бай КонтаевРахмет имеет 1700 голов крупного и 1190 мелкого скота. Сыну его удалось скрывать некоторое количество скота, был задержан при переброске в Каракум 14 лошадей, 38 верблюдов и 165 баранов». Другой бай Кзылординского района скрыл подлинное количество, но при содействия бедноты в степи были найдены принадлежащие ему 300 лошадей, 50 коров и 600 баранов.(20)

Итоговые результаты проведения конфискации в Кзылординском округе окружной организацией ВКП определялись в различных аспектах. «Парторганизация на местах добилась широкой политической мобилизации батрачества и бедноты и успешно повела их за собой…» что выразилось «…в массовым вступлении в партию … в добровольном участии в комиссиях содействия, энергичного наступления бедноты против своих баев, отсюда в значительной степени ослабление родовых отношений».

Ход кампании и ее результаты определялись как своевременное отмечалось правильность линии Крайкома по отношению к аулу.

Распределение конфискованного скота «…. дало значительный экономический эффект, осуществляя лозунг партии – осереднячивание аула», одновременно освобождая бедноту и середняков от экономической зависимости и политического влияния полуфеодальной байской верхушки, и способствуя развитию производительных сил аула, к экономическому подъему хозяйства бедняцкосередняцких масс и создавали условия, облегчавшие процессы социалистического переустройства аула.(21) Приведенные оценки и выводы представляются чрезмерно преувеличенными по целому ряду обстоятельств. Конфискация собственности байских хозяйств базировалась на неверном понимании собственности как юридической функции – механически, силовыми методами осуществлялась перемена собственников не затрагивая всей полноты отношений собственности как владения, пользования и распоряжения. Первая функция – владение – относительно легко была реализована передачей того или иного количество голов скота батракам, беднякам и пока еще маломощным, не имеющим опыта организации сельскохозяйственного производства колхозам – сельхоз артелям. Функция пользования предполагало немедленное использование, как минимум части скота на нужду потребления как самих собственников так и интересов государства. Часть полученного скота немедленно шла на убой без особых забот о необходимости воспроизводства поголовья скота, в особенности в расширенном варианте – наличие необходимого фуража, сельхоз-построек, инвентаря и просто навыков ведения самостоятельного или коллективного хозяйства. Обнаруживался и другой аспект реализации функции пользования – так как скот беднотой и артелями был получен на основании решений местных партийных и советских органов, то последние  получали фиктивное в юридическом отношении право на вмешательство в конкретное ведения хозяйства. Так сразу же  после распределения скота последовали указания о немедленном проведении стрижки баранов в целях погашения задолженностей по сельхозналогу как самих баев так и других социальных групп. Ситуация усугублялась тем, что проведение такой меры в конце осени неизбежно обрекало стадо как бедняков так и артелей на гибель в условиях надвигавшейся зимы. Функция распоряжения вообще не предусматривалась – полученный скот нельзя, конечно же, было продать, передать в пользование на договорных отношениях различного типа. Убежденность в «осереднячивании аула», понимаемая как механическое преставление поголовья скота в течение сентября – ноября 1928 г. никак не может считаться глубинным социальном преобразованием. В столь сжатые сроки социально-экономические изменения произойти не могут, по самым различным причинам, например, социально-психологического характера осознание себя как собственника, владельца является гораздо более длительным процессом.

 

  1. ГА КО, ф.1, оп. 2, д. 43, л.13.
  2. Еyбекші yазаy. -1928, yараша – 5 №
  3. Архив Акима Кзылординской области (далее АА КО) ф.6, оп. 1, д.13, л.л. 40-41 4 АА КО ф.2, оп.2,  д.1, л.173
  4. АА КО ф. 2, оп.2, д.1, л.172
  5. ГА КО ф.2, оп. 2, д. 1, л. 172
  6. ГА КО ф.2, оп. 2, д. 1, л. 5
  7. ГА КО ф.2, оп. 2, д. 1, л. 52-63
  8. ГА КО ф.2, оп. 2, д. 1, л. 23-24
  9. ГА КО ф.2, оп. 2, д. 1, л. 24
  10. ГА КО ф.2, оп. 2, д. 1, л. 26
  11. АА КО ф. 6, оп. 1, д.13 , л 43
  12. АА КО ф.6 , оп. 2, д.18 , л.л. 46-47
  13. АА КО ф.6 , оп.2 , д.18 , л.л. 48-49
  14. АА КО ф.6 , оп.2 , д.18 , л 50
  15. АА КО ф.6 , оп.2 , д.18 , л.л. 51-52
  16. АА КО ф. 6, оп.2 , д.18 , л. 53
  17. АА КО ф.6 , оп.2 , д.18 , л 54
  18. АА КО ф.6 , оп.2 , д.18 , л 55
  19. АА КО ф.6 , оп.2 , д.18 , л 56
  20. АА КО ф.6 , оп.2 , д.18 , лл 57-58
Год: 2016
Город: Алматы
Категория: История
loading...